Новости истории и археологии Первооткрывательница Ричарда III рассказала о тайнах шекспировского горбуна

МОСКВА, 9 окт – РИА Новости. Тури Кинг, одна из первооткрывательниц останков Ричарда III, рассказала РИА Новости о новых тайнах последнего средневекового короля Англии, о необычном открытии, которое могло пошатнуть королевскую линию в Великобритании, и поделилась своими мыслями о том, какие другие исторические фигуры она хотела бы найти и изучить.
 
Тури Кинг 

Тури Кинг и ряд археологов, историков, специалистов в области генеалогии и других наук совершили четыре года назад одно из самых важных археологических открытий этого века. Им удалось обнаружить останки Ричарда III Плантагенета, последнего средневекового монарха Англии, под муниципальной парковкой Лестера, города, рядом с которым Ричард был убит в 1485 году в битве на Босуортовом поле.

Останки монарха и его ДНК, подтвердившая их аутентичность, помогли ученым выяснить, чем питался Ричард, какими болезнями он страдал, где он жил в разные периоды своей жизни и как он был захоронен. Обо всем этом доктор Кинг рассказала в рамках лекции, которую она читала в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова в рамках фестиваля Наука 0+.

— Когда мы говорим о Ричарде, мы всегда думаем о Шекспире. Ваши находки и расшифровка ДНК помогли нам впервые взглянуть на него так, как он выглядел на самом деле. Использовали ли вы другие генетические данные, помимо цвета глаз и волос, к примеру – гены длины подбородка или формы лица в реконструкции его облика, и планируется ли полная реконструкция тела на основе ДНК-анализа?

— Нет, пока мы не изучали и не использовали эти данные. В наших первых работах мы смогли узнать только цвет глаз и волос, и когда Кэролайн (Уилкинсон, профессор университета Данди) делала реконструкцию, она прикладывала особые усилия для того, чтобы забыть те портреты Ричарда из Национальной картинной галереи, которые вспоминает каждый британец, когда кто-то начинает говорить о короле.

С другой стороны, мы сейчас завершаем работу над расшифровкой полного генома Ричарда, и все данные, которые мы получили или получим, будут опубликованы в сети, и любой пользователь сможет их изучить. Сейчас мы узнаем все больше и больше о генах, управляющих формой лица, и публичный геном монарха поможет узнать, какой точно формой лица обладал Ричард. Пока, к сожалению, таких данных нет.

Если говорить о полной реконструкции тела, то здесь необходимо понимать, что на работу генов влияет не только их устройство, но и та среда, в которой живет их обладатель. Поэтому генетические данные никогда не дадут нам полной и достоверной картины того, как кто-то выглядел – рост и многие другие характеристики человека будут сильно зависеть от диеты и других вещей, не связанных с генетикой.

Кроме того, полной реконструкции может помешать то, что у Ричарда фактически отсутствует нижняя часть ног, которая была случайно отрублена строителями еще в викторианскую эпоху. Мы провели более масштабные раскопки на следующее лето после того, как мы открыли останки Ричарда, все время пытаясь найти под землей "лишнюю пару ног", но мы ничего не нашли. Поэтому Ричард остается безногим. Конечно, можно надеяться, что их когда-нибудь найдут, но нам этого сделать не удалось.

С другой стороны, анатомия его ног указывает на то, что ноги у него были нормальные, хотя сам он был довольно субтильным, а не коренастым человеком, но, однако, он вряд ли ковылял и хромал, как писал Шекспир.

— Вернемся к Шекспиру – как вы считаете, почему драматург решил изобразить Ричарда угрюмым горбуном и хромой, "кривобокой жабой" с крайне скверным характером?

— Стоит отметить, что небольшая доля правды в образе "горбуна" все же есть – как мы знаем, Ричард страдал от сколиоза, его позвоночник был искривлен набок. Негативные же черты характера можно объяснить политическими реалиями того времени.

Тюдоры, победив Ричарда, положили конец династии Плантагенетов, и они вряд ли бы позволили кому-то сказать "Ричард был хорошим парнем, и мы убили его и захватили власть". Их более устраивал другой нарратив – "Ричард был плохим, нам пришлось убить его и взять власть в свои руки".

Поэтому Шекспир, живший в Англии во времена Тюдоров, вполне логично не стал изображать его как положительного персонажа, а воплотил в нем все слухи, которые гуляли в то время – он "украсил" Ричарда отсохшей рукой и конечностями разной длины, и прочими вещами, которые являются традиционными атрибутами злых персонажей. Многие из этих черт, конечно, могли быть элементами пропаганды со стороны Тюдоров.

— То есть Шекспир мог быть наказан, если бы он попытался раскрыть Ричарда со всех сторон?

— Конечно, я не историк, но я считаю, что подобное вполне было реальным в обстановке того времени. Королева Елизавета уж точно не относилась бы столь благосклонно к Шекспиру, если бы она знала, что он "очерняет" память ее деда.

— В марте прошлого года Ричарда захоронили с большими почестями в соборе Лестера, правильно ли это с точки зрения науки, учитывая важность его останков для генетиков, историков и других ученых, или такие вопросы должны решать родственники Ричарда или жители всей страны?

— В данном случае решение о захоронении Ричарда было принято не родственниками – в Англии давно витала идея, что его останки будут захоронены в нетронутом виде. Новые методики анализа ДНК и костей все время появляются, и если у нас появятся новые вопросы, на которые эти приемы могли бы ответить, тогда можно подумать о повторном извлечении его останков, но для этого будут нужны очень веские причины.

Я понимаю, почему Ричард был повторно похоронен – обычно в Великобритании повторно найденные останки заново захораниваются. На самом деле, все понимали, что кости Ричарда будут повторно погребены в соборе, и никаких скандалов насчет этого не возникало.

Для меня как для ученого эта ситуация была интересна тем, что она поменяла то, как мы работаем. Обычно в таких случаях часто возникает ситуация, когда рецензенты просят провести повторные эксперименты или дополнить их, изучая останки, но в моем случае я не смогу этого сделать, так как останки Ричарда уже были захоронены.

В марте прошлого года, когда я возвращала его останки, меня часто терзали сомнения и сожаления в те моменты, когда я думала о том, что меня могут попросить изучить или прояснить тот или иной момент, и поэтому мне пришлось загодя предугадывать все моменты, которые могли бы возникнуть при публикации наших исследований. Пришлось приложить массу усилий для того, что закончить все исследования до того, как Ричард будет снова похоронен.

— Насколько этично с точки зрения ученых и родственников Ричарда раскрытие генетических данных, связанных с болезнями и другими персональными вещами?

— Вся наша работа прошла через систему этической экспертизы. Нами, конечно, двигал научный интерес – меня, к примеру, интересовали гены, которые связаны с развитием сколиоза. Недавно наши коллеги открыли два участка в ДНК, которые связаны с развитием этой болезни, и нам было крайне интересно изучить то, обладает ли Ричард мутациями в этих частях генома.

Подобные сведения бесценны – любая информация об этих мутациях может рассказать нам о том, насколько сильно генетика влияет на развитие таких болезней не только сегодня, но и в прошлом. Что интересно, сейчас я изучаю ДНК монахов, которые были погребены на кладбище аббатства на северо-западе Англии. Многие из них страдали от болезни Паджета, при развитии которой кости начинают деформироваться, неправильно расти и напоминать по структуре воздушный шоколад. Если она поражает кости черепа, то кости начинают расти внутрь и сжимать мозг.

Недавно один из моих коллег из Нотингема открыл ген, связанный с развитием этой болезни. Мне стало интересно, и я проверила, есть ли он у этих монахов. Оказалось, что у них не было этой версии гена, что указало на то, что в развитии болезни Паджета могут быть виноваты и другие участки генома, которые мы сейчас ищем в ДНК средневековых жителей Англии. Таким образом, исследования древней ДНК помогают нам раскрывать корни болезней сегодняшнего дня.

Что касается Ричарда, я, конечно, спрашивала разрешение родственников Ричарда – Майкл (Ибсен) и Венди (Далдиг) с энтузиазмом приняли участие в наших исследованиях, они были очень заинтересованы в том, что наука нам может рассказать о прошлом.

— Два года назад ходили вы опубликовали статью о необычных расхождениях в ДНК Тюдоров и Ричарда, удалось ли что-то прояснить в этом вопросе? Удалось ли вам найти следы внебрачных детей Ричарда, если они остались?

— К сожалению, пока ничего нового не стало известно. Мы знаем, что сын Ричарда был убит Генрихом Тюдором, а его дочь умерла – мы знаем, что она вышла замуж за одного джентельмена, который через несколько лет после свадьбы посетил одно из социальных мероприятий, где он был записан в качестве "вдовца". Она умерла, и не оставила детей.

Единственный "официальный" сын Ричарда умер в 11 лет, и поэтому можно говорить, что он не оставил никаких прямых потомков, по крайней мере тех, которых мы знаем. Все современные родичи Ричарда являются потомками его сестер и братьев. Все это было получено на базе исследований по Y-хромосоме и по митохондриальной ДНК. Полногеномные исследования не дадут нам ответа на этот вопрос, так как прошло слишком много поколений, и геномы слишком сильно "перемешались", поэтому мы не найдем внебрачных детей Ричарда и их потомков.

— Поможет ли ДНК Ричарда раскрыть другие тайны этой эпохи – к примеру, изучить то, почему чумная палочка вызвала страшную эпидемию, "черную смерть", за столетие до рождения Ричарда?

— Полный геном Ричарда, который мы сейчас готовим для публикации, будет доступен в том числе и для подобных исследований. Любой человек, интересующийся этой проблемой, или, к примеру, частотой развития рака среди средневековых жителей Европы, сможет прояснить для себя этот вопрос.

Несмотря на весь прогресс за последние годы, мы так многого не знаем об устройстве и работе ДНК. К примеру, мы точно не знаем, какие гены влияют на развитие болезней сердца и сосудов – мы знаем лишь часть из них, и древние геномы помогут нам раскрыть другие гены. Это не входит в мою личную сферу научных интересов, но кто-то этим точно займется – в этом вся прелесть науки. Через 10 лет мне и моим детям было бы интересно узнать, какие гены влияют на эти болезни и прочие проблемы, и был ли к ним предрасположен Ричард.

— Останки Ричарда дали нам богатые сведения о том, как питался, что пил монарх, где он жил, от чего он страдал и ряд других важных исторических сведений, которые просто не сохраняются в хрониках. Насколько важны подобные мультидисциплинарные исследования?

— Если у вас на это есть деньги, конечно, такие исследования стоит проводить. Раскопки Ричарда были необычны в этом плане – обычно у археологов просто нет возможности использовать все эти дополнительные методы изучения памятников культуры. У нас была такая возможность, и мы использовали все, что мы могли придумать – радары, анализ ДНК и прочие методики. В некотором смысле нам сильно повезло, что Ричард буквально свалился на нас, и что нам удалось изучить его останки.

— За последние 5 лет мы обрели Ричарда, Филиппа II Македонского и узнали много нового об их облике и жизни. Кого еще хотели бы вы найти из известных исторических фигур? Или, к примеру, сможете ли вы раскрыть тайну рождения Тутанхамона, если будет найдена гробница Нефертити и ее останки, о чем сегодня часто говорят египтологи?

— Если говорить о Нефертити – такое вряд ли будет возможно, так как для этого потребуются ДНК ее родителей и всех ее родственников. То же самое касается Филиппа II – необходим более широкий набор генетических данных. Индивидуальные геномы могут раскрыть только какие-то отдельные черты их облика – тот же цвет глаз или волос, их происхождение и тому подобное. Для более масштабных исследований, подобных нашим проектам с Ричардом III, требуется иной набор данных.

Что касается других известных фигур из истории – я не знаю, сможем ли мы когда-либо найти ответ на этот вопрос, но считается, что Ричард приказал убить своих племянников, сыновей Эдуарда IV, заточенных в лондонском Тауэре. В 1700 годах, как гласит другая легенда, их останки, захороненные на территории замка, были найдены во время реставрации лестницы.

Строители предположительно их выбросили в мусорную кучу, но затем поняли, что они могли принадлежать принцам. Эти останки, вместе с куриными костями и прочим мусором, были собраны и засыпаны в урну, которая сейчас стоит в Вестминстерском аббатстве. Конечно, их изучение никогда доподлинно не подтвердит, что их убил именно Ричард, однако всеобъемлющее изучение этих костей, в том числе их ДНК-анализ, радиоуглеродная датировка и прочие вещи помогут прояснить ситуацию.

К примеру, датировка покажет, жили ли они во времена Ричарда или были вообще римлянами, изотопный анализ расскажет нам об их диете, а ДНК поможет прояснить, были ли они родственниками Ричарда или нет.

Осуществлению этих планов мешают две проблемы. Первая является бюрократической – для осуществления этой мечты мне как-то придется преодолеть две преграды – Королеву Великобритании и главу Вестминстерского аббатства. Вторая заключается в том, что я хотела бы провести подобное исследование только в том случае, если о нем не будет знать пресса!

Пресса просто "задавила" нас своим вниманием во время раскопок Ричарда – журналисты постоянно названивали мне и пытались выпытать из меня результаты до того, как мы хотели провести пресс-конференцию. В конечном итоге я просто перестала отвечать на звонки, и сбежала из офиса в другое помещение на противоположном конце университета, и никто не знал, что я там нахожусь и работаю. Даже мои друзья постоянно приходили и спрашивали, удалось ли мне доказать, что это "он", и многие обижались, когда я отказывалась говорить.

И мне кажется, что изучение ДНК детей Эдуарда будет привлекать еще большее внимание СМИ. В целом, такие проекты лучше делать в тишине, без лишнего внимания со стороны, и потом уже объяснять прессе, что мы открыли и как это сделали.
 
 
 
 
 
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы