Вавилон занимал в стране исключительно выгодное положение на берегу Евфрата в том месте, где русла Евфрата и Тигра наиболее сближаются. Фактически в руках Вавилона, при достаточной энергии его правителей, мог сосредоточиться весь нaдзоp за ирригацией страны и за торговым движением по обеим рекам.
Захватив власть в Вавилоне в конце III тысячелетия до н. э, аморей Суму-Абум положил начало так. наз. I вавилонской, или аморейской династии (2000 г. до н. э.), снова объединившей всю страну. Создателем окончательного единства страны, крупнейшей личностью нового исторического периода был Хаммурапи, один из наследников Суму-Абума.
В настоящее время наука располагает огромным количеством письменных памятников времени Хаммурапи, но очень бедна вещественными остатками памятников архитектуры этого периода.
Вавилон много раз подвергался почти полному уничтожению. Удалось, однако, установить, что город строился и расширялся по определенному плану. Главные улицы пересекались поперечными под прямым углом, что не соблюдалось даже в Ашнунаке, городе со сравнительно правильной планировкой.
Дома в жилом квартале Вавилона были выстроены из сырцового кирпича с основаниями из обожженного кирпича. Толстый слой пепла указывает, что город
погиб вследствие огромного пожара, уничтожившего все деревянные части.
Это событие можно связать с вторжением в Вавилов хеттов в начале II тысячелетия, положившим конец династии Хаммурапи, уже ослабленной упорной
борьбой со «страной моря» (территорией в дельте Тигра и Евфрата и по северному берегу Персидского залива со смешанным шумеро-семитским населением).
Через 120 лет посла хеттского нашествия, в 1750 г., совершенно ослабленную страну и самый город Вавилон захватили спустившиеся с гор Загра касситы — 
дикие племена, господство которых длилось около 600 лет.
Культура Вавилона. Древняя культура Шумера не перестала существовать. Основа культуры Вавилона и впоследствии Ассирии осталась шумерской: техника, наука, искусство, литература зародились и первое свое развитие получили на юге Двуречья — в Шумере.
В вавилонское время шумерский язык был вытеснен вавилонским (аккадским); шумерский язык был сохранен только для надобностей богослужения.
Хаммурапи подчинил культ местных божеств культу вавилонского бога Мардука, который был объявлен главою всех божеств. Вавилон стал и религиозным центром.
Всю полноту своей неограниченной и божественной — в понятии его современников — власти Хаммурапи осуществлял с помощью наместников.
Хаммурапи, подобно фараонам Нового царства (но на несколько столетий раньше, чем они), создал постоянное войско. Он собрал существовавшие до него «своды законов», создав кодекс, единый для всего государства.
Интересны параграфы кодекса Хаммурапи, касающиеся строительного дела. Строителями считались всегда только князья и цари. Наряду с рабским трудом, в строительном деле применялся также труд наемных ремесленников — каменотесов, плотников и каменщиков. Законом была строго определена оплата труда строителя: «если строитель построит кому-нибудь дом, то домохозяин должен дать ему в вознаграждение два сикля (т. е. 16,8 г) серебра за каждый cap, т. е. за каждые 35,234 кв. м дома».
При отсутствии точного расчета дома, вероятно, очень часто разваливались, давали трещины. Законодательство Хаммурапи предусматривало такие случаи: «если строитель, строя кому-нибудь дом, сделает свою работу непрочно, так что построенный им дом обвалится и причинит смерть домохозяину, то строителя должно предать смерти».
Если же обвал уничтожил имущество, то строитель был «обязан возместить все уничтоженное, и за то, что построил непрочно, так что дом обрушился, должен восстановить обвалившийся дом за свой счет».
Мари. Изучение памятников архитектуры города Вавилона I династии, не сохранившихся до наших дней, в последние годы было восполнено раскопками в Мари, богатом торговом центре. Город Мари был разграблен и сожжен, погибли его Многочисленные храмы, сожжен был и дворец Зимрилима. Обрушившиеся перекрытия обуглились, так же как многие другие деревянные части, и благодаря этому сохранились в относительной целости. Стены дворца местами имеют еще 5 м высоты, сохранилась не только их обмазка, но местами даже роспись.
Город, расположенный на берегу Евфрата, был хорошо защищен с одной стороны течением самой реки, а с других сторон — стеной. Укрепления его очень схожи с укреплениями хеттского города Кархемиша, стоящего также на Евфрате.
Раскопками вскрыта часть города, по-видимому, имевшего относительно правильную планировку. Дома были сложены из сырца, причем кладка нижней части стен в некоторых случаях была из камня. Некоторые дворы были замощены каменной галькой. Стены были покрыты обмазкой и выбелены изнутри. Каждый дом был канализован.
Характерной чертой планировки и застройки этого торгового города было устройство небольших площадей, окруженных со всех сторон домами; массивные столбы из сырца поддерживали крытую галерею вокруг всей площади, где в тени навеса сидели продавцы.
3иккурат и храм Иштар. Наиболее интересна высокая часть холма, где были найдены древнейший храм богини Иштар (табл. 86, фиг. 4) и зиккурат, плохо сохранившийся, очень низкий, лишенный обычных для этих построек наружных лестниц и отступающий как от «южного», так и от «северного» типов зиккурата в отношении размещения на генеральном плане участка. Зиккурат в Мари являлся как бы частью храма и примыкал непосредственно к задней стене святилища.
Помещение святилища было совершенно темным и освещалось, вероятно, светильниками.
При раскопках в храме были найдены части медных скульптур, изображающих львов.
Дворец. Дворец особенно интересен отличной своей сохранностью, а также тем, что в его архиве найден текст письма Хаммурапи царю Мари, из которого явствует, что дворец считался одним из чудес того времени (табл. 86, фиг. 1 и 2; табл. 87, фиг. 1—4).
Дворец в Мари занимал площадь более двух гектаров и насчитывал более 200 различных помещений. Он был обнесен стеной, от которой сохранились только следы.
Вход во дворец находился с северной стороны (табл. 86, фиг. 1), ему предшествовала площадка, замощенная плитами неправильной формы. Широкий вход (6,1 м) имел по сторонам) две мощные, слепка выступающие башни. Проход шириною в 2,4 м был замощен обожженным кирпичом и запирался изнутри двухстворной дверью. За ним следовало помещение для стражи б. Затем посетитель, через проход, находившийся на одной оси с входной дверью, попадал вo двор трапециевидной формы в, замощенный кирпичом. Отсюда через боковой вход он проникал в очень широкий немощеный коридор г, вероятно, темный, сообщавшийся с внутренним большим замощенным двором д. Полукруглая лестница в глубине двора вела в тронный зал е, стены которого были покрыты росписью. В центре двора было расположено возвышение высотой в 2,2 м с навесом, который поддерживался легкими деревянными опорами (сохранились следы отверстий для них в полу). На этом возвышении стоял, по-видимому, царь во время торжественных аудиенций.
Жилые помещения. Налево от входа, в северо-восточном углу дворца, находился комплекс ж жилых помещений, расположенных вокруг небольшого открытого двора и предназначавшихся для послов, курьеров и гостей. В распоряжении приезжих были не только жилые комнаты, но также и ванны, души, баня с небольшой раздевальней. Здесь же находился дворцовый архив - тысячи таблеток с перепиской царей Мари. 
Прекрасно сохранилась судна из дворцовых ванных комнат, соединявшаяся с уборной (табл. 87, фиг. 3). В ней находились две ванны, вероятно, одна для холодной, другая для горячей воды. Их опорожняли, вычерпывая воду сосудом, найденным при раскопках и стоявшим еще на месте, в нише стены. Стены уборной и пол были покрыты битумом. Полы были снабжены стоками и канализационными трубами, которые соединялись с главным коллектором, в некоторых случаях состоявшим из керамических труб, в других случаях выложенным из каменных плит со сводчатым перекрытием.
В северо-западном углу дворца, направо от входа, находились частные покои царя, расположенные тоже вокруг внутреннего двора (табл. 86, фиг. 1л). Полы царских комнат были покрыты толстым слоем отлично заглаженного штука, сырцовые стены были облицованы слоем глиняной обмазки с рубленой соломой и побелены. Как внутренние, так и наружные поверхности стен на высоту 1,8 м были украшены росписью.
Черный и белый цвет, кобальтово-синий и красный (охра) сплетались в геометрических узорах или шли полосами. Наряду с этим найдены росписи с изображением людей — процессий и отдельных сцен.
Рядом с царскими покоями находилась дворцовая школа писцов м. Обе комнаты ее были заняты рядами глиняных скамеек, на которых, скрестив ноги, сидели ученики; рядом со скамейками стояли плоские сосуды для размачивания глиняных таблеток и для обмывания рук (табл. 87, фиг. 4).
Хозяйственные помещения. Вся западная сторона была отведена под хозяйственные помещения — кухни и кладовые н-о. В углу внутреннего двора этой части дворца были найдены две печи обычного для Месопотамии типа, круглые в плане, перекрытые куполом. Одна из них была снабжена невысокой лестницей, позволявшей регулировать выпечку хлебов.
С южной стороны дворца тянулся длинный коридор, по обе стороны которого находились кладовые (табл. 86, фиг. 1о). Здесь хранились гигантские пифосы — остродонные сосуды для хранения припасов.
Культовые помещения. С точки зрения планировки наибольший интерес во всем дворцовом ансамбле представляют культовые помещения в самом центре дворца.
Огромный зал имеет вид вытянутого прямоугольника (табл. 86, фиг. 1 к; табл. 87, фиг. 1). Необычайно мощные стены его, сохранившиеся на высоту 5 м, в древности имели не менее 9,5 м высоты. С восточной стороны к залу примыкало небольшое помещение, поперечно расположенная культовая ниша или целла, к которой из зала вели 10 ступеней (табл. 87, фиг. 2). Культовый характер целлы определяется найденным в ней постаментом для статуи божества, над которой в древности был устроен балдахин.
В каждой из продольных стен зала было по две двери. В данном случае, следовательно, мы имеем дело с планом, аналогичным в значительной мере плану древнейшего храма богини Иштар в Ассуре или плану жилого дома так называемого «северного» типа, где вход размещался сбоку, в продольной стене, а не по ее оси.
Соседний зал и, представляющий собою такой же вытянутый прямоугольник, отделен массивной стеной от только что описанного помещения, но сообщается с ним двумя боковыми проходами. Он несколько меньше (длина — 25,5 м, ширина — 8 м). В центре одной из длинных сторон зала, по оси входа, находился постамент для культовой статуи, высотою около метра. На постамент, сложенный из сырца, вели с трех сторон по три ступеньки. Стена, к которой он примыкал, была украшена деревянным расписным щитом. Постамент, спереди облицованный камнем, в верхней части был покрыт деревянной обшивкой, раскрашенной под мрамор. Каменная облицовка была покрыта тонким слоем известковой обмазки, окрашенной охрой в светло-красный цвет и расписанной по краям орнаментом в виде бело-желтой спирали с вписанными в нее желтыми языками пламени.
Детали орнамента говорят о значительной роли огня и воды в культе божества, которому был посвящен этот храм.
 
 
 
Таблица 86 
 
 
Внутренний двор. Входной проем в стене против постамента статуи не имел дверей. Через этот открытый проход можно было выйти на большой двор з, имевший 29 м длины при ширине в 26 ж Сохранились следы необычайно тщательной отделки стен и деталей этого внутреннего двора: наличники шести его дверей были украшены красными полосами, стены, покрытые известковой обмазкой, были расписаны тройными красно-синими полосами; на восточной стене двора сохранилась роспись более сложного характера.
Роспись стен приходилось защищать от дождя и от солнца. Это достигалось двумя способами: двор окружали крытой галереей или устанавливали вдоль стен Небольшие каменные постаменты с отверстиями для легких деревянных опор, поддерживавших натянутую на них ткань или циновки.
На восточной стороне двора находился большой кирпичный ящик, покрытый снаружи и внутри штуком. Он служил, вероятно, для посадки растений и указывает, что некоторые части дворца могли быть озеленены.
Против культового постамента находился главный вход во двор с двойной дверью и монументальным порталом с характерными для построек Двуречья выступами и нишами, чередование которых было подчеркнуто побелкой первых и окраской вторых в красный цвет. Двери портала широко открывались во время торжественных церемоний в храме, причем доступ во двор получали не все. Строитель тонко рассчитал в данном случае впечатление далекой перспективы, открывавшейся перед зрителем, стоявшим у входа; легкий полусвет огромного двора, прикрытого цветной тканью навеса, игра солнечных лучей, случайно проникающих во двор, яркие краски стенной росписи сменялись мраком культовой части храма — жилища божества, которому предшествовал двор.
Скульптура. Найденная в храме статуя богини в тиаре, обвитой с обеих сторон рогами (обычный признак божества), держала в руках сосуд—символ плодородия, даруемого разливами реки (табл. 86, фиг. 3). Статуя стояла на постаменте (в зале и) в конце анфилады входа, двора и самого храма, видимая всем в сиянии светильников и драгоценной утвари из золота и серебра. Внимание зрителей должно было сосредоточиться именно на этой наиболее важной части храма, и эта цель достигалась способом, ни разу не встречавшимся в Египте и также необычайным и для Двуречья. Чаша в руках богини была выдолблена внутри, и канал от нее шел через всю статую. Очевидно, в нужную минуту, когда это требовалось по ходу богослужения, при помощи еще неизвестного нам приспособления, из сосуда в руках богини била струя воды.
Во дворце Мари мы находим первый пример введения культовой статуи в архитектурный ансамбль и одновременно первый в истории пример «фонтанной
фигуры».
Перекрытие, освещение, входы. Помещения дворца освещались при помощи открытых внутренних дворов, откуда свет проникал через очень высокие проемы дверей. В сохранившихся стенах не найдено никакого следа окон. Некоторые части дворца имели второй
 этаж.
Способ устройства перекрытий стал впервые вполне ясным. Накат из бревен, опиравшихся концами на толстые стены, а при наличии второго этажа еще и на деревянные вертикальные опоры, покрывался толстой тростниковой циновкой или плетенкой из
ветвей, на которую накладывали ряд кирпичей, обмазанных толстым слоем штука. На такой плоской кровле, представлявшей значительную нагрузку, устраивался сток для дождевой воды, которая по водосточной трубе из обожженной глины стекала в канализационные подземные трубы.
Характерно, что двери в некоторых случаях не закрывали всей высоты дверного проема и являлись скорее символом священной границы, подобно высокому порогу, под которым обычно находят остатки ритуальных жертв, кости убитых животных. Большую роль играли также циновки, которыми, в случае надобности, завешивали проемы дверей, наматывая их на вращающийся валик, как это делалось и в Египте.
Во дворце найдены подземные помещения (назначение их не установлено), куда вели глинобитные лестницы.
Оформление входа во дворец представляет большой интерес с точки зрения истории возникновения отдельных элементов архитектуры Двуречья. Этот монументальный вход вместе со следующим за ним развернутым по ширине помещением является типичным «бит-хилани», обычным для более поздней ассирийской архитектуры, но заимствованным, как гласят ассирийские источники, из сиро-хеттской архитектуры.
В архитектурном комплексе, куда входил и зиккурат с храмом у его подножия, были открыты остатки портика с двумя колоннами по углам его. Сохранились только каменные базы, их деревянные стволы истлели.
 
* * *
 
Нашествие хеттов на Вавилон и наступивший затем длительный период распада и анархии надолго приостановили монументальное строительство Вавилонии. Прошло около двухсот лет, пока страна могла настолько оправиться, чтобы возобновить строительство. Новый мощный подъем искусства вообще и, в частности, архитектуры наступил вместе с расцветом Ассирии.
 
Таблица 87 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы