Искусство фотопортрета. Волков-Ланнит В. Ф. Что такое портретная характеристика

«В искусстве прекрасно только характерное»,— говорил французский скульптор Роден. Основу типического портретного образа составляет обобщение. Однако типического образа не создать, если он не вберет в себя какие-то характерные частности.
Человек как объект изображения — не только представитель определенной социальной группы, но и отдельная индивидуальность. Можно нарисовать портрет человека вообще, но нельзя изобразить конкретную личность, игнорируя особенности ее внешнего облика. Внешнее, будь то физические черты, костюм или манера держаться,— выразительный показатель внутреннего.
Картина И. Е. Репина «Государственный совет» — целая портретная галерея человеческих типов. Что ни лицо, то яркий представитель своего класса. Говоря словами В. В. Стасова, мы видим «собрание бесстыдных изобретателей мерзости и преступлений», в реальной действительности, то есть в день заседания совета, эти люди, возможно, выглядели иначе и притом не так отвратительно. Но гений наблюдательного художника показал их, допустив сатирическое обобщение. Групповой портрет настолько разоблачил внутреннюю сущность изображенных персонажей, что обратился в зримый символ прогнившего самодержавного строя. Великий художник достиг этого благодаря острой портретной характеристике каждого образа.
Что же такое портретная характеристика?
Вот как ее понимал выдающийся русский художник — непревзойденный мастер психологического портрета В. А. Серов:
«Любое человеческое лицо так сложно и своеобразно, что в нем всегда можно найти черты, достойные художественного воспроизведения,— иногда положительные, иногда отрицательные. Я, по крайней мере, внимательно вглядевшись в человека, каждый раз увлекаюсь, пожалуй, даже вдохновляюсь, но не самим лицом индивидуума, которое часто бывает пошлым, а той характеристикой, которую из него можно сделать на холсте... Поэтому меня и обвиняют, будто мои портреты иногда смахивают на карикатуры» (С. Мамонтов. В. А. Серов. — Журн. «Путь». 1911, № 2, стр. 40).
В. А. Серов действительно отличался необыкновенным умением проникать в глубины душевного мира своих моделей. О его портретах Валерий Брюсов писал, что они «срывают маски, которые люди надевают на себя, и обличают сокровенный смысл лица, созданного всей жизнью, всеми тайными помыслами, всеми утаенными от других переживаниями».
Итак, вникать в «сокровенный смысл лица», чтобы раскрыть психологию человека, всегда было творческой целью выдающихся портретистов живописи. И фотографу никогда не мешает учиться у них психологическому проникновению в образ.
Творчество Серова представляет особый интерес еще и потому, что ранние его портреты написаны не столько в цветовой гамме, сколько в тональной. «Таковы, например,— пишет исследователь,— портреты Ермоловой, Горького, Ливен, М. А. Морозова, которые построены на контрастах нескольких больших тональных отношений, довольно близких друг к другу по своим цветовым качествам...» (В. Лапшин Уроки великого портретиста — Журн. «Искусство». 1965. № 1, стр. 51).
 
 
С. Иванов-Аллилуев. Сергей Эйзенштейн
 
С. Иванов-Аллилуев. Сергей Эйзенштейн 
 
 
Изучая произведения русских живописцев, немало полезного можно извлечь также из творческого опыта П. Федотова или, скажем,— В. Маковского. Эти художники — наиболее «фотографические» в смысле острого наблюдения жанровых сцен. Даже заурядный бытовой сюжет типизирует какое-то явление жизни. Федотов мог извлекать значительный социальный смысл из самого обыденного житейского эпизода. К тому же благодаря большому композиционному дарованию оба мастера умели находить своим персонажам точное место и действие на картинной плоскости.
 
 
В. Малышев. Художник М. В. Нестеров
 
В. Малышев. Художник М. В. Нестеров 
 
 
Портреты кисти выдающихся художников прошлого совмещают достоверную передачу черт наружности с глубоким проникновением в сложный душевный мир человека. Вот почему произведения классиков мирового искусства служат не только предметом эстетического наслаждения. Изображение характеров и общественных типов — одно из средств исследования самого общества. Известно немало портретов великих людей, которые стали, так сказать, их биографиями-характеристиками.
Правда жизни выступает убедительнее, если она одухотворена творческой волей мыслящего художника. «Подлинный портретист,— писал народный художник СССР К. Юон,— дает не столько изображение глаз портретируемого, сколько стремится передать его взгляд, он изображает не рот своей модели, а движение губ, передает не столько наружный облик позирующего, сколько ищет выражение его характера, отражение его внутреннего существа во внешних чертах»*.
Может ли фотограф, пользуясь фотографической техникой, достигнуть подобного?
Ведь известно, что некоторые отказывают фотографии в способности обобщения и образного истолкования действительности. Они видят преимущество живописца прежде всего в том, что, истолковывая факт, он домысливает его.
Да, фотография исключает домысел — она отображает лишь конкретную реальность. И все же это нисколько не ограничивает ее возможностей как искусства, нисколько не снижает идейно-художественного воздействия снимков.
Некоторые художники не склонны признавать фотографию самостоятельным искусством. Впрочем, это не мешает им считать искусством свои... старательные перерисовки фотоснимков. Говорят, что фотографы и живописцы поделили между собой творческие качества: фотографы взяли себе зоркость, а живописцы — воображение.
При всех суждениях одно несомненно: всякое произведение реалистического искусства представляет собой единство отвлеченного замысла и конкретных наблюдений. Принципиальная цель фотографа та же, что и живописца: создать портрет-образ.
Живописец пишет картину по эскизам и этюдам. Создавая портрет, он может перерабатывать материал натуры, усиливать экспрессию отдельных черт лица. Фотография не допускает синтезирования. Нельзя документальное изображение подменить монтажной аппликацией, составив лицо человека из нескольких кадров.
Портреты кисти выдающихся художников прошлого совмещают достоверную передачу черт наружности с глубоким проникновением в сложный душевный мир человека. Вот почему произведения классиков мирового искусства служат не только предметом эстетического наслаждения. Изображение характеров и общественных типов — одно из средств исследования самого общества. Известно немало портретов великих людей, которые стали, так сказать, их биографиями-характеристиками.
Правда жизни выступает убедительнее, если она одухотворена творческой волей мыслящего художника. «Подлинный портретист,— писал народный художник СССР К. Юон,— дает не столько изображение глаз портретируемого, сколько стремится передать его взгляд, он изображает не рот своей модели, а движение губ, передает не столько наружный облик позирующего, сколько ищет выражение его характера, отражение его внутреннего существа во внешних чертах» (К. Ф. Юон, Пути советской живописи. — «Литературная газета». 1956. от 15 ноября).
Может ли фотограф, пользуясь фотографической техникой, достигнуть подобного?
Ведь известно, что некоторые отказывают фотографии в способности обобщения и образного истолкования действительности. Они видят преимущество живописца прежде всего в том, что, истолковывая факт, он домысливает его.
Да, фотография исключает домысел — она отображает лишь конкретную реальность. И все же это нисколько не ограничивает ее возможностей как искусства, нисколько не снижает идейно-художественного воздействия снимков.
Некоторые художники не склонны признавать фотографию самостоятельным искусством. Впрочем, это не мешает им считать искусством свои... старательные перерисовки фотоснимков. Говорят, что фотографы и живописцы поделили между собой творческие качества: фотографы взяли себе зоркость, а живописцы — воображение.
При всех суждениях одно несомненно: всякое произведение реалистического искусства представляет собой единство отвлеченного замысла и конкретных наблюдений. Принципиальная цель фотографа та же, что и живописца: создать портрет-образ.
Живописец пишет картину по эскизам и этюдам. Создавая портрет, он может перерабатывать материал натуры, усиливать экспрессию отдельных черт лица. Фотография не допускает синтезирования. Нельзя документальное изображение подменить монтажной аппликацией, составив лицо человека из нескольких кадров.
 
 
Л. Лазарев. С. Я. Маршак
 
Л. Лазарев. С. Я. Маршак 
 
 
 
Реалистический художественный фотопортрет — также итог авторских раздумий, развитой наблюдательности, композиционного чутья. Все ли знают, какими творческими муками достается его рождение? Десятки предшествовавших ему кадров носят характер тех же своеобразных этюдов. Не будь их, фотомастер не смог бы получить, наконец, тот единственный снимок, который назовет законченной работой.
Фотохудожник не просто воспроизводит натуру — он также выражает свое отношение к ней. Давно изжила себя легенда о холодном бесстрастии объектива. В том убеждают лучшие произведения фотоискусства.
«Достаточно посетить любую современную фотографическую выставку, чтобы видеть, что фотограф может быть хорошим психологом и как портретист может выражать очень тонкие нюансы своего поэтического восприятия природы, может конкурировать с гравюрой и законченным рисунком, художественно вводя соответственные технические элементы в свое произведение...» (А. В. Луначарский, Фотография и искусство. — «Фотограф», 1926. № 1. стр. 8).
Так писал А. В. Луначарский еще в 1925 году, когда фототехника да и фотоискусство были менее совершенны, чем сегодня.
«Какая прекрасная, подлинно рембрандтовская светопись!« — восхищенно отзывался Анри Барбюс о фотопортретах М. Наппельбаума...
И, наконец, тот же великий Репин надписал на своем портретном снимке: «...я не нахожу слов для похвалы фотографу. Сильный фон, черный цвет необыкновенно приятен... И с таким вкусом напечатано, в меру...» («Советское фото», 1961, № 3. стр. 16).
Похвальные отзывы можно умножить, но, разумеется, не в них дело. Художественный фотопортрет должен раскрывать индивидуализированный человеческий характер. Чтобы добиться этого средствами фототехники, необходима особая зоркость, соединенная с опытом и вкусом. Фотографируя человека, мастер ищет главную, определяющую черту его характера. Выделять в лице существенное — единственно закономерный путь к созданию правдивого образа.
Индивидуальные признаки лица многообразны и каждое имеет свою объемную форму. Задача состоит в том, чтобы выразить эту форму тактично, не доводя до шаржа. Портретная характеристика подразумевает не утрирование физического склада, а пластичное выделение того главного, что делает людей непохожими друг на друга. Суть творческой проблемы — сохранить нерасторжимое единство индивидуального и типического.

 
 
 
 



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы