Новейшая история Французские спецслужбы и «дело Дрейфуса»

Иванов А. А.

Осенью 1894 года французской контрразведкой (Вторым бюро Генштаба) было перехвачено письмо, адресованное германскому военному атташе в Париже полковнику М. Шварцкоппену. В нем содержался список секретных документов, предлагаемых неизвестным лицом для продажи немецкой разведке. Этот список получил название «бордеро» и в дальнейшем сыграл одну из главных ролей в обвинении Дрейфуса.

 

 

Слухи о том, что в недрах Генштаба работает германский агент к этому моменту ходили уже долгое время. Основанием для них служили факты исчезновения секретных мобилизационных планов французской армии и текстов франко-русского военного союза, но до обнаружения «бордеро» ничто не указывало на Дрейфуса, как на потенциального шпиона. В перехваченном письме Шварцкоппену предлагалось купить чертежи новейших артиллерийских орудий, не имевших аналогов в мире. Исходя из этого, контрразведчиками было сделано предположение, что шпион как-то связан с артиллерией.

С этого момента Альфред Дрейфус попал в круг подозреваемых, и этот круг стал постепенно сужаться вокруг него. Нередко Дрейфуса видели в сомнительных местах, он был известен, как любитель играть в карты, а главное – его родители жили на территории Эльзаса, вошедшего в состав Германии после 1871 года. Альфред часто навещал их, а значит, имел возможность поддерживать постоянный контакт с иностранной разведкой. Кроме того, в одном из писем итальянскому военному атташе полковнику Паниццарди Шварцкоппен назвал внедренного в Генштаб агента «мерзавцем Д.». Факты говорили не в пользу Дрейфуса. 

капитан Дрейфус Капитан Дрейфус

Однако все это были лишь косвенные улики. Прямых доказательств вины Дрейфуса в распоряжении контрразведки не было. Майор Д. де Клам, которому было поручено ведение предварительного следствия, составил доклад об одинаковой возможности, как виновности, так и невиновности подсудимого.

Первоначальный анализ почерка, которым было составлено «бордеро», также не дал однозначного ответа. Один из экспертов Второго бюро считал, что текст был написан рукой Дрейфуса, другой придерживался противоположной точки зрения, а по мнению третьего графолога автор «бордеро» сознательно искажал свой почерк, поэтому экспертиза никак не поможет установить его личность.

Тогда «бордеро» было передано группе независимых экспертов, среди которых был и основатель дактилоскопии А. Бертильон. Именно его убежденность в том, что текст был составлен именно Дрейфусом и никем иным, вопреки мнению остальных специалистов направила следствие по ложному пути. До выяснения всех обстоятельств дела Дрейфус был задержан.

Одновременно с этим в парижской газете «Свободное слово» была напечатана небольшая заметка, посвященная его аресту. В этой статье многие факты были искажены, поэтому у читателей изначально сформировалось неверное представление о сущности «дела». В частности, газета утверждала, что французский офицер-еврей уже сознался в измене и шпионаже. Авторство этой статьи по-прежнему вызывает споры среди историков, однако большинство ученых сходятся во мнении, что она была написана либо полковником Д. де Кламом, либо майором Второго бюро Ю. Анри. Последнее наиболее вероятно, если принять во внимание подоплеку «дела Дрейфуса».

Заключалась она в том, что Анри, впервые увидев знаменитое «бордеро», пришел к выводу, что этот документ мог быть составлен его приятелем майором Ф. Эстергази. Не желая, чтобы подозрение пало на небезразличного ему человека (а это могло произойти в случае оправдания Дрейфуса), опытный контрразведчик решил придать делу о шпионаже националистический характер. В дальнейшем его расчеты оправдались.

Начальник военной контрразведки полковник Ж. Сандер, не питавший особой симпатии к евреям вообще и Дрейфусу в частности, дал своим подчиненным задание любой ценой найти необходимые обвинению улики. Тем не менее, обыск в квартире Дрейфуса ничего не дал, а сам задержанный всячески отрицал любые обвинения в шпионаже. Будучи абсолютно уверены в виновности Дрейфуса, но не имея возможности доказать это законным путем, сотрудники Второго бюро решили попросту подделать необходимые им материалы.

Так в «деле Дрейфуса» появились сразу несколько сфабрикованных документов, главным из которых была очередная записка Шварцкоппена, адресованная Паниццарди. В оригинале она содержала следующий текст: «Если капитан Дрейфус не поддерживал с вами сношений, было бы хорошо дать официальное опровержение, чтобы избежать комментариев прессы». А вот, переработанный контрразведчиками вариант: «Д. арестован. Предосторожности приняты. Агенты оповещены». Более не надеясь на обнаружение реальных доказательств, Сандер передал дело в суд. 

процесс Дрейфуса Процесс Дрейфуса

Заседание началось 19 декабря 1894 года в Парижской ратуше. Адвокат Дрейфуса Деманж выстроил защиту главным образом на очевидных противоречиях дела и отсутствии у обвиняемого мотивов преступления. Судьи стали склоняться к оправданию Дрейфуса, но в этот момент эффект статьи в «Свободном Слове» достиг своего апогея. Резонанс во французском обществе был невероятно силен. По словам известного журналиста Э. Золя, большая часть французов считала, что «самая суровая кара будет слишком мягкой для предателя». В такой ситуации, боясь навлечь на себя гнев общественности, суд вынес обвинительный приговор. Дрейфус был разжалован и приговорен к пожизненной каторге на Чёртовом острове близ Французской Гвианы. Казалось, что «дело Дрейфуса» успешно завершено, но в действительности оно только набирало обороты.

В июне 1895 года после смерти полковника Сандера от отравления Второе бюро возглавил 41-летний подполковник Ж. М. Пикар. Он также как и предшественник недолюбливал евреев, но по стечению обстоятельств именно ему суждено было сыграть важную роль в пересмотре «дела Дрейфуса». Меньше чем через год после назначения на новый пост в руки Пикара попало письмо Шварцкоппена, адресованное майору Эстергази. Проведенное контрразведчиками расследование показало, что Эстергази проявлял необычайный интерес к секретным документам о новейшей французской артиллерии. К тому же, он постоянно страдал от нехватки денег и, следовательно, вполне мог продавать Шварцкоппену французские военные разработки. А после сверки почерка Эстергази с текстом «бордеро» у Пикара отпали все сомнения в его виновности. Итак, неуловимый германский агент, которого так долго пыталось арестовать Второе бюро, был обнаружен. Отсюда вполне закономерным становился вопрос о судьбе Альфреда Дрейфуса.

Пикар предложил начальнику Генштаба генералу Ш. Буадефру провести повторное судебное разбирательство в свете открывшихся фактов, но эта инициатива не встретила у того одобрения. Причина такого поведения генерала была вовсе не в его гипотетическом антисемитизме, а в том, что вскрытие ошибочности осуждения Дрейфуса могло привести к отставке Буадефра. Французская армия всегда считалась одной из сильнейших в Европе, но поражение во франко-прусской войне 1871 года нанесло сильный удар по ее репутации в глазах собственных граждан. Очередной скандал, вызванный пересмотром приговора Дрейфусу, мог привести к непредсказуемым последствиям.

В итоге упорствовавший в желании пересмотреть «дело Дрейфуса» Пикар был снят с должности начальника контрразведки и направлен для прохождения службы в Алжир. Затем его вовсе уволили из армии и, обвинив в намерении «при помощи интриг заменить Дрейфуса другим обвиняемым», заключили под стражу в форте Мои Валери. Подобные случаи в истории спецслужб далеко нередки – необычен тот факт, что за Пикара вступились такие видные общественные деятели как Ж. Клемансо и А. Франс. Они же возглавили и движение «дрейфусаров» в защиту Альфреда Дрейфуса. Это движение разрасталось и набирало силу по мере того, как попытки военных властей «замять» пересмотр «дела» становились все активнее. Апогеем этих попыток стало оправдание майора Эстергази военным судом в январе 1898 года, несмотря на добытые Пикаром доказательства его вины.

Одновременно с этим во Франции оформилось и националистическое движение «антидрейфусаров». По Парижу, Нанту, Бордо, Марселю и другим городам прокатились еврейские погромы. Франция впала в кризисное состояние, сравнимое с преддверием гражданской войны. Этот раскол затронул и армейские ряды. В военном министерстве были введены секретные личные карточки на офицеров с отметкой о политической благонадежности, начались административные увольнения в отставку и ничем не объяснимые повышения по службе.

Судьба Дрейфуса отныне зависела не от наличия или отсутствия доказательств в его деле и не от качества работы контрразведывательной службы, а от силы влияния той или иной общественно-политической группировки. В результате дело, зародившееся в рамках Генерального Штаба, было вынесено на суд общественности.

В ходе долгой политической борьбы, не имевшей ничего общего с деятельностью спецслужб, успех оказался на стороне «дрейфусаров». Помощь в этом им оказал Ю. Анри, ставший после ареста Пикара начальником Второго бюро. Он признал факт подтасовки контрразведчиками некоторых материалов «дела Дрейфуса», что и послужило главным толчком к его пересмотру. В начале марта 1899 года кассационный департамент вынес постановление о пересмотре «дела Дрейфуса». 7 августа в Ренне военный суд признал Дрейфуса виновным при смягчающих вину обстоятельствах, но и этот приговор был впоследствии пересмотрен. Капитан Дрейфус был оправдан и вновь допущен в армию на должность батальонного командира. Вместе с ним оправдали и выпустили на свободу подполковника Пикар, а Д. де Клам наоборот был подвергнут тюремному заключению за фабрикацию улик.

Что касается Второго бюро, то после завершения «дела Дрейфуса» эта организация стала еще более закрытой, чем раньше. Недовольство общественности поведением контрразведчиков во время борьбы «дрейфусаров» и «антидрейфусаров» привело к уменьшению финансирования Второго бюро, сокращению его штатов и колоссальному падению авторитета. Таким образом, вмешательство органов по борьбе со шпионажем в политический конфликт дорого обошлось сотрудникам контрразведки.

Литература

1. Букар Р. За кулисами французской и германской разведок. – М., 1943.
2. Звонарев К. К. Агентурная разведка. В 2-х т. Т. 2. – Киев, 2005.
3. Игнатьев А. А. Пятьдесят лет в строю. – М, 1986.
4. Крайнова Д. Е. Дело Дрейфуса. // Новая и новейшая история. 2007. №1.
5. Янг И. «Дело Дрейфуса» и его последствия для французской секретной службы. – Кишинев, 1994.
6. Chapman G. The Dreyfus Case: A Reassessment. – London, 1955.
7. Johnson D. France and the Dreyfus Affair. – New-York, 1966.
8. Shirer W. L. The Collapse of the Third Republic. – New-York, 1969.

Автор: Иванов Андрей Александрович, преподаватель Мурманского института экономики Санкт-Петербургской академии управления и экономики. bishop-1985@list.ru



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы