(Этот мой репортаж был передан по радиостанции советских общественных организаций «Мир и Прогресс» 13.04.91 г. Радиостанция вела вещание на зарубежных слушателей.)
 
 

     ДИКТОР I: Уважаемые слушатели! Наш корреспондент рассказывает об одном явлении общественной жизни страны, порожденном забастовками шахтеров.
     ДИКТОР II: Не вдаваясь в оценку мотивов забастовок, хочу напомнить, что они больно ударили по советской экономике. Они вызвали разрушительные процессы в металлургии, да и во всей промышленности. Очевидно влияние забастовок на социально-политическую атмосферу в стране. Обострилось противостояние между центром и руководством РСФСР. В обществе произошел раскол на сторонников и критиков забастовок. В этом легко убедиться, побывав не только на митингах, но и в тех уголках столицы, где организованы пункты сбора пожертвований в фонд бастующих шахтеров.
     В отношении этих пунктов высказываются разные мнения. Одни усматривают в них результат деятельности оппозиционных сил, использующих недовольство шахтеров в антиконституционных целях. Другие указывают на примеры, когда помощь шахтерам использовалась отдельными мошенниками в целях наживы. Но пункт сбора пожертвований, который я обнаружил недалеко от спорт-комплекса «Олимпийский», не внушал подобных подозрений. Он был организован открыто, просто и убедительно. На небольшом участке асфальта стояли три довольно емких контейнера, отчасти уже заполненных пожертвованиями – консервами, другими продовольственными товарами в упаковках, банками растворимого кофе и чем-то еще. Перед контейнерами выстроились два-три стола, за которыми сидели люди, принимавшие пожертвования граждан. Я обратился к одному из этих людей с просьбой представиться и рассказать о своих функциях.
 
 
(пленка)
 

     ДИКТОР I: Грушецкий Евгений Владимирович, москвич, пенсионер, член Демократической партии России, активист общественного движения «Демократическая Россия». Сбор помощи организован четыре недели назад. Люди помогают активно. Они жертвуют деньги, продукты питания, одежду, что, конечно, нелегко оторвать от себя в наше трудное время. Приходят студенты, рабочие, служащие, сотрудники научных учреждений. Иногда подходят критики нашей деятельности. Стараемся объясниться.
     ДИКТОР II: Последнее я могу засвидетельствовать лично. Собственно импульсом к моей беседе со сборщиком пожертвований послужил короткий эпизод. Я услышал, как одна из женщин, проходивших мимо, выразила сомнение в целесообразности забастовок как средства политической борьбы. Ее замечание вызвало резкие возражения некоторых лиц, находившихся в пункте сбора пожертвований. Раздались даже возгласы: - Она провокатор! – Впрочем, нетерпимость к инакомыслию распространилась сегодня в нашем обществе довольно широко.
     Но вернемся к теме нашего разговора. Я спросил своего собеседника, что привлекает москвичей в требованиях шахтеров. Вот его ответ…
 
 
 
(пленка)
 
 

     ДИКТОР I: Людям близки, прежде всего, политические требования шахтеров. Когда они объявили политическую стачку, москвичи живо откликнулись на нее. Здесь есть представители бастующих шахтеров. Они могут подтвердить это.
     ДИКТОР II: Я попросил одного из шахтеров представиться и выразить свое отношение к пожертвованиям москвичей.
 
 
(пленка)
 
 
     ДИКТОР I: Проходчик шахты имени «60-летия Ленинского комсомола» из Ростовской области Олейников Николай Викторович. Без помощи москвичей нам пришлось бы очень тяжело. Я не первый раз приезжаю сюда. Мне приходилось разговаривать со многими москвичами. Все они в один голос говорят: «Шахтеры – наша опора». Не подумайте, что я хвастаюсь этим. Иван Степанович Силаев, глава российского правительства, тоже говорил в Кузбассе горнякам: - У меня опора – только на вас». Это, я считаю, общий настрой населения. И потому мы не удовлетворимся прибавками к зарплате. Будем стоять до конца.
     ДИКТОР II: Как относятся шахтеры к сообщениям средств массовой информации о том, что забастовщики разрушают экономику? Вот ответ на этот вопрос моего собеседника:
 
 

(пленка)
 
 
     ДИКТОР I: Поступает очень обширная информация такого рода. Гостелерадио, пресса не теряют ни одного часа, чтобы не передать такой информации. Но она не отражает реальной обстановки. Наши стачечные комитеты поддерживают связи друг с другом. Телефонная связь крайне затруднена, блокируется. Но мы посылаем своих представителей в различные регионы – в Воркуту, на Сахалин, в Минск и так далее.
     ДИКТОР II: Конечно, подобный ответ на вопрос слишком прост. Между тем тревогу по поводу угрозы закрытия предприятий из-за дефицита угля, надвигающейся экономической катастрофы вряд ли можно считать преувеличенной. Однако с моей стороны было бы некорректно требовать от своего собеседника квалифицированного анализа экономической ситуации. Стихия стачечной борьбы ему, очевидно, ближе. Я попросил его высказать свое мнение по поводу недавних переговоров горняков с центральными властями. Вот что он сказал:
 
 
(пленка)
 
 
     ДИКТОР I: Практически ничего на этих переговорах не было решено из того, чего добиваемся мы, горняки, - говорит Николай Олейников. Все было там сформулировано вокруг да около. Добавили семь дней к отпуску, пообещали еще кое-что. Но дело в том, что теперь мы выдвигаем политические требования. Мы не добиваемся того, чтобы во главе государства стали Борис Ельцин, Руслан Хасбулатов или Иван Силаев. Мы добиваемся свержения этого строя, который существует семьдесят с лишним лет. Ельцин устраивает нас не по каким-то особым соображениям, а потому, что он проводит линию, отвечающую нашим интересам.
     ДИКТОР II: Мнение моего собеседника, разумеется, не отражает всего спектра реакции горняков на переговоры с центральным руководством. Достаточно напомнить, что после этих переговоров ряд шахтерских коллективов возобновили работу, в том числе шахты «Шолоховская» и «Краснодонецкая» Ростовской области. Важно отметить и другое. Николай Олейников попытался защитить забастовщиков от обвинений в том, что их используют в качестве инструмента обострения противостояния между Центром и руководством России. С другой стороны, налицо сверхрадикализм части забастовщиков, посягающих на основы конституционного строя.
     Какой же строй им нужен? Я пытался выяснить этот вопрос у целого ряда людей, собравшихся в пункте сбора пожертвований шахтерам. Определенного ответа я не получил. «Нам нужен такой строй, - говорили люди, - при котором была бы обеспечена справедливая плата за добросовестный труд».
     Отвечает ли этому идеалу рыночная экономика, к которой с таким трудом движется наша страна? Я попросил ответить на этот вопрос Николая Олейникова. Вот что он сказал:
 
 
(пленка)
 
 
     ДИКТОР I: Реальные выгоды дает только рыночная экономика. Она хотя бы поднимет нас на более высокую ступень человеческого существования. По крайней мере, она будет стимулировать наше движение к лучшей и достойной жизни.
     ДИКТОР II: Итак, от рынка никуда не уйти. В этом, по крайней мере, согласны и центральное правительство, и руководство России, и стачечные комитеты шахтеров. Так, может быть, они достигнут согласия в своих действиях?
 
 
 
 



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы