Урарту. Государственная жизнь. Страну, названную ассирийцами Урарту, в первой половине I тысячелетия до н. э. населяли халды, именовавшие себя так по имени главного своего бога Халда. По своему языку халды были более близки населению Закавказья (яфетидам, по терминологии академика Марра), чем семитам-ассирийцам.
Основной территорией, которую занимало Урарту, были долины севернее реки Тигра и горные районы от Диарбекира до реки Евфрата. Центр халдского государства был в районе озера Ван (по-урартийски Биайна), где находилась их столица, город Тушпа. Тушпа был построен около 825 г. до н. э. царем Сардуром, первоначально как сильная крепость, со стенами из огромных камней (6,0 м х 1,0 м х 0,76 м). Преемники Сардура продолжали строительство Тушпы и превратили его в большой город со значительной цитаделью; здесь были возведены храмы, дворец, разбит сад, проведен оросительный канал. В скалах высекались целью жилые комплексы. При Русе I (733 - 714 гг. до н. э.), противнике ассирийского царя Саргона II, город был перенесен на новое место — холм Топрах-Кале, где была воздвигнута крепость и устроено искусственное озеро. Из других городов халдов известен Мусасир (в районе Урмийского озера) с храмом богу войны. Многочисленные клинописные надписи ванских царей, сохранившиеся на скалах, свидетельствуют об их походах в Закавказье и обширном строительстве там (табл. 101, фиг. 6). Есть основания допускать, что халды продвигались по территории Азербайджана и Грузии. Существует теория об этнической близости халдов с грузинами.
В половине VI в. ослабленная страна включается в число персидских сатрапий под названием Алародни.
Халдское государство являлось одной из теократических деспотий Древнего Востока, с сильной централизацией экономической и политической жизни страны.
Материальная культура. Халды занимались земледелием и скотоводством и имели развитую систему орошения. Высокого уровня достигла у халдов техника обработки металлов; с начала первого тысячелетия до н. э. они уже умели обрабатывать железо. При помощи металлических орудий халды возводили значительные каменные сооружения и высекали на скалах целые пещерные города.
Халды имели собственную клинопись, отличную от ассирийской и хеттской (табл. 101, фиг. 2—4).
Когда халды проникли в Закавказье, они нашли там цветущую жизнь. Скальные надписи говорят о наличии городов, крепостей, дворцов, храмов и развитого сельского хозяйства. Халды укрепили культурные связи местного населения с народами Древнего Востока. Знатоки по обработке металлов, халды познакомили население Закавказья с железом. В могильниках Закавказья и Северного Кавказа обнаружены многочисленные металлические поделки и керамика, тождественные с халдскими.
Строительная техника. Можно говорить только о каменной строительной технике халдов, так как до нас не дошла ни одна из многочисленных деревянных построек, упоминаемых в халдских клинописных надписях.
Встречаются три приема каменной кладки, всегда выполнявшейся всухую, без раствора. Первый состоял в простой навалке необработанных камней больших размеров, в один или несколько рядов. При втором способе, из неотесанных крупных камней, с учетом их естественной формы, выкладывались две параллельные стенки, а промежуток между стенками заполнялся более мелкими камнями. Сюда относится ш обычная циклопическая кладка из необработанных или полуобработанных камней. При этом у некоторых камней для пригонки откалывались куски, но отеска еще отсутствовала. Наконец, третий способ характеризуется выкладкой стен из правильно отесанных каменных блоков с плотной пригонкой швов. Остатки подобной кладки сохранились у Ванской скалы, где в древности была цитадель Тушпы.
Источниками для ознакомления с халдской архитектурой являются скальные надписи халдов и археологические данные. Раскопки дают материал почти исключительно по району Ванского озера и по территории Армянской ССР.
Укрепления города. Халды строили крепости, имевшие стратегическое значение, и города. По надписям в Закавказье насчитывалось до двухсот городов, из которых в тридцати двух упоминаются дворцы. Крепости располагались на высоких холмах и обносились стенами.
Общее представление о характере халдских крепостей можно составить на основании ассирийских изображений. К последним относятся: бронзовые обшивки Балаватских ворот, где изображено взятие Салмансаром III халдской крепости Сургунии в 660 г. до н. э., и известный нам по зарисовке барельеф дворца в Хорсабаде (Дур-Шаррукине), где изображено взятие Саргоном II в 714 г. до н. э. города Мусасира (табл. 101, фиг. 1). Верхняя часть стен халдских укреплений приспособлялась для одноярусной, двух- и даже четырехярусной обороны. Каждый ярус имел парапет, увенчанный зубцами. В стенах были устроены выходы на площадки перед парапетом. На изображениях видны также многочисленные башни у входа в крепость и по периметру стены. Склон холма, на котором располагались укрепления, разбивался на террасы, укрепленные подпорными стенами из камня. Таких террас у Саракамышской крепости насчитывалось четыре. Стены ее сохранились до нас только в нижней части. Планы халдских городов чаще всего обусловлены рельефом местности: некоторые имели форму неправильной окружности (например, Кирх-Дагерман) или многоугольника (города у Тамбуруна и у Чатаха). Города имели один въезд, шириной немного более метра, к которому по склону холма вела, высеченная в скале, иногда со ступенями, дорога. Стены имели четырехугольные в плане башни. Особенно большим был город у Тамбуруна. От северного до южного угла город имел протяженность до 870 м.
От городских поселений отличались укрепления, также расположенные на высоких холмах и обнесенные стенами, но имевшие иную форму. Форма таких укреплений напоминает неправильный треугольник, или же крепость вытягиваеггся в одном направлении, причем ширина ее становится незначительной по сравнению с длиной. Примерами второй планировки являются крепости Берди-Глух и Ганли-Тапа. Отличительной особенностью второго типа является наличие в них цитаделей, отделенных от остальной части укрепления стеною и занимавших небольшое пространство в той части укрепления, которая лежала над склонами холма. Предполaгаетcя, что в цитадели помещался дворец.
Храмы. В надписях имеются многочисленные упоминания о постройке храмов, но остатков их почти не обнаружено. Единственные найденные в северовосточной части Топрах-Кале в Ване остатки храма показывают, что основанием его служила невысокая платформа, обложенная рустованными камнямй. Стены здания были сложены из крупных хорошо оттесанных блоков серого камня разных оттенков. Храм имел в плане размеры 21 м х 13 м. Двери были бронзовые. Перед зданием стоял мраморный жертвенник.
Недостаточный археологический материал по халдским храмам дополняется данными, почерпнутыми из ассирийского изображения взятия Мусасира на рельефе дворца Саргона (табл. 101, фиг. 1). Изображенный на рельефе храм стоял на высокой террасе. Возможно, что он имел прямоугольный план. Здание было выложено из каменных блоков, быть может, с чередованием светлых и темных камней, как в храме на Топрах-Кале. Симметричное решение фасада здания было подчеркнуто фронтоном и постановкой двери на его оси.
Здание было покрыто двускатной крышей, образовывавшей на фасаде фронтон. На некоторых блоках стены имелись скульптурные изображения львиных голов. Перед зданием на террасе, сбоку от входа, стояла скульптурная группа, изображавшая львицу, кормящую львенка.
Дворцы. Характер архитектуры халдских дворцов не вполне ясен. Они были каменные и незначительных размеров, судя по тому, что халдский царь Руса II построил в Армавире дворец, на который он употребил, как свидетельствует надпись, 1432 камня. Интересны устройство и композиция каменных полов. Около храма на Топрах-Кале найдены остатки зданий, пол которых был украшен кругами из красноватого, черного и белого камня. Каменные плиты, украшенные инкрустациями из камня и из металла, служили также облицовкой стен; на них встречались изображения сложных фигур и даже целых сцен. По описанию Вана, принадлежащему армянскому историку V в. Моисею Хоренскому, известно, что там было «множество великолепных двух- и трехэтажных дворцов, обращенных, как надлежало, на восток и украшенных различными красками и разноцветными камнями». Изображения на ассирийских рельефах и на бронзовой урартийской пластинке, найденной в Топрах-Кале, подтверждают наличие многоэтажных зданий, о которых нам, однако, почти ничего неизвестно.
Скальные сооружения. Как ранняя крепость Ванской скалы, так и более поздняя цитадель Топрах-Кале являются памятниками грандиозных работ, проводившихся здесь халдами. Скалы, обработанные узкими уступами, высотой до одного метра, служили основаниями для оборонительных стен. Отвесные части Ванской скалы. были украшены вытесанными в них нишами, в которых иногда высекались клинообразные надписи. Но, кроме ниш, в скалах вырубались обширные помещения, которые Моисей Хоренский описывает, как «различные дворцы, покои с почивальнями и казнохранилище». К помещениям вели вырубленные в скалах лестницы (табл. 101, фиг. 5). Особенно интересны и сложны Хорхорские пещеры, высеченные в Ванской скале. Комплекс состоит из 5 комнат. Большая центральная (10 м х 6 м х 3 м, в округленных цифрах) сообщается с четырьмя меньшими комнатами. Стены обработаны с исключительной тщательностью. В стенах большой комнаты высечено 10 прямоугольных ниш, а между ними сделаны насечки с отверстиями в середине (вероятно, для установки металлических ламп).
В некоторых местах барельефы были высечены непосредственно на скалах (табл. 101, фиг. 7).
Халдам приписываются также сооружения в районе Урмийского озера, представляющие собой высеченные в скалах, по-видимому, железными орудиями, комнаты, нередко со сводами, расположенные в несколько этажей, соединенных между собой наружными и внутренними лестницами и туннелями.
K скальным сооружениям халдов относят также группу пещерных жилищ в Уплис-Цихе и в Вардзии в Грузии, где некоторые сводчатые залы достигают значительных размеров. Например, зал в Вардзии имеет 6,0 м х 3,5 м при высоте в 2,5 м. В феодальный период эти группы сооружений были приспособлены для культовых целей.
Инженерные сооружения. К крупнейшим гидротехническим сооружениям халдов относятся искусственное озеро близ горы Bapaг у Вана и каналы для орошения полей. Особенно замечателен так наз. «канал царицы Шамирам» (легендарной основательницы Ассирийского царства, царицы Семирамиды), подводивший питьевую воду к Вану. Этот канал, протяженностью около 70 км, переводится через реку Хошаб по мосту, сложенному из стволов деревьев, а в низменных местах идет по сложенным из огромных неотесанных глыб субструкциям, достигающим высоты 10 - 15 м. На некоторых глыбах сохранились клинообразные надписи, указывающие на сооружение канала царем Менуа (810—778 гг. до н. э.).
Аналогичные сооружения возводились халдами и на территории Армянской ССР, особенно в поздний период существования их государства. Так, судя по надписям, в Армавире был проведен большой канал с высокими набережными, выложенными из дикого камня.
 
 
Таблица 101 
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы