Литература. Народный дух, нередко критический, здравый, реалистический подход к объяснению действительности прорываются все явственней в литературу. Последняя вместе с другими явлениями общественной, духовной жизни ярко отражает рост национального самосознания народа, идейные противоречия, противоборство разных социальных сил.

     События начала века подвигли взяться за перо князей и бояр, дворян и посадских людей, монахов и священников. Авраамий Палицын в «Сказании» подробно повествует о «разбойничестве» первых лет нового века, восстании Болотникова, борьбе с самозванцами и интервентами. Другие авторы: дьяк И. Тимофеев во «Временнике», И. М. Катырев-Ростовский, родовитый князь, многие известные и анонимные составители повестей и сказаний, слов и видений — взволнованно говорят о Смуте. В объяснении ее причин, наряду с божественным промыслом, указывают на замыслы и поступки людей, порицают их: одних — за нарушение справедливости (например, убийство царевича Дмитрия происками Годунова), других — за «безумное молчание» в связи с этим, третьих («рабов» господских) — за непослушание и мятеж.

 Дворец Алексея Михайловича в селе Коломенское под Москвой. XVII в.

     Участники похода Ермака составили «Казачье написание». Инициативу похода они отводят самим казакам, а не Строгановым. Федор Порошин, беглый холоп, ставший подьячим Войска Донского, создает в 40-е гг. «Повесть об Азовском осадном сидении донских казаков». С ее страниц встает эпопея героической борьбы донцов с турками в ходе взятия и защиты Азова (1637—1642 гг.).
     По-прежнему русские люди любили читать жития святых — Антония и Феодосия Печерских, Сергия Радонежского и многих других. Жития распространялись в тысячах списков. Составляются жития и в XVII в., появляются новые святые подвижники и их жития с описанием подвигов и чудес, с ними связанных. Создаются также жития-биографии не церковных, а гражданских лиц.

 Деревянная церковь в Кондопоге XVII в. Фото: Илья Тимин, https://kareliya.ru/

     «Житие» Аввакума — талантливая и яркая автобиография, острая, полемическая и живая. «Просторечие», яркость зарисовок, наглядность образов, индивидуальная манера письма делают «Житие» новаторским произведением, несмотря на консерватизм взглядов автора-старообрядца.
     Столь же яркое явление русской литературы этого времени — сатирические повести и сказания. Их авторы вышли из низших слоев приказной и духовной среды. Отсюда их просторечие, бытовые сцены, критический взгляд на явные противоречия социальной жизни. Таковы «Азбука о голом и небогатом человеке», «Служба кабаку», «Повесть о Шемякином суде», «Сказание о куре и лисице», «Сказание о попе Саве и великой его славе», «Калязинская челобитная». Мздоимство и жадность, пьянство и распущенность бичуются в этих повестях метко и остроумно, живым языком, с пословицами и скоморошьими прибаутками.

 Палаты Аверкия Кириллова в Москве XVII в.

     В литературе XVII в. появляются новые черты: демократический писатель и читатель, внимание к личности героев, их душевным переживаниям. Рождаются новые жанры — светская повесть, драма, стихи с их бытовыми, сатирическими, любовными мотивами. Но все эти черты означают лишь первые шаги нового. В основном литература продолжает старые традиции; она по-прежнему в основном анонимна.
     Архитектура. Сочетание народных традиций и новых тенденций характерно и для русской архитектуры XVII в. Она во многом продолжала линию русского деревянного зодчества.

 Теремной дворец Московского Кремля. XVII в.

     Деревянное зодчество, теснейшим образом связанное с потребностями жизни народа, его быта, обычаев, отличалось реализмом и функциональной целесообразностью. Основные элементы деревянного дома — квадратный сруб (клеть) с подклетью для хозяйственных помещений, кладовых, сени между клетями, крыша, двери и окна — устойчиво бытовали столетиями, перешли и в каменные здания.
     Русские плотники и каменщики работали с большой изобретательностью и художественной выдумкой. Их постройки отличались прочностью и конструктивным совершенством.

 Софийский собор в Тобольске XVII в.

     Деревянные церкви сохранились в Архангельской, Мурманской, Тверской и других областях. Прекрасным образцом деревянной жилой архитектуры стал дворец в Коломенском (1667 — 1668 гг.), разобранный «за ветхостью» столетие спустя, при Екатерине II. Современники прозвали его восьмым чудом света. Своей сказочностью и красотой, разнообразием форм и богатством резных узоров, яркими красками и позолотой он поражал воображение, напоминал драгоценную и уникальную игрушку.
     Каменное зодчество, прерванное Смутой, возрождается с 20-х гг. В Москве восстанавливаются стены и башни Кремля. Одна за другой по всей стране строятся шатровые церкви и соборы — Архангельский собор в Нижегородском кремле, церковь Покрова в Медведкове (имение князя Д. М. Пожарского), Успенская «Дивная» церковь в Угличе и др. В них заметно стремление к нарядности и декоративности, камерности и интимности. Эти черты постепенно нарастают и в культовом, и в гражданском зодчестве. Чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на трехэтажные «терема» Московского Кремля, выстроенные Адтипом Константиновым, Баженом Огурцовым, Третьяком Шарутиным и Ларионом Ушаковым; церкви Ильи Пророка и Иоанна Предтечи в Ярославле, московские — Троицы в Никитниках, Рождества в Путниках, Вознесенскую в Великом Устюге; митрополию в Ростове (ошибочно именуется Ростовским кремлем) и многие, многие другие.
     В городах богатые бояре, дворяне и купцы строят каменные палаты, все более «узорочные», особенно во второй половине столетия. Таковы дома думного дьяка Аверкия Кириллова, бояр Голицына и Троекурова в Москве, Коробова в Калуге, Иванова в Ярославле и т. д. А построенные в конце века для царской семьи пышные «чертоги» Троице-Сергиевой лавры предвосхищают дворцы следующего столетия.

 Воскресенский собор Новоиерусалимского монастыря. XVII в.

     В XVII в. оформляются знаменитые комплексы Троице-Сергиевой лавры, Иосифо-Волоколамского, Новодевичьего, Симонова, Спасо-Ефимьева, Новоиерусалимского и многих других монастырей.
     К концу столетия складывается стиль московского, или нарышкинского, барокко, пышный и величавый, парадный и исключительно нарядный. В Нарышкинских палатах на Петровке в Москве, церквах в Филях, Троице-Лыкове, Уборах под Москвой, Успенском соборе в Рязани и многих других используются башенный тип постройки, сочетание красного кирпича для основной кладки и белого камня для отделки. Здания отличаются изяществом и разнообразием декоративного убранства.
     В архитектуре заметны стремление к реализму, использование народных традиций, идущих из глубины веков.
     Изобразительное искусство. Те же черты можно отметить и в живописи. Как и в архитектуре, здесь русский национальный стиль вырабатывает новые черты, формы. Дальнейшее развитие получает строгановская школа с ее мелким, каллиграфическим письмом, тончайшей прорисовкой деталей. Прокопий Чирин, Никифор Савин, Емельян Москвитин — наиболее замечательные ее представители, работавшие в Москве, часто писавшие иконы по заказу Строгановых. Утонченность исполнения, красочность икон восхищали современников.
     В творчестве Симона Федоровича Ушакова (1626 — 1686 гг.), мастера царской Оружейной палаты, крупнейшего русского художника, и других мастеров намечается стремление к реализму. Он имел учеников — Ивана Максимова, Михаила Милютина и многих других. Вокруг него собралась большая группа художников Оружейной палаты.
     Реалистические тенденции в сочетании с яркими, жизнерадостными мотивами и красками русские мастера проводили и при росписи церквей. Фрески церквей Троицы в Никитниках в Москве (возможно, их авторы — Владимиров и Ушаков), Ильи Пророка в Ярославле (Гурий Никитин, Сила Савин «со дружиною») и многие другие поражают красочностью и богатством композиций, изобретательностью и оптимизмом, народным духом и обилием бытовых деталей.
     Черты реализма появляются и в портретном жанре. Если парсуны (портреты) царя Федора Ивановича (1600 г.), М. В. Скопина-Шуйского (1610 г.) сделаны в обычной иконописной манере, то более поздние, середины и второй половины века, говорят о стремлении к портретному сходству, реалистическому письму. Таковы портреты Царей Алексея (С. Лопуцкий), Федора (И. Богданов), патриарха Никона (И. Детерсон и Д. Вухтерс). На иконах появляются реалистические пейзажи (например, у Тихона Филатьева, конец XVII в.), изображения зданий.
     Театр. Театр возник при дворе, и он должен был противостоять скоморошьему лицедейству, народному театру Петрушки: вместо народных сцен — пьесы на библейские, историко-героические темы; вместо народного языка, подчас резкого, грубоватого и фривольного, — напыщенный, тяжеловесный язык.
     Царь Алексей Михайлович по инициативе боярина А. С. Матвеева поручил в 1672 г. организацию театра Иоганну Готфриду Грегори, пастеру лютеранской церкви из Немецкой слободы в Москве. Он набрал труппу из 60 иноземцев, потом появились актеры из русских; вскоре начали играть на немецком и русском языках пьесы на библейские темы: об Эсфири («Артаксерксово действо»), Товии, Юдифи и Олоферне. После кончины царя (1676 г.) театр закрыли, и он более не возобновлял свои постановки.
     Быт. Самый устойчивый компонент жизни людей — быт, и тот испытал в XVII в. изменения. В наименьшей степени у крестьян: по-прежнему большинство их жило в «черных», или «курных», избах без трубы, и потому дым из топившейся печи выходил через отверстие в крыше; в окнах — бычий пузырь вместо слюды или стекла; вечером свет давала лучина, вставленная в светец. Вместе с людьми зимой в избе находились телята, овцы и куры. На деревянных лавках у стен и сидели и спали. Ели деревянными ложками из мисок, блюд, тарелей, пили — из стаканов, ковшей, братин. Посуда тоже в основном была деревянной. Посуду, поставцы для нее, сундуки и коробья для домашнего имущества украшали росписью, нередко красочной, многоцветной — цветами и травами, фантастическими зверями и птицами; рисовали и бытовые сцены. В богатых семьях встречалась посуда фаянсовая, оловянная и медная.
     Ели крестьяне хлеб, в основном — черный, и горох, толокно и гречневую кашу, капусту и морковь, свеклу и огурцы, репу и редьку, лук и чеснок. По праздникам к столу подавали мясо. Рыбу употребляли свежей и соленой. Пили квас и пиво, которые готовили дома.
     Важную роль в повседневном быту играли обряды: песни и причитания, ряженье и гаданье; в ночь на Ивана Купалу — вязанье венков и прыганье через костер. Любили деревенские жители глядеть на пляски и слушать песни, представления и прибаутки скоморохов, Петрушку — кукольный театр на открытом воздухе, в котором часто присутствовали политические мотивы.
     Одежду крестьяне шили из домотканого холста, который красили в разные цвета, покрывали вышивками из цветных ниток; из сермяжного сукна. Летом носили лапти, зимой — валенки.
     Посадские люди жили тоже в основном в деревянных избах; у зажиточных они — просторней, при них всякие служебные постройки: погреба, амбары, «сушила», конюшни. Появились и каменные палаты под железо. В доме — те же столы, лавки вдоль стен. Но есть шкафы, а также кресла, стулья, зеркала на западноевропейский манер. Для платья и других вещей заводили сундуки, ларцы, коробья.
     Хозяйство в домах простых людей вели очень расчетливо, все в семье неукоснительно подчинялись хозяину, соблюдали церковные обряды, вели себя благочестиво. Так, во всяком случае, велел жить «Домострой», и его правила соблюдали, не без исключения, конечно, о чем и повествует сатирическая литература.
     Гораздо больше иноземных новшеств наблюдается в дворянском и особенно княжеско-боярском быту. Бояре, например В. Голицын, Троекуров и другие, имели большие каменные дома со многими комнатами и высокими потолками. Снаружи их украшали резные крылечки, карнизы, наличники; высокую крышу покрывали медными золочеными листами. Стены внутри украшали росписи («личины») и ковры, зеркала и гравюры. С потолка свешивались люстры.
     В комнатах стояла красивая заграничная мебель: кровати с балдахинами и стулья, обитые золоченой кожей; в поставцах — дорогая посуда. Выставлялось, на удивление гостям, оружие — огнестрельное и холодное. Еду подавали самую разнообразную, из мяса, рыбы, птицы, ее сдабривали пряностями, солеными лимонами, которые привозили из Голландии. Лимоны были большой роскошью, доступной богатым и знатным людям, что не осталось незамеченным в народе: «Артамоны едят лимоны, а мы, молодцы,— одни огурцы».
     Из Астрахани привозили виноград, арбузы и дыни. В застолье обильно были представлены напитки — пиво, квас, меды на ягодах, привозные вина.
     Одежды для вельмож, богачей делали из шелковых, суконных материй, часто заграничных, украшали их жемчугом и драгоценными камнями, шитьем из золота и серебра. Боярские шубы, тяжелые и роскошные, производили впечатление торжественности и богатства, но отличались неудобством. Одеяния дополняли высокие меховые шапки, яркие сафьяновые сапоги с загнутыми носками, тяжелые трости. Во время парадных выездов вельмож везли кони с богатой сбруей, бубенцами на шее и ногах, пучками страусовых перьев на головах; их сопровождала пышная конная свита.
     К концу столетия одежда постепенно заменяется более скромной и удобной, на западный манер. Бояре и дворяне начинают стричь волосы и брить бороду. Заводят инрстранные книги и музыкальные инструменты, игрушки. Входит в моду курение табака.
     В среде феодалов также соблюдали старинные обычаи, слушали русские сказки и смотрели представления скоморохов. Но разница в быте господ и простолюдинов становится заметней, резче.

???
1. Испытывала ли русская культура XVII в. зарубежное влияние? Было ли оно велико (при ответе привлекайте материалы §§ 38 и 39)?
2. Как в быте различных слоев населения проявлялось их положение в обществе?
3. Сравните быт русских людей XVII в. с их бытом в XVI в. (обратитесь к § 28).
4. Опираясь на материалы §§ 38 и 39, докажите, что XVII столетие стало началом нового периода в истории русской культуры.



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы