Древний Рим Скандальная Мессалина

Дарья Жуковская

В истории имя ее связывают с дебошами, сексуальными излишествами и злоупотреблением властью. В действительности же, это был ребенок, доставшийся в качестве жены императору старше ее почти на 40 лет. Она позволила многим манипулировать собой и умерла в 22 года!

Мессалина принадлежала к той золотой молодежи, которая вращалась на орбите императорской семьи, ибо все они были потомками в первом поколении династии Юлиев-Клавидев. Август, его сестра Октавия и жена Ливия. Родители Мессалины – Марк Валерий Мессала Барбат и Домиция Лепида – оба внуки Октавия. Дедом матери Мессалины был сам Марк Антоний.

Мессалина родилась около 26 г. н.э. в правление Тиберия, детство ее проходит в многочисленных дворцах императорской семьи в Риме или на морских курортах. Ее выдают замуж в возрасте 14 лет, в 39 или 40 г., что вполне нормальным для молодой римлянки того времени. Выбор родителей, конечно же, только в последнюю очередь мотивируется критериями красоты и молодости избранника. Речь идет о двоюродном брате невесты, внуке Октавия, Клавдии, бывшем в возрасте 50 лет, на 36 лет старше Мессалины. С юного возраста Клавдий считается паршивой овцой в своей семье. Все видят в нем глупца и тугодума. Мессалина все же привыкает к своему невзрачному супругу и дарит ему одного за другим двух детей – Октавию, род. в 40 г. и Британника, род. в 41 г. Клавдий души не чает в своей жене-подростке, а рождение двух детей просто возносит его на седьмое небо. Он очень гордится маленьким Британником: носит его на руках перед строем своих солдат, берет на заседания народного собрания, а во время спектаклей все время держит его на коленях.

Клавдий становится императором в 41 г., Мессалину тоже ждут перемены. Из жены простого придворного, так ненавидимого и презираемого собственной семьей, она становится супругой Цезаря. Отныне, при любом появлении на публике, она притягивает взгляды, она получается почести равные почестям своего супруга.  Спутница императора (домина) может позволить себе любой каприз. После блистательной победы Клавдия в Британии, она сопровождает его триумфальную колесницу, сама – в такой же триумфальной колеснице. Она получает также привилегию разъезжать в карпентуме (двухколесной повозке), право которое имели только жрецы.

камеи с изображением МессалиныМать двоих детей (слева), супруг которой боготворит ее, Мессалина считала, что достойна не меньших почестей, чем ее муж. Во время триумфальной процесси Клавдия в 45 г., она едет на колеснице позади него (справа)

Достаточно быстро Мессалина почувствовала вкус к интригам. Скорее из легкомыслия и природной капризности, чем по тайному умыслу, она удаляет из своего окружения всех, кто вызывает ее недовольство, гнев или зависть. Она находит себе сообщников среди вольноотпущенников своего мужа. В особенности привлекает ее Нарцисс, которого она привязывает к себе, чтобы подстраивать ловушки в окружении Клавдия. Императрица прибегает к различным ухищрениям, чтобы найти значительные суммы денег, которые она без сожаления тратит на устройство тех или иных козней. Излюбленный способ - подкуп военных командиров, магистратур и наместников провинций. Мессалина, в сговоре с вольноотпущенниками, продает монополии торговцам на на те или иные дефицитные товары, что приносит ей немало власти.

В окружении Мессалины мы встречаем довольно интересного персонажа – Люция Вителия (отца будущего императора – Авла Вителия) , который благодаря своему льстивому характеру успешно маневрирует в хитросплетениях придворной жизни. Он, например, называл Калигулу богом и, приходя к нему, все время простирался ниц перед императором, чем и заслужил расположение последнего. После смерти Калигулы Вителий сразу же обращает свой взор на новых власть имущих. Зная о влиянии Мессалины и вольноотпущенников на Клавдия, он произносит перед ними бесстыдные речи. Он помещает в ларах (лары, в древне-римской религии божества-покровители, почитавшиеся в каждом частном доме. Их изображения находились обычно в шкафчике, помещавшемся у очага или в специальной небольшой комнате; считалось, что лары присутствуют при семейной трапезе и всех домашних делах – источник БСЭ) в собственном доме золотые портреты Нарцисса и Палласа. Он безупречно играет роль робкого воздыхателя подле Мессалины. В качестве исключительной почести, своего рода подарка, она позволят ему разувать ее. Он похищает одну из ее сандалий и постоянно носит ее, спрятанную между тогой и туникой. Иногда он вынимает эту сандалию и целует при всех с восхищением.

Вителий Вителий

Одна из первых жертв Мессалины – младшая дочь Германика и, следовательно, племянница Клавдия, - Юлия Ливилла. Она, а также две ее сестры – Агриппина и Друзилла были осыпаны почестями своим братом Калигулой и вступали с ним в кровосмесительные отношения. Но они же и познали силу его гнева. Когда Юлия Ливилла и Агриппина сделали своим любовником мужа Друзиллы, брат отправил  их обеих в изгнание. Друзилла же тем временем скончалась. Придя к власти, Клавдий вернул сестер из ссылки. Агриппина, зная ревнивый характер Мессалины, держалась скромно.

Но Юлия Ливилла решает завоевать сердце своего дяди, всегда находясь подле него, льстя и ублажая, что не могло не вызвать гнева Мессалины. Едва став императрицей, Мессалина с осторожностью относиться ко всем увлечениям своего царственного супруга, развод был не таким уж редким делом в Риме, а Клавдий питал слабость к красивым женщинам. С другой стороны, Юлия Ливилла, потомок Августа и Германика представляла в некотором роде легитимную ветвь династии Юлиев-Клавидев, в то время как Мессалина, связанная через свою мать узами родства с Марком-Антонием, принадлежала к соперничающему клану. С помощью Нарцисса Мессалина убеждает Клавдия, что Юлия изменяет ему с философом Сенекой. Юлия сослана, а впоследствии доведена до смерти. К Сенеке же проявили великодушие. Он оставляет за собой право владения на все свои богатства, однако, высылается я на Корсику. Впоследствии Агриппина вернет его оттуда.

Начиная с 42 г. Мессалина старается удалить от Клавдия влиятельных политических деятелей, которые, как ей казалось, могут затмить его своим умом или богатством. Император только что устроил свадьбу Аппия Силания с матерью Мессалины, что для последней равнозначно угрозе ее существования. Мессалина пытается соблазнить Силания, тот отвергает ее, подписывая себе, таким образом, смертный приговор. Ранним утром в покои Клавдия врывается Нарцисс. Вид у него испуганный и потрясенный. Он говорит, что видел страшный сон, в котором Силаний убивает императора. Клавдий, еще полусонный, едва понимает его, но тут же пугается до смерти. Со дня восшествия на престол его преследует панический страх государственного переворота. Мессалина также подтверждает, что вот уже несколько ночей подряд она видит тот же сон, что и Нарцисс. Неожиданно стражник объявляет о приходе Силания, сообщники еще вчера попросили того прийти утром к Клавдию, якобы для решения неотложного вопроса. Это «совпадение» еще больше пугает Клавдия, и он тут же отдает приказ о казни Силания. Позже Мессалина и Нарцисс еще не раз воспользуется этим приемом, для осуществления своих планов посредством императора.

В 47 г. во время цирковых игр дети знати представляют на публике Троянскую войну, конное праздничное шествие, созданное Августом. Среди маленьких кавалеристов находятся сын Мессалины  Британник (6 лет) и Агриппины – Нерон (10 лет). Публика покорена величественной осанкой и выправкой Нерона, это и неудивительно, ведь он – последний живой потомок Германика. По слухам, Мессалина, считавшая Нейрона соперником своего сына, приказывает слугам удавить его во время традиционной сиесты. Однако, убийцы, приблизившись к нему, увидели змею, которая обвилась вокруг головы ребенка и, испугавшись, в страхе бросились прочь. Этот античный анекдот похож на вымысел, тем не менее, полагаем, что в нем есть и доля истины.

Вполне возможно, что после рождения Британника Мессалина отдаляется от своего старого супруга, который утоляет жажду чувственных развлечений с молодыми служанками. Она же начинает выбирать себе любовников из придворных мужей. Но можно ли назвать ее нимфоманкой в прямом смысле этого слова? Быть может, она просто была ослеплена властью и вседозволенностью, положенными ее рангу? Ведь ей только 16 лет, а многочисленные античные историки уже описывают ее многочисленные дебоши и оргии. Досье на Мессалину, история ее жизни были написаны уже после ее смерти. Авторами «биографии» были сообщники Мессалины и, в том числе, небезызвестный Нарцисс, в интересах которого было переложить всю вину за совершенные ими вместе проступки и преступления именно на Мессалину. Безусловно, что Мессалина ответственна за все интриги и убийства, которые совершились при ее явном и скрытом участии, однако, не стоит забывать, что она всего лишь царственный ребенок, взбалмошный, капризный и, в то же время, очень одинокий, ведь рядом с ней не было ни одного человека, кто бы мог урезонить ее или пристыдить. Она в ссоре со своей матерью Домицией Лепидой, распутная жизнь которой вряд ли может служить примером дочери. Окружение Мессалины – это завистники и льстецы, которые посредством дружбы с ней пытаются добиться своих целей.

Одно из самых веских обвинений, выдвинутых против Мессалины – смертный приговор Валерию Азиатику. Это – известный всему Риму галл, выходец из выдающейся семьи из Вены, дважды избранный консулом, почитаемый за свое богатство и атлетические данные. Являясь официально другом Калигулы, он, в то же время, был и одним из его убийц. Клавдий ценит его и берет с собой в Британскую экспедицию. Валерий Азиатик - счастливый обладатель чудесных садов Лукулла, посаженных на севере Рима (склон современного холма Пинчо и вилла Медичи), с которых открывался незабываемый вид на весь Рим. Засаженные многочисленными фруктовыми деревьями, эти сады считались одними из самых великолепных владений столицы и вожделенным местом обитания многих знатных жителей.

В 47 г. Мессалина страстно желает это владение. По своей привычке, которая не раз позволяла делу выгореть, она решает соблазнить Азиатика. Однако, у того в любовницах самая прекрасная женщина своего времени - Поппея Сабина, посему он даже не удостаивает взглядом маленькую императрицу. Разгневанная, Мессалина решает отомстить любовникам, и первой ее жертвой становиться Поппея. Люди Мессалины угрожают ей судебным процессом по обвинению в измене, ведь официальным любовником Поппеи является пантомим Мнестер. Не выдержав угроз, Поппея кончает жизнь самоубийством. Клавдий до конца остается в неведении относительно смерти последней и даже, спустя несколько дней после самоубийства, встретив мужа Поппеи, он осведомляется почему тот не пришел со своей супругой.

В спешном порядке ищутся люди, готовые обвинить Валерия Азиатика. Среди них мы видим ненавидимого всеми Публия Суиллия, продажного доносчика, и Социбиуса, учителя и наставника Британника. Сообщникам необходимо официальное лицо из особо приближенных к императору для претворения плана в жизнь. Им станет Вителлий, который создаст в окружении Клавдия атмосферу страха и таинственности, распуская слухи, что Азиатик, который уже убил Калигулу, теперь замышляет заговор против ныне здравствующего императора. Ведь Азиатик должен ехать в Галлию, а там у него много могущественных друзей и родственников, это ли не прекрасное средство поднять мятеж! Клавдий не желает устраивать более тщательное расследование и приказывает арестовать Азиатика. Стража приводит его в покои императора в цепях, а там его уже поджидают Мессалина и Суиллий. Последний начинает сыпать обвинениями. Кроме всего прочего, заключенному вменяется в вину коррупция во вверенных ему войсках, его преступная связь с Поппей, а также слишком женское поведение в обществе (?). На последнее заявление Азиатик, который до этого не проронил не слова, отвечает: «Иди и спроси своих сыновей Суиллий, они скажут тебе мужчина я или женщина!» Затем он начинает выкрикивать оправдания, и его защитная речь настолько поражает венценосную чету, что под конец ее, они уже не сдерживают слез. Успокоившись, Мессалина понимает однако, что Клавдий готов оправдать и отпустить Азиатика, а потому, выскользнув из комнаты вслед за Вителлием она просит его не выпускать заключенного из дворца ни в коем случае. Вителлий, который тоже еле сдерживает слезы, начинает защищать Азиатика перед Клавдием, превозносит его многочисленные заслуги перед обществом и, притворившись будто смертный приговор дело уже решенное, просит императора чести для заключенного: чтобы тот сам мог выбрать, какой смертью ему умереть. Клавдий, по своей забывчивости, действительно решает, что уже подписал смертный приговор, а потому, действительно, разрешает выбрать наиболее подходящую смерть. Друзья советуют Азиатику смерть от голода, но тот выбирает путь быстрый и надежный. После своих обычных ежедневных военных упражнений и обильного ужина со своими верными сторонниками он вскрывает себе вены. Его последней волей было перенести собственный погребальный костер чуть подальше от дома, чтобы пламя не задело деревьев в его прекрасных садах. В тот же день Мессалина вступает во владение садами Лукулла.

надгробие Азиатика Единственное преступление Азиатика - владение садами Лукулла, которые пришлись по душе домине. Надгробная надпись на могиле Азиатика выбита по приказу Клавдия. В ней говориться: "Я хочу, чтобы имя этого разбойника было забыто всеми, я проклинаю его, этого выскочку из палестры".

В 48 г. Мессалине 22 года. Она уже пресытилась быстрыми и слишком легкими победами у мужчин. Теперь она влюблена в Гая Силия, одного из самых красивых юношей Рима, если верить молве. Силий холост, а в любовницах у него числиться красавица Юния Силана. Для Мессалины не составляет никакого труда выгнать соперницу из постели своего возлюбленного, и вот уже парочка, не стесняясь, появляется открыто вместе. Пока длиться день Мессалина в доме своего любовника. Она даже приказывает перевезти из дворца посуду и мебель, чтобы устраиваемые здесь праздники были пышней. Императорские слуги приходят теперь к Силию, чтобы прислуживать ей, туда же перебрались и многочисленные куртизаны. История не знала еще такой измены, когда встречи с любовником делаются столь открыто, что не отличишь, кто же настоящий муж, а кто же любовник. Свидительства той эпохи говорят о том, что Силий чурался и отнекивался от свалившегося на него счастья. Но что он мог поделать?! Отвергнуть Мессалину – это обречь себя на верную смерть. С другой стороны, настоящее пока ничем не грозит ему. Пышные праздники, все эти богатства, которыми окружила его Мессалина, ему по вкусу, поэтому он решает пока ничего не предпринимать.

МессалинаИмператрица выбирает себе любовников среди гладиаторов, известных своей мужской силой. К тому же, она не первая кто так делает, многие богатые римлянки предпочитают гладиаторов

 

 

Было ли известно Клавдию о связи Мессалины и Силия? Маловероятно. Император отличался просто поразительной слепотой по отношению ко всему, что касалось его жены, ее выходок и многочисленных слухов. Кроме того, 47-48 гг. – это начало введения цензуры в государстве. Цензор обязан был вести списки всадников и сенаторов. От него требовалось, чтобы он сам вел нравственную жизнь. Клавдий полностью поглощен этим нововведением, ему нравиться государственные дела и он с успехом решает многие из них. Одно из немаловажных достижений цензуры – вход галльской аристократии в Римский Сенат. Все эти события неустанно притягивают внимание императора, в то время как его здоровье начинает ухудшаться. Он страдает ужасными болями в желудке, такими изматывающими, что даже подумывает о самоубийстве. Единственные семейные события, которые на время отвлекают его от забот о государстве и здоровье – это рождение первого внука, сына его старашей дочери Антонии, которая замужем за братом Мессалины, и заключение помолвки другой его дочери Октавии, возрастом 7 лет, с Люцием Юнием Силанием.

В течение 48 г. любовная история Мессалины и Силия совершает новый виток. У юного любовника, такого пугливого и осторожного в первые месяцы адюльтера, неожиданно созревает смелый замысел, в который он немедля посвящает императрицу. Он предлагает Мессалине избавиться от Клавдия, а затем выйти за него, за Силия, замуж. Император уже стар, поэтому ничего нет страшного в том, чтобы ускорить его и без того уже близкий конец. Силий подтверждает Мессалине, что готов усыновить Британика и сохранить за ней все привилегии, которые она имеет. Кроме того, ведь с начала 48 г. Силий - консул, и он уверен, что у него есть много сторонников, которые бы хотели видеть именно его у руля власти.

Мессалина отнеслась к предложению довольно прохладно. Конечно, не смерть Клавдия заставляет ее грустить. Она боится, что как только Силий займет трон и окунется в интриги, неизбежно сопутствующие столь высокому рангу, он отдалиться от нее и отдалит ее от власти. Поэтому перспектива женитьбы в обход легитимного супруга не прельщает ее.

Клавдий отправляется в Остию на религиозную церемонию и любовники, воспользовавшись его отсутствием, устраивают себе свадьбу. Силию все же удалось убедить Мессалину участвовать в этой авантюре. Поговаривают даже, что они хитростью заставили Клавдия подписать акт их бракосочетания, мотивируя это тем, что контракт фиктивный, направленный на то, чтобы обмануть плохие предзнаменования, говорящие о смерти «мужа Мессалины». Римский закон позволяет женщинам разводиться с мужьями по собственному желанию. Мессалина обращается к претору и заявляет, что разводится с Клавдием, что является вполне законным. Однако, упущена одна небольшая, но очень важная деталь. Мессалина не оповестила своего мужа о том, что она подписала развод с ним. А это важно в глазах закона. В то же день, 24 августа бракосочетание Мессалины и Силия празднуется с большой помпой. Авгур гадает на полете птиц, Мессалина завернута в оранжевую вуаль – символ новобрачной, свидетели подписывают акт бракосочетания, брачное ложе поставлено в доме Силия. Это происходит на глазах всего Рима, никто более не остается в неведении.

Мессалина и Силий Прекрасный Силий убеждает Мессалину избавиться от старого императора и вновь выйти замуж 

Свадьба сильно тревожит и пугает вольноотпущенников Клавдия. До этого они охотно принимают участия в «невинных» забавах императрицы, но теперь дело принимает угрожающий оборот. Пока Мессалина принимала в своих покоях актера, пантомима Мнестера, это было серьезным проступком, но не в коей мере не могло повлечь за собой развода и повторного брака.

Сейчас опасность исходит от молодого но обладающего могуществом, красотой и умом человека. Многие понимают, что свадьба с Мессалиной – это только первый акт, что последствия могу быть более разрушительными. Каллист, Паллас и даже друг детства Нарцисс подумывают об устрашении Мессалины, пытаются угрожать ей, чтобы она расторгла свой союз с Силием. Затем, они решают рассказать обо всем Клавдию, который задерживается в Остии. Осторожный Нарцисс сносится с двумя проститутками, Кальпурнией и Клеопатрой, сопровождающими императора в путешествии, и просит их рассказать тому всю правду о жене. Кальпурния катаясь в ногах у Клавдия, начинает лить слезы и стенать: «Мессалина вышла замуж за Силия!». Клеопатра, а затем и Нарцисс подтверждают это: «Знаешь ли ты, Цезарь, что с тобой развелись? Люди, Сенат, армия – все были свидетелями свадьбы Силия. Если ты не поторопишься, муж Мессалины захватит власть в Риме!»

Как обычно, при подобных обстоятельствах, у Клавдия случается приступ паники. Он мечется по комнате, повторяя: «Я все еще император, не так ли?» Все убеждают его вернуться в Рим и искать убежища у преторов, там он будет чувствовать себя в безопасности. Но император им не внемлет. Он то заходится гневом, проклиная свою супругу и ее любовников, то плачет от умиления, вспоминая хорошие моменты их совместной жизни и своих малолетних детей.

В то же самое время Мессалина и ее новый супруг празднуют вместе со своими друзьями сбор винограда, который выливается в разнузданную вакханалию. В саду были установлены прессы с виноградом и бочки, наполненные суслом. Женщины, едва прикрыты шкурами животных, скакали и прыгали издавая крики вакханок. Силий, увенчанный плющом, представлял Вакха, растрепанная Мессалина, потрясающая тирсом (жезлом Вакха) с острыми шипами на конце, изображала Ариану, спутницу бога. В разгар праздника, захмелевший Веттий Вален взбирается на вершину дерева и пафосно заявляет, что видит «черный шторм идущий со стороны Остии». Фраза, оказавшаяся пророческой.

Пока длиться пиршество, появляются гонцы, которые объявляют, что Клавдий все знает и движется на Рим, чтобы отомстить за себя. Паника охватывает ряды вакханок и богов, и они с криками разбегаются в разные стороны. Дабы скрыть свой страх Силий немедленно отправляется в Сенат, чтобы заняться своими консульскими делами и сделать вид, что ничего экстраординарного не произошло. Мессалина не слишком напугана, она знает, как успокоить своего супруга. Вот только она не может знать, что ее лучший друг Нарцисс переметнулся на сторону врага и уже просил у императора о ее смерти. Она решает появиться перед Клавдием, держа на руках малолетних Британника и Октавию. Все разбегаются, завидев ее, она же пешком проходит через весь город и поднимается вместе со своими детьми в повозку мусорщика, направляющегося в сторону Остии. Завидев военную колонну своего супруга, она буквально бросает своих детей в объятия Клавдия. Однако, Нарцисс, находившийся поблизости перебивает ее, отстраняет ее и детей от императора. Клавдий наблюдает за всем не проронив не слова. По прибытию в Рим Цезаря встречает Вителий, который в очередной раз сменил лагерь. Он проводит Клавдия к дому Силия и показывает ему все то, что Мессалина велела перевезти сюда из своего дворца. Клавдий, наконец, выходит из безмолвного оцепенения и разражается проклятиями и угрозами. Вернувшись в лагерь преторов, он немедля подписывает смертный приговор на всех любовников Мессалины. Список этих любовников ему услужливо составил Нарцисс. Около 15 знатных персон Рима были казнены практически на месте.

Императрице удалось укрыться в садах Лукулла. Там находит ее собственная мать Лепида, до этого бывшая в ссоре с дочерью. Теперь она пришла к ней с добрым советом. Она предлагает Мессалине не ждать пришествия солдат, а тот час же убить себя. Однако, неверная жена не теряет надежды получить прощение от своего мужа и тут же составляет прошение на его имя. Обманутый муж, пытаясь забыть все горести этого сложного дня, устраивает роскошный ужин и размягченный от обильных возлияний решает выслушать Мессалину на следующий день. Нарцисс понимает, что гнев Клавдия понемногу успокаивается, и достаточно будет ночи, проведенной в объятьях Мессалины, чтобы забыть все случившееся. Опасаясь собственного разоблачения, он отдает приказ страже найти и казнить Мессалину. Завидев солдат, Мессалина начинает рыдать и едва уловимым жестом пытается заколоть себя ножом. Опережая ее, военный трибун пронзает ее своим мечом. Весть о смерти Мессалины застала Клавдия за тем же праздничным столом. Находясь все еще в эйфории от съеденного и выпитого, он не проявляет ни удовлетворения, не гнева, ни скорби. Он даже не замечает радости своих приближенных, ни горя своих детей, находящихся подле него. Хуже того, через некоторое время он спрашивает, почему императрица не присоединилась к нему во время пиршества, что лишний раз доказывает, что по сути Клавдий вообще ничего не слышит вокруг себя. Сенат принимает решение вымарать имя Мессалины из всех публичных и частных актов и мест, что помогает и Клавдию забыть свою юную жену. Главным победителем из всего этого выходит Нарцисс. Его не только делают квестором, но и отмечают его примерное поведение.

смерть МессалиныБесславный конец. Мать Мессалины убеждает ее свети счеты с жизнью, в то время как посланец Нарцисса оскорбляет ее. Она пытается заколоть себя, но только ранит. Солдат довершает дело, пронзая ее своим мечом.

Проклятое имя

Античные авторы сделали имя Мессалины практически нарицательным, символом нимфомании и всевозможных излишеств. Все в один голос утверждают, что она была сексуально невоздержанной, что меняла любовников каждый день, но и это не удовлетворяло ее похоти, и она занималась проституцией в римских домах терпимости. Согласно Диону Кассию низость Мессалины доходила до того, что она заставляла других дам из своего окружения изменять своим мужьям прямо на глазах последних. Все это происходило ни где-нибудь, а в императорском дворце. Дамы, которые соглашались на авантюры затем получали щедрое вознаграждение. Мужья, кто отказывался предоставлять своих жен для участия в оргиях, наживали злейшего врага в лице Мессалины, и она не успокаивалась, пока не наказывала их. Все это происходило в покоях императорского дворца, под боком у Клавдия, который долгое время вообще ничего не замечал. Чтобы сплетни не распространялись, она укладывала к себе в постель самых красивых из своих служанок.

Тон в повествованиях о Мессалине меняется в трактатах Плиния Старшего и Младшего. Первый в своей «Естественной истории», посвященной рассмотрению вопросов спаривания в среде животных и в среде людей, писал о том, что Мессалина поставила перед собой цель найти максимальное количество любовников за минимальный отрезок времени. В качестве «соперницы» она выбрала самую известную проститутку Рима, и выиграла у нее, совокупившись с 25 мужчинами за одну ночь.

Ювенал в своих сатирах идет еще дальше, называя Мессалину «августейшей блудницей» и «царственной проституткой». Вот эти строки: «Как только засыпает ее муж, она меняет свое императорское ложе на убогую постель. Императорская проститука надевает плащ с капюшоном и покидает покои всего с одной служанкой. Пряча свои черные волосы под белым париком, она входит в духоту убого борделя. Ей отведена отдельная комната, на которой значится ее псевдоним, Лициска. Она прячет грудь в ажурную сетку из золота, оставаясь почти обнаженной и в таком виде предлагает себя посетителям заведения. Она показывает всем свой обнаженный живот, из которого вышел благородный Британник. Она ласкает тех, кто приходит к ней и не забывает назвать цену за услуги. А когда содержатель притона закрывает его, она уходит последней, так и не утолив своей страсти. Она уходит, утомленная мужчинами, но не удовлетворенная.» Бесспорно, Мессалина была женщиной легкого поведения и имела много любовников. Но очень трудно поверить в легенды о борделе, а также о том, что в императорском дворце могли устраиваться подобного рода оргии. Ведь источником этой клеветы всегда были люди заинтересованные в оправдании смерти Мессалины. Тем не менее, выражение «царственная проститука» так и осталось связанным с именем Мессалины.

Агриппина Восходящая звезда. Едва Мессалина умерла, на сцену выходит племенница Клавдия, юная Агриппина, ставшая через год законной императрицей.

Принесенный в жертву Британник

Мессалина с Британиком (ок. 49 г.)

Второй ребенок Клавдия и Мессалины, родился 12 февраля 41 г., и являлся единственным наследным принцем, появившемся на свет во время царствования своего отца. При рождении он получает имя Тиберий Клавдий Цезарь, но затем его нарекают Британником в честь победы его отца в Бретани. Клавдий всегда держал сына подле себя и появлялся с ним на всех торжественных церемониях. Скандал, связанный со смертью Мессалины, сильно потряс неокрепшую душу ребенка. В 49 г. Клавдий женится в четвертый раз на Агриппине, которая всеми силами старается сделать наследником своего сына, Люция Домиция, будущего императора Нерона, которого Клавдий усыновляет, а также женит на своей дочери Октавии.

В тот самый момент, когда происходит убийство Клавдия, Агриппина запирает Британника в своих покоях, и выходит к преторам со своим сыном Нероном, и все приветствуют его как императора. Но даже после этого у Британика остаются сторонники. Это доказывает один факт. Оба принца, вместе с молодыми людьми их возраста празднуют Сатурналии. Чтобы посмеяться над Британником Нерон приказывает ему петь. Нисколько не смущаясь Британник начинает петь песню, в которой говорится о законном наследнике трона, который был свергнут врагами. Песня имеет успех, многие аплодируют. Разгневанный, Нерон решает отравить своего брата. Во время пира Британику подают очень горячий напиток. В нем нет яда. Яд находится в холодной воде, которую тот просит, чтобы запить жар. Британник отпивает из чаши и, не издав ни звука, падает замертво. Отрава подействовала мгновенно. Нерон объявляет, что У Британника вероятно случился приступ эпилепсии, которыми тот страдает с детства. В тот же день тело подростка было погребено в мавзолее Августа.

НеронСын Агриппины Люций Домиций, будущий император Нерон. Клавдий усыновил его в 50 г., после чего его мать всегда старалась продвинуть его в ущерб законному наследнику Британнику.



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы