Храм на античной рыночной площади (агоре) в Афинах еще недавно ошибочно считался Тезейоном (храмом Тезея); но храм, или героон, посвященный Тезею, был выстроен Кимоном в 475 году до н. э.; между тем стилевые особенности рассматриваемого памятника не позволяют его датировать раньше чем серединой или даже последней третью V века до н. э., поэтому оно отождествляется теперь с упоминаемым у Павсания храмом Гефеста, содержавшим бронзовые статуи Афины и Гефеста, отлитые Алкаменом в 421 году до н. э. 
Гефестейон является наиболее сохранившимся памятником эпохи Перикла (табл. 75—77). Построенный, по-видимому, несколько позже Парфенона, он обязан своей сохранностью тому, что очень рано был обращен в церковь. Это — дорический периптер, размером 13,72 x 31,77 м по стилобату, сооруженный из пентелийского мрамора, на фундаменте из пирейского известняка (рис. 146). Целла имеет пронаос, наос и описфодом, причем пронаос несколько глубже описфодома. Колонны птерона наклонены внутрь, имеют энтазис и утонение (рис. 146, табл. 77), в горизонтальных элементах храма явственно видны курватуры (ср. схему 151). Колонны широко расставлены (интерколумний равен 1,62 D) и довольно стройны (Н колонны превышает 5,6 D), но несут относительно более тяжелый антаблемент, чем в Парфеноне (т. е. отношение высоты антаблемента к высоте колонны в Гефестейоне несколько больше) ; крайние интерколумнии сужены, а угловые колонны несколько утолщены; фронтон менее крутой, чем в Парфеноне. Храм был украшен скульптурой: 10 метоп восточного фасада и по 4 примыкающих к нему метопы боковых фасадов имели барельефы, а фронтоны были украшены скульптурными группами. 
Гефестейон, подобно акропольским памятникам, соединяет в себе черты дорического и ионического стилей. Так, ионический непрерывный скульптурный фриз украшает антовые портики пронаоса и описфодома, причем в первом случае антаблемент продолжен без раскреповок поперек птерона, вплоть до встречи с соответствующими элементами наружного антаблемента, с которыми он находится на одной отметке (рис. 147, 150). Под фризом Гефестейона отсутствуют такие рудиментарные признаки дорики, как полочки с каплями, еще сохранявшиеся под панафинейским фризом Парфенона. 
Гефестейон, казалось бы весьма близкий по своей архитектуре Парфенону (рис. 148—149), выполненный из того же великолепного материала и с применением тех же утонченных приемов зрелой греческой классики курватуры, энтазис и т. д.), — тем не менее не производит на зрителя впечатления, хотя бы отдаленно приближающегося по своему значению, силе и величественности к великолепному образу Парфенона. Это дает поучительный материал для сравнительного анализа обоих памятников и выявления многих особенностей их архитектурного образа. 
 
рис. 46 
 
 
Последние исследования памятника придали ему особый интерес: было установлено, что в наосе некогда стояло два ряда колонн, по пяти в каждом, делившие его на три корабля, причем средний из них, замкнутый в глубине поперечным рядом колонн, подобно среднему кораблю Парфенона, резко доминировал над боковыми. О том, какое место занимает реконструированный план Гефестейона в развитии классического периптера, следует судить с осторожностью, так как вполне возможно, что внутренние колоннады не входили в первоначальный замысел и были установлены позднее. 
 
Рис. 52-53 
 
Если считать, что внутренние колонны входили в первоначальный замысел, то вряд ли можно согласиться с попыткой пересмотреть обычную датировку храма и отнести его к середине V в. до н. э. Внутренние колонны Гефестейона нельзя объяснить необходимостью в дополнительных опорах, они применены здесь прежде всего как композиционный прием и поэтому скорее всего их появление надо рассматривать как подражание архитектурному решению интерьера Парфенона, где П-образная колоннада была впервые успешно применена Иктином. Дальнейшее развитие этого приема наблюдается в композиции одного из самых выдающихся памятников второй половины V века в Пелопоннесе — храма Аполлона в Бассах. 
 
Рис. 105 
 
Такое расположение колоннады, органически завершающее внутреннее помещение целлы, следует рассматривать как важный этап в развитии интерьера, завершивший долгие искания греческих зодчих. Это развитие, свидетельствующее о неуклонном стремлении к совершенствованию интерьера, можно проследить по ряду греческих храмов, следовавших один за другим в хронологической последовательности. Так, зодчие отказались от расстановки внутренних колонн в один ряд по центральной оси помещения (ср. рис. 46, 53) и перешли к расположению их в два ряда; затем чтобы лучше связать внутренние колоннады со стенами, —по концам каждого ряда стали делать пилястры (см. табл. 36, фиг. 4, и рис. 105) и, наконец, ввели третий, поперечный ряд колонн, придавший интерьеру совершенную законченность (рис. 128 и 146, фиг. 1). 
 
Рис. 128
 
Рис. 146
Рис. 147-150
 
Таблица 36
 
Таблица 75
 
Таблица 76
 
Таблица 77 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы