Классическая эпоха была вершиной развития эллинской культуры, ее науки, литературы и театра, скульптуры и архитектуры. На основе рабовладельческого способа производства, бывшего крупным шагом вперед по сравнению со способом производства эпохи распадавшегося родового строя, в условиях быстрого роста производительных сил греческого рабовладельческого общества, с особенной силой и яркостью развивались материалистическое мировоззрение в наивно диалектической форме и реалистическое искусство. 
Напряженная политическая жизнь греческих полисов и особенно Афин вызывала интенсивную творческую деятельность свободных граждан греческих городов и насыщала ее богатым социальным содержанием. Отражение первого нападения персов на Грецию и патриотический подъем, вызванный дальнейшей борьбой за независимость; образование союза многих греческих полисов, присоединение к нему ионийских городов, до той поры подчиненных Персии; укрепление Афин, пострадавших в войне с персами; возникновение и распад Делосского союза; беспрерывное соперничество Афин и Спарты; расцвет рабовладельческой демократии и ее борьба с родовой аристократией; ликвидация многих родовых пережитков, например, Ареопага; регулярные народные собрания, решавшие вопросы простым поднятием рук или тайным голосованием; быстрое развертывание судебного аппарата и его деятельности и прочих элементов государства — все это так или иначе становилось содержанием разных отраслей искусства и находило для себя соответствующую форму. 
Такое искусство правдиво; ему свойственны серьезность, естественность, художественная простота; оно стремится познавать сущность общественной жизни и окружающей человека природы, и потому оно не эмпирично, а склонно к широким и глубоким обобщениям. Такое искусство оптимистично и гармонично, потому что его создавал класс, уверенный в своих силах. Активная общественная жизнь этого класса рабовладельцев служила отличным условием для яркого выражения общественного начала в искусстве, а динамика сложной социальной жизни не позволяла этому искусству застывать в неподвижных, безжизненных формах. Формы классического греческого искусства при всей их традиционности так же разнообразны и подвижны, как и его содержание, что отчетливо обнаруживается как в развитии драмы от Эсхила к Еврипиду и Аристофану или скульптуры от Мирона к Фидию и Скопасу, так и в развитии архитектуры на протяжении V и IV веков до н.э.
В классическом зодчестве особенности породившей его эпохи сказались прежде всего в многообразном развитии архитектурно-строительной деятельности и в зрелости типов архитектурных сооружений, сформировавшихся на протяжении V и IV веков до н. э. и ярко отразивших конкретные исторические условия как общественной, так и частной жизни, а также характерные черты всей культуры и ее развития в период расцвета. 
Так, в развитии градостроительства и в зарождении градостроительной науки (регулярная планировка), в строительстве городских укреплений и сооружений общественного пользования сказался быстрый рост могущества греческих городов-государств. Укрепление рабовладельческого строя и, как следствие его, рост городов, привели к формированию нового типа городского рабовладельческого дома, размеры которого, так же как и его внутренняя организация, говорят о росте благосостояния значительной части рядовых членов рабовладельческой общины. Серьезные сдвиги в общественном производстве, связанные с тем, что рабский труд стал его основой, привели к развитию различных производственных и торговых построек (торговые ряды, специальные производственные и портовые сооружения, рабские ремесленные мастерские и др.). В то же время в архитектуре общественных зданий, впервые в истории выработавшей зрелые типы многих сооружений, с особой яркостью и полнотой отразились окончательная ломка пережитков общинно-родового строя, дальнейшее укрепление  рабовладельческого государства и обусловленные этим сдвиги во всех областях общественной жизни и идеологии. Здания для различных общественных собраний — булевтерий, экклезиастерий, мистериальные храмы, монументальные открытые театры и одейоны,  
пинакотеки (картинные галлереи), ипподромы и стадионы, палестры и гимнасии, лесхи (помещения для беседы — род античных клубов), пропилеи, открытые портики в общественных местах и здания для приезжих, бани, водоразборные сооружения или фонтаны — все эти типы сооружений, формировавшиеся по мере того, как складывались те государственные органы и общественные учреждения, для которых они были предназначены, красноречиво выражали в своей архитектуре общественный характер своего назначения. 
Как всякое искусство классового общества, греческое — даже в лучшем, классическом его выражении — тоже имеет свою отрицательную сторону в силу своей классовой ограниченности. Искусство античной Греции к тому же несло на себе следы «незрелых общественных отношений» (Маркс), только что вышедших из недр родового строя. 
Никогда греческая демократия не была всенародной; она зародилась и развивалась на основе ѳксплоатации класса рабов и в ожесточенной борьбе с ним, и это было мрачной оборотной стороной быта и культуры античного города-государства. 
Резкое различие существовало между парадными покоями дома рабовладельца и помещениями, предназначенными для рабов: казармы для рабов, занятых в копях, рудниках, каменоломнях, едва ли даже могли быть отнесены к жилищной архитектуре. Подобно классической скульптуре или драме, античная архитектура не ставила себе целью обслуживать рабов, которым обычно не было доступа в храм, гимнасии и другие общественные сооружения, или куда раб входил только в качестве лица,  сопровождавшего своего господина. 
Социальная ограниченность античной греческой архитектуры V—IV вв., однако, не должна служить основанием к тому, чтобы смотреть на нее, как на нечто, уже потерявшее ценность для нашего времени. 
Значение классической греческой архитектуры не исчерпывается тем, что она является ярким и правдивым отражением породивших ее конкретных социально-исторических условий; оно не исчерпывается и той важной ролью, которую сыграли созданные ею типы сооружений в дальнейшем развитии зодчества. Значение классической архитектуры определяется теми же идейными и художественными качествами, которыми отмечено все классическое греческое искусство. Эти высокие эстетические достоинства классической архитектуры, определившие художественное обаяние и жизненность ее образов и порожденные наиболее прогрессивными чертами в общественной жизни и в идеологии классической эпохи, с особенной силой выражены в сооружениях общественного назначения и прежде всего в храмах, занимавших главное место в строительной деятельности этого периода. В этих сооружениях, возводившихся всей рабовладельческой общиной (полисом) для общего пользования, наиболее ярко выразилось общественное начало, так резко отличающее греческую архитектуру от зодчества Древнего Египта. Открытый характер, естественность, простота и, вместе с тем, величественность и монументальность, гармоническая цельность и красота составляют основу художественного образа классических памятников, которые, несмотря на типическую обобщенность своей архитектуры, начиная с  середины V века до н. э., неизменно отмечены яркими чертами индивидуального характера. 
Все эти свойства воплощались в сооружениях главным образом посредством многообразного и мастерского применения ордерной системы, превратившейся в основное художественно-выразительное средство классической архитектуры. 
Художественные качества классического греческого зодчества проявились не только в его отдельных памятниках, но и в архитектурных ансамблях этого периода. На смену простому сопоставлению периптеральных храмов, рассчитанных на фронтальное восприятие (Селинунт), приходят более совершенные и сложные по замыслу ансамбли. Богатством и цельностью художественного замысла отличается композиция афинского Акрополя: строгое равновесие при отсутствии монотонной симметрии; поворот в три четверти главного здания ансамбля —  Парфенона; живописное построение панорам, рассчитанное на восприятие их зрителем — участником панафинейской процессии; противопоставление монументальному Парфенону небольшого изысканного Эрехфейона. При этом монументальная скульптура входила в ансамбль как весьма существенная часть открывавшихся перед зрителем панорам: первое, что бросалось в глаза вступавшим через Пропилеи на вершину холма, — огромная статуя Афины Промахос Фидия. 
Скульптура была неотъемлемым элементом большинства архитектурных композиций (как отдельных сооружений, так и ансамблей) этого периода, и этот синтез ваяния и зодчества является важной и характерной чертой классической греческой архитектуры. 
Маркс считает, что греческое искусство и эпос «в известном смысле сохраняют значение нормы и недосягаемого образца» в отражении «детства человеческого общества». 
И эта характеристика справедлива не только по отношению к классической драме или скульптуре, но и по отношению к классическому зодчеству, значение которого для нас определяется прежде всего его эстетическими качествами, а также теми архитектурными средствами и высоким мастерством, посредством которых эти качества были  воплощены в его памятниках. 
 
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы