Новейшая история Код Шампольона

Дарья Жуковская

В 392 г. до н. э. на цивилизацию египетских фараонов обрушилось большое несчастье, в результате которого пострадало в первую очередь иероглифическое письмо. Согласно эдикту Феодосия император Юстиниан повелел закрыть все храмы традиционных египетских божеств. Древний Египет с его политеизмом и изображениями божеств перестал существовать.

В Египте византийского периода сильное в то время иконоборческое течение приписывало иероглифам сатанинскую природу, поскольку они изображали существ и объекты, наделенные сверхъестественной силой. Подобная стигматизация иероглифического письма еще более усилилась с водворением в Египте ислама в VII веке. Запрет на изображение божественного прочно закрепляется в мусульманской традиции, несмотря на то, что существуют и исключения из правила. Эти исключения не коснулись иероглифов, которые в течение почти тысячелетия были преданы забвению.

Храм Абу-Симбел, Нубия Храм Абу-Симбел, Нубия

С наступлением Ренессанса возрождается интерес к иероглифическому письму, обусловленный двумя факторами. Во-первых, были вновь открыты сочинения греко-латинских авторов, описывающих Египет эпохи фараонов и упоминавших о иероглифах, как неотъемлемой части его культуры. Во-вторых, в результате масштабных работ по очистке Рима, предпринятых папами, было обнаружено несколько египетских обелисков, привезенных императорами из походов. Ученых и просто эрудитов той эпохи очень сильно заинтересовали неведомые им знаки, многие сразу поняли, что речь идет именно о письменности, а не просто о художественном орнаменте. Три школы претендовали на истину о происхождении и природе иероглифического письма. Первая, так называемая мистическая школа, полагала, что иероглифы – это тайнопись, доступная только избранным или посвященным жрецам, вторая – философская – утверждала, что иероглиф – это универсальный метод записи мыслеобразов минуя посредство слова. Третья, историческая школа, придерживалась версии, что иероглифы – это элементы древнеегипетской письменности, утерянной в веках.

Спустя два века жарких споров, счастливая случайность позволила одержать верх третьей версии. В 1799 году солдаты из французского экспедиционного корпуса, занятого на обустройстве форта Жульен в Розетте, обнаружили древнюю стену, в которую была встроена большая плита черного мрамора, с нанесенными на нее надписями трех видов. Практически сразу установлено , что на камне был высечен декрет Мемфисского Синода, изданного в 196 г. до н.э., который чествовал Птолемея V Эпифана (203-181 гг. до н. э.). Первая надпись была сделана с помощью иероглифов, причем в их староегипетской версии, вторая – на «демотическом», термин, означающий одновременно алфавитное письмо производное от иероглифов и современный египетский язык, третья на древнегреческом. Последнюю надпись без труда смогли прочесть знатоки языка.

Розеттский камень. Британский музей, Лондон, Великобритания Розеттский камень. Британский музей, Лондон, Великобритания

Согласно конвенции о капитуляции французского экспедиционного корпуса, плита с надписями была отправлена в Англию, она и поныне находится там. Розеттский камень сегодня можно увидеть в Британском музее. Перед отправкой Наполеон приказал снять копию с плиты, которая затем была опубликована в отчете египетской экспедиции, осуществлявшейся Францией в 1798-1801 гг. Теперь разгадыванием загадки иероглифов мог заняться любой желающий.

На самом деле за кажущейся простотой – раз уже одна из надписей была на греческом, то стоило просто наложить ее на демотический и иероглифический тексты – скрывалось множество трудностей. Иероглифы шли сплошным потоком, невозможно было определить где заканчивается одно слово и начинается другое. Как в таком случае узнать сколько египетских символов соответствуют греческому слову?

К счастью, первые дешифровщики имели одно средство, способное частично помочь в преодолении преграды. Это средство – имена монархов, несколько раз упоминаемые в греческом тексте, в частности имя Птолемея, нескольких его предшественников и царицы Арсинои. Вполне очевидно, что эти же имена должны упоминаться в иероглифическом и демотическом письме. Таким образом, группа египетских иероглифов, повторяющаяся столько же раз сколько искомое имя в греческом тексте могла по праву считать знаковым выражением имени монарха. Для подобного анализа как нельзя лучше подходила демотическая версия, поскольку именно она сохранилась лучше всего.

Именно начиная с демотического письма дешифровщики смогли вычленить имена царей. Первым отыскал имя Птолемея Сильвестр де Саси. Затем эстафету принял Йоханн Давид Акрблад, бывший секретарь штаба короля Швеции. Именно он доказал, что на демотическом имя Птолемея было записано с помощью алфавитных знаков. Акрблад составил своего рода алфавит из 29 букв. Впоследствии выяснилось, что он был верным только наполовину. Тем не менее, шведский исследователь смог выявить даже некоторые грамматические элементы, в частности суффикс существительных мужского рода –f– в демотическом письме, который по всей вероятности пришел туда из коптского. Вскоре, однако, выяснилось, что «алфавитный путь» ведет в никуда.

Затем расшифровкой иероглифов занялся еще один блестящий эрудит – Томас Янг, основоположник физиологии зрения, открывший интерференцию световых волн. В Гёттингене он увлекся Розеттским камнем и начал изучать демотическую версию надписи. Он выделил несколько символьных групп и установил, что демотическая письменность производна от иероглифического письма. Янг подтвердил теорию аббата Бартелеми, высказанную задолго до обнаружения

Розеттского камня, согласно которой имена монархов помещались в рамкерамка, в которой помещались имена фараоновРамка имела овальную форму и была вытянута по ширине, символизируя собой магический круг. Несмотря на то, что версия с иероглифическим письмом сохранилась хуже других, знание о том, что имена фараонов уже отделены в ней подобным образом, облегчало перевод. Янг начал отбирать символы, встречающиеся наиболее часто в именах Птолемея и Береники в иероглифической версии. В частности ему удалось определить некоторые алфавитные символы, такие как:буква рp ибуква tt. Остальные символы он считал незначительными по фонетическому содержанию, хотя ему и удалось вычленить некоторые слоги. Янг составил алфавит из 15 символов, только 5 из которых впоследствии оказались верными. Английский египтолог Уильям Бэнкс внес некоторые дополнения в реконструкцию Янга. Далее дело у обоих застопорилось, поскольку изначальный посыл (алфавитность иероглифического письма) был верным только наполовину.

И только гений Жана-Франсуа Шампольона (1790 – 1832) помог направить расшифровку Розеттского камня в нужное русло. Уже ребенком Шампольон проявлял недюжинные знания к древним языкам и интересовался египтологией. Он в совершенстве владел коптским, последним языком, на котором говорили в Египте эпохи фараонов, остатки которого сохранялись в церковном языке египетских христиан. Занявшись изучением Розеттского камня, Шампольон во-первых провел компаративно-статистический анализ количества символов, используемых в демотическом и греческом вариантах. Вывод был следующим: в демотической версии было слишком много разнородных символов, для того чтобы можно было считать ее целиком алфавитной, но, в то же время, некоторые символы встречались довольно часто, поэтому полностью идеографической ее также нельзя было назвать. Таким образом, демотический – это смешанная форма письменности, объединяющая фонетические символы и идеограммы.

Худ. Л. Конье Портрет Жана-Франсуа Шампольона, 1831 г. музей Лувр, Париж, Франция Худ. Л. Конье Портрет Жана-Франсуа Шампольона, 1831 г. музей Лувр, Париж, Франция

 

 

Шампольон решил проверить свою гипотезу на примере надписей в храме Абу Симбел в Нубии.рамка из храма Абу-СимбелВ рамке есть символ-идеограмма, представлющий солнце («ра» на коптском), и три других символа имеющих фонетическое значение. Один из них –иероглифический символможно было встретить и в другим местах, заключенный в подобные рамки, из чего Шампольон сделал предположение, что он может означать окончание – mosi (в действительности же mosis, однако терминальное s появляется позже в греческом варианте и не встречается в коптском) в именах многих фараонов, в частности Византийского периода, напримерРамка с именем ТутмосаThoutmosis – Тутмос (Thoutmosis). Кроме того на Розеттском камне символиероглифический символвходил в состав слова, которое в греческом переводе означало «день рождения». На коптском «день рождения» звучит как houmisi, составной частью слова является misi («рождать»). Это слово очень сильно напоминало окончание – mosi. Сопоставляя данные признаки, Шампольон пришел к выводу, что в рамкерамка с именем Рамзесазаписано имя Рамзеса, в котором встречается как идиограмма Θ, так и фонетические символыиероглифический символииероглифический символ(последний дважды). Так у него в руках оказалась путеводная нить Ариадны – он открыл принципы иероглифического письма, которые изложил в 1822 году в сообщении к Академии, получившем впоследствии название «Письмо к господину Дасье». В 1824 году вышел его труд «Очерк системы иероглифов древних египтян» , в котором иероглифическое письмо было освещено наиболее полно.

С 1824 по 1825 год Шампольон находился в Турине, где на стипендию, выделенную ему герцогом Блака, изучал богатейшую коллекцию древностей Туринского музея. Затем он отправился в Рим, где снял копии надписей с многочисленных египетских обелисков, привезенных в Италию римскими императорами. В Ватикане он имел возможность ознакомиться с библиотекой папирусов.

Худ. Анжелелли Египетская экспедиция Шампольона, 1836 г. музей Флоренции, ИталияХуд. Анжелелли Египетская экспедиция Шампольона, 1836 г. музей Флоренции, Италия

Безусловно, в теории Шампольона были изъяны, но глобальность открытия позволяет закрыть на них глаза, а также и на последовавшую критику менее удачливых дешифраторов, в частности Томаса Янга.

Коптский язык

Коптский язык

Гробница Нефертари, супруги Рамзеса II Гробница Нефертари, супруги Рамзеса II

Дроветти среди членов своей экспедиции Дроветти среди членов своей экспедиции

Благодаря консульской службе Бернардино Дроветти собрал впечатляющую коллекцию египетских древностей. Затем он продал ее королю Пьемонта, который разместил ее в залах туринской Академии Наук. Коллекция Дроветти считается одной из крупнейших в мире, соперничающей с египетскими коллекциями Парижа, Лондона и Берлина. В ней представлены многочисленные тексты, набранные иероглифами, а также иератические письмена.

Саркофаг Шепенмина Саркофаг Шепенмина

С особой тщательностью Шампольон переписал текст, набранный иероглифами на прекрасном базальтовом саркофаге эпохи птолемеев. Саркофаг был найден в Фебе и принадлежал скрибу Шепенмину, знатному жрецу Амона, находившемуся при дворе фараона. Надпись подчеркивала высокое происхождение жреца, она гласила: «Переписчик царских документов, жрец Озириса, чистосердечный»

Саркофаг Бутехамона Саркофаг Бутехамона

В коллекции Дроветти находился замечательный саркофаг антропоидной формы периода XXI династии (1-ая половиная XI в. до н. э.). Саркофаг принадлежал скрибу Бутехамону, известному тем, что он руководил выносом мумий фараонов из гробниц в Долине Царей, чтобы оградить их от уничтожения, которое могли повлечь за собой смутные времена. Бутехамон изображен на крышке саркофага совершающим жертвенное возлияние вина умершим фараонам.

Большая статуя Рамзеса II Большая статуя Рамзеса II

Одним из шедевров в коллекции Дроветти является большая статую из серого гранита, изображающая сидящего фараона Рамзеса II. По бокам от ног фараона вырезаны изображения царицы Нефертари и принца Амоннерхепешефа. Шампольон был заинтригован надписью на спине статуи. Надпись содержала четыре из пяти протокольных титулов фараона, украшенных восхваляющими эпитетами, о том, как он хорошо заботился о боге Амоне и своем городе Фебе.

Жизнь, отданная науке

Жизнь Шампольона



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы