История и современность Ниндзя-шпионы Средневековья

Пухальский С.В.

      История ниндзя скрыта во тьме веков. Поэтому не удивительно, что сегодня все больше появляется материалов, связанных с различными ее сторонами. Японское телевидение, фильмы и комиксы обыгрывают мистическую природу ниндзя; они рисуют нам суперменов, применяющих оккультные силы для достижения своих целей. Множество англоязычных изданий, посвященных ниндзя, ограничиваются описанием боевых действий и шпионажа ниндзя и пренебрегают духовной стороной этих людей, которые вошли в историю как элитарные воины средневековой Японии.
     Иероглиф Нин Знание подлинной истории ниндзя представляет интерес для каждого в нашем обществе. В переполненных городах с их обезличивающей администрацией, ее компьютерами, проникшими в наш быт, с фирмами, правительством и промышленностью, которые все больше и больше вмешиваются в наш жизненный уклад, вневременной путь ниндзя является движущей альтернативой.
      Из этого знания мы можем извлечь концепцию, которая даст нам силы переделывать нашу жизнь по нашему усмотрению. Она поможет нам преодолеть нашу беспомощность и вооружит нас методами для усиления нашего сознания, поможет привести наши действия в согласие с нашим сердцем. Мы сможем гармонично согласовать наши дела и жизнь, мы сможем наслаждаться счастьем, свободой и наполненностью своего «Я», которые являются прирожденными правами каждого человека.
      Японские боевые искусства возродились после Второй мировой войны с небывалым размахом. Несмотря на почти всеобщее мнение, что японские боевые искусства тесно соприкасаются с традиционной культурой этого островного государства, я должен заметить, что Дзю-до, Каратэ и, прежде всего, Айкидо появились в Японии на протяжении последнего столетия. Возникновение же менее известного искусства Нин-дзютсу теряется в глубине истории более чем тысячелетней давности. Тем не менее это в высшей степени таинственное искусство оставалось невидимым и
для большинства японцев, оно было лишь легендой, и учителя этой эзотерической системы оставались скрыты от других мастеров, которые, возможно, иногда могли бы оказаться способными развивать наследие воинов-ниндзя.
     Искусство Ниндзютсу было создано как боевая специализация мистических учений горных районов Японии — Ига и Кога. Сверхтренированное тело, подвижный, легкий дух и активная духовная энергия, которую сегодня мы называем парапсихологическими способностями, отличали тайных агентов-ниндзя от обычных уличных бойцов. Ниндзютсу объединило различные методики распознавания опасности, тренировок ближнего боя, техники шпионажа
— психологии ведения войны и развития сверхъестественных сил.
      Масааки Хацуми-Живая легенда ниндзя,основатель Будзинкан додзё 34 патриарх Тогакурэ-рю ниндзюцуИстория развития искусства всегда тесно связана с нацией, в которой оно зародилось и живет. Столетиями жили в лесистой горной местности на юге центральной части Японии несколько больших семейств, которые в поисках просветления прибегали к помощи практического мистицизма. Ядро этого Тантрического учения оформилось в Китае, однако его истинную родину следует искать в древнем Тибете. Это мистическое учение изучало естественное взаимное соотношение явлений и, следовательно, объясняло их роль в мире и в Космосе. Целью последователей учения было индивидуальное просветление, обогащенное Космическим знанием и Космическими силами, и изучение способов действия в этой всеобъемлющей схеме.
  Они довольствовались скудной, естественной жизнью в горах, пренебрегая удобствами цивилизации. Естественно, просветление вообще склонно порождать двусмысленности или различные толкования, из которых состоит обычное течение жизни, и нередко это приводило к тому, что знание понималось неправильно или же ему угрожали посторонние.
      Группы последователей мистических учений вынуждены были заботиться о выживании и постоянном личном совершенствовании, и Нин-дзютсу приобрело, в силу необходимости защищаться в случае нападения, значительную и постоянно возрастающую боевую направленность. Как это часто происходило и с религиями других стран, это учение не смогло прийти к согласию с государственной религией Японии, и система, отличающаяся от официальных
взглядов, понимания духовных ценностей и явлений, сформировалась в самоуправляемое течение.
      Священнослужители, состоявшие при дворе, агрессивно реагировали на истории о проповедниках с гор, которые все виды разработанных ими методик использовали в своих целях. Были посланы отряды для уничтожения возмутителей спокойствия, и в последовавшей борьбе, продолжавшейся сотни лет, родились легенды о сверхъестественных воинах-ниндзя. На протяжении столетий кланы ниндзя достигали все большего мастерства в области боевых искусств и чувствовали все меньшую связь с мистическим учением, за которое боролись их отцы. Усиливающаяся активность японских военачальников потребовала множества агентов-ниндзя, что заставило их создать систему подготовки, при помощи которой можно было за короткое время подготавливать шпионов или элитарных воинов.
      Тренировка тела заменяла используемые древними бойцами-ниндзя сверхъестественные способности. В это время новое боевое искусство, которое было основано на ошибочном понимании учения, было принято на вооружение ниндзя, и невидимые воины, единственной целью которых было выживание их клана, были непреклонны в своей решимости.
      Современные ученики ниндзя не могут удержаться от искушения разучить другие, не перечисленные выше методы борьбы. Каждый вид борьбы, кроме присущих «ДО»-искусству (аналогичных «Дзэн»), которые для практического использования вообще не интересны, ибо ограничены определенным числом технических приемом (например, 106 видов оружия и 42 удушающих захвата), может привести к тяжелым травмам учеников, если они связаны жестко установленными способами ответных действий. При однообразии тренировок задерживается развитие сознания, которое позволило бы ученикам сравнить каждую вновь возникшую ситуацию с деталями уже проведенных тренировок и включить ее в определенную категорию. Если же сознание гордо ограничено своими 106 орудиями, то само собой разумеется, что применение приемов или предметов, не входящих в этот перечень, просто не предусматривается. С другой стороны, ограниченное число приемов и предметов имеет свои преимущества: такое искусство легче поддается кратким обзорам и может быть использовано в коммерческих целях. При попытке систематизировать подлинное Нин-дзютсу вы непременно столкнетесь с большими трудностями.
Искусство ниндзя предназначено для индивидуального использования; ученик не привыкает подчиняться определенным ограничениям или приспосабливаться к искусству. Поэтому Нин-дзютсу в высшем своем проявлении не годится для применения его в качестве профессионального военного обучения.
      мицубиси-ослепить и выигратьРекруты имеют в своем распоряжении определенный срок, в течение которого они — при хорошей постановке обучения — усваивают необходимые для своей профессии знания. Учение Нин-дзютсу, напротив, не ограничено ни временем, ни каноном и в большей части базируется на индивидуальной оценке учеником возникающих ситуаций. Для солдат, которые должны двигаться единым подразделением, повинуясь приказам командира, это совершенно невероятно. Приказная концепция основывается на безусловном послушании, а ниндзя полагается на интуитивное
чувство истины и на почти бессознательный, самопроизвольный процесс принятия решения.
      Нельзя забыть о множестве легенд связаных с ниндзя, зачастую именно они придавали ниндзя оттенок мистика и сверх человека , что в свою очередь ниндзя очень устраивало и они всячески старались поддерживать такую репутацию,это давало большое преимущество перед противником который не знал с чем он сталкнулся.
      Это история убийства князя Уэсути Кэнсин, чье имя часто встречается в исторических хрониках. Этот могущественный даймё был одним из основных противников Ода Нобунага.
      Они достаточно часто засылали лазутчиков друг к другу. Однажды лучший из ниндзя Ода Нобунага, Унифунэ Кэм-пати, сумел проникнуть в замок Уэсути. Подкараулив в коридоре начальника охраны Дандзё Косуми, Кэмпати, будучи мастером фунибари-дзютсу (искусство метания отравленных стрелок), поразил Косуми и троих его спутников-ниндзя. Скользнув во внутренние покои замка, Кэмпати готовился завершить свою миссию, но в этот момент был убит. Как выяснилось, Косуми сумел увернуться от отравленной стрелки и спас своего господина.
      Убив своего главного соперника, Косуми, однако, не мог быть спокоен. По его приказу были перекрыты все подходы к замку. За исключением канализационных коммуникаций. Этим обстоятельством и воспользовался младший брат погибшего ниндзя, Унифунэ Дзиннай. Карлик от рождения, он был прекрасно подготовлен к передвижению по узким ходам канализации. Успешно миновав внешнюю охрану, Дзиннай проник в уборную внутренних покоев. И когда Уэсути Кэнсин наконец-то объявился и присел над дыркой в полу, ниндзя, поджидавший его, стоя по горло в дерьме, проткнул даймё насквозь своим копьем, а затем опустился на дно, дыша через трубку. Поскольку желание опуститься в выгребную яму никто из охранников не проявил, Дзиннай, отсидевшись в яме, вскоре по канализационным ходам выбрался из замка.
     В то время, как соперники ниндзя были ограничены в своих поступках морально-этическими нормами, воины-тени были свободны в выборе методов и средств решения своих задач.
Подобная система взглядов в условиях жестких этических традиций тогдашней Японии вызывала осуждение и презрительное отношение со стороны правящего сословия самураев. Но для ниндзя упреки и насмешки были лишь пустым звуком
      Нин-дзютсу никогда не было военным искусством. В истории войн ниндзя обычно воевали против солдат и должны были бросать на чашу весов победы всю свою творческую фантазию и силу воли для того, чтобы овладеть ситуацией в невыгодных условиях. Когда ниндзя оказывался втянутым в какой-нибудь чисто военный конфликт, то чаще всего действовал как советник. Тогда он оказывался в том положении, в котором мог наилучшим способом использовать свои психические и, если нужно, физические способности для того, чтобы сломать узкие рамки тогдашнего общепринятого военного мышления. Однако ни убийца, взрывающий отель, полный туристов, в своей «борьбе за права народа», ни социальный паразит, подбирающийся к диктаторским правам, не может назвать себя преемником ниндзя.
     Принцип духовной чистоты ниндзя, представленный в «Бансенсукай»-(энциклопедия ниндзюцу), не приемлет ни глубокой ненависти, ни удовольствия, ни стремления к власти, ибо они полностью затемняют разум и не позволяют действовать в гармонии с естественным ходом событий. Только любовь к своей семье и обществу и чувство ответственности за позитивную направленность судьбы вынуждает ниндзя к борьбе. Это не должны забывать те, кто решил серьезно заняться изучением Нин-дзютсу. Лишь волевым обращением к свободной, ненапряженной духовной чистоте можно освободить себя от опутывающих нас оков души. На этом пути опытные ученики Нин-
дзютсу приходят к истине просветления и обретают способность спокойно действовать между миром света и миром тьмы, ибо, ведя образ жизни ниндзя, находятся под защитой непреходящих законов Вселенной.
      Говоря о ниндзя нельзя не упомянуть о легендарных женщинах ниндзя-куноити,сыгравшие также немало ролей в формировании истории средневековой Японии.
      Много куноити или женщин ниндзя использовалось в течение длительного периода истории. Куноити также принимали важное участие в делах семейств ниндзя и кланов феодальной Японии.
      Мотидзуки Тиоми, жена сёгуна Мотидзуки Моритоки, основала одну из самых широких сетей агентов женщин ниндзя в период провинциальных войн в Японии. Тиоми организовала своих воспитанниц, чтобы быть настоятельницами храмов, алтарей и святилищ, и их называли Микко. Они могли двигаться свободно по всей стране и имели доступ ко многим местам, потому что общество их уважало, и они не привлекали внимания.
      Стремясь получить ценную информацию, политические деятели и участники сражений за власть часто доверяли куноити такие задачи, которые ниндзя не могли выполнить. Куноити доверяли такие задачи, где было необходимо использовать женскую интуицию и где нужно было работать в местах, куда женщины могли легко войти без опасения, что кто-то их заподозрит, почему они там. Они часто использовали своё обаяние как любовницы и гейши чтобы получить информацию или, если необходимо, чтобы убить вражеского главнокомандующего или влиятельного человека.
      Были миссии из разряда шпионажа или заказных убийств, которые только куноити могла выполнить, из-за преимуществ ее пола, и где мужчины не имели никакого шанса на успех. В феодальной Японии была поговорка, что не существует замка, охраняемого настолько хорошо, в который куноити не смогла бы войти.
      Однако, женщины-ниндзя проходили почти такое же обучение, как и мужчины-ниндзя. Они точно также должны были подвергнуться длительному и беспощадному обучению, пройдя как физическую, так и ментальную подготовку. Но все же основной акцент делался на тактическом и психологическом тренинге, с целью научиться эффективно манипулировать врагом.
      Образование Куноити было сконцентрировано на маленьком оружии для близкого боя и использования. Так что они были мастерами ягэн (фармацевтика и делание ядов, различные микстуры и травы и наркотики), каяку дзюцу (создание и установка огней и использования взрывчатых веществ), филиал ряку (стратегия), интон дзюцу (уклончивая техника, техника сокрытия и камуфляжа), синоби ири (техника невидимых движений и путей взлома и проникновений), танто дзюцу (техника использования ножа), сюрикен дзюцу (искусство броска лезвий и звездочек), и т.д. Намного меньше внимания обращалось на большое оружие типа мечей, копий, палок, хотя это также было не редко.
      Чтобы скрыть свои действия, куноити также изучали технику танца, пения, игру на музыкальных инструментах, чайную церемонию и другое. Среди специфического оружия куноити были иглы, которые обычно помещались в волосы, чтобы держать прическу, но в нужный момент их можно было стремительно достать и нанести удар в тело жертвы. Такие иглы обычно покрывались сильными ядами, которые могли причинить мгновенную смерть. Другое оружие куноити было неко-те, когти, которые были помещены в пальцы и использовались, чтобы царапать жертву. Основные свои физические возможности они использовали только как последний выход, при самозащите, применяя технику нападения без колебания и в комбинации с фактором неожиданности и психологией. Сегодня куноити обучаются другими методами чем их исторические предшественницы. Они теперь изучают ниндзюцу чтобы обогатить свою жизнь посвящению древнему искусству воина, через отдых, физическую форму, самозащиту, духовное развитие и создание уверенности в себе.
      За видимой оболочкой безопасности и благополучия наших дней,кроется много опасностей. Именно это подтолкнуло рассекретить свое искусство ниндзя-Масааки Хацуми, ныне здравствующий великий мастер нин-по и будзюцу,34-й патриарх школы Тогакурэ. Мир снова нуждается в ниндзюцу как и тысячу лет назад,говорит мастер. Он основал Будзинкан додзе (Храм Божественного война),представительство которого существует теперь практически в любой стране мира.
      В нашей стране это искусство появилось благодаря сэнсэю Момоту В.В.. Момот Валерий Валерьевич является представителем международной независимой организации Будзинкан додзе СНГ. Он интенсивно занимается практикой ниндзюцу более 20-ти лет, проводит много семинаров, снимает учебные фильмы по ниндзюцу. Его рукой написаны десятки книг.
      Подвести итог этой статьи я хочу словами этого выдающегося человека: Ниндзя не бравирует медалями. дипломами и поясами, а тихо живет в гармонии с самим собой и окружающей действительностью, изменяя ее исподволь, тихо и незаметно. 


       
Автор: Пухальский Сергей Вячеславович

 

 



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы