История культуры 7 пословиц и поговорок с историческим контекстом

Б. Бурундукова

Очень часто в малых фольклорных формах, коими являются пословицы и поговорки, скрыты реальные исторические явления и факты. Мы отобрали 7 самых, на наш взгляд интересных.

 П. Брейгель Старший. Нидерландские пословицы. 1559 г.

1. Пригвоздить к позорному столбу

Позорный столб — это сооружение, устанавливаемое в публичном месте, в России — обычно на базарной площади. К таким столбам приковывали преступников и нарушителей, прибивали гвоздями (пригвождали) фальшивые монеты или бумажные деньги.

Позор, как известно, означает бесчестье, унизительное положение. Этимологически он восходит к слову взор — взгляд, зрелище. Понятно, что на поставленных к такому столбу все глазели, и те испытывали стыд. Именно поэтому столбы стали называть позорными.

2. На свой аршин всех не меряй

Аршин — русская мера длины, существовавшая на Руси в глубокой древности. Ее использовали вплоть до введения в нашей стране метрической системы. Аршин равен примерно 71 сантиметру и ровно четырем пядям! См. рисунок.

 Исконно русские меры длины

Но почему же в пословице говорится про свой аршин? Все дело в том, что не было закона, устанавливающего единый размер аршина (сегодня это называется эталоном). Размер аршина определялся приблизительно, на глазок, т.е. фактически каждый имел собственный аршин, который мог отличаться от аршина соседа. Пословица как раз говорит о существовавшей разнице в аршинах, метафорически подчеркивая главную мысль: по себе людей не судят.

3. Врет как сивый мерин

Сивый в данном случае — седой, старый. В паре с мерином, кстати, очень часто идет и сивая кобыла, несущая бред:)

Фразеологизм произошел оттого, что старых коней не запрягали в плуги и бороны, потому что борозду они прокладывали криво, т.е. врали и вся пахота шла насмарку.

 Пахарь. Лев Николаевич Толстой на пашне. Худ. И. Е. Репин, 1887 г.

4. Встречать хлебом-солью

Хлеб с солью — традиционный русский символ, ставший именем нарицательным. Хлебосольными называют хозяев, которые любят (и умеют :)) принимать гостей. В соответствии с древней традицией, каравай с солонкой, поставленной на него сверху, выносили к гостям. Те должны были отломить кусочек хлеба, посыпать его солью и съесть.

Хлеб олицетворял не только основную пищу русского человека, но и труд, затраченный на его выращивание и приготовление. На Руси к хлебу издавна относились как к самому ценному продукту, поэтому и гостей встречали самым дорогим, что было в крестьянской семье. То же можно сказать и о соли. В Древней Руси соль была одним из самых ходовых товаров, ведь она придавала пище вкус и остроту. Есть без соли совершенно невкусно, вот почему эту приправу до сих пор ценят во всем мире.

 Хлеб-соль урожая. Худ. Л. П. Бессараба, 1969 г.

5. После нас хоть потоп

Означает эгоистическое отношение к будущему, в котором говорящего уже не будет. Мол, наплевать ему на мир и окружающих. Слова эти приписываются маркизе Помпадур, фаворитке французского короля Людовика 15, которая, несмотря на такие глупые заявления, покровительствовала наукам и искусствам и в целом ее нельзя назвать эгоисткой.

 Мадам де Помпадур в красивом саду. Худ. Ш. ван Лоо, 1755 г.

6. И волки сыты, и овцы целы

По данным этнографов, поговорка эта возникла где-то в степных краях. Крестьяне-скотоводы сознательно занижали количество родившихся ягнят в овечьих отарах, принадлежавших помещику. Лишнюю скотину забирали себе, а барину говорили, что ее съели волки. Таким образом, помещик не возмущался убылью, с волка какой спрос? А у крестьян заводились дополнительные средства.

7. На лбу у него не написано, что он за человек

Поговорка иллюстрирует практику клеймения, применявшуюся к преступникам и беглым крепостным. Клеймо ставили, как правило, на видном месте (лоб подходил для этого как нельзя лучше), чтобы его нельзя было спрятать под одеждой.

А вы знаете откуда пошли такие, например, пословицы: Москва слезам не верит, несолоно хлебавши, плетью обуха не перешибешь?



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы