Средние века Азбука первоучителя

Валерий Байдин

«Апостол славян» св. Кирилл являлся выдающимся миссионером. В 860 или 861 году он прибыл в Корсунь, где провёл с перерывами около двух лет. В Таврии Кирилл углубил свои знания арамейского языка и иврита, а также, несомненно, познакомился с письменностью готов-несториан. Готский алфавит, созданный епископом Вульфилой в IV веке на основе греческого с включением четырёх латинских букв и трёх рунических знаков, мог стать образцом для создания кириллицы.

Святые Кирилл и Мефодий. Худ. Я. Матейко
Святые Кирилл и Мефодий. Худ. Я. Матейко. 1880-е гг.

Если судить по числовым соответствиям, в кириллице было 27 греческих букв, впоследствии слегка изменённых в начертании и порядке следования. Общее правило «один звук – одна буква» отличало азбуку от греческого алфавита со множеством надстрочных знаков и сближало с готским. Для звуков, отсутствующих в греческом, Кирилл заимствовал из древнееврейского алефбета буквы «Ц» (צ – цаде), «Ш» и «Щ» (ש – шин, син). Букву «Б» с важнейшим для русов названием буки «буквы, письменность» он отыскал в архаическом самаритянском письме ( – бет) и ввёл в азбуку в перевёрнутом виде. Пространная редакция «Жития святого Кирилла (Константина Философа)», написанного в 873-879 годах его учениками при участии Мефодия, подтверждает, что в Корсуни Кирилл нашёл человека, исповедовавшего иудаизм самарянского толка, который «принесе книгы самарѣискы и показа ему. /…/ И от Бога разумъ приимъ, чести нача книгы бес порока» (Житие Константина (Кирилла) Философа (Пространное). Библиотека литературы Древней Руси // СПб.: Наука, 1999. Т. 2: XI-XII века; цит. по [Электронный ресурс] URL: http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=2163).

Кирилл замышлял азбуку для проповеди христианства среди славян. Она знаменовала новую веру и содержала «послание» к новообращённым, основной смысл которого, несомненно, был сразу усвоен. Для названий букв были использованы не только существительные, но и глаголы, наречие, местоимение, союз: «Аз буквы ведаю (знаю); глагол (слово) добро есть; живите зело (усердно); земля/ю/ иже (которая) /есть,/ како люди мыслите /?/; наш Он /есть/ покой; рцыте слово твёрдо; ук /!/» (В круглых скобках – перевод, в косых – смысловые вставки. (Примеч. авт.)).Восклицательное междометие в конце «послания» родственно словенскому ûk «крик ликования».

Названиям оставшихся букв не придавали особого значения: «Ч» червь повторяло перевёрнутую «Ђ» гѥрв (добавленную позже и потому не имеющую числового значения), «Ѡ» омега и «Ѳ» фита были заимствованы из греческого, «Ѧ» и «Ѫ» юс малый и большой, вероятно, связывались со словом усъ, а «Ѵ» ижица – с уменьшительным от иго, поскольку напоминала маленькое ярмо (Фасмер Макс. Цит. соч., Т.II, С.119). Исключением являлись крайне важные и вовсе не случайно введённые в азбуку названия буквы «О» (в котором славянское местоимение онъ уподоблялось греческому Ών «Сущий» – библейскому имени Бога) и двух букв, замыкавших «послание». Вероятно, оно предполагало истолкование этих загадочных названий не столько перед будущими учениками, сколько перед их учителями. Слова фрьтъ и хѣръ пытались сблизить с греческими φόρτος «груз, бремя» и χείρ «рука, кисть», что не соответствует смыслу «азбучного послания», в то время, как названия именно этих букв должны были бы его подчеркнуть.

Предположительно, фрьтъ «ферт» для «Ф» является древнееврейским сефирóт (sphiroth) с усечённым началом. Этим словом обозначают творящие божественные энергии и связывают с сефер «книга». От основы *sfr- происходит греческое σφαῖρα «шар, ядро, сфера» – образ совершенства, средоточия и полноты. В христианском платонизме сфера являла область проявления Божества. Кириллическая «Ф» повторяла сферообразное очертание буквы «О» (Он) и знаменовала благодатную полноту «воцерковлённого» языка, способного отразить всю вселенную.

Буква «Х» внутренне связана с предыдущей. Она соответствовала греческой «Х» χῖ и получила название хѣръ, которое обычно производят от древнерусского херуви́мъ (из древнееврейского kerūb через греческое χερουβίμ). Однако вряд ли вероучитель Кирилл имел в виду необъяснимое сокращение священного слова. Создатель азбуки, несомненно, знал, что «Х» была внешне сходна вовсе не с обликом четырёхликого и четырёхкрылого херувима, а с «языческим крестом», священным для русов, но отвергаемым иудеями и христианами. Вероятнее всего, название хѣръ является древнееврейским словом хéрем «запрет», но усечённым с конца. В иудаизме херем относился к «прóклятому» и к «священному», но в равной мере «неприкасаемому». Кирилл вводил в церковно-славянскую письменность букву «Х», как полузапретный-полусвященный, наполовину подверженный херему древнерусский «знак воскресения». Впоследствии в язык семинаристов и чиновников вошло слово похерить в значении «перечеркнуть крест-накрест», отвергая и, в переносном смысле, подвергая херему.

При создании азбуки Кирилл руководствовался евангельским напутствием проповеднику: «Всѣмъ быхъ вся, да всяко нѣкiя спасу» (1 Кор.9:22). Он окружил себя помощниками-славянами, о чём свидетельствует его «Житие». После рассказа о встрече в Корсуни с «самарянином» следует продолжение: «Обрѣте же ту Еваньгѣлье и Псалтырь, русьскы писмены писано, и чьловека обрѣтъ, глаголюща тою бесѣдою. И бесѣдовавъ с нимь и силу рѣчи приимъ, своеи бесѣдѣ прикладая различно писмена гласьная и съгласная. И къ Богу молитву держа, въскорѣ начатъ чисти и сказати» (Житие Константина (Кирилла) Философа (Пространное)…). Под «Евангелием и Псалтырью», предположительно, следует понимать перевод их отрывков на протоглаголицу. В то же время слова «русьскы писмена» невозможно объяснить ошибкой переписчика «Жития», перевернувшего исходное «сурьскы писмена», и относить к сирийцам. Древнерусское си́ринъ «сириец» писалось через -и- (в отличие от греческого Σύρος), и при переворачивании прилагательное «сирьскы» дало бы бессмысленное «рисьскы».

Видимо, после бесед с корсунским «русом», Кирилл в качестве буквы «Ж» (живе́те «живите») включил в азбуку древнерусский знак зарождения жизни «перунов крес» – косой крест, пронзённый молнией. Его возведение к одной из староболгарских рун, смысловое значение и звучание которых неизвестно, является бездоказательным. Кирилл, владевший важнейшими языками своего времени, основывал славянскую азбуку на греческой и древнееврейской письменности, избегая латинского письма. В противном случае он мог бы позаимствовать для буквы живете латинскую «G», как это сделал Ульфила в готском алфавите.

Все пять добавленных в азбуку букв не имели числовых соответствий (число 900 обозначалось не с помощью «Ц», а малым юсом «Ѧ»). Азбука по сути являлась греческим алфавитом, который Кирилл достаточно быстро приспособил к славянскому языку. Это подтверждается свидетельством Черноризца Храбра в сочинении «О письменах», написанном в начале Х века на глаголице: «Прѣжде ѹбо словѣне не имѣхѫ писменъ, нѫ чрътами и рѣзами чьтѣхѫ и гатаахѫ погани сѫще. Кръстивше же сѧ, римьсками и гръчьскыми писмены нѫждаахѫ сѧ /пытались/ словѣнскы рѣчь безъ устроениа» записывать; после этого Константин Философ, нарицаемый Кирилл, создал им «тридесѦть писмена и осмь»; далее следовало добавление: он сотворил письмена и перевел книги «в малѣ годѣ» (Черноризец Храбр. О письменах. Цит. по [Электронный ресурс] URL: https://amkob113.ru/krmf/flri-9.html В начальной кириллице, действительно, было тридцать восемь букв, если исключить из сорока шести сохранившие свои греческие названия омегу, коппу, кси, пси, фиту, а также греческую йоту, названную ижеи, глаголическую гервь, и от, повторяющую греческую омегу). Впоследствии в написание отдельных букв вносились незначительные изменения. Греческая треугольная «Δ» дельта была превращена в славянскую идеограмму «Д» добро (в расширительном смысле «дом, гостеприимство»), исключены некоторые буквы, но основы кириллицы сохранились. В мае 863 года просветитель славян прибыл с готовой азбукой в Моравию.

Равноапостольного Кирилла, блестяще образованного богослова, не случайно называли Философом. В славянской азбуке он видел священное ядро языка, раскрывшегося навстречу Богу – в бесконечную сферу разума. Буквы кириллицы проповедовали и скрыто умудряли, указывали на величие предстоящего пути познания, символически соединяли Ветхий и Новый Завет, древнюю греческую письменность с новой славянской, предхристианские верования славян с православием. Умозрительные предположения о создании Кириллом письменной глаголицы не учитывают замысла азбуки, её проповеднических целей и глубинных, смысловых связей. Вероятно, создавая кириллицу, он внимательно изучил письмена корсунского «руса», но не принял «варварскую» протоглаголицу, не имевшую «устроения». Поиск докириллических истоков глаголицы оправдан, но уводит к эпохе возникновения южнославянских «черт и резов», к сложнейшему вопросу о влиянии на протоглаголицу древнеболгарских и германских рун, эфиопского, коптского и других древних алфавитов.

В законченном виде глаголица появилась под несомненным влиянием кириллицы. В ней было столько же букв, и они следовали в том же порядке. При этом азбуке Кирилла соответствовали греческие, еврейские, самарийская и славянская буквы с ясной фонетикой, глаголические знаки являлись «немыми», книжными, за исключением «Ш» ша, заимствованного из кириллицы. Числовые значения букв в обеих азбуках не совпадали, поскольку пять кириллических букв таковых не имели вовсе. Глаголица была тщательнее разработана, освобождена от «языческой» буквы «Х» и нескольких лишних знаков (Ѯ,Ѱ,Ѵ и др.), но осталась сложной в написании, неудобной для скорописи и плохо приспособленной для проповеди. По всей видимости, её создание завершили последователи Кирилла, столкнувшиеся с преследованиями кириллицы в Моравии. Одним из них называют св. Климента (840-916), основателя глаголической книжной школы в Охридском монастыре на севере Древней Болгарии.

Орхидский (наст. Пантелеимонов) монастырь. Северная Македония

Орхидский (наст. Пантелеимонов) монастырь. Северная Македония

Письменную глаголицу, названия первых двадцати знаков которой почти точно соответствовали буквам азбучного «послания» Кирилла, можно назвать «скрытой кириллицей». Она походила на тайнопись православных монахов, которым приходилось уберегать от латинян славянские переводы Священного писания. В 885 году глаголица была повсюду запрещена Римом, но тайно прижилась на севере Балкан, где кириллические памятники были старше первых глаголических на 120 лет (Mareš V.F. Hlaholice v Čechách a na Moravě // Slovo, № 21. Praha, 1971, S.199). В эпоху гонений глаголица подпольно распространялась в среде богомилов и патаренов, негласно сохранялась в православных монастырях Хорватии. Особенно приверженные к ней хорваты получили разрешение пользоваться глаголицей лишь после унии с Римом. В других странах она почти исчезла в XII веке, хотя временами проникала от хорватов к чехам и полякам. Еще большим гонениям на Балканах подверглась кириллица, но уже от православных греков. Константинополь не поддержал усилия Кирилла и Мефодия по созданию Моравской церкви со славянским богослужением, а в 972 году византийцы варварски уничтожили крупнейший очаг кириллической образованности – Преславскую книжную школу, основанную в 886 году Наумом Охридским, учеником Кирилла и Мефодия. Все её рукописи были сожжены.

Утверждения об первичности письменной глаголицы основываются, главным образом, на датировках глаголических текстов. Они более уцелели при гонениях, и потому их сравнения с сохранившимися кириллическими не являются доказательными. К самым ранним из глаголических памятников относятся «Киевские листки» (конец Х века), Зографское Евангелие (конец Х – начало XI века) и Ассеманиево Евангелие (начало XI века). К ним добавляют глаголическую надпись 893 (?) года на стене церкви св. Иоанна в Велико Преславе. Однако там же были найдены и надписи на кириллице, самую древнюю из которых относят к 907 (?) году. Точная датировка этих текстов до сих пор не установлена. Следует учесть надгробную «Надпись Самуила» 993 года из Македонии, древнерусские надписи середины Х века на глиняном сосуде из Гнёздово (горухща «горчица»), на мече из-под Киева (Слав… «начало имени владельца»?) и др. На кириллице была написана Новгородская псалтырь, датируемая 999 годом (1015 годом с погрешностью в 35 лет при радиоуглеродном анализе), Саввина книга и Супрасльская рукопись из Болгарии (обе начала XI века).

Руины Круглой церкви (св. Иоанна) в Велико Преславе, Болгария

Руины Круглой церкви (св. Иоанна) в Велико Преславе, Болгария

Главной причиной жизнестойкости кириллицы по сравнению с глаголицей явилась её укоренённость в библейской культуре и христианской образованности, а также простота, благодаря которой православная письменность вышла за пределы церковной книжности и широко распространилась среди восточных славян.

Октябрь 2018

Глава из книги автора «Древнерусское предхристианство», готовится к печати в изд-ве «Алетейа» (СПб.)

Автор: Валерий Байдин, доктор славянской филологии (Франция)



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы