Всеобщая история архитектуры. Том I 2. Архитектура Палестины и Финикии

Палестина и Финикия играли роль связующего звена между Египтом и странами Двуречья, что уже с древнейших времен проявляется в близости у этих народов некоторых форм искусства, в частности, архитектуры. Об этом свидетельствует, например, аналогия методу зиккуратом и ступенчатой египетской пирамидой, или вертикальное членение стен в ансамбле пирамиды Джосера — наиболее характерный прием всего монументального строительства Двуречья.
Сравнительно небольшая область, вытянутая параллельно восточному побережью Средиземного моря и вся прорезанная идущими параллельно берегу горными хребтами, распадалась на Палестину и будущую историческую Финикию. Страна была богата различными породами дерева, особенно хвойного. Горные склоны поставляли и мягкий известняк, и твердые кристаллические породы.
В поисках дерева для нужд строительства египетские фараоны еще в Древнем царстве снаряжали морские экспедиции вдоль побережья Средиземного моря к Библу, расположенному у подножия Ливана. Уже при I династии там было расположено египетское поселение, через которое проходил весь обмен драгоценного кедра с гор Ливана на изделия египетского художественного ремесла. Точно так же и правители Двуречья с половины III тысячелетия совершали походы с целью проложить пути к побережью Средиземного моря, богатому деревом, металлами и камнем.
Палестина. Палестина во II тысячелетии была заселена семитами-хананеями. Городская жизнь в стране развилась очень рано. Фараон XVIII династии Тутмес III, совершивший ряд походов в Палестину и Сирию, перечислил 118 захваченных им городов.
В настоящее время раскопаны наиболее значительные хананейские города. Важнейшими из них являются Тезер и Иерихон в южной части страны и Мегиддо и Таанах — в северной.
Завоевание Палестины кочевыми племенами израильтян, начало которого относится к первой половине II тысячелетия, происходило постепенно. Население страны в культурном отношении стояло выше номадов-пришельцев, подпавших под влияние покоренных. Поэтому тип городов и отдельных построек в израильское время очень мало разнился от хананейского типа.
Поселения. Поселения, выстроенные на холмах, служили убежищем для живущих на равнине и были отлично укреплены. Эти укрепленные поселения были невелики. Taк, Мегиддо, один из важнейших городов Палестины, занимал площадь всего в 5 гектаров.
Город обычно располагался так, чтобы по крайней мере одна его сторона была защищена крутым обрывом или быстрым потоком (табл. 98, фиг. 2). Город обносился стеной, нижняя часть которой сооружалась из глыб камня неправильной формы с забивкой промежутков щебнем и землей. Для такой кладки, характерна наклонная наружная плоскость. Верхняя часть стены выкладывалась из кирпича и была вертикальной. Стена получала, таким образом, ломаный профиль, что было гораздо более рационально для обороны, чем сплошной наклон стены египетских крепостей.
Городская стена обычно следовала контурам холма и была снабжена бастионами. Тип этих стен известен и по раскопкам, и по изображениям осады хананейских городов, на египетских и ассирийских рельефах (табл. 99, фиг. 5).
 
 
Таблица 98 
 
 
По аналогичному принципу строили так называемые «мигдолы», крепостные сооружения, характерные для всей области распространения хананейской, а впоследствии израильской культуры. Мигдол представлял собой крепостную башню, служившую последним оплотом населению. В египетской монументальной архитектуре мигдол был использован в храмовом и дворцовом строительстве (см. Мединет-Хабу).
Характерной чертой городов, выстроенных обычно без определенного плана, была чрезвычайная скученность поселения. Узкие, кривые улицы часто заканчивались тупиками. Жилые дома лепились по склонам холма так, что плоские крыши нижних домов часто приходились вровень с фундаментами стоявших выше. Из-за отсутствия места в городе не устраивали площадей. Вся общественная жизнь протекала у городских ворот. Санитарное состояние поселений стояло на низком уровне.
За последние годы произведены большие раскопки в древнем Мегиддо. Результаты их дали возможность реконструировать город и отдельные жилища израильского времени (табл. 98, фиг. 9).
Водоснабжение. При выборе места поселении обычно руководствовались близостью источника питьевой воды. Из соображений обороны поселения чаще всего строились на холме, а источники и колодцы находились при этом за чертой города. Ha случай осады или пересыхания источника устраивали подземные водохранилища (цистерны)  для запасов воды в самом поселении.
Большой интерес представляет открытый в Гезере подземный туннель, устроенный еще в III тысячелетии до н. э. Общая длина его равняется почти 67 м, при вышине в 7 м и ширине в 4 м. Весь туннель был прорублен в скале при помощи одних только каменных орудий и имел сводчатый потолок и отвесные стены. Внизу лестницы, на уровне самого водоема, туннель понижался, служа входом в обширную и высокую пещеру. Аналогичные подземные ходы обнаружены и в Иерусалиме.
Жилые дома. Деревянные дома строились редко; преобладать глинобитные или сырцовые постройки, причем форма кирпича была весьма, разнообразной. Жилые дома имели обычно невысокий каменный фундамент для защиты стен от почвенной сырости. Обычный план хананейских домов чрезвычайно близок плану домов в Двуречье: жилые и хозяйственные постройки располагались вокруг внутреннего двора (табл. 98, фиг. 5, 6, 7 и 8). 
Но наряду с этим планам применялась схема бит-хилани, характерная для Северной Сирии и Северной Месопотамии, одним из образцов которой является дворец в Иерихоне.
Полы жилых домов делались обычно глинобитными, в редких случаях они выкладывались из каменных плит. В центральной комнате с отверстием в потолке устраивался очаг, а в более бедных домах простая яма для варки пищи; иногда, кроме того, и хлебная печь. В больших помещениях перекрытия поддерживались, помимо стен, еще сырцовой или деревянной опорой. Как и в Египте, в жаркое время года крыши обычно служили в качестве террасы.
Небольшие постройки освещались через двери. Дома с несколькими помещениями имели окна; одним из признаков богатого дома или дворца были большие окна. «Верхние комнаты», т. e. вторые этажи, имелись только во дворцах и в наиболее зажиточных домах Ханаана.
В раскопках Бейсана, к западу от Иордана, несколько лет тому назад была найдена небольшая, вышиною немного более полуметра, глиняная модель святилища, имеющего три этажа. Нижний этаж и в ширину и в длину был несколько больше верхних, образуя тем самым террасу вокруг второго этажа. Bo всех этажах были прорезаны большие, прямоугольные окна, а во втором этаже — две двери, ведущие на галерею. Эта модель, несомненно, культового здания показывает, что многоэтажность не была чужда Палестине (табл. 99, фиг. 6).
Внутреннее убранство домов зажиточной верхушки и княжеских дворцов было очень богатым. Стены облицовывались дорогим привозным кедром или же местными породами сикоморы и оливы; из дерева же делались двухстворчатые двери.
Архитектура сделала большой шаг вперед в X в. до н. э., при царе Соломоне. Но и в это время расцвета еврейского царства не только строительные материалы, но и строительные рабочие вывозились из Финикии.
В XI в. до н. 5. произошло политическое объединение страны. Царь Давид захватил сильную крепость Иерусалим и превратил ее в столицу своего царства.
Сын и наследник Давида Соломон укрепил свое положение дружественными отношениями с Хирамом, царем финикийского города Тира, и с египетским фараоном, с дочерью которого он вступил в брак. При Соломоне развилась большая строительная деятельность, были построены дворец и храм.
Дворец и храм Соломона. Крупнейшие из построек еврейского царства — дворец и храм Соломона не сохранились даже в развалинах. Сделан ряд попыток дать их реконструкцию (табл. 99, фиг. 1—4), но эти попытки основаны не на археологических данных, а на описании Библии, правда чрезвычайно красочном и подробном (Книга царств, 1-5 и след.).
Материал для постройки дворца и храма Соломон получал в обмен на пшеницу и оливковое масло от тирского царя Хирама, а строительство вели финикийцы.
Дворец имел два двора, вокруг которых группировались постройки, замыкавшие их со всех сторон. На первом, более обширном дворе, стоял храм, примыкавший своим святилищем к одной из сторон дворца. Расположение это встречается и в Египте: примером может служить тесная связь дворца и храма Рамзеса III в. Мединет-Хабу.
Так называемый «дом Дубравы Ливанской», выходивший на первый внутренний двор дворца, представлял собой двухэтажный зал в 100 локтей длины и 50 локтей ширины (локоть = 0,525 м); в нижней части он имел три ряда опор по пятнадцати в каждом ряду. По характеру зал близок к египетским гипостильным залам; но он был вытянут по поперечной оси, как это делалось у хеттов и в Двуречье. На колонны нижнего этажа опирался накат балок, служивший полом второго этажа.
На тот же двор выходил тронный зал и еще третье помещение. Жилые помещения царя и его семьи были расположены вокруг второго, внутреннего двора.
Храм Соломона, судя по описанию еврейского текста, был невелик (31,5 м х 10,5 м). Двор, внутри которого был расположен храм, был окружен стеной. Монументально решенный вход представлял собой большую пилонообразную башню с трехэтажной пристройкой, окружавшей ее с боковых и задней сторон. Стены этой башни имели ряд уступав, на которые были положены междуэтажные перекрытия пристройки. Вход, фланкированный впереди двумя колоннами, был обращен на внутренний двор. Башня и пристройка были выложены из камня, скрытого под обшивкой из кедра.
Самый храм состоял из двух помещений: переднее было более обширно, чем заднее, совершенно темное («святая святых»), в котором помещался объект культа — «ковчег завета». Это расположение напоминает ансамбль монументальных построек Египта.
Внутреннее убранство храма было очень богато. Стены были обшиты резным деревом, изображавшим растительные мотивы и херувимов. Святилище было выложено золотом и в нем стояли изваяния херувимов с распростертыми крыльями, также покрытые золотом. По описанию, эти крылатые херувимы в сочетании с пальмами напоминают крылатых гениев, стоящих по сторонам стилизованной пальмы на ассирийских рельефах. Хранившийся в святилище «ковчег завета» по описанию имел форму, напоминающую золотой ларец в гробнице египетского фараона Тутанхамона. Точно так же и другие детали внутреннего убранства храма показывают, что искусство древней Палестины, развиваясь на скрещении путей из Передней Азии в Египет, впитало в себя характерные черты творчества этих стран.
Еврейский источник упоминает о двух колоннах, стоявших в притворе храма, т. е., очевидно, в небольшом помещении между пилонами. Эти медные декоративные столбы вышиною в 9,45 м, с капителями диаметром в 2 м были украшены рядами гранатовых яблок, символом плодородия, обычным как в ассирийском, .Taк и в северо-мессопотамском «субарейском» кругу.
О связи с Двуречьем говорят рога, украшавшие алтарь, и изваяния быков, несших на спинах «бронзовое море» — огромный бассейн для омовений, диаметром в 6,25 м, вмещавший около 40 000 литров воды.
Храм Соломона был разрушен до основания в 70 г. н. э. На месте, где он стоял, впоследствии была построена большая мечеть Омара.
Финикия. Уже в III тысячелетии до н. э. на финикийском побережье существовали поселения. Земледелие и скотоводство развивались слабо из-за отсутствия плодородных земель.  Основным занятием населения в древнее время было рыболовство, которое очень рано сделало прибрежных жителей мореходами, Торговля была основным занятием городов финикийской области. Процветали в них также некоторые производства (например, стекла). Оживленные торговые связи с многими странами сделали население финикийских городов посредниками по передаче так же и культурных ценностей.
Впитав в свое время элементы культур египетской, вавилонской, хеттской и ассирийской, Финикия много восприняла и от культуры ахеменидокого, а затем эллинистического периода. Все это создает большие трудности для анализа финикийского искусства и выяснения вопроса, что же является здесь местным и что заимствовано.
Наиболее интересные данные были получены за последние годы раскопками в трех пунктах: в Библе (греческой название финикийского Гебэла), в Угарите (современная Рас-Шамра) на восточном побережье Средиземного моря и в Катне (современном Мисрифе) к востоку от Оронта.
В строительной технике финикийцев можно отметить, помимо приемов, общих с другими странами, также много самобытных. Устройство оснований из мелкого камня или щебня на растворе — близко хеттским и хаиамейским строительным приемам. В применении огромных каменных блоков в кладке, вероятно, отразилось влияние Египта. Однако наличие у финикийцев с начала I тысячелетия до н. э. железных орудий и инструментов дало новое в обработке как камня, так и дерева. Финикийцы широко использовали собственные каменоломни, добывая огромные каменные блоки, достигавшие нескольких метров в длину. При кладке они отесывали эти блоки настолько, чтобы последние плотно прилегали друг к другу, а иногда связывали их металлическими скрепами. Раствор не употреблялся.
Заслуживает внимания, что финикийцы, возводя стены, наполняли деревянную форму уже не землей или глиной, как это делали хетты (см. о раскопках Тель-Атчаны и Тель-Таината), а смесью извести и песка, т. е. уже применяли принцип бетона.
Применение железных инструментов наряду с наличием в стране прекрасных сортов леса позволило финикийцам достигнуть большого совершенства в обработке дерева для кораблестроения, последствием чего явилось также высокое качество плотничных работ в строительстве. Отсюда характерный для их архитектуры прием сплошной облицовки каменных зданий как внутри, так и снаружи драгоценным кедром, примененный ими, в частности, при постройке храма Соломона в Иерусалиме, а также использование в качестве украшения вырезанных из дерева, пальметт, цветов и целых гирлянд.
 
 
Таблица 99 
 
 
Катна. С точки зрения истории архитектуры, очень много дали раскопки Катны, которая была разграблена и разрушена хеттами около 1380 г. до н. э. Город, представлявший собою по плану неправильный прямоугольник, был обнесен стеной с четырьмя воротами. Мощная крепостная стена, обычного для хананейских крепостей ломаного профиля, была окружена рвом; ее нижняя часть, расширявшаяся к земле, имеет еще в настоящее время более 15 м в высоту.
В Катне было два храма. Один из них, относящийся еще ко II тысячелетию, был посвящен шумерской богине Нингал, почитавшейся в этом городе (табл. 100, фиг. 1). Обширный двор святилища а сообщался дверью с дворцовым двором. У входных дверей против дворцового входа находился бассейн для омовений; по четырем углам площадки этого бассейна найдены четыре крупные базальтовые базы опор, вероятно, деревянных, поддерживавших навес. Это святилище относится, по существу, к шумерскому типу. Рядом с ним находилось второе святилище б, которое представляло собою большой двор с круглыми бассейнами, с базой для деревянного культового столба, с каменным алтарем, на котором имеются круглые впадины для возлияний. 
В жилых комнатах самого дворца найдены базы деревянных опор, поддерживавших плоские крыши. Наиболее интересна конструкция нижней части стен дворца с вертикально поставленными каменными плитами — ортостатами, как во дворцах Северной Сирии и Месопотамии, на Крите и в Ассирии; только здесь ортостаты не имели рельефов.
Дворцы Финикии освещались окнами.
Гебэл (Библ). Наличие тесных связей Финикии как с египетской, так и с эгейской культурами установлено и в древнем Гебэле (Библе). Древнейшие его памятники относятся к самому началу III тысячелетия или даже к концу IV тысячелетья, т. е. ко времени первых династий в Египте. Наиболее интересными являются храм и княжеские захоронения начала II тысячелетия, т. е. времени I вавилонской династии в Двуречье и XIII династии в Египте.
В захоронениях устраивалась прямоугольная шахта, которая вела в погребальный склеп, находившийся сбоку. После внесения саркофага склеп закладывался стенкой, отделявшей его от шахты, которая засыпалась камнями и землей и закладывалась каменными плитами. Можно предполагать, что поверх шахты устраивалось какое-нибудь сооружение для культа покойного, так как через всю толщину задала шахты; проходил узкий ход, видимо, связывавший могилу с наземным святилищем. Тип погребения в основе совпадал с египетским.
Храм, относящийся к тому же времени, был значительно nepecтpoeн и очень пострадал. Ясно только, что перед его входом находилась замощенная площадка, и по сторонам — две колонны. Слева от входа находятся базы трех сидячих фигур монументального характера, высотой не менее 4 м, справа; — база стоящей статуи. При входе был бассейн для омовений.
Изображение этого храма на бронзовой монете относится к III в. до н. э. Характерно на этом изображении то же явление, которое имело место и в Катне: рядом с храмом эллинистического типа сохранено хананейское открытое святилище с монументальным конусообразным камнем; тип этого святилища близок солнечному храму в Абусире с его гигантским обелиском под открытым небом. Храм стоял еще в Средние века (табл. 100, фиг. 3).
Колонны. В развалинах дворца Сидона найдены остатки каменных колонн. Базы их сделаны в форме несколько сплющенного шара, укрепленного рельефными полукружиями, ствол колонны — с каннелюрами. Отдельно от этих фрагментов найдены капители других колонн, рассчитанных, очевидно, на большую нагрузку; центральная прямоугольная часть такой капители с двух сторон украшена скульптурным изображением передней части быка — форма, получившая блестящее развитие в ахеменидекой Персии.
В финикийско-кипрской архитектуре развилась и достигла своеобразной и по-своему законченной формы капитель, состоявшая из прямоугольной абаки, лежащей на двух завитках-волютах, напоминающий завитки лотоса. Иногда целый букет их поднимается ввеpx, поддерживая тройную доску абаки (табл. 100, фиг. 6, 7 и 8).
Храмы позднейшего периода. Храмовая архитектура Позднего времени представлена святилищем в Амрите, где использованы огромные массы почти необработанного камня. Двор святилища, размерами в 25 м х 48 м, врублен в естественную скалу. Среди двора оставлен каменный прямоугольный блок высотой в 3 м. Небольшое культовое сооружение с плоской крышей было украшено карнизом с характерной для Египта выкружкой (табл. 100, фиг. 4). Вокруг двора была устроена галерея, деревянные балки перекрытия которой одним концом, вероятно, лежали на деревянных опорах, другим же входили в отверстие, проделанное в скале. Это святилище напоминает открытое святилище в Библе, изображенное нa описанной выше монете.
Погребения. Для Позднего времени характерны два типа погребений. Одним из них являются врубленные в скалах склепы со сводчатым потолком. Второй тип представляет так наз. «мегазилы» в районе города Арвата наиболее известный имеет 6 м в вышину. Из круглой базы, сложенной из четырех блоков, выступают четыре фигуры львов; над базой возвышаются два поставленных друг на друга цилиндра разного диаметра (нижний больше верхнего), высеченные из цельного каменного блока и увенчанные каменным полушарием. Могила находилась непосредственно под мегазилом.
Торговые поселения. Торговые поселения, в которых сохранились памятники финикийского строительства, были рассеяны по всему Средиземноморью: на Кипре, в Сицилии и на Мальте, на побережье Испании и в северной Африке.
 
 
Таблица 100 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы