Древняя Греция Аристотель - комедиограф

Осокина И.

     В истории Аристотель – не мечтатель и не поэт, это был гигантский ум. Если взять любой учебник по любому предмету, то очень часто предисловие начинается так: «Еще Аристотель говорил…».
     Можно выбрать любую область исследований, и окажется, что Аристотель оставил в ней свой след. Можно выбрать любую сферу человеческой деятельности, и окажется, что Аристотель высказывался о ней.

Аристотель Аристотель

     Биология, математика, физиология, психология, искусство – все эти сферы изучались Аристотелем, практически во всех из них у Аристотеля имеются труды или собственные точки зрения.
     К сожалению, значительную часть его произведений составляют конспективные записи его учеников. Это действительно конспекты, не всегда понятные.
     Кроме того, не все труды Аристотеля, к сожалению, дошли до нас. В том числе, и одна из книг сочинения «Поэтика», посвященная комедии.
     Однако то немногое, что осталось, содержит фрагменты большинства исследований Аристотеля. Поэтому, несмотря на невосполнимую утрату основной части его творческого наследия, мы все же можем получить всестороннее представление об Аристотеле как исследователе жанра комедии и иных жанров и областей искусства.
     Аристотель (родился в 384 году до н.э., умер в 322 году до н.э) – древнегреческий философ и ученый.
     Аристотель родился в Стагире. Его родители – Никомах и Фестида, были людьми благородного происхождения. Никомах служил придворным врачом у македонского царя Аминты III, и даже прочил своего сына на ту же должность. Скорее всего, Никомах и дал Аристотелю первые уроки врачебного искусства и философии, которая в то время была нераздельна с медициной.
     В 367 году отправился в Афины и, став учеником Платона, в течение 20 лет, вплоть до смерти Платона (347), был участником Академии платоновской.
     Под влиянием Платона, лекции которого Аристотель усердно слушал, дух ученика развился так быстро и мощно, что он скоро занял самостоятельное положение по отношению к своему учителю.

Платон Платон

     Аристотель, как видится, не был в раздоре с Платоном, о чем утверждают многие ученые. Уважение Аристотеля к учителю засвидетельствовано, в том числе, отрывком элегии на смерть Эвдема, где Аристотель говорит о Платоне, что «дурной человек не имеет даже права хвалить его». Разумеется, различие взглядов вело к спорам между двумя мыслителями, но Аристотель всегда отзывался о Платоне с уважением.
     После смерти Платона (347 год) Аристотель вместе с любимым учеником последнего Ксенофонтом, переехал к атарнейскому тирану Гермию. Впоследствии Гермий в результате измены попал в руки Артаксеркса и был убит, и тогда Аристотель женился на его племяннице Пифиаде и поселился с ней в Митилене.
     Вскоре македонский царь Филипп призвал Аристотеля к своему двору (343) и вверил ему воспитание своего сына, 13-тилетнего Александра.
     В 334 году Аристотель снова переехал в Афины и основал там свою школу – Ликей, или перипатетическая школа. Школа его получила название перипатетической скорее всего потому, что Аристотель имел привычку во время преподавания ходить взад и вперед (peripatein) или от тенистых аллей, окружавших место, где он учил. Его чтения велись двумя способами: утро он посвящал строго научным занятиям в тесном кружке ближайших учеников (экзотерические или акроаматические лекции), а после обеда читал общедоступные лекции для всех, кто желал его слушать (экзотерические лекции).
     Однако к несчастью с этой тихой и мирной жизнью, отданной науке, Аристотель должен был расстаться. Причиной тому послужили политические страсти афинян, для которых Аристотель стал подозрителен по своим прежним отношениям к Александру и вообще по своим македонским симпатиям.

Александр Македонский Александр Македонский


     Аристотель был обвинен в безбожии, преступлении, вечно повторяемом против людей мысли их противниками, потому что оно доступно невежественной массе и всегда находит себе в нем сочувствие.
     Понимая, что дело идет не о правом суде, а о политической ненависти, что судьба его решена уже заранее, 62-летний Аристотель покинул Афины, чтобы, как он говорил, явно намекая на смерть Сократа, избавить афинян от нового преступления против философии.
     Аристотель переселился в Халкис на Эвбее, куда за ним последовали ученики, и через несколько месяцев он умер, завещав Феофрасту Эрезийскому руководство школой и свою богатую библиотеку.

     Дошедшие до нас сочинения Аристотеля делятся по содержанию на 7 групп. Это:
- логические трактаты, объединенные в своде «Органон»: «Категории», «Об истолковании», «Аналитики первая и вторая», «Топика»;
- физические трактаты: «Физика», «О происхождении и уничтожении», «О небе», «О метеорологических вопросах»;
- биологические трактаты: «История животных», «О частях животных», «О возникновении животных», «О движении животных», «О душе»;
- сочинения о «первой философии», рассматривающее сущее как таковое и получившее впоследствии название «Метафизики»;
- этические сочинения – так называемая «Никомахова этика» и «Эвдемова этика»;
- социально-политические и исторические сочинения: «Политика», «Афинская полития;
- работы об искусстве, поэзии и риторике: «Риторика», дошедшая неполностью «Поэтика».
     Аристотель охватил почти все доступные для его времени отрасли знания.
     В своей «первой философии» («метафизике») Аристотель подверг критике учение Платона об идеях и дал решение вопроса об отношении в бытии общего и единичного.
     Для объяснения того, что существует, Аристотель принимал четыре причины: сущность и суть бытия, в силу которой всякая вещь такова, какова она есть (формальная причина); материя и подлежащее (субстрат) – то, из чего что-либо возникает (материальная причина); движущая причина, начало движения; целевая причина – то, ради чего что-либо осуществляется.
     Хотя Аристотель признавал материю одной из первых причин и считал ее некоторой сущностью, он видел в ней только пассивное начало (возможность стать чем-либо), всю же активность приписывал остальным трем причинам, причем сути бытия – форме – приписал вечность и неизменность, а источником всякого движения считал неподвижное, но движущее начало – бога.
     Движение, по Аристотелю, есть переход чего-либо из возможности в действительность. Аристотель различал четыре рода движения: качественное, или изменение; количественное – увеличение и уменьшение; перемещение – пространств, движение; возникновение и уничтожение, сводимые к первым двум видам.
     По Аристотелю, всякая реально существующая единичная вещь есть единство «материи» и «формы», причем «форма» - присущий самому веществу «вид», принимаемый им. Один и тот же предмет чувственного мира может рассматриваться и как «материя» и как «форма». Медь есть «материя» по отношению к шару («форме»), который из меди отливается. Но та же медь есть «форма» по отношению к физическим элементам, соединением которых, по Аристотелю, является вещество меди. Вся реальность оказывалась, таким образом, последовательностью переходов от «материи» к «форме» и от «формы» к «материи».
     В учении о познании и о его видах Аристотель различал «диалектическое» и «аподиктическое» познание. Область первого – «мнение», получаемое из опыта, второго – достоверное знание. Хотя мнение и может получить весьма высокую степень вероятности по своему содержанию, опыт не является, по Аристотелю, последней инстанцией достоверности знания, ибо высшие принципы знания созерцаются умом непосредственно. Цель науки Аристотель видел в полном определении предмета, достигаемом только путем соединения дедукции и индукции: 1)знание о каждом отдельном свойстве должно быть приобретено из опыта; 2) убеждение в том, что это свойство – существенное, должно быть доказано умозаключением особой логической формы – категория, силлогизмом. Исследование категорического силлогизма, осуществленное Аристотелем в «Аналитике», стало наряду с учением о доказательстве центральной частью его логического учения.
     Космология Аристотеля при всех достижениях (сведение всей суммы видимых небесных явлений и движений светил в стройную теорию) в некоторых частях была отсталой в сравнении с космологией Демокрита и пифагореизма. Влияние геоцентрической космологии Аристотеля сохранялось вплоть до Коперника. Аристотель руководствовался планетной теорией Евдокса Книдского, но приписал планетным сферам реальное физическое существование: Вселенная состоит из ряда концентрических сфер, движущихся с различными скоростями и приводимых в движение крайней сферой неподвижных звезд. «Подлунный» мир, то есть область между орбитой Луны и центром Земли, есть область беспорядочных неравномерных движений, а все тела в этой области состоят из четырех низших элементов: земли, воды, воздуха и огня.
     В области биологии одна из заслуг Аристотеля – его учение о биологической целесообразности, основанное на наблюдениях над целесообразным строением живых организмов. Образцы целесообразности в природе Аристотель видел в таких фактах, как развитие органических структур из семени, различные проявления целесообразно действующего инстинкта животных, взаимная приспособленность их органов и т.д.
     В биологических работах Аристотель, служивших долгое время основным источником сведений по зоологии, дана классификация и описание многочисленных видов животных.
     В этике Аристотеля выше всего ставится созерцательная деятельность разума («диано-этические» добродетели), которая, по его мысли, заключает в себе ей одной свойственное наслаждение, усиливающее энергию. В этом идеале сказалось характерное для рабовладельческой Греции IV века до н.э. отделение физического труда, составлявшего долю раба, от умственного, составлявшего привилегию свободных. Моральным идеалом Аристотель является бог – совершеннейший философ, или «мыслящее себя мышление». Этическая добродетель, под которой Аристотель понимал разумное регулирование своей деятельности, он определял как середину между двумя крайностями (метриопатия). Например, щедрость – середина между скупостью и расточительностью.
     Искусство Аристотель рассматривал как особый, основанный на подражании вид познания и ставил его в качестве деятельности, изображающей то, что могло бы быть выше исторического познания, имеющего своим предметом воспроизведение однократных индивидуальных событий в их голой фактичности.
     Взгляд на искусство позволил Аристотелю – в «Поэтике» и «Риторике» - развить глубокую, сближающуюся с реализмом теорию искусства, учение о художественной деятельности и о жанрах эпоса и драмы. Ряд ценных суждений Аристотель высказал по вопросу об искусстве.
     В период начавшегося кризиса античного рабовладельческого общества (когда завоевания Александра Македонского вызвали процесс взаимопроникновения греческой и восточной культур), Аристотель стремился найти средства сохранения его наиболее важных культурных ценностей.
     К числу величайших культурных ценностей, созданных афинской рабовладельческой демократией периода ее расцвета, Аристотель относил афинский театр. При этом повышенный интерес он проявлял к трагедии. Греческая трагедия свои сюжеты брала из мифологии, но она находила средства отражать с помощью этих сюжетов наиболее существенные стороны современной ей жизни демократических Афин.
     Аристотеля обвиняли в том, что у него сугубо рассудочный взгляд на добродетельную натуру: согласно ему, Гомер и Фидий, Рембрандт и Бах не могут служить эталоном успеха или иллюстрацией эвдемонии.
     Это обвинение явно несправедливо. В «Этике» предложен достаточно высокий идеал для «рассмотрения», чтобы вобрать в себя жизнь гениальных художников или литературных гениев. Однако может быть, в действительности Аристотель весьма восхищался подобными гениями: каждая страница его сохранившегося трактата об искусствах проникнута восхищением.
     Трактат «Поэтика» короткий. От этого трактата в двух книгах сохранилась только первая книга, содержащая общую часть и теорию трагедии и эпоса; во второй, не дошедшей до нас книге рассматривались комедия и ямбография.
     В «Поэтике» Аристотеля раздел, который должен был быть посвящен комедии, не сохранился. Остались только отдельные замечания позволяющие реконструировать представления Аристотеля о комическом и его формах.
Аристотель говорит о комедии как «насмешливых песнях, которые изображают действия людей негодных». Аристотель первым отчетливо связал комическое с категорией смешного, когда написал, что Гомер первым показал основную форму комедии придав драматическую форму не насмешке, но смешному.
     «Комедия, как мы сказали, это воспроизведение худших людей, по не по всей их порочности, а в смешном виде. Смешное – частица безобразного. Смешное – это какая-нибудь ошибка или уродство, не причиняющее страданий и вреда, как, например, комическая маска. Это нечто безобразное и уродливое, но без страдания».
     Трактат «Поэтика» содержит очерки о языке и лингвистике, которые дополняются замечаниями о стиле в книге III «Риторики».
     По ходу рассуждения в «Поэтике» затрагиваются основные вопросы эстетики и теории искусства – происхождение и классификация искусств, отношение искусства к действительности, сущность эстетического восприятия, понятие прекрасного, принципы художественной оценки, специфика отдельных видов искусства. Аристотель признает искусство особым видом человеческой деятельности, имеющим свои самостоятельные законы. Хотя вопросы теории поэзии изучались у греков со времен софистов, первое систематическое изложение поэтики, как отдельной дисциплины, дано Аристотелем.
     В «Поэтике» ничего не говорится о чувствах, о которых Аристотель подробно и проникновенно писал в книге II «Риторики», но в ней содержатся высказывания, которые толкователи его трудов расценили как теорию литературы или литературную критику, в частности, высказывания о теории и принципе трагической драмы. Но Аристотель видел свою задачу несколько иной: «Поэтика» представляет собой вклад в «продуктивную» науку. Другими словами, главная цель «Поэтики» состоит не в том, чтобы научить нас оценивать произведение искусства, а в том, чтобы научить нас создавать их.
     Все искусства, полагает Аристотель, это просто способ представления или «подражания».
     «Сочинение эпоса, трагедии, а также комедий и дифирамбов, равно как и большая часть авлетики с кифаристикой, - все это, в целом, не что иное, как подражания».
     Искусство подражает человеческой жизни или представляет ее, в частности, - действия человека. Действия человека отличаются по своему характеру.
     «Такова же разница и между трагедией и комедией: одна стремится подражать худшим, другая – лучшим людям, нежели нынешние» , большая часть «Поэтики» посвящена трагедии.
     Рассмотрение трагедии начинается с ее определения. «Трагедия есть подражание действию важному и законченному, имеющему [определенный] объем, [производимое] речью, услащенной по-разному в различных ее частях, [производимое] в действии, а не в повествовании, и совершающее посредством сострадания и страха очищение подобных страстей».
     Позднее Аристотель выделил шесть частей трагедии – сказание, характеры, речь, мысль, зрелище, музыкальную часть. Самой важной частью трагедии является «склад событий»: благодаря сказанию трагедия будет полной или «совершенной», сказание способствует тому, что трагедия оказывает очищающее действие.
     В частности, определенные части сказания - «переломы и узнавания»  являются главными средствами, которыми трагедия воздействует на эмоции. Сюжет разворачивается вокруг центральной фигуры, «трагического героя», как его назовут позднее. Это должен быть мужчина, «который не отличается ни добродетелью, ни праведностью, и в несчастье попадает не из-за порочности и подлости, а в силу какой-то ошибки, быв до этого в великой славе и счастье, как Эдип, Фиест и другие видные мужи из подобных родов» . Главный герой трагедии добивается большого успеха (Эдип был царем Фив). Он совершает некую «ошибку» (Эдип случайно убил своего отца и женился на своей матери). Ошибка обнаруживается, и происходит «перелом событий» (мать Эдипа кончает жизнь самоубийством, Эдип ослепляет себя, и его изгоняют из Фив). Благодаря органике, единству и совершенной универсальности положений такая история воздействует на чувства зрителей.
     Предложенная Аристотелем концепция трагедии, хотя и не была всеобъемлющей, оказала большое влияние на более позднюю историю европейской драмы. Определения Аристотеля вряд ли подходят для трагедий Шекспира, не говоря уже о пьесах современных драматургов, герои или антигерои которых не имеют ни социального положения, ни душераздирающей истории, как у Эдипа. Но Аристотель и не пытался создать теорию трагедии, универсальную для всех времен. Он советует своим современникам, как нужно писать пьесы для греческой сцены. Его рекомендации были основаны на множестве эмпирических исследований по истории греческой драмы. Кроме того, цель трагедии, как ее понимал Аристотель, кажется странной: разве трагедии всегда или, как правило, должны воздействовать на зрителя тем, что герой переживает несчастье или испытывает страх? И если трагедии именно так воздействуют на зрителя, не будет ли более вероятным считать подобное эмоциональное очищение первичной задачей трагедии? В таком случае, почему мы полагаем, что трагедия вообще несет в себе какие-либо функции? В любом случае, если трагедия обладает эмоциональной силой, то она отражает также эстетические и интеллектуальные аспекты.
     Аристотель осознавал это, даже если эти аспекты не занимали заметного места в его определении трагедии. Действительно, большая часть «Поэтики» полностью посвящена рассмотрению эстетических проблем, поскольку Аристотель обсуждает «правильно выбранный язык» и рифмы, которых требует трагедия.
     «Результаты подражания всем доставляют удовольствие; доказательство этому – факты: на что нам неприятно смотреть в действительности, на то мы с удовольствием смотрим в самых точных изображениях, например, на облики гнуснейших животных и на трупы. Объясняется же это тем, что познавание – приятнейшее дело не только для философов, но равным образом и для прочих людей, только последние причастны ему в меньшей степени. Глядя на изображения, они радуются, потому что могут при таком созерцании поучаться и рассуждать, что есть что, например: «Вот этот – такой-то!» . Так Аристотель говорит об интеллектуальной стороне искусства.
     Как уже указывалось, часть «Поэтики», посвященная комедии, не сохранилась до нашего времени. Однако данные из некоторых других сочинений Аристотеля позволяют составить мнения мыслителя о комедии.
     Судя по другим произведениям Аристотеля, которые ссылаются на «Поэтику», она, по-видимому, содержала какое-то более развитое учение о комедии, чем то, которое в ней фактически имеется. Уже в самой «Поэтике» говорится: «О комедии скажем впоследствии» . «Так как шутки и всякое отдохновение – приятно, а равно и смех, то необходимо будет приятно и все, вызывающее смех, – и люди, и слова, и дела». «Но вопрос о смешном мы рассмотрели отдельно в «Поэтике».
     Имеются и другие ссылки Аристотеля на «Поэтику», для которых в самой «Поэтике» нет соответствующих материалов или они имеются в очень слабой степени.
     Аристотель связывает трагедию с изображением лучших людей, а комедию – с изображением худших. Очевидно, что такое суждение – весьма слабое в эстетическом смысле. Ведь слишком уж ясно, что и в трагедии могут быть отрицательные герои, и в комедии – положительные.
     Несомненно, самое существенное для комического является то, что изображается то или иное отрицательное явление, но без тех жизненно-катастрофических результатов, которые могли бы быть свойственны этому явлению как отрицательному.
     Комическое возникает тогда, когда идея пробует осуществиться в том или другом образе, но это ей никак не удается, так что образ все время остается с большими дефектами, с указанием на всякого рода неудачи и с доведением однажды заданной идеи до ее беспомощного состояния. В случае, когда это не приводит ни к какой катастрофе, а может иметь значение само по себе без всякого страха и сострадания, это и будет то, что Аристотель называет «комическим» или «смешным».
     Аристотель говорит: «Стиль будет обладать надлежащими качествами, если он полон чувства, если он отражает характер и если он соответствует истинному положению вещей. Последнее бывает в том случае, когда о важных вещах не говорится слегка и о пустяках не говорится торжественно и когда к простому имени [слову] не присоединяется украшение; в противном случае стиль кажется шутовским (comoidia); так, например, поступает Клеофонт: он употребляет некоторые обороты, подобные тому, как если бы он сказал: «достопочтенная смоковница».
     Здесь тоже Аристотель понимает под комедией выражение значительного при помощи незначительного, когда от этого противоречия ни для кого не получается никакого страдания.
     Если в «Поэтике» Аристотель, относя метафоры к возвышенному стилю, считает их непригодными для комедии, то в «Риторике» он, наоборот, заявляет, что также и комедийные писатели «пользуются метафорами».
Таким образом, несмотря на разбросанный характер дошедших до нас сведений об аристотелевской теории комедии, можно все таки сделать некоторые выводы.
     Аристотель весьма отчетливо представляет себе комическое как отдельную категорию, отмечая совмещение несовершенств или ущербности жизни с их безопасным и некатастрофическим характером.
Эту сущность комического Аристотель представляет себе в отчетливом структурном виде.
     Комедию Аристотель представляет как изображение нравов, а также различные размышления, составляющие ее основное зерно вместе с фабулой. Комедия должна быть естественной, благородной, она должна воспитывать нравы и соблюдать чувство меры в области языка.
     Аристотель умер осенью 322 года до н.э. Ему было 62 года, и он находился в зените славы.
     Это был настоящий ученый, научные исследования которого были всеобъемлющими, а философские размышления – глубокими; учитель, завораживающий и вдохновлявший самых ярких представителей молодежи Греции; государственный деятель, живший активной, деятельной жизнью в неспокойном мире.
     Для античной цивилизации он был своего рода интеллектуальным колоссом. Никто до него не сделал так много для образования. Никто после него не смог превзойти его достижений.
     Одно из сочинений Аристотеля – «Поэтика», явилось теоретическим осмыслением всего предшествующего опыта греческой литературы.
     Здесь Аристотель определяет искусство как воспроизведение действительности, придает большое значение его подражательной роли. Предметом искусства для него является человеческая деятельность.
     Аристотель видит специфическую особенность искусства в изображении общего, а не единственного и случайного.
     «Поэтика» посвящена проблемам трагедии и отчасти эпоса (сочинение дошло в неполном виде). В ней дается определение трагедии и ее элементов, говорится о происхождении драмы, об отношении трагедии к эпосу, проводится сравнение гомеровских и киклических поэм.
     «Поэтика» сыграла огромную роль в развитии мировой эстетической мысли.
     К сожалению, до нас не дошла одна из частей «Поэтики», посвященная жанру комедии. Однако имеющиеся источники все же позволяют сделать определенные выводы об аристотелевской теории комедии.
     Как видится, тема Аристотеля как комедиографа еще не закрыта, и следует ожидать новых исследований ученых в этой области.



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы