История и современность "Хочется воскресить Сталина...": как генсек боролся с коррупцией и хищениями

Санникова Ю.

     Коррупция и хищения государственной, читай народной собственности в современной России достигли небывалых размеров. В том, что чиновники всех уровней воруют и берут взятки, уже не сомневаются даже те, кто лояльно относится к путинской администрации. Именно поэтому все чаще слышатся кручинные речи о воскрешении Сталина, который расстрелял бы сотню-другую казнокрадов или влепил жёсткие уголовные сроки. Глядишь, порядку стало больше.

 Сталин в 1941 г.

     Настораживает, что люди высказывающие подобные заявления, всякий раз почти прибавляют: "я не за Сталина", или "я совсем не сталинист", "да, сталинские методы ужасны, но то, что творится сейчас..." и т.п.
     Одно дело, когда за карательный подход "топят", как принято выражаться, неосталинисты или ностальгирующие по СССР. Другое, когда обычные, аполитичные граждане, измученные социально-экономическими последствиями ковида и наглостью российских чиновников, согласны на всё, даже на возвращение тоталитарного катка, который может проехать (и наверняка проедет!) в первую очередь по ним.
     Но давайте же посмотрим на беспристрастные факты, окунёмся, так сказать в историю, аргументированно докажем тем, кто призывает на наши головы Сталина, что при нём воровство и коррупция высших и средний органов власти (в том числе и на местах) оставались, как и сейчас безнаказанными.

 Председатель Следственного комитета России А. Бастрыкин в декабре 2019 г. заявил, что по сравнению с 2018 г. количество обвиняемых в коррупции по направленным в суд делам из числа сотрудников МВД, ФСИН, ФТС и ряда других ведомств снизилось на 5-10%. Источник: © РИА Новости / Сергей Гунеев

Закон о трёх колосках

     Основным документом, по которому за взятки и хищения в любых размерах можно было схлопотать реальный срок, вплоть до высшей меры, в 1930-е годы являлось Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года "Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности". Постановление было разработано и принято по инициативе самого генсека. В народе его окрестили "законом о трёх колосках".
     Закон от "седьмого восьмого" (другое название по времени принятия этого акта) был очень суров и потребовался правительству для обслуживания индустриализации и коллективизации. Крестьянство, как мы помним из школьного курса истории, всеми силами сопротивлялось "честному отъёму хлеба". А в это время в городах не хватало продуктов питания, для рабочих, занятых на грандиозных стройках, вводилось распределение по карточкам.
     Для того чтобы усмирить мужичков, не желавших делиться, потребовалось создание государственной машины террора, в которой, как в адском жёрнове перемололись судьбы миллионов людей. Закон о трёх колосках был одним из регулировавших этот маховик.

 Пропагандистский плакат 1930-х годов

     Согласно закону, граждане, посягнувшие на социалистическую собственность, коей в СССР к тому времени стало абсолютно всё, даже хлеб, выращенный тобой лично, даже приплод от собственной коровы, итак, все, кто посмел коснуться социалистической собственности, объявлялись врагами народа. Основная мера наказания — расстрел. При наличии смягчающих обстоятельств вышка могла быть заменена на 10 лет с конфискацией.
     В письме Молотову и Кагановичу, написанному в июле 1932 года, создатель драконовского закона Иосиф Сталин так объясняет необходимость смертной казни за посягательство на то, что принадлежит государству:
     Социализм не сможет добить и похоронить капиталистические элементы и индивидуально-рваческие привычки, навыки, традиции (служащие основой воровства), расшатывающие основы нового общества, если он не объявит общественную собственность (кооперативную, колхозную, государственную) священной и неприкосновенной.

Сколько осуждено, и каков социальный состав "преступников"?

     С. В. Кулешов и О. В. Волобуев приводят следующие данные. На 1 января 1933 года, т.е. только за полгода "работы" нового закона, по нему было осуждено 76 961 человек. Из них к высшей мере — 2 588 человек, к 10-летнему тюремному заключению — 49 360 человек. За шесть месяцев 1933 года признано виновными — 130 942 человека, казнено — 5 575 человека, отправлено в лагерь на 10 лет — 109 648 человек. В данной статистике не учитываются приговоры, вынесенные во внесудебном порядке органами ОГПУ, а это ещё тысячи людей.
     Пропаганда утверждала, что социальную собственность расхищают социально чуждые слои населения: кулаки, недобитые белогвардейцы, мироеды, эксплуататоры трудового народа. Заметим, что о чиновниках и партийцах, которые жрут народный хлеб, не упоминалось ни словом! В тоталитарном советском обществе чиновник, член ВКП(б) — а других чиновников тогда не водилось — был априори неприкосновенен и социалистическую собственность расхищать не мог. Не было у него физической возможности. Но даже если на кого-то вдруг падали подозрения в казнокрадстве, партия вступалась за него "все как один".
     Итак, на деле по обвинениям в коррупции (злоупотреблении доверенными лицу властью и имуществом ради личной выгоды) и хищениях социалистической собственности выступали простые люди, которые даже не находились в оппозиции к власти. В большинстве случаев "преступления" совершались по незнанию или, чтобы прокормить себя и семью.
     Вот два примера типичных уголовных дел:
     Крестьянин Шпицын 18-и лет из алтайского села в 1934 году был осужден на 10 лет с конфискацией, потому что забрал с маслозавода, на котором работал 1,5 килограмма масла.
     Учётчик колхоза Алексеенко за небрежное отношение к с.-х. инвентарю, что выразилось в частичном оставлении инвентаря после ремонта под открытым небом, приговорён нарсудом по закону 7/ VIII 1932 г. к 10 г. л/с. При этом по делу совершенно не установлено, чтобы инвентарь получил полную или частичную негодность...

Как карали чиновников?

     В 1932 году во все судебные и правоохранительные органы нашей необъятной страны был разослан секретный циркуляр, в котором обозначались основные правила поведения для представителей юстиции, вынужденных судить чиновников и всех тех, кто состоит в коммунистической партии.
     Вот эти требования:
     1. Участковые прокуроры и народные суды, прежде чем возбудить уголовное дело против членов ВКП(б), обязаны провести предварительную проверку, возбуждать только в тех случаях, когда это обосновано. 2. Народным судьям при рассмотрении дел учитывать личность обвиняемого, личные заслуги и т.п. 3. Участковым прокурорам в течение 24 часов сообщать в крайком партии о делах, возбужденных против коммунистов. Источник: ГАНО. – Ф. – Р– 1027. – Оп. 6. – Д. 16. – Л. 16.
     Как видим, правовой статус партийных функционеров в СССР был совершенно особым, отличным от правового статуса обычного крестьянина или рабочего. Того хватали сразу и волокли в суд, а иногда расстреливали на месте, без суда и следствия. А вот чиновника предварительно "пробивали по всем каналам" и возбуждали дело только в том случае, когда не возбудить было нельзя. Или же когда "провинившегося" нужно было снять, потому что он больше не устраивал кого-то сверху.

 И. Т. Голяков, председатель Верховного суда СССР (1938 — 1948 гг.) — снят с должности за "факты злоупотреблений служебным положением некоторыми членами Верховного суда СССР и работниками его аппарата". Не арестован, не судим.

     Автору этих строк пока не удалось найти ни одного свидетельства об осуждении кого-либо из высших или средних чиновников по закону О трёх колосках. Это, безусловно, не означает, что таких уголовных дел нет, но тот факт, что информацию сложно найти, сам по себе является показательным.
     Становится ясно, что воскрешение Сталина, даже если такое и сделалось возможным, не помогло бы искоренить коррупцию и казнокрадство в современной России. Основную проблему в 1930-е годы генсек видел в народе, прежде всего в крестьянах. Это они не желали делиться с государством, поэтому и поплатились за свою "жадность". Чиновников вождь рассматривал как союзную себе силу, эффективный инструмент, берег как зеницу ока. Бороться с ними он ни коим образом не собирался. Ни в 1930-е, ни в войну, ни после войны.
     Поэтому утверждать, что при Сталине чиновники не воровали, мягко скажем, неправильно. А уж о том, что вождь навел бы порядок, железной рукой мечтать и вовсе не стоит. Стальную лапу он сжимал только и исключительно на горле народа.



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы