Новое время Двор Марии Медичи

Васильева С.

Время правления Марии Медичи представляет собой такой интересный феномен эпохи абсолютной монархии как регентство. Регентство в монархических государствах это временное коллегиальное (регентский совет) или единоличное осуществление полномочий главы государства в случае вакантности престола, малолетства правителя, продолжительной болезни, недееспособности или длительного отсутствия монарха. Условия установления регентства и порядок его осуществления регулируются нормами конституции или органических законов либо особыми законами, принимаемыми парламентом в начале каждого царствования. Регент осуществляет всю полноту власти за недееспособного или отсутствующего монарха, он не может быть привлечен к ответственности за действия, совершенные во время осуществления регентских полномочий.

 

 

По сути, регент, коим являлась Мария Медичи – это «негосударь», обладающей всей полнотой власти. Регент – это достаточно уязвимая позиция, потому что то отношение к государю, которое транслировалось народом во времена абсолютной монархии, не переносится на регента. Народ мог любить или не любить своего государя, но он не сомневался в его праве управлять страной, дарованным ему по праву рождения. В праве регента управлять страной можно усомниться, что может вызвать волну народного недовольства. Регенту более чем государю необходима мудрость правителя, способного создать и поддерживать процветание государства. Мария Медичи не обладала ни мудростью правителя, ни желанием заботиться о процветании Франции. Она стремилась быть королевой, потому что это давало ей власть, привилегии и роскошь, поэтому она не осталась в памяти французского народа как достойный правитель Франции, в отличие от любимого французами ее супруга короля Генриха IV. Отрицательное влияние на популярность Марии Медичи в народе с самого начала оказала поспешная передача ей регентства Генрихом IV и его скоро последовавшая гибель. Так как в представлении французов, начиная со знати и заканчивая простыми людьми, эти два события были связаны, у Марии Медичи с самого начала была нелегкая задача – стать достойной правительницей Франции. Однако, сама Мария Медичи к этому вовсе не стремилась. В ее эпоху процветал фаворитизм в самом худшем его проявлении, который был еще памятен по временам правления династии Валуа, а особенно последнего короля этой династии Генриха III. Точно также деньги Франции шли на удовлетворение прихотей фаворитов и собственных прихотей Марии Медичи.

Несмотря на признаваемую историками несостоятельность Марии Медичи как достойного правителя Франции, ее правление внесло вклад в культурное наследие Франции. Помимо знаменитого Люксембургского дворца – одной из жемчужин Парижа, расположенной в Латинском квартале, а также окружающего его Люксембургского сада, который сегодня остается излюбленным местом отдыха парижан, с ее именем связано знаменитой творение Рубенса – цикл картин «Жизнь Марии Медичи». Желание Марии Медичи увидеть свою биографию, нарисованную знаменитым художником, привело к созданию этого цикла, являющегося сегодня одной из ярчайших жемчужин в коллекции живописи Лувра. Знаменитые Елисейские поля, являющиеся вместе с Эйфелевой башней символом Парижа, обязаны своим существованием аллее Кур-ла-Рен, заложенной по приказу Марии Медичи. Водопровод, проложенный по приказу Марии Медичи, значительно улучшил водоснабжение Парижа, до него водопроводная система города была в ужасном состоянии.

Период правления Марии Медичи хотя и не ознаменовался громкими победами и успехами Франции во внешней политике, а также серьезно подорвал финансовое положение страны, однако стал одним из ярких этапов в становлении великой французской культуры. Мария Медичи интересна своей неоднозначностью, ее образ многогранен, как образ любого государственного деятеля, он способен вызывать споры, тем он и интересен для историков. Время правления Марии Медичи интересно тем, что в это время жили такие неоднозначные и одиозные личности, как герцог Конде, с покровительства Марии Медичи началась карьера великого кардинала Франции Ришелье.

Общая характеристика Франции конца XVI – начала XVII веков

XVI-XVII века, в которые выпало жить Марии Медичи, были не самыми легкими в истории Франции. Франция XVI века была самым крупным централизованным государством в Западной Европе. Ее экономическое развитие достигло значительных успехов. Франция была экономически более развитой страной, чем Испания, внутренняя Германия, южная Италия, скандинавские страны. Некоторые отрасли французской промышленности уже вышли за рамки цехового ремесла и развивались в формах централизованной и рассеянной мануфактуры. Таковы были суконное производство – особенно в провинции Пуату, льняное и полотняное – в Бретани, Мэне и Нормандии, шелковое – в Туре, Лионе, Орлеане и других местах. Большой славой уже только пользовались парижская парфюмерия и парижское ювелирное дело. Успешно развивались новые мануфактуры, заимствованные в Италии – ковровые, зеркальные, стекольные, фаянсовые. Французские типографии (фирма Этьен и др.) печатали книги, которые расходились не только во Франции, но и по другим странам Европы. Французские пушки еще с XV века считались лучшими по всей Европе.

Франция принимала большое участие в средиземноморской торговле. Марсель оставался крупнейшим портом страны. Но одновременно росло значение западных и северных портов, связанных с Атлантическим океаном. Города Бордо, Ларошель, Нант, Гавр, Дьепп превращались также в крупные порты. Международное значение имела торговля города Лиона, являвшегося одновременно и крупнейшим денежным рынком. Лионская биржа соперничала с Антверпеном.

Но все же по сравнению с Англией и Нидерландами экономическое развитие Франции было замедленным. Ее мануфактуры не приобретали такого широкого (национального) характера, как в этих двух названных странах. Подавляющая масса населения была занята сельским хозяйством. При этом французская деревня Франции XVI века еще не замечалось ломки традиционных отношений феодального способа производства, какая отмечалась в Англии.

В аграрной стране, с сохранившимися в основном феодальным способом производства и привилегированным дворянским землевладельческим сословием, абсолютизм был естественной формой государственного строя. Большую поддержку французским королям оказывала католическая церковь, которая во Франции с ранних времен была тесно связана с королевской властью. Формирующаяся буржуазия в свое время также была, как мы видели, надежным союзником королевской власти. История французских средневековых коммун наглядно свидетельствует об этом. Но и позднее буржуазия нуждалась в королевской власти. Характерной формой новой связи буржуазии с феодальным централизованным государством была заинтересованность буржуазии в государственных финансах. По мере роста государственных расходов (особенно в связи с войнами) государство все чаще прибегало к займам у буржуазии. Другой формой связи буржуазии с государственным хозяйством была откупная система. Сбор почти всех налогов сдавался на откуп капиталистам-финансистам, которые при помощи своих агентов выколачивали из населения суммы налогов, обычно намного превышающие те деньги, которые были вперед уплачены откупщиками государству. Откупная система во Франции явилась одной из специфических форм первоначального накопления капитала. Но был и еще один своеобразный вид использования буржуазией феодального государственного аппарата. Во Франции с конца средних веков прочно утвердилась система продажи и покупки государственных должностей. Буржуазия, покупая государственные должности, смотрела на них так же, как на своего рода коммерческую сделку. Затраченный на их приобретение капитал обычно возвращался с лихвой в виде доходов с народных масс, обязанных пользоваться услугами чиновников-буржуа. Особенно доходными были всякого рода судебные должности.

Крупная буржуазия в большей своей части была тесно связана своими интересами с абсолютизмом и постепенно «одворянивалась», приобретая не только поместья разорившихся дворян, но и дворянские титулы и звания. Что же касается мелкой буржуазии, то она сама была жертвой тяжелого финансового государственного гнета. Вместе с крестьянством городская мелкая буржуазия задыхалась от гнета государственных налогов. Восстания на почве взимания налогов составляют одно из наиболее характерных социально-политических явлений местной истории французских городов и французских провинций XVI и XVII веков.

В 50-60-х годах французская монархия переживала тяжелый кризис. Итальянские войны закончились неудачей. Расчеты французских феодалов на военную добычу, земли и должности в Италии не оправдались. Дворянство, в том числе высшее – аристократия, было крайне раздражено этой неудачей, обвиняя в ней короля и двор. Экономическое положение аристократического дворянства после войны было близко к разорению. В связи с увеличивавшимися расходами аристократии все более не хватало доходов с их земель. Вопрос о секуляризации церковных земель приобретал актуальный характер. Знать спешила использовать гугенотские организации и движение гугенотов, чтобы добиться от центральной власти уступок и в политической области. Захват должностей губернаторов провинций был особенно заманчивым для высшего дворянства. Короли Франциск II (1559-1560), Карл IX (1560-1574) и Генрих III (1574-1589) – последние короли из династии Валуа легко становились орудием интриг придворных феодальных клик. При Франциске II при дворе задавала тон семья лотарингских феодалов Гизов, при Карле IX, начавшем царствовать с 10-летнего возраста, регентшей королевства стала его мать Екатерина Медичи, делившая власть со своими фаворитами. В начале 60-х годов крупнейшие феодалы особенно резко разделились на две религиозно-политические группировки. Часть феодалов во главе с Гизами держалась католицизма. К ним примыкала и Екатерина Медичи. Другую оппозиционную кальвинистко-гугенотскую партию возглавляли Бурбоны и Колиньи.

Франциск II Франциск II

Глава дома Бурбонов, Антуан Бурбон, был королем крошечного вассального государства – французской Наварры. Бурбоны были особенно популярны на юге Франции, Колиньи был адмиралом и имел многочисленных родственников из аристократической фамилии Шатильонов (из средней Франции). При дворе имелась и умеренная партия политиков, старавшихся примирить обе крайние стороны. Представителем ее был канцлер Мишель Лопиталь.

В 1560 году в Орлеане по его инициативе для достижения компромисса были созваны генеральные штаты (не созывавшиеся до этого с 1484 года). В штатах выявилось много сторонников Бурбонов, были высказаны предложения о проведении во Франции секуляризации. Но в общем между сословиями не было единогласия. Штаты были распущены после короткой сессии. В 1562 году правительство все же издало эдикт (январский эдикт), которым кальвинистам разрешалось отправление культа, но с многочисленными ограничениями. Эдикт не удовлетворил ни гугенотов, ни католиков. На местах происходили схватки между сторонниками той и другой религиозной партии. И католики, и гугеноты начали лихорадочно готовиться к гражданской войне.

адмирал Колиньи Адмирал Колиньи

Гугенотские войны продолжались свыше 30 лет (156201598). Они начали побоищем, произведенным в городе Васи 1 марта 1562 года. Герцог Гиз со своей вооруженной свитой напал на собрание гугенотов этого города во время их молитвы. После этого вскоре начались настоящие военные действия вооруженных сил феодалов той и другой стороны. Порой военные действия прерывались и заключались мирные договоры. В течение первых десяти лет было три таких войны. В ходе их не стало старших представителей двух руководящих фамилий того и другого лагеря: был убит Франсуа Гиз у католиков и Антуан Бурбон - у гугенотов.

В 1572 году при дворе возник план – примирить католиков с гугенотами на почве внешней политики. Колиньи разработал проект войны с Испанией под видом помощи Нидерландам, которую предполагалось по освобождении от Испании включить во французские владения. Примирение партий должно было закрепиться заключением династического брака. Сестра короля Карла IX – Маргарита Валуа – выходила замуж за сына умершего Антуана Бурбона – Генриха Наваррского, будущего Генриха IV, ставшего впоследствии супругом Марии Медичи.  Генрих Наваррский на тот момент превратился в главного лидера гугенотов. Но соглашение было сорвано Гизами и Екатериной Медичи. Приехавшие в Париж на свадьбу гугеноты были перебиты в ночь на 24 августа 1572 года. Эта так называемая «Варфоломеевская ночь» имела место не только в Париже. Подобные же избиения гугенотов по заранее составленному плану происходили и в других городах северной и средней Франции. В Париже погибло свыше 2 тысяч гугенотов. Среди убитых был и адмирал Колиньи.

После Варфоломеевской ночи наступил второй период гугенотский войн. Он характеризуется большей ожесточенностью по сравнению с первым. Юг и Запад в это время окончательно отделились от Севера Франции. Там было создано федеральное гугенотское государство. Входившие в общий союз различные провинции управлялись губернаторами из местной знати, выигравшей больше всех от такой автономии.

В 70-х годах оформилась отчетливо и политическая идеология гугенотства. Ряд страстных и талантливых публицистов из их лагеря в своих памфлетах громил королевский абсолютизм, прославлял средневековые генеральные штаты, развивал теорию происхождения государственной власти путем общественного договора.

В середине 70-х годов католики на севере также организовали свой политический союз под названием Католическая лига. Во главе лиги стоял сын умершего Франсуа Гиза – Генрих Гиз, ставший общепризнанным лидером католической партии. Лига контролировала королевское правительство в Париже. Лигистов много оказалось и в новых генеральных штатах, собравшихся в городе Блуа в 1576 г. Католическая лига резко возражала против попыток короля Генриха III заключить мир с гугенотами и предоставить им религиозную свободу. В 1584-1585 годах в Париже создалась еще одна политическая организация – Парижская лига. Парижская лига по своему составу носила более демократический характер, чем феодальная Католическая лига. Входившие в нее многочисленные мелкие буржуа Парижа готовы были громить короля за его уступки гугенотам, придворных – за их роскошь, королевских чиновников и судей – за их вымогательства. Фанатично настроенные, руководимые монахами наиболее воинственных католических орденов, парижские лигисты одновременно поддерживали самую неистовую католическую реакцию.

Наибольшей ожесточенности борьба гугенотов с католиками достигла в третий период – с половины 80- годов. В это время шла восьмая гугенотская война, получившая название войны трех Генрихов, так как в ней участвовали одновременно Генрих Валуа (король Генрих III), Генрих Гиз и Генрих Бурбон, носивший также титул короля Наваррского. 12 и 13 мая 1588 года на улицах Парижа появились баррикады. Горожане готовились начать бой с королевскими войсками. Генрих III бежал из Парижа в Шартр, надеясь затем возвратиться в столицу и расправиться с мятежниками. Король набирал военные силы против Гизов.  22 декабря 1588 года Генрих Гиз был убит. Париж отказался в ответ на это повиноваться Валуа. Генрих III пытался спасти свое положение союзом с Генрихом Наваррским, которого он провозгласил своим наследником. По заключении договора весной 1589 года оба короля пошли походом на Париж. Но в Париж Генрих III уже не возвратился. 1 августа 1589 года монах доминиканского ордена Жан Клеман пробрался в ставку короля и заколол его кинжалом. Со смертью Генриха III прекратилась династия Валуа. Генрих Бурбон, провозглашенный своими сторонниками королем Франции под именем Генриха IV, стал родоначальником новой династии Бурбонов.

Генрих Гиз  Генрих Гиз

Положение нового короля вначале было весьма затруднительным. Париж не желал признавать короля-еретика. Брат убитого Генриха Гиза – герцог Карл Майенский – набрал новые войска и возобновил войну с гугенотами. Филипп II Испанский послал свои отряды во Францию на помощь католикам, намереваясь посадить королем в Париже своего ставленника. В это же время в разных провинциях развернулось широкое крестьянское движение против господствующих классов. Крестьянские волнения особенно распространились в западных провинциях, наиболее пострадавших от усобиц феодалов (провинции Пуату, Сентонж, Лимузен, Марш и Перигор). Восставшие крестьяне получили название кроканов (грызунов), так как с этим криком они обычно нападали на дворян, сборщиков налогов и солдат. В Перигоре число восставших крестьян достигало 40 тысяч человек.

Генриху IV приходилось тратить большую часть своих сил на подавление крестьянского восстания. Но и герцог Майенский вынужден был бороться не столько с гугенотами, сколько с демократическими элементами в среде самих католиков.

Парижский «Комитет 16» вступил в резкий конфликт с герцогом. В результате этого комитет в 1591 году был ликвидирован герцогом и его сообщниками. Не надеясь удержать власть в своих руках, герцог вступил в тайные переговоры с Генрихом IV, обещая ему за известное вознаграждение свою поддержку. Движение народных низов заставляло феодалов обоих лагерей идти на взаимные уступки и спешить с примирением. Так как протестантизм  Генриха IV становился тормозом к этому примирению, то он решил перейти в католичество (25 июля 1593 года). После этого Париж вынужден был капитулировать. Генрих IV вступил в столицу в начале 1594 года и вскоре короновался, как бесспорный король Франции. Гугенотские войны завершились изданием в 1598 году Нантского эдикта. Генрих IV старался в нем примирить гугенотов с королевской властью. Эдикт объявлял католицизм государственной религией Франции. По всей Франции восстанавливалось католическое богослужение (на юге и западе к этому времени во многих местах совершенно прекратившееся). Католическому духовенству возвращались земли и прочее имущество. Но одновременно гугеноты получили право исповедовать свою веру. Гугеноты получили право собирать свои церковные съезды (синоды) и особые политические совещания. Они получили право иметь при короле своих особых представителей. Им было оставлено около 200 крепостей в качестве гарантии выполнения статей эдикта. По существу Нантский эдикт не был обычным королевским указом. Это был мирный договор между двумя воевавшими странами, из которых ни одна не оказалась настолько сильной, чтобы диктовать свою волю другой.

Нантский эдикт был первым в Западной Европе примером установления веротерпимости. Генрих IV рассчитывал, что такая мера наиболее будет способствовать подчинению гугенотов центральному правительству. Его расчет в значительной степени оправдался. Наиболее крупное гугенотское дворянство быстро начало отходить от политической оппозиции и вместе с этим меняло свою религию, возвращаясь обратно в католицизм. Протестантизм им был больше не нужен.

Генрих IV сумел подобрать себе энергичных и способных министров. Одним из них был его министр финансов Сюлли. Представитель наиболее передовой части дворянства, Сюлли ставил целью восстановление и развитие экономики Франции. Правительство Генриха IV обращало большое внимание на развитие мануфактур: шелковых, полотняных, кружевных, гобеленов и т.д. Оно стремилось обеспечить Францию собственным шелком-сырцом, для чего в различных районах была проведена посадка тутовых деревьев. Генрих IV придерживался политики протекционизма в отношении французской промышленности. Ввоз иностранных промышленных изделий был значительно ограничен; вывоз же сырья из Франции был запрещен с целью удешевления производства отечественной промышленности. Казна начала выдавать мануфактуристам крупные субсидии.

Генрих IV Генрих IV

При Генрихе IV большое внимание было обращено  на улучшение дорог, и была установлена регулярная почта; при нем же вошли в практику омнибусы, совершавшие регулярные рейсы между отдельными городами Франции. В 1604 году была основана Французская Ост-индская компания по образцу Нидерландской и Английской. Около этого же времени началась колонизация французами Канады. Таким образом, экономическая политика Генриха IV шла навстречу интересам буржуазии. Париж, ранее отказывавшийся признавать короля-гугенота, к концу царствования Генриха IV был настроен к нему более чем дружественно.

В 1599 году Генрих IV получил формальный развод с Маргаритой Валуа и занялся сватовством к Марии Медичи. В декабре 1600 году состоялась свадьба Генриха IV и Марии Медичи.

Двор Марии Медичи

Мария Медичи – вторая жена короля Генриха IV Французского (Генриха Наваррского), родилась 26 апреля 1575 года во Флоренции в семье Франческо I Медичи, который был Великим герцогом Тосканы с 1574 по 1587 год. Мария была одной из 8 детей, родившихся в первом браке Франческо I Медичи с Иоанной Австрийской, младшей дочерью императора Фердинанда I. В этом браке помимо Марии Медичи родились Элеонора (1566-1611), ставшая впоследствии женой Винченцо I Гонзага и матерью будущей императрицы Элеоноры Гонзага; Ромола (1568); Анна (1569-1584); Изабелла (1571-1572); Лукреция (1572-1574); Филипп (1577-1582). Иоанна Австрийская умерла в 1578 году, умер также ее ребенок, родившийся в том же году. Историк медицины Донателла Липпи, проведя исследование останков Иоанны Австрийской, находящихся в церкви в Бонисталло и хранящиеся в глиняном кувшине, установила, что Иоанна Австрийская была отравлена мышьяком. После смерти жены Франческо I Медичи женился на своей давней любовнице Бьянке Капелло. В этом браке у герцога не было детей. Он скончался вместе со своей женой 17 октября 1587 года в загородном доме Поджо а Каяно. Официальной причиной смерти была названа малярия, хотя ходили упорные слухи о том, что супруги были отравлены. В 2006 году итальянские ученые провели эксгумацию останков супругов Медичи, вскрыв фамильную усыпальницу во флорентийской церкви Сан-Лоренцо. Токсикологическое исследование, сделанное группой ученых, среди которых токсикологи Альдо Полеттини из Университета города Пиза, Франческо Мари и Элизабетта Бертол, а также историк медицины Донателла Липпи из Флорентийского университета, показало, что причиной смерти Франческо I Медичи и  Бьянки Капелло стало отравление мышьяком.

Иоанна Австрийская Иоанна Австрийская

После смерти отца, Мария с братом и сестрами попали под опеку их дяди, брата отца, который к тому времени оставил кардинальский сан, чтобы стать Великим герцогом Тосканским под именем Фердинанда I.

После того как брат и сестра Марии умерли, а старшая сестра Элеонора вышла замуж и стала герцогиней Мантуи, Марии подобрали компаньонку. Это была Леонора Дози, Умная, хорошо образованная Леонора надолго стала фавориткой Марии Медичи.  Существует легенда, что сиетская монахиня Пасситея предсказала Марии Медичи будущее королевы, Мария хотела стать королевой именно Франции и никакой другой страны. Ей не раз делали предложения, но принцесса упорно отклоняла их, несмотря на несладкую сиротскую жизнь при дворе дяди, Фердинанда I.

Брак Марии Медичи и короля нельзя было назвать удачным. Генрих IV, который женился на Марии только для того, чтобы избавиться от большого числа долгов, был больше увлечен многочисленными фаворитками, чем своей женой. Исследователи отмечают, что благодаря этому браку Франция могла активно влиять на внутриполитическую ситуацию в Северной Италии. Генрих IV понимал огромную внешнеполитическую и финансовую выгоду этого союза. Мария Медичи  стала  королевой Франции и принесла в приданое 600 000 экю. Франции удалось освободиться от долгов и улучшить состояние бюджета .

Однако, 27 сентября 1601 Мария Медичи родила Людовика ХIII, будущего короля Франции, и в течение следующих восьми лет, она родила королю еще пятерых детей (Елизавета, королева Испанская и Генриетта, королева Английская — её дочери). Брак просуществовал 10 лет, 14 мая 1610 года Генрих IV был убит фанатиком-католиком Равайляком. Наследник престола, Людовик XIII, не мог править страной, поскольку еще не достиг совершеннолетия. Началась 10-летняя эпоха регентства Марии Медичи.

Людовик XIII Людовик XIII

Став регентшей Франции, Мария Медичи получила расколотую, раздираемую противоречиями страну. Она не была талантливым правителем и никогда не входила в число любимых во Франции государственных деятелей. Мария Медичи за время своего правления прославилась не своими делами, а своим окружением, в котором нашлось место и для откровенных авантюристов и для талантливых государственных деятелей.

Оказавшись у власти, Мария Медичи должна была, прежде всего, решить три основные проблемы, стоявшие перед Францией:

1. религиозная напряженность между католиками и гугенотами;
2. внешняя угроза;
3. недовольство дворян.

После смерти Генриха IV возросла роль парламента. Однако, как писал Ги Шоссиан-Ногарэ, французский ученый-историк: «Но Мария Медичи не прибавила блеска тем обязанностям, которые были возвышены ее предшественницами, наполнив их свойственной им мудростью и безукоризненной честностью. Эта итальянская принцесса, вышедшая замуж за Генриха IV благодаря гнусной денежной сделке, бестолковая и сварливая, прославилась зависимостью от своих фаворитов и подчиненностью их влиянию. Супруг посвящал ее в дела, привлекая к управлению, и она присутствовала при заседаниях Совета, но все без особого успеха».

Одновременно с получением Марией Медичи регентства был назначен регентский совет. В регентский совет вошли герцоги д’Эпернон, де Гиз, де Майен. В руках регентского совета были сосредоточены основные нити управления страной, что однако не помешало Марии Медичи за время своего регентства разорить государственную казну и изменить внешнюю политику, курс которой был выстроен Генрихом IV. Мария Медичи предпочитала править вместе со своими фаворитами, она постоянно меняла фаворитов и тратила на них огромные государственные средства.

Политика, проводимая Марией Медичи, серьезно отличалась от курса, намеченного ее супругом. Внешнюю политику Генрих IV проводил и противовес Габсбургам. Мария Медичи, напротив, стала искать соглашения. Вершиной этой политики был французско-испанский союз 1612 г. В договоре одобрялось двойное испанско-французское бракосочетание. Елизавета Французская была выдана замуж за Филиппа IV, ставшего позже королем Испании, а Людовик XIII должен был заключить брачный союз с инфантой доньей Анной Австрийской. Брак был осуществлен из политических соображений в 1615 г., в Бордо, хотя жених и невеста достигли лишь четырнадцатилетнего возраста. Как следствие, этот союз привел к прекращению притязаний в Рейнланде и Италии, отчуждению протестантских союзников в Швейцарии, Рейнланде и в Нидерландах, и тем самым беспрепятственному росту императорской власти.

Внутри Франции многие сильные мира сего после смерти Генриха IV увидели шанс снова оказывать политическое влияние, а также присвоить часть государственных богатств. Особенно два родственника короля — двоюродный брат Анри де Конде и сводный брат Сезар де Вандом — вместе с другими герцогами Франции развернули активную деятельность. Их цели: вступление в государственный совет в качестве естественных советчиков регентши, воспрепятствование испанским бракосочетаниям, созыв Генеральных штатов. Хотя Мария Медичи согласилась с далеко идущими требованиями, мятежи не прекратились, и регентша к великой радости юного Людовика добилась военного успеха в летней кампании, где участвовал король.

Главным фаворитом Марии Медичи еще при жизни Генриха IV был флорентинец Кончини (в последствии маршал д’Анкр). Именно Кончино Кончини приписывалось отцовство в отношении родившегося в 1608 году младшего сына Марии Медичи Гастона, носившего с 1626 года до смерти в 1660 году титул герцога Орлеанского. Кончини был одним из величайших авантюристов в истории Франции. Кончино Кончини происходил из сенаторского рода. Став регентшей, Мария Медичи назначила Кончини первым камергером, губернатором Амьена, маршалом Франции. Кончини фактически правил страной. До смерти короля Генриха IV Кончини был шталмейстером королевы. К моменту смерти короля состояние Кончини было одним из крупнейших в Париже (а значит и во всей Франции). Кончини любил пиры и праздники, которые постоянно происходили в его особняке, оценивавшимся в сумму 200 000 экю, на улице Турлон. Мария Медичи не только постоянно давала ему деньги, но и отдала несколько драгоценных камней из короны. При этом сама Мария Медичи очень любила драгоценности и прекрасно в них разбиралась. Больше всего она любила бриллианты и жемчуг. Известен факт, что на крещение будущего короля, сына Людовика XIII она надела платье украшенное тремя тысячами алмазов и тридцатью тысячами жемчужин. В ее коллекции было 5878 жемчужин. Королева заставляла испытывать ужас тех, кто оказывался обладателем какого-нибудь красивого бриллианта: она изводила его до тех пор, пока ей не уступали желанный камень. Характерной чертой ее правления было то, что ни одно назначение на должность не обходилось без того, чтобы королева не получила денег "на булавки".

Кончино Кончини Кончино Кончини

По Парижу ходили памфлеты, в которых королева называлась шлюхой, а ее фаворит носил имя какой-то рыбы.

Герцог Тосканский писал: «Чрезмерная нежность Марии к Кончини и его жене отвратительна, чтобы не сказать скандальна». Женой Кончино Кончини была Леонора Дози (Леонора Галигаи), молочная сестра королева, также имевшая на нее огромное влияние.

Кончини сумел выманить у Марии Медичи огромную сумму в восемь миллионов экю из казны Франции, чтобы купить Анкрский маркизат в Пикардии. Кончини стал первым дворянином в королевском покое, затем суперинтендантом дома королевы, затем губернатором городов Перрона, Руа, Мондидье, а затем маршалом Франции. Ему удалось стать маршалом, не будучи при этом военным и даже не умея пользоваться шпагой.

Став маршалом Кончини начал командовать не только министрами, но и самой королевой. Во Франции, управляемой Кончини, царила анархия, страна стремительно нищала. Однако, королеве удавалось сохранить свою власть даже после достижения Людовиком XIII совершеннолетия в 1614 году. Любовь Марии Медичи к ее фаворитам опустошала государственную казну. Страной фактически управлял Кончини, принцы и гранды предъявляли регентше свои права, чем ввергли Францию в смуту.

В стране еще с 1610 года глухо накипала простонародная оппозиция против феодально-абсолютистского режима. Гранды, не поддерживаемые ни народом, ни буржуазией, вырвали у Марии Медичи (по договору в Сент-Мену) согласие на созыв Генеральных Штатов, а заодно желаемые субсидии: принц Конде получил 450 тысяч ливров, герцог Лонгвиль – 100 тысяч ливров пенсии, герцог Майенн – 300 тысяч ливров на расходы по свадьбе. На Генеральных Штатах обнаружилось бессилие оппозиции вельмож. Третье сословие отказалось поддержать ее. Господствующие сословия – духовенство и дворянство – стояли в основном за укрепление монархии, но ревниво выступали против политического возвышения этих выходцев из буржуазии.

Лидеры третьего сословия осмеливались использовать этот козырь. Устами своего представителя, купеческого старосты Парижа Роббера Мирона, третье сословие предъявило трону жалобу на бесчинства, совершаемые над обществом и личностями, на презрение к справедливости и судьям, на угнетение бедных, на насилия над слабыми, совершаемые сеньорами и властями, и недвусмысленно намекало на возможность того, что народ сам выступит на свою защиту: «Если ваше величество не примет мер, можно опасаться, как бы отчаяние не научило бедный народ, что солдат – не кто иной, как вооруженный крестьянин, а когда виноградарь возьмется за аркебуз, он из наковальни станет молотом» . Хотя эту речь представитель третьего сословия произносил, стоя на коленях, все же правительство было напугано данной речью.

Представленные в Генеральных штатах сословия (духовенство, светская аристократия и буржуа) действовали совершенно несогласованно и даже враждебно друг к другу. Когда представители третьего сословия в адресе королю сравнили три сословия с тремя братьями, представители привилегированных сословий с возмущением протестовали против приравнивания их к «сыновьям сапожников». Дворяне в своем адресе прямо заявили, что король не должен обращать никакого внимания на статьи третьего сословия. Генеральные штаты вскоре были распущены. Больше они не созывались вплоть до Французской революции 1789 года.

Аристократическая оппозиция после этого еще несколько раз бралась за оружие, опираясь на недовольные массы, но спешным снижением налогов правительство обеспечивало успокоение народа; одновременно пришлось наградить новыми пенсиями наиболее влиятельных грандов: по соглашению в Лудэне (1616 г.) Конде получил еще 1,5 миллионов ливров, и были награждены его сторонники, и особым рескриптом было объявлено, что оппозиция не совершала ничего, что не было бы очень приятным королю.

В 1617 году Кончино Кончини приказал построить деревянный мост от своего дома до Лувра, чтобы было легче добираться до дворца. Парижане называли этот мост «мостом любви». Кончино Кончини не только не пытался развенчать слухи о его отношениях с Марией Медичи, но и всячески их подпитывал. Такое положение вещей совершенно не устраивало молодого короля Людовика XIII, стремившегося взять власть в свои руки и освободиться от влияния матери и ее фаворита. 17 апреля 1617 года по приказу короля Кончини был убит гвардейцами под командованием капитана Никола Витри. Убийство Кончини стало концом правления Марии Медичи.

Еще в 1614 году в окружении Людовика XIII появился Арман Жак дю Плесси, будущий кардинал Ришелье. Арман Жак дю Плесси родился 9 сентября 1585 года в Париже в приходе Сент-Эсташ на улице Булуа. Его отец Франсуа дю Плесси де Ришелье был видным государственным деятелем во времена правления Генриха III Валуа. Мать Армана Жака дю Плесси, Сюзанна де ла Порт, была дочерью адвоката Парижского парламента. Арман Жан был младшим из пятерых детей Франсуа дю Плесси, который умер, когда мальчику было только пять лет. В наследство семье досталось полуразрушенное поместье и большое количество долгов. Тяжелое положение семьи в то время стало причиной того, что всю свою последующую жизнь Арман Жан дю Плесси стремился восстановить честь своей семьи и окружать себя роскошью. В сентябре 1594 года Арман Жан дю Плесси поступил в Наваррский колледж, решив посвятить себя военной карьере, его мечтой было стать офицером морской кавалерии. Затем он унаследовал титул маркиза дю Шеллу. Основным источником доходов семьи был доход от должности католического духовного лица епархии в районе Ла-Рошели, который был подарен отцу дю Плесси в 1516 году Генрихом III. Чтобы сохранить этот доход для семьи, необходимо было, чтобы кто-то из семьи принял монашеский сан. До 21 года Арман Жан рассчитывал пойти по стопам отца и стать военным. Но в 1606 году его брат ушел в монастырь, отказавшись принять епископство в Люсоне, которое переходило в семье Ришелье по наследству. Для того, чтобы епархия оставалась под контролем семьи, Арман Жан должен был вступить в духовное звание. Однако, он был слишком молод, чтобы принять сан, поэтому ему требовалось благословение папы Римского Павла V. Он отправился в Рим аббатом и скрыл свой возраст от папы, покаявшись только по окончании церемонии. 17 апреля 1607 года 22-летний Арман Жан дю Плесси принял имя Ришелье и сан епископа Люсонского. Епископство в Люсоне, доставшееся ему, было разорено, епархия была одна из самых бедных и средств, которые можно было получить с нее, не хватало. Однако, сан епископа позволил Ришелье появиться при дворе. Очень скоро он очаровал своим умом, эрудицией и красноречием Генриха IV. Однако, у молодого епископа нашлось достаточно противников среди влиятельных особ, так что ему довольно скоро пришлось покинуть Париж. Последующие несколько лет Ришелье провел в Люсоне, проведя полное реформирование хозяйства и написав первый теологический трактат на французском языке.

кардинал Ришелье Кардинал Ришелье

После убийства Генриха IV вновь заявило о себе в полный голос движение сепаратистов. Мария Медичи со своим коррумпированным правительством не могла справиться с сепаратистами. Ей пришлось пойти на переговоры. Епископ Ришелье участвовал в этих переговорах в качестве посредника, что послужило поводов для избрания его представителем в генеральные штаты от духовенства Пуату. В конфликте между духовенством и третьим сословием (ремесленниками, купцами и крестьянами) по поводу отношений королевского дома и Папы епископ Ришелье всячески старался найти компромисс, не переходя ни на чью сторону. Ведение данной политики позволило епископу Ришелье выдвинуться, а в феврале 1615 года он произнес парадную речь от первого сословия на заключительной сессии генеральных штатов.

При дворе короля также отметили 29-летнего епископа. Особенное впечатление ему удалось произвести на королеву-регентшу, продолжавшую править Францией, несмотря на то, что Людовик еще в 1614 году стал совершеннолетним. Ришелье был назначен духовником королевы Анны Австрийской, супруги Людовика XIII. Ришелье смог добиться и расположения Кончино Кончини – главного фаворита Марии Медичи. В 1616 году Ришелье вошел в королевский совет и занял пост государственного секретаря по военным делам и внешней политике. Ришелье начал активно участвовать во внешней политике, которой он до этого никогда не занимался. Первый год Ришелье на данном посту совпал с началом войны между Испанией и Венецией. Франция на тот момент была военным союзником Венеции, но война была крайне невыгодна Франции, так как грозила ей новым витком религиозных распрей.

Деятельность Ришелье как государственного секретаря была нелегкой и плодотворной: сначала ему пришлось примирять с Марией Медичи мятежных принцев Конде, Сауссона и Буильона, затем он провел реорганизацию армии, и под конец ему пришлось искать выход из сложного международного конфликта между габсбургской Испанией и итальянскими княжествами.

Однако в апреле 1617 года власть во дворце поменялась. Кончини был убит; Мария Медичи полностью отстранена от власти и заключена в своих апартаментах, а позже сослана в Блуа; герцог де Люинь, который спланировал убийство Кончини, стал фаворитом и советником короля. Ришелье пришлось вернуться в Люсон, откуда его затем сослали в Авиньон, папскую область. За время ссылки в Авиньон Ришелье написал два богословских труда «Защита основных положений католической веры» и «Наставления для христиан».

Французские принцы крови – Конде, Сауссон и Буильон подняли мятеж против короля, что заставило последнего примириться с матерью. В 1619 году Ришелье присоединился к Марии Медичи по разрешению короля, в течение семи лет Ришелье вел активную переписку и с Марией Медичи и с Людовиком XIII.

Мария Медичи была злопамятной женщиной, поэтому она далеко не сразу согласилась на примирение с королем, однако затем пошла на это. В качестве знака примирения она потребовала от сына назначить Ришелье кардиналом. 5 сентября 1622 года епископ Ришелье получил сан кардиналом. Автоматически он вошел и в королевский совет.

Мария Медичи получила позволение вернуться в Париж в 1624 году, к тому времени она не могла обходиться без Ришелье, прислушиваясь к нему во всем. 29 апреля 1624 года Ришелье впервые присутствовал на заседании французского правительства. В августе того же года правительство рухнуло, и Мария Медичи добилась для Ришелье должности первого министра короля, которую он получил 13 августа 1624 года. На этой должности Ришелье находился в течении 18 лет.

Ришелье стремительно делал карьеру. В 1622 году он стал кардиналом, а в 1631 году уже стал герцогом. Его состояние постоянно росло. Власть Ришелье все более усиливалась, он стал неудобен уже не только для Людовика XIII, но и для своей благодетельницы Марии Медичи. Мария Медичи вскоре резко изменила свое отношение к фавориту, став одним из самых яростных его противников.

С именем Ришелье связан знаменитый «день одураченных». День 10 ноября 1631 года стал апогеем интриг против действующего кардинала. Людовик обещает матери (уже не в первый раз) на следующий день отправить Ришелье в отставку. По Парижу тут же разносятся слухи, что Мария Медичи все же победила своего бывшего доверенного придворного. Однако уже ночью Ришелье удается добиться встречи с королем, и никакой отставки наутро не происходит. «Одураченными» оказываются те, кто поверил слухам. Многие из них за это лишаются головы.

В 1631 году Марии Медичи была арестована по приказу Ришелье. Арест состоялся 23 февраля 1631 года в Компенье. Однако, ей удалось бежать в Брюссель.

В 1632 году Ришелье добился смертного приговора за участие в мятеже герцогу де Монморанси, который был на тот момент генерал-губернатором Лангедока. Герцог был направлен против Ришелье самой Марией Медичи. Ришелье удалось сокрушить мятежную провинциальную знать и заставить ее покориться официальным лицам короля. Ришелье запретил парламентам подвергать сомнению конституционность королевского законодательства. Несмотря на то, что Ришелье неоднократно заявлял о поддержке папства и католического духовенства, однако, действовал в интересах истинного главы французской церкви – короля.

В книге «Государственные максимы, или Политическое завещание» Ришелье изложил основы своей политики. Книга эта была опубликована лишь после его смерти, и многими историками ее подлинность оспаривалась, но, несомненно, она отражает подлинные мысли самого Ришелье. Хотя в своей государственной деятельности он следовал всегда голосу практики и подчас круто менял курс в зависимости от обстоятельств от внутреннего и международного соотношения сил. Ришелье сумел здесь обобщить некоторые ее линии и придать ей видимость наперед продуманного плана.

Одной из главных своих задач Ришелье видел обеспечение первенствующего положения дворянства, перед поднимающейся буржуазией. Дворянин по происхождению, он явно хотел перевеса дворянства, которому искренне сочувствовал, и которое в своем огромном большинстве видело в его политике свою политику. Но королевский двор, выражая интересы дворянства, играл роль как бы воспитателя дворянского класса. Отсюда два положения Ришелье: с одной стороны, пишет он, «богатство и гордость одних подавляют бедность других – богатых лишь доблестью…», а с другой – «очень распространенный недостаток лиц, родившихся в дворянском сословии, что они применяют к народу насилие» . Право на насилие Ришелье хотел бы резервировать только за государственным аппаратом монархии. Право же дворян и монархии эксплуатировать народные массы Ришелье не только постулирует, но даже обосновывает психологически: «Если бы народ чересчур благоденствовал, было бы невозможно удержать его в границах его обязанностей…»

Ришелье боролся против любых попыток противостоять королевской власти. При Ришелье у парламентов было отнято право письменных ремонтрансов, и подчас правительство прибегало к насильственному выкупу должностей тех или иных неугодных ему членов парламента; некоторых из них отправляли в изгнание или в тюрьму.

Однако решительные меры, какие хотело бы принять дворянство в отношении выскочек в судейских и чиновных мантиях, тут были недоступны, поскольку продажа богачам различнейших должностей была одним из источников государственного дохода абсолютистской Франции. Правительство никогда не имело достаточно средств, чтобы разом покончить с парламентами, выкупив все должности.

Важнейшей задачей абсолютизма и господствующего дворянского класса было всемерно содействовать восстановлению и укреплению католической веры. Это было условием всеобщего послушания и терпения. Проповеди приходских священников были основным каналом общественного воспитания неграмотного населения, информирования о политических событиях и об издаваемых законах.

Ришелье уделял большое внимание науке и культуре, считая, однако, необходимым держать их под неусыпным надзором государства, следя за тем, чтобы они не пошли по нежелательному направлению и не распространились в народе. Он полагал, что нужные государству солдаты лучше воспитываются в грубости невежества, чем в утонченностях науки. При этом, если бы знания профанировались среди всевозможных умников, в государстве появилось бы больше людей, способных высказывать сомнения, чем людей, способных их разрешать, и многие оказались бы склонны противостоять истинам, чем защищать их. Поэтому Ришелье считал, что в хорошо устроенном государстве должно быть больше мастеров механических искусств, чем мэтров свободных искусств. Покровительствуя писателям и поэтам, подчиняющим свое творчество задачам его политики, Ришелье беспощадно преследовал тех, кто хотел оставаться независимым. Так, милостями был осыпан поэт Шаплен, но свободомыслящий писатель Теофиль де Вио по обвинению в атеизме был приговорен к сожжению на костре, что потом было заменено изгнанием.

Ришелье организовал Французскую академию, куда вошли нужные ему писатели во главе с Шапленом. При Ришелье начала выходить первая газета Франции «Gazette de France», являвшаяся пропагандистом его внутренней и международной политики, причем сам он писал для нее статьи и отбирал материалы, подлежащие публикации.

Мария Медичи раскаялась в своем покровительстве Ришелье. Она рассчитывала с его помощью вновь вернуть власть в свои руки, однако оказалась вытеснена на задний план. Такое положение не устраивало Марию Медичи, поэтому она принимала участие в заговорах аристократии против кардинала вместе с женой короля Анной Австрийской.

В 1638 году Марии Медичи пришлось уехать и из Брюсселя по приказу Ришелье. Мария Медичи перебралась в Англию, а затем в Кельн, где она умерла в 1642 году практически в нищете.

Мария Медичи не показала себя как талантливый правитель, заботившийся о своем народе. Тем не менее, ей удалось внести свой вклад в культурное развитие Франции.

Мария Медичи и культурное наследие Франции

Как известно, Париж обязан Марии Медичи прекрасным люксембургским дворцом, бульваром Кур-ла-Рен, с которого началась история Елисейских полей, хорошими водопроводами и собранием аллегорических картин Рубенса в Лувре.

Люксембургский дворец – один из красивейших дворцов Франции. "Из всех приметных больших зданий Парижа и даже всего королевства нет ничего прекраснее этого великолепного дворца", - так восторженно отзывались современники о новой резиденции Марии Медичи - Люксембургском дворце.

Люксембургский дворец Люксембургский дворец

Мария Медичи никогда не любила Лувр, который казался ей слишком грязным и мрачным по сравнению с итальянскими дворцами. После смерти Генриха IV она решила построить дворец в итальянском стиле в месте, которое напоминало бы ей родную Флоренцию. С этой целью она купила парк и особняк, принадлежавшие герцогу Франсуа Люксембургскому в пригороде Сен-Жермен. Дворец герцога назывался Люксембург и стал впоследствии малым Люксембургским дворцом. Также она скупала близлежащие поместья. Территория, которую Мария Медичи приготовила под свой новый дворец и сад, составляла 26 гектаров. Люксембургский сад был разбит в 1612 году. А первый камень будущего Люксембургского дворца был заложен 2 апреля 1615 года. Строительство велось по проекту архитектора Саломона де Бросса. В этой постройки де Брос продолжал развитие приемов, заложенных в композиции дворца Анэ (дворец Дианы де Пуатье, 1552-1560). Основную роль здесь играл главный трехэтажный корпус, расположенный в глубине парадного двора и выходящий противоположным фасадом к обширному саду. Павильоном с куполом отмечен въезд во двор. Таким образом, сохраняя еще систему замкнутого двора, де Бросс, выделил главное здание и трактовал остальные части как подчиненные ему. Своеобразно были решены фасады дворца с поэтажным применением ордеров и широким использованием рустовки.  Прообразом Люксембургского дворца послужило в какой-то мере Палаццо Питти во Флоренции, которое служило резиденцией великих герцогов Медичи, и в котором прошло детство Марии Медичи. Строительство Люксембургского дворца растянулось на десять с лишним лет, что было связано с политическими проблемами. Саломон де Бросс не дожил до конца строительства, его сменил Жак Лемерсье, который к тому времени уже был признанным мэтром французской архитектуры. В 1625 году дворец был открыт. Стиль Люксембургского дворца считается переходным от ренессанса к барокко. Главные ворота дворца выходили на улицу Турнон, а с обоих сторон от них располагались трехэтажные павильоны. Каждый из этажей павильонов были украшены колоннами в разных стилях: первый – в тосканском, второй – в дорическом, третий – в ионическом. На верхнем этаже здания располагалась терраса. С этой террасы открывался замечательный вид на Люксембургский сад. Люксембургский сад был создан во французском стиле, а западная его часть – в английском. Сад предусматривал значительные территории лесных насаждений и цветочных клумб, а также водоемов. Для водоснабжения сада в 1613-1624 году был специально построен акведук. В 1617 году территории сада была увеличена за счет близлежащей территории. В XI-XII веках на этом месте находился замок Вовер, пользовавшийся такой дурной славой, что король Филипп-Август не включил его в обнесенную стеной городскую черту. Святые подвижники решились на противоборство с дьявольской силой, и Людовик Святой передал проклятое место картезианцам, основавшим там монастырь. Картезианцы – это монашеский орден, основанный святым Бруно Кельнским, который в 1084 году с шестью приверженцами удалился для отшельнической жизни в пустынь Шартрез (лат. Cartasia, откуда и произошло название ордена), близ Гренобля. Пятый приор Гиго дал в 1134 году ордену устав; в 1176 он был утвержден папой. Картезианцы обязаны были вести весьма строгий образ жизни, соблюдать строгие посты и молчание, заниматься ремеслами, перепиской книг и т.д. Свои доходы они употребляли на постройку церквей. Картезианцы славились своим гостеприимством и благотворительностью. Одним из основных источников богатства ордена было приготовление и продажа ликера «шартрез». Во время Французской революции 1789—1794 годов орден потерял большую часть своих владений и утратил прошлое влияние. 

Люксембургский сад Люксембургский сад

Люксембургский сад со времени своего основания до настоящего момента неоднократно дополнялся и переделывался. В настоящий момент он практически не напоминает первоначальный вариант. Одним из главных украшений сада стал Фонтан Медичи (1624), созданный по проекту Саломона де Бросса. Фонтан Медичи до сих пор считается самым романтичным фонтаном Парижа. В 1861 году Фонтан Медичи был перенесен в другое место.

фонтан Медичи Фонтан Медичи

Марии Медичи не пришлось долго наслаждаться жизнью в своем новом дворце, так как Марии Медичи пришлось покинуть Париж по приказу Людовика XIII. Затем во дворце жил Гастон Орлеанский и Анна Мария Луиза Орлеанская, герцогиня де Монпансье.

Дворец принадлежал королевской семье вплоть до французской революции, а в 1790 году был национализирован. С 1790 года Люксембургский дворец выполнял функции тюрьмы. В бывшей галерее Рубенса был устроен тюремный зал для игры в мяч. Особенности жизни заключенных были таковы, что Люксембургскую тюрьму, как ее называли, считали последним салоном XVIII века.

В 1795 году дворец был передан Директории, а в 1799 он отошел к Сенату консерваторов. Для того, чтобы дворец можно было полноценно использовать в новом качестве, он подвергся кардинальной реконструкции. Архитектор Шальгрен оставил в первозданном виде экстерьер дворца и полностью переделал его интерьер. Парадная лестница из центральной части дворца переместилась в западное крыло, туда, где располагалась галерея Рубенса, а на ее месте возник зал заседаний Сената.

В 1814 году Дворец стал Палатой пэров, в связи с чем его опять перестроили под руководством архитектора Альфонса де Жизора. Он состоял из двух полуокружностей - места для сенаторов и президиума, -расположенных друг против друга. Полукруг президиума поддерживали восемь колонн, между ними на постаментах установили бюсты великих законодателей. В зале, украшенном резьбой по дереву, расположили 321 кресло - по числу сенаторов. На первом этаже вместо трех маленьких помещений Жизор устроил большой и богато декорированный зал для конференций.

С 1852 года дворец попеременно отходил в ведение префектуры департамента Сены, Верховного суда, а во время Второй мировой войны в Люксембургском дворце располагался генеральный штаб люфтваффе. В 1958 году дворец вновь был передан Сенату, и сохраняется в ведении Сената до сегодняшнего дня.

Вместе с дворцом видоизменялся и Люксембургский сад. Статуи, находившиеся в саду, убирались и заменялись новыми. В частности в XIX века в саду появилась одна из четырех французских Статуй Свободы Фредерика Огюста Бартольди.

Помимо этого, с аллеи Кур-ла-Рен, проложенной по приказу Марии Медичи в 1616 году Тюильри вдоль Сены, начались знаменитые парижские Елисейские поля. Король Людовик XIV приказал соединить город с предместьем Сен-Жермен-ан-Ле, и в 1667 году пейзажный архитектор Ленотр продолжил перспективу Тюильри, по сторонам которой в два ряда высадили деревья. Вскоре на новом проспекте начали селиться простые люди, появились скромные кафе. В 1709 году улица получила название Елисейские поля.

палаццо Питти Палаццо Питти

В начале 1622 года Мария Медичи заказала Рубенсу цикл картин на тему своей биографии. Всего в цикл вошло 24 картины. Мария Медичи решила украсить галереи Люксембургского дворца картинами Рубенса. Одна из галерей должна была быть украшена картинами, представлявшими сцены из ее жизни, а другая должна была быть посвящена Генриху IV.

Перед Рубенсом стояла непростая задача, потому что Мария Медичи не была красавицей, и в ее жизни не было ничего интересного, что могло бы стать сюжетом для картины. Образ Марии Медичи, запечатленный Рубенсом на картинах, значительно отличается от ее образа на предварительных набросках, которые Рубенс делал с натуры. В творческом наследии Рубенса эскизы вообще занимают чрезвычайно важное место и относятся к лучшему из того, что он создал. В них наиболее отчетливо выражается первоначальный замысел ряда произведений, выполненных затем учениками и помощниками. Они являются звеньями творческого процесса художника, а также демонстрируют особое совершенство рисунка, живописи и композиционное мастерство. Наброски Марии Медичи дают представление о том, как на самом деле выглядела эта женщина.

«Зрители видят немолодую женщину с оплывшей жирной шеей, с нависающим пухлым двойным подбородком, большой нос, близко расположенные к переносице маленькие глазки, низкий лоб. Только с натуры, пристально вглядываясь и мгновенно перенося на бумагу увиденные черты, можно сделать такой беспощадный портретный набросок. Здесь нет места фантазиям и спасительным аксессуарам. Только правдивые, безжалостно переданные художником черты ожиревшего лица и довольно тупое выражение взгляда королевы-матери запечатлел на своем рисунке Рубенс. Это маловыразительное лицо предстояло Рубенсу изобразить на парадном портрете и в огромном цикле».

Рубенс Мария Медичи Портрет Марии Медичи кисти Рубенса

Впервые Рубенс посетил Марию Медичи для обсуждения деталей заказа в 1622 году. Визит длился шесть недель. За это время был осмотрен дворец, намечены размеры полотен, написан парадный портрет Марии Медичи и начаты портреты короля Людовика XIII и королевы Анны Австрийской. Портреты короля и королевы были закончены Рубенсом только к 1625 году. Переговоры с Рубенсом от лица королевы вел ее советник Клод Можи. Общая сумма, которая должна была быть заплачена Рубенсу за работу, составила двадцать тысяч крон.

В этом цикле, известном как аллегорический цикл «История Марии Медичи» Рубенс совместил мифологических и аллегорических персонажей с реальными историческими. Рубенс прибегнул к образам античного мира, как делал постоянно, когда ему приходилось выступать в качестве придворного художника, призванного прославлять монархов и их окружении. Отличающие подобные работы широкий декоративизм, торжественность и вместе с тем открытая лесть чрезвычайно показательны для придворной культуры периода абсолютизма. Цикл картин для Марии Медичи характеризуют эту сторону искусства Рубенса особенно полно.  В 24 картинах Рубенс представил различные эпизоды жизни и правления королевы, сочетая элементы подлинной исторической живописи со всевозможными мифологическими фигурами, аллегориями, иносказательными намеками. В сцене, где Генрих IV получает портрет Марии, два крылатых гения, олицетворяющих любовь и супружество, держат перед восхищенным королем идеализированное изображение принцессы. Стоящая рядом женщина – аллегория Франции, дает ему совет следовать велению сердца. На сцену покровительственно смотрят сверху Юпитер и Юнона. Монументальный строй композиций, эффектные архитектурные или пейзажные фоны, богатство колорита определяют несравненные декоративные качества этих больших картин, выполненных при широком участии помощников Рубенса. Рубенс облагородил саму Марию Медичи и противопоставил французских придворных в шикарных одеяниях обнаженным богам и полубогам.

Рубенс Представление портрета 

В 1625 году цикл «Жизнь Марии Медичи» был завершен. Рубенс намеревался сразу же приступить к работе над картинами для второй галереи Люксембургского дворца, в которых должна была быть отражена жизнь Генриха IV. Однако, этот цикл так и не был написан. Рубенс сделал несколько набросков маслом, но не смог закончить работу. Кардинал Ришелье был категорически против того, чтобы Рубенс остался при дворе, поэтому написание второго цикла картин постоянно откладывалось и затем было отменено.

Картины цикла «Жизнь Марии Медичи» - это одно из лучших творений Рубенса, принесших славу ему и сохранивших память о Марии Медичи. В настоящее время цикл из 24 картин хранится в Лувре, в специально построенной галерее Медичи в крыле Ришелье. Галерея Медичи, единственный зал, где архитектура переплетается с живописью. Огромный железобетонный портик был специально построен, чтобы создать этот зал 40м х 40м и высотой 12м.

Цикл «Жизнь Марии Медичи» состоит из 24-х картин.

1. Судьба Марии Медичи.
2. Рождение Марии Медичи.
3. Образование Марии Медичи.
4. Представление портрета.
5. Брак по доверенности.
6. Прибытие в Марсель.
7. Встреча в Лионе.
8. Рождение Людовика XIII.
9. Учреждение регентства.
10. Коронация Марии Медичи.
11. Смерть Генриха IV  и провозглашение регентства.
12. Совет Богов.
13. Победа при Жюлье.
14. Счастье регентства.
15. Обмен принцессами.
16. Совершеннолетие Людовика XIII.
17. Бегство из замка Блуа.
18. Договор в Ангулеме.
19. Договор в Анжу.
20. Примирение с сыном.
21. Триумф правды.
22. Мария Медичи в образе Минервы.
23. Портрет Джоанны, эрцгерцогини Австрийской.
24. Портрет Франческо I, герцога Тосканского.

Еще одним положительным моментом периода правления Марии Медичи можно назвать строительство нового водопровода в Париже. Акведук Аркёй в античности снабжал водой здания, имеющие курортное и термическое предназначение. Во времена Лютеции водохранилище располагалось в районе Виссу, на юге Рунжи, а в Париже водопровод был проложен под землей. В 1544 были случайно обнаружены остатки этого водопровода. В самом центре Латинского квартала до наших дней сохранились римские термы Клуни. Акведук приобрёл современные черты во времена Марии Медичи по ее приказу. На участке между улицей Алезия и авеню Рей акведук Марии Медичи проходил параллельно римскому водопроводу, был надстроен еще один функциональный ярус. Он оставался единственным водопроводом до середины XIX века, когда инженер Белгрон начал свои знаменитые работы.  В 1613-1624 годах спроектированный архитектором де Броссом по поручению Марии Медичи новый водопровод использовался для орошения садов ее дворца.

Оставила свой след Мария Медичи и во французской моде, введя моду на солнечный зонтик. Солнечный зонтик - появился гораздо раньше, чем зонт от дождя. Он был заимствован с Востока культурными народами древнего времени, у которых он одновременно являлся символом общественного положения, и несли его слуги. В форме балдахина его стала использовать и церковь. Первый солнечный зонтик частного характера запечатлен на древней греческой вазе: он бросает тень на богатую гречанку. Римляне тоже использовали подобное приспособление против солнца и дождя. Античный зонтик от дождя имел форму плоского конуса, а ручка не всегда была посредине. После длительного перерыва солнечный зонтик снова появляется в Италии в XVI веке, сначала как большой складной зонт на несколько персон. У французских зонтов была костяная ручка, и верх делался из вощеного полотна.

Мария Медичи также послужила моделью знаменитой статуе Изобилия, установленной в садах Боболи во Флоренции. Скульптура наделена индивидуальными чертами, обнаруживающими разительное сходство с портретами юной Марии Медичи. Над "Изобилием" работали два скульптора - Джамболонья (Жан Булонь), знаменитый последователь Бенвенуто Челлини, и Пьетро Такка. Статуя, завершенная Такка, была торжественно установлена в садах Боболи в 1637 году, когда Марии Медичи было уже 64 года. Но известно, что Джамболонья, которому семья Медичи покровительствовала, работал над статуей в конце XVI века, во времена юности Марии. Сады Боболи ныне входят в музейный комплекс галереи Питти. Во времена Медичи они были частью городских владений флорентийских властителей.

Время правления Марии Медичи не было затем названо «эпохой Марии Медичи», войдя составной частью в «эпоху Ришелье».

Мария Медичи оказалась у власти, благодаря счастливому совпадению – смерти Генриха IV и малолетству Людовика XIII. Необходимо отметить, что ее брак с Генрихом IV был вынужденной меры с его стороны. Король – сакральная особа в  абсолютной монархии Франции. Королева – необходимое дополнение к королю, ее первая функция быть ему верной подругой и рожать детей, в первую очередь наследника престола. Подбор королевы не был личным делом короля. Женитьба наследника престола была в компетенции внешнеполитических расчетов. Брак короля служил Франции, укреплению политического положения и политики.  От выбора королевы зависела внешнеполитическая ориентация. В данном случае женитьба на Марии Медичи должна была помочь Франции поправить ее шаткое финансовое положение.

Мария Медичи в сущности никогда не правила Францией сама, за нее это делали ее фавориты. Сначала Кончино Кончини, бывший ее фаворитом еще при жизни Генриха IV, а затем будущий кардинал Ришелье, приближение которого стало одной из самых серьезных ошибок Марии Медичи.

На международной арене Мария Медичи проводила происпанскую политику. Чтобы упрочить союз с Испанией, она женила Людовика XIII в ноябре 1615 на Анне Австрийской, дочери испанского короля Филиппа III Габсбурга. Однако юный король больше уделял внимания своим фаворитам, чем жене. В 1617 место главного придворного любимца занял Шарль Альбер де Линь. По его наущению король, отстранив мать от дел, отправил ее в Блуа, а маршал д'Анкр (Кончино Кончини) был убит. Начало самостоятельного правления молодого короля было омрачено феодальными смутами. На их волне в 1619-1620 Мария Медичи дважды пыталась свергнуть де Линя, но не снискала успеха. Лишь в августе 1620 ей удалось установить связь с Людовиком XIII через Ришелье. В 1621 де Линь умер, на юге Франции начались волнения среди гугенотов. Людовик XIII лично принимал участие в военных действиях. Он охотно пользовался советами Ришелье, который в сентябре 1622 был назначен кардиналом. В 1624 Ришелье стал первым министром, и король, страдавший от многих болезней и приступов тоски, передоверил ему управление страной. Ришелье, полностью порвав с королевой-матерью, отказался от происпанской политики. Мария Медичи, составив новый заговор 10-12 ноября 1630, вместе со своими сторонниками потребовала отставки Ришелье, однако король предпочел своего ставленника. Мария была отправлена в ссылку, бежала в Брюссель и умерла в изгнании.

Анна Австрийская Анна Австрийская

В историю культуры Франции Мария Медичи вошла благодаря знаменитому Люксембургскому дворцу и Люксембургскому саду, циклу картин Рубенса «Жизнь Марии Медичи» и аллее Кур-ла-Рен, с которой началась история одной из главных парижских достопримечательностей – Елисейских полей.



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы