Всеобщая история архитектуры. Том I 18. Храм Амона в Луксоре

Ход строительства и состав частей храма. Луксорский храм Амона в своей основной части построенный Аменхотепом III (1455-1419 гг. до н. э., XVIII династия), является одним из самых ранних дошедших до нас больших храмов периода Нового царства (табл. 35 и 36).
Аменхотеп III построил святилище с окружающими его небольшими колонными залами, многочисленными второстепенными помещениями и большим входным залом (табл. 35 фиг. 1 д, е), открытым в сторону перистильного двора. Двор окружен с трех сторон 64 колоннами высотой в 10 м, расположенными в два ряда и имеющими стволы в виде пучков папируса, а капитель в форме нераспустившихся бутонов (табл. 35, фиг. 4). Перед этим двором должен был размещаться громадный гипостильный зал (табл. 35, фиг. 3). Аменхотеп III успел осуществить только центральную часть этого зала с двумя рядами колонн, около 20 м высотой, с капителями в форме расцветшего папируса и со стволом почти цилиндрической формы; на стволе слегка обозначены три ребра, напоминающие трехгранный стебель папируса (табл. 35, фиг. 3). Этот незаконченный зал превратился в грандиозную галлерею, связывающую двор Аменхотепа III (второй двор) с двором Рамзеса II, построенным уже при XIX династии (первый двор, табл. 35, фиг. 16).
Двор Рамзеса II размещен не на одной оси с остальной частью комплекса, а под углом к ней. Этот поворот вызван, вероятно, условиями местности и существованием на территории двора часовни Тутмеса III (XVIII династия).
Передний двор окружен со всех четырех сторон галереей из приземистых по пропорциям 74 колонн, размещенных в два ряда. Стены входного пилона покрыты барельефами, изображающими походы Рамзеса II против хеттов.
Перед пилоном были установлены два обелиска из розового гранита (один из них теперь находится на площади Согласия в Париже), а также две громадные сидячие и четыре стоячие статуи Рамзеса II.
Характер композиции. Будучи одним из самых ранних храмов Нового царства, храм
Амона в Луксоре представляет собой уже законченный тип храма, не связанного с заупокойным культом. Постепенное увеличение роли интерьера в египетской архитектуре привело к решению храма Хатшепсут в Дейр-эль-Бахари, где протодорические колоннады служили темой как внешнего, так и внутреннего оформления храма и где значение этих элементов было равноценно. В Новом царстве равновесие между фасадом и интерьером пропадает. Композиционное внимание переключается на решение внутренних пространств храмов. Их внешний облик имеет подчеркнуто монументальный, упрощенный характер. Правая наружная стена лишена членений. Интимность открытых колоннад, характерная для Дейр-эль-Бахари и всего Среднего царства, заменяется величавой торжественностью мощных пилонов.
Пилон. Фасад с пилоном» в луксорском храме напоминает грузные пирамиды Древнего царства (табл. 35, фиг. 2). Как и там, главную роль в фасаде играет масса. Выразительно подчеркнута наклоном стен устойчивость, статичность объема; спокойная плоскость стен преобладает; мелкие объемные членения отсутствуют. Дробное расчленение фасадов, характерное для сооружений Среднего царства, заменилось обобщающей трактовкой стены.
Здания Нового царства относительно невысоки и распластаны по земле. Верхний карниз в них резко обрезает стены и пилон поверху. Формы подчеркнуты по контуру обводным валиком.
По принципу контраста к лежачим» объемам пилонов в центре поставлен вертикальный тяжелый портал. Он затиснут между объемами пилонов и играет по отношению к ним подчиненную роль, еще более подчеркивая силу боковых массивов. Грузный портал как бы сдавливал вход и заставлял человека почувствовать себя маленьким и беспомощным.
Целый ряд архитектурных приемов усиливал впечатление грандиозности размеров сооружения: контраст между огромным пилоном и бесконечным рядом сравнительно небольших сфинксов; масштаб входного проема, контрастирующего с величиной пилона; многоярусное построение рельефов, состоящих из изображений человеческих фигур различной высоты, из которых часть близка к человеческому росту, а небольшое число огромных фигур фараонов соответствует величине всей стены. Незначительная глубина врезанных изображений, сохраняя внешнюю плоскость, также подчеркивала массивность объема.
Ощущение пластичности формы усиливалось введением в композицию высоких обелисков и скульптурных изображений сидячих колоссов.
Фасад построен на теме глухой массивной стены. Подчинение этой теме всех приемов обработки достигнута поразительная сила впечатления.
 
 
Таблица 35 
 
Интерьер. Развивающаяся по продольной оси глубинная пространственная композиция являлась в Новом царстве смыслом внутреннего построения храма. При входе в первый двор открывалась глубокая анфилада помещений, приводившая в конце к двери в святилище. Однако это святилище было закрыто для доступа, а проходы всех дверей к нему были узки. Египетские храмы показывали издали таинственное, но рядом преград не давали возможности достигнуть его. Недосягаемость божества еще Jfomee подчеркивалась приемами перспективного увеличения глубины всей анфилады. 
В отличие от ранних свободных композиций плана, Новое царство строило свои сооружения на полной симметрии. К этому архитектурному приему египтяне пришли путем долгих исканий. Свободная трактовка ассамблей, существовавшая в Саккара или Гизе, исчезла. Стремление упростить формы и повысить силу воздействия привело к утяжелению пропорций и к предельной ясности общей схемы. Симметрия стала необходимым условием построения плана и фасада. Излом продольной оси храма в Луксоре явился исключением для Нового царства.
На примере Луксора очень хорошо видна тенденция к утяжелению форм. Ранний (второй) двор Аменхотепа III имеет относительно стройные и просторно расставленные, колонны 4(табл. 36, фиг. 1), а построенный на столетие позже (передний), двор Рамзеса II значительно тяжелей и монументальней (табл. 36, фиг. 3). В нем форма колонны более обобщена; колонны толще и чаще расставлены, а вставленные между ними колоссы почти сплошь заполняют промежуток. Общее развитие архитектуры Египта шло к утяжелению пропорций колонн вопреки все большему овладению особенностями каменных конструкций. Требования стиля заставляли архитектора пренебречь конструктивными возможностями.
Колонна. Колонна на втором дворе Луксора (эпоха XVIII династии) приобрела изобразительный характер, подражая связке папирусов. Она имела глубокий рельеф и сильную расчлененность по всей высоте. Капитель с широкой перевязкой под ней занимала около половины высоты колонны. Почти одинаковая форма расчленения ствола и канители напоминает покрытые каннелюрами колонны Среднего царства, только здесь жгуты имеют обратную выпуклую форму (табл. 35, фиг. 4).
Форма ранней колонны вытекала из своеобразной символики, определившей все элементы храма. Ствол передавал различные типы растений, а канитель изображала закрытые и открытие чашечки цветов. Потолок расписывался звездами, летающими птицами, изображениями солнца. Египетский храм создавал поэтический образ пальмовой рощи или фантастического сада из водяных растений — лотоса и папируса. Сказочные цветы колонны не выражали своей формой тектонических законов. Пучок папирусов в колонне Луксора, казалось, мюг быть раздавлен тяжелой нагрузкой потолка.
Декоративный характер остается присущим египетской колонне во все время ее применения, несмотря на большую обобщенность, тектоничностъ и геометризацию в конце Нового царства.
Колонна XIX династии (передний двор) имела слитную, упрощенную форму (табл. 36, фиг. 3). Исчезло сходство с растительным миром. Отвлеченные геометрические цилиндры стволов колонны, сохранившие, однако, утолщение книзу, украшались орнаментированной резьбой. Появились геометризация и упрощенные формы, напоминающие формы Древнего царства. Индивидуализация деталей исчезла, выработалась типовая форма мощной колонны, очень выразительно передающая тектоническое напряжение. Обязательной деталью храмов Нового царства стал карниз с выкружкой наверху и валиком под ним. Карниз, венчающий стены, колоннады и портал, не изменял своего вида в зависимости от места применения.
Передний зал. Особенностью Луксора является развитая задняя сторона второго двора, примыкающая к гипостильному залу и превращенная в большой передний зал. Этот зал был частью двора, закрытой от солнца и дождя. Он объединялся с гипостильным залом портиками одинаковой высоты и применением одного типа колонн. В дальнейшем передний зал потерял значение. Основным перекрытым пространством сделался гипостильный зал. И только в Позднем Египте передний зал вновь приобрел значение, но уже совершенно в другом виде.
 
 
 
Таблица 36 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы