Пигмеи живут в самых глухих уголках девственных тропических лесов на территории шести государств (Габон, Камерун, Заир, Конго, Руанда, Бурунди). Общая численность их оценивается весьма приблизительно – в пределах 100-400 тыс. человек. Больше всего пигмеев проживает в Заире. Африканских пигмеев часто называют негриллями – в отличие от таких же малорослых племен Южной Азии (негритосов). В древности пигмеи составляли основное население Центральной Африки. Позднее они были вытеснены негроидными бантуязычными народами и ныне живут разбросанно.
Окончательно не решена в антропологии и этнографии проблема происхождения пигмеев. Первые письменные свидетельства в сказочно-мифологической форме о таинственных лесных карликах исходят от древнегреческих авторов. Именно греки назвали карликов пигмеями («пигмаиой» означает «величиной с локоть»), ввели их в свои легенды. Гомер в «Илиаде», рассказывая о битве между греками и троянцами, так описывает пигмеев:
 
...С криком таким журавли пролетают под небом
высоким,
Прочь убегая от грозной зимы и дождей
бесконечных,
С криком несутся они к океановым быстрым
течениям,
Смерть и погибель готовя мужам низкорослым,
пигмеям,
В утреннем сумраке злую войну они с ними
заводят.
 
После Гомера к легенде о пигмеях возвращаются естествовед Плиний Старший, «отец истории» Геродот, философ Аристотель и др. Аристотель, хотя и опирался на реальные источники, не избежал влияния мифа о Геракле, который сгреб нападавших карликов могучей дланью, бросил в львиную шкуру, после чего след их затерялся. Реальность существования маленьких людей подвергалась все большему сомнению. Переместившись в область чистой фантазии, пигмеи были отданы на откуп художникам-керамистам, и одним из любимых сюжетов, изображаемых на греческих вазах, стали маленькие люди, празднующие победу над журавлями. Воздев руки к небу, они плясали, широко раскрыв рты. Но их уже никто не видел. Путь в страну пигмеев накрепко забыли, и изображение пигмеев на помпейской фреске вряд ли означает нечто большее, чем отголосок старых греческих легенд. Для научных сотрудников средневековых университетов пигмеи были темой для схоластических построений. Последующие полтысячелетия не принесли никаких новых сведений о пигмеях, а наступивший энциклопедический XVIII в. безоговорочно отверг их вместе с циклопами, летающими гипербореями, людьми с песьими головами и прочими порождениями фантазии древних. Но в XIX в. путешественники, исследовавшие Африку, принесли в Европу рассказы аборигенов о воинственных карликах, живущих в непроходимом лесу. Рассказы эти удивительным образом совпадали с преданиями древних историков. И тогда снова начались поиски пигмеев. Это удалось сделать американскому зоологу Полю де Шайю, а также немецкому естествоведу Георгу Швайнфурту, составившему в 1870 г. первое научно достоверное описание пигмеев. В начале 1880-х гг. встречу с пигмеями описал наш соотечественник В. В. Юнкер.
В конце XIX в. пигмеи неожиданно привлекли внимание многих ученых. Прежде всего тех, кто доказывал, что человечество прошло три стадии развития – детскую, юношескую и зрелую. Поскольку каждое живое существо проходит в своем развитии эти три стадии, нет оснований, рассуждали они, исключать из этой закономерности человечество в целом. Отсюда следовало, что одни народы (подразумевалось – «цивилизованные») находятся на взрослой ступени развития, а другие задержались на детской, начальной фазе. Пигмеи с их большой головой, выпуклым лбом и, главное, маленьким, «детским» ростом (141-142 см) как нельзя лучше, по их мнению, иллюстрировали это расистское положение. Эти нелепые предположения, как и теории «вырождения» и «недоразвитости» пигмеев, оказались несостоятельными. Однако было ясно, что пигмейская проблема стала решаться с широких теоретических позиций антропологической и этнографической науки.
Узловыми вопросами пигмейской проблемы на разных этапах ее развития являются следующие: 1) о месте современных низкорослых расовых типов в эволюции человека; 2) о древности этих расовых типов; 3) о взаимоотношениях различных пигмейских и пигменоидных форм, о генетических взаимоотношениях африканских и азиатских пигмеев; 4) об отношении карликовых типов к соответствующим высокорослым формам; 5) о существовании панэйкуменного расово-культурного единства пигмеев. Пигмейская проблема имеет и более общий интерес – с точки зрения понимания процесса расогенеза на африканском континенте, если учесть, что данные по палеоантропологии Африки показывают одну важную закономерность: черты негрского типа ученые обнаруживают в палеолите, в то время как низкорослые пигмейские формы выступают лишь значительно позднее  в неолите. В целом же все данные по палеоантропологии Африки устанавливают относительно молодой возраст расового типа пигиеев. Все древнейшие остатки человека не обнаруживают каких-либо пигмеоидных признаков, а характеризуются неандерталоидными чертами. Установление неандерталоидной стадии в эволюции человека явилось одним из важнейших и прочных достижений современней антропологии. Попытки противников теории неандертальской фазы в эволюции челока доказать обратное, в частности, теорию о том, что предками современных человеческих рас являются низкорослые расы – пигмеи – оказались ложными.
Пигмейская проблема возникла как одна из буржуазных теорий происхождения человека. Ее основоположником считается швейцарский анатом Кольманн, опубликовавший в 1880-1890-х гг. ряд специальных работ. Он рассматривал пигмеев как панэйкуменный тип, находил пигмейские формы в неолитических стоянках на всех континентах. К пигмеям он относил и современные расовые типы африканских негриллей и бушменов, азиатских негритосов, веддоидов (ведды, сенои, тоала, кубу и др.) индонезийского расового типа, т. е. все низкорослые волнистоволосые группы людей.
Идеи Кольманна были подхвачены и перенесены в этнологию (этнографию) корифеями клерикального течения в культурно-исторической школе (ее еще называют венской) реакционной буржуазной этнографии П.-В: Шмидтом и П.-В. Копперсом, П.-В. Шмидт полностью разделил взгляд Кольманна на пигмеев как на предков человека и считал современных пигмеев остатками этого древнего типа. В основе этнологических построений Шмидта лежит учение о «культурных кругах», под которыми подразумевается комплекс культурных явлений или элементов. Для доказательства древности и расово-культурного единства всех пигмеев Шмидт и Кеплере выделили особый «экзогамно-моногамный культурный круг», самый, дескать, древний на земле, древнее даже так называемого тасманийского.
Руководящей идеей всех работ сторонников культурно-исторической школы является совершенно антинаучное утверждение «на примере» пигмеев извечности веры в единого бога, веры в загробный мир с идеей возмездия (монотеизм), изначалыюсти моногамной семьи, якобы вечного господства частной собственности, существовавания деревянной техники.
Таким  образом, воззрения на пигмеев буржуазных этнологов сводятся в целом к наличию панэйкуменного типа у пигмеев и существованию особого пигмейского культурного круга, к утверждению роли пигмеев как предков человека в извечности существования монотеизма, моногамной семьи и частной собственности, будто бы стоящих у истоков общественного развития и характеризующих, мол, «детство» человечества. Материнское же право, полигамию, политеизм указанные ученые объявляли всего лишь случайными, а не закономерными эпизодами в истории человечества. Между тем в науке накапливались факты, противоречившие признанию древности и расово-культурного единства пигмеев. Не подтвердились спекулятивные теории «прамонотеизма», было доказано существование развитого родового строя у пигмеев, расширялось само понятие «пигмеи» и «пигмеоиды». Требовались пересмотр старых взглядов, реформа в первоначальной трактовке проблемы.
Эту задачу взял на себя патер Пауль Шебеста, добавивший к этнологической аргументации своего учителя – П.-В. Шмидта – только утверждение о «детских» чертах пигмеев, т. е. их беззаботности, беспечности, неустойчивости, детской веселости, простоте, подвижности, «свежести духа», равнодушии к культурным благам и т. п., словом, целый «букет» инфантильных черт. Концепция Шмидта-Копперса, на службу которой была поставлена целая армия католических миссионеров – сотрудников журнала «Антропос», у П. Шебесты оказалась «в почете», хотя вошла в полное противоречие с этнографическими фактами всюду, где отдельные группы пигмеев подверглись объективному изучению. Так, у негритосов Андаманских островов были обнаружены и доказаны следы экзогамной организации, тотемических представлений, отсутствие представлений о «верховном существе» (боге). Наличие строгой моногамии, прав частной собственности и других элементов «пигмейского слоя» были блестяще опровергнуты английским ученым Рэдклифом Брауном. Его исследования в области материальной культуры андаманцев противоречат самому принципу решения пигмейской проблемы с точки зрения ее панэйкуменного характера и пигмейского культурного круга. Единого мира пигмеев нет, нет генетической связи между негриллями и негритосами.
Современная марксистско-ленинская антропология и этнография полностью опровергает лженаучные построения реакционных буржуазных ученых-расистов. Оказался несостоятельным основной аргумент в пользу древности пигмеев – ссылка на «инфантильность» расовых и психических признаков. Как доказал М. Г. Левин, «инфантильные» признаки (большая голова, прямой лоб, слабый рельеф, грациальность костей) характерны не только для пигмеоидных расовых типов, но и отличают, например, карликового шимпанзе, как и всякую низкорослую форму, от соответствующей высокорослой. Существование «инфантильных» признаков – результат малых общих размеров тела (выводы В. В. Бунака). Кроме того, приписываемые пигмеям мезокефалия, детские пропорции тела противоречат фактическому материалу. Брахикефалия (круглоголовость) и мезокефалия (среднеголовость) являются характерными лишь для некоторых групп. Среди африканских пигмеев – бамбути – известны наряду с указанными типами головного индекса (отношения наибольшей ширины головы к ее наибольшей длине, выраженное в процентах) также и долихокефальные (длинноголовость). Причем долихокефалия у пигмеев – не результат смешения с высокорослыми негроидными племенами.
Какие же существуют генетические взаимоотношения у африканских и азиатских пигмеев, или у негриллей и негритосов? Представление о единстве антропологического типа африканских пигмеев в науке пересмотрено. Еще в большей степени это относится к азиатским пигмеям. Однако, несмотря на очень значительные различия в антропологическом типе африканских пигмеев и азиатских негритосов, было бы неверным отрицать наличие у них ряда сходных телесных черт. Последнее можно объяснить законами гетерогенного роста, а также влиянием изоляции. Географическое положение, отношение пигмейских племен Африки и Азии к их высокорослым соседям позволяет, как считает М. Г. Левин «видеть в этих пигмейских племенах группы, испытавшие длительную изоляцию, и ожидать в них распространения признаков, вызванных такой изоляцией».
Для африканских пигмеев и азиатских негритосов свойственны более светлый цвет кожи и больший процент светлых глаз по сравнению с неграми и меланезийцами. Возможность европейской примеси у этих изолированных групп полностью исключается. Объяснение рецессивного характера генов светлой окраски у человека в науке существует. Их проявление возможно лишь в определенных условиях, ведущих к изоляции одной группы (например, в горах, на островах, в малодоступных зонах тропического леса). Если популяция малочисленна, то в условиях изоляции гены получают больше шансов для своего проявления. А совпадение этих условий как раз мы и наблюдаем по отношению к пигмеям – африканским и азиатским.
Таким образом, новейшие антропологические факты относительно трактовки пигмейской проблемы позволяют заключить следующее:
1) нет никаких оснований видеть в современных пигмеях остатки древнего слоя – «прапигмейской расы», из которой вроде бы развились как негритосы и негрилли, так и высокорослые негры и меланезийцы;
2) пигмеев следует считать низкорослыми поздними вариантами, возникшими в пределах высокорослых форм;
3) особенности этих вариантов являются  в значительной степени проявлением законов гетерогенного роста и тех влияний, которые обусловлены изоляцией;
4) все древнейшие остатки человека представлены неандертальскими, а не пигмеоидными формами; попытки противников теории неандертальской фазы доказать обратное оказываются несостоятельными; возраст расового типа пигмеев относительно молодой.
Этнографическая и антропологическая науки множились описаниями низкорослых племен Малайи, Суматры, Цейлона. В 1947 г. французский ученый Ж. Детри открыл и в Бирме карликов ростом 110 см и еще меньших женщин; в наши дни в 700 км от колумбийской столицы Боготы обнаружено индейское племя пигмеев. Итак, пигмеи «получили прописку» и в Америке. Если добавить к этому, что археологические раскопки позволили сделать вывод, что на Сицилии тоже были пигмеи – чисто европейского типа, т. е. «белые пигмеи», то можно констатировать: низкорослые народы различных рас есть или были на всех континентах Старого Света и в Америке.
Таким образом, и теория «пигмейского круга», предполагавшая полное сходство в облике и образе жизни всех пигмеев, получила существенные опровержения. Большинство ученых склоняются к мысли о том, что низкорослость отдельных племен в разных частях света может быть вызвана совпадением в условиях жизни. Действительно, все они живут в тропических лесах, где повышенная влажность и недостаток солнечного света могли затормозить их физическое развитие, а последующие поколения уже рождались идеально приспособленными к среде «карликами». Следовательно, пигмеи – не недоразвитые люди. Они образуют самостоятельное, обладающее своими особыми чертами население, с собственной культурой. Это составная часть многообразия человечества.
Если сравнить между собой сведения авторов XIX в. и данные последних лет, то можно заключить, что прошедшие годы не так уж много изменили в жизни затерянных в лесах различных пигмейских групп (абонго, аккан, бамбути, эфе, батуа и др.) — в той части, которая касается их занятий и обычаев.
Пигмеи ведут бродячий образ жизни, переходя с места на место в поисках пропитания. Поселения пигмеев состоят из подковообразного расположения шалашей овальной формы, высотой не более 170 см, покрытых несколькими слоями больших гладких листьев, не пропускающих воду даже при тропических ливнях. Одежду негриллей составляет набедренная повязка или небольшой передник из древесной коры или сплетенных растительных волокон. Украшения встречаются крайне редко. Не зная земледелия и скотоводства, пигмеи живут исключительно охотой, рыболовством и собирательством. С этой точки зрения их следует считать одним из самых отсталых народов мира. При таких формах хозяйства сложилась и система половозрастного разделения труда. Мужчины группами охотятся на антилоп, грызунов, дикообразов, диких свиней, буйволов, не страшатся нападать на горилл, леопардов и слонов. Пигмеи отличаются ловкостью, храбростью и терпением, преследуют зверя иногда в течение целой недели, не считаясь с усталостью, укусами насекомых и уколами шипов, до тех пор, пока преследуемый зверь не окажется на расстоянии броска копья или выстрела из лука. Преследование ведется по земле и по воздуху, так как негрилли с большим умением пользуются лианами. В период больших лишений охотятся также на кошачьих, на крокодилов, обезьян. На змей и черепах охотятся дети. Капканы не получили широкого распространения у пигмеев. Иногда охотника сопровождает собака. Негрилль охотится с помощью лука и стрел, а также приобретенных у соседних племен банту ножей и копий. Огнестрельное оружие не дошло до бродячих групп негриллей. Железные наконечники приобретаются путем натурального обмена у банту. Пигмеям известны способы изготовления ядов различного состава и противоядий, которые содержатся в тайне. Собирательство – область женского труда.
Огонь добывают высеканием. Охотничьему быту соответствует и посуда, сделанная из листьев банана, дерева или раковин. Гончарство пигмеям не известно. Едят все в основном в жареном виде, а лягушек вареными. Соль выменивают, иногда вместо нее используют золу. Низкий уровень развития производительных сил, бродячая жизнь, сравнительно изолированная и очень тяжелая в неблагоприятных условиях экваториального леса, трудности добывания пищи – все это обусловило пребывание пигмеев на низкой ступени исторического развития, что отражается и на их общественной организации. Наследование и счет родства идут по мужской линии. Брак у них парный, для религии характерны ранние ее формы: анимизм, тотемизм, фетишизм.
Культура негриллей является почти не исследованной областью. Ученые не пришли еще к единому мнению по вопросу, есть ли у пигмеев свой язык. Французский языковед Ж. Брюэль считает, что в лингвистическом отношении существует лишь одна чисто негрилльская группа, в то время как остальные пигмеи говорят на языках соседних суданских и бантоидных народов. Свой же язык проявляется в устном народном творчестве, песнях, баснях. Он беден словарным запасом и совсем неизучен. Абстрактные понятия неразвиты. В настоящее время составлено несколько сборников пигмейского фольклора. Это пословицы, остроумные загадки, мифы и легенды о сотворении мира, исторические легенды, фантастические сказки. Творческие способности пигмеев выявляются в песнях и танцах, исполняемых под музыку. При магических обрядах пигмеи поют совершенно неестественно, хриплым голосом. Негрилли – отличные танцоры. Цель их песен и танцев – разбудить лес, чтобы он слышал, как радуются жизни его дети и хозяева – пигмеи.
В настоящее, время положение пигмеев остается сложным. Формально во всех независимых странах Африки, где обитают пигмеи, за ними признаны гражданские права. Однако на деле сохраняется традиционно пренебрежительное отношение земледельцев и скотоводов к охотникам-пигмеям, наблюдается подчас полное безразличие к их судьбам. Они не принимают никакого участия в современной общественно-политической и культурной жизни стран обитания. Ни в одном государстве Центральной Африки не созданы особые органы, призванные защищать права пигмеев, заботиться об их благосостоянии, образовании, здоровье. Лишь в Камеруне и в Конго пигмеи как-то привлекаются к новой жизни: проводится политика приобщения пигмеев к современному образованию и культуре, ведется работа по наделению их землей, переводу к оседлости. В Заире ригмеев выводят из изоляции путем призыва на военную службу. Ясно, что пигмеи требуют везде усиленного внимания правительств африканских стран с тем, чтобы они не превратились только в объект туристского любопытства.
 
 
 
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы