О своей деятельности на фронтах Валериан нам мало рассказывал. Я, например, долго не знала о подробностях участия Валериана на фронте и об опасностях, которым он там подвергался. Я видела в нем только политического деятеля, но не военного работника.
     Правда, Валериан нам рассказывал некоторые случаи из фронтовой жизни, но о себе он как-то всегда умалчивал, и казалось, что он был там второстепенным лицом.

*
     В сентябре 1918 г. пришла тревожная весть из Москвы:
     «Эсерка Каплан ранила Ленина...»
     При этом известии всех охватило еще большее желание скорее, как можно скорее разбить врага.
     На митинге Валериан говорил:
     — Освободить родину Ильича — Симбирск от чехов.
     И скоро к раненому Ленину полетела телеграмма от первой Красной Армии, отбившей у неприятеля город, где родился Ильич.
     «Дорогой Ильич. Взятие Вашего родного города Симбирска — это ответ на вашу одну рану — а за вторую будет Самара».
     Скоро обещание, данное Ленину, было выполнено — Самара была взята.
*
     Взятием Самары не закончилась боевая жизнь Валериана.
     Он назначается членом Реввоенсовета IV армии.
     Уральское белое казачество под командой, Дутова, Колчака и генерала Толстого продолжало грозить молодой Советской стране.
     Все силы IV армии направлены на этот фронт.
    Куйбышев и Фрунзе все время в боях. Они не сидят в штабе. Их всегда можно было видеть в самых опасных местах на передовых позициях.
     — Я несколько раз видел Валериана Владимировича на передовых линиях огня, — говорил один из бойцов Чапаевской дивизии.
     Другой боец рассказывает, как он вместе с Валерианом рыл окопы и сооружал прикрытия.
     — Враг наступал. Местность была незащищенная. Голые степи. Начали спешно копать окопы. Стали таскать мешки с песком, с углем, даже с картофелем. И я видел, как товарищ Куйбышев, сняв кожаную тужурку, таскал тяжелые мешки к окопам.
*
     IV армия со своими боевыми дивизиями подвигалась к Уральску. Песчаные степи покрыты глубоким снегом. Мороз. Ветер, поднимая снег, перемешанный с песком, слепил глаза. Ноги глубоко проваливались в снег. Итти трудно. Села и деревни, попадающиеся на пути, разорены белыми бандами, Население разбежалось. Хлеб не убран.
     «Товарищ Куйбышев прилагал невероятные усилия, чтобы обеспечить снабжение бойцов, дравшихся на фронте. После его приезда в какую-либо часть бойцы, командиры и политработники хорошо знали, что обещанные им патроны, сапоги, гимнастерки, шинели вовремя придут на фронт. Даром он не обещал никогда», — вспоминает боец-чапаевец.
     Однажды, это было около самого Лбищенска, Валериан вошел в избу, где помещался штаб дивизии.
     В избе за столом сидел Чапаев и, склонив голову на руку, грустно-грустно напевал:
     Сижу за решеткой в темнице сырой...
     Ночью был сильный бой. Бойцы утомились. Врага отбросили далеко, и можно было отдохнуть. Но не мог отдыхать Чапаев, озабоченный тем, что боеприпасы кончились, продовольствия мало. Нужно было что-то предпринимать.
     — Что так грустно поет товарищ? — спросил Валериан.
     За Чапаева ответил его неразлучный друг Петя Исаев:
     — Василий Иванович на разные голоса поет эту песню. Если плохо, он на грустный голос поет, если хорошо — на веселый!
     — Одну и ту же песню на разные мотивы? Это интересно!
      О чем же грустит Чапаев, ведь врага отбросили — радоваться надо...
     — Боеприпасов мало, продовольствие кончается, — как-то нехотя ответил Чапаев, совершенно не обращая внимания на Валериана.
     — Так я вам привез и боеприпасов, и продовольствия, и махорки! — воскликнул Валериан.
     — Привез? А кто вы такой? — недоверчиво спросил Чапаев, вглядываясь и не узнавая Валериана.
     — Я Куйбышев.
     — Ой! — вскрикнул Чапаев, вскочил из-за стола и бросился обнимать Валериана.
     — Ой!.. Ну!.. Ой!.. — твердил Чапаев, а потом запел весело, громко:
     Сижу за решеткой в темнице сырой...
     С именем Чапаева связано много славных побед. Фрунзе и Куйбышев высоко ценили его заслуги. Они обратились с ходатайством в Совнарком о награждении Чапаева орденом Красного знамени.
     Погиб Чапаев, не пришлось ему носить ордена на своей груди, но большая и светлая память осталась о нем навеки у всей Советской страны.
     По предложению Куйбышева и Фрунзе 25-я дивизия стала носить имя своего славного командира — Чапаева. Город Балаков, в котором провел свое детство Чапаев, теперь называется его именем.
     Много интересного рассказывал Валериан Владимирович о Чапаеве, о его непреклонном нраве, удивлялся смелости, выносливости и дерзости этого легендарного командира.



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы