Новое время Из истории донского казачества

Грибулина А.

     С момента образования Донского казачества прошла не одна сотня лет. За это время казачество претерпело немало изменений во внутренней структуре и укладе. Донцы прошли нелегкий путь от полной свободы до полной зависимости от Русского государства, став пусть и многочисленным и привилегированным, но все же сословием при монархах.

 Казак-бандурист (казак Мамай). Неизвестный художник. XIX в.

     В советский период казачество сделалось врагом государства.
     В нынешнее время казаки в большинстве видят себя отдельными от России. Думается, что как только казачество наберёт достаточно силы и сможет отстаивать свою волю, это отделение неизбежно произойдёт.

Происхождение казачества и названия «казак»
     Истоки казачества до сих пор вызывают споры, в том числе и в научной среде.
     В. Шамбарова и Л. Гумилёва полагают, что казачество как народность возникло в результате смешения касогов и бродников, произошедшего после монголо-татарского нашествия. Касоги (касахи, касаки, ка-азаты) – древний черкесский народ, проживавший на территории нижней Кубани в X – XIV вв., а бродники – племя тюрко-славянского происхождения, впитавшее остатки булгар, славян и, вероятно, степных огузов. После установления монгольского ига, касоги откочевали на север, и смешались с подонскими (сидевшими по Дону) бродниками. Известно, кстати, что сами бродники приняли сторону монголов, и даже бились против Руси на Калке. По мнению этих исследователей, именно так и образовалась первая группа казаков, изначально подчинённых Орде.
     Историк В. Н. Татищев в своем фундаментальном труде «История Российской с самых древнейших времён» писал что, казаки выступали как народная самооборона, нацеленная на защиту мирного населения от постоянных набегов тюрков. Как видим, историк не относит казаков к отдельному этносу, а свидетельствует, что казаками были мужчины, владевшие оружием.
     Есть данные о казаках рязанских, в 1444 г. принявших участие в битве против татар, пришедших с царевичем Мустафой.
     Мещёрские (городецкие) казаки упоминаются в источниках под 1491 г. В 1493 г. мещёрцы приходили воевать с турками к Азову.
     Постепенно выходцы из Рязанской земли, касимовские татары и татары-мещеряки стали совместно селиться на берегах Дона и Волги. Эти люди, называвшие себя казаками, строили укрепленные города по берегам рек и на островах.
     Я. Гришин полагает, что польско-литовские татары, выходцы из Золотой Орды, массово переселявшиеся в Великое княжество Литовское на рубеже XIV и XV вв., делились на знатных татар, уравненных в правах со шляхтой и татар – казаков, в сословном отношении являвшихся служилыми людьми. Татары-казаки несли службу в родоплеменных хоругвях (хоругвь – внутривойсковое формирование в Царстве Польском и Великом Княжестве Литовском, соответствовавшее роте).
     В польских хрониках первое упоминание о казаках относится к 1493 г., когда черкасский воевода Б. Ф. Глинский, по прозвищу «Мамай», сформировал в Черкассах пограничные казачьи отряды и захватил с их помощью турецкую крепость Очаков.
     Некоторые историки полагают, что донские казаки были славянами.
     По мнению Г. В. Вернадского, казаки – это сообщество «свободных людей», известное под таким именем в степях Европы как минимум со времен Золотой Орды, т.е. с XIII – XIV вв. В своем произведении «Монголы и Русь» историк пишет: «согласно Полю Пелио имя Узбек значит «хозяин себя», то есть «свободный человек». Узбек в качестве названия нации значило бы тогда «нация свободных людей». Казак (казах) – в нескольких тюркских диалектах означает «свободный человек», «свободный искатель приключений» и, отсюда, «житель приграничной полосы». В его основном значении этим словом называли как группы татарских, украинских и русских поселенцев (казаков), так и целый среднеазиатский народ киргизов (казахов)».
     Выдвигалась гипотеза о происхождении казаков от вятских (хлыновских) ушкуйников, существовавших в рамках вечевой республики в XII − XV вв. В Вятской республике проживали, по большей части, выходцы из Новгорода Великого. В конце XV в. Вятская земля, с ее выборной системой попала под контроль Москвы. Часть её жителей расселили на южной границе России, а часть бежала в низовья Волги и Дона и, возможно, Днепра и Яика, по-видимому, положив начало казачеству в этих регионах. Исследователи указывают на преемственность лексического состава языка, храмовой архитектуры и обычаев у донских казаков и новгородцев. Наблюдается сходство символики казаков Дона и Днепра с Вятским гербом (натянутый лук-арбалет и равносторонний крест). Ещё одну волну переселенцев в указанные выше традиционные казачьи регионы историки связывает с присоединением в 1520 г. к Москве Великого княжества Рязанского.

 Казак. Худ. В. Г. Перов, 1873 г.

     В работах А. И. Ригельмана (1720 – 1789 гг. – казачий генерал-майор, инженер, топограф), посвященных донским казакам, читаем: «Греческий царь Константин Порфирогенет упоминает, что начало казаков происходит со времен 948 года от славянского победителя Татар Косака, и по его имени проименовалось воинство его козаками, о чем и Синопсис Киевский пишет тоже, что победивши Татар, казаки остались жительствовать между реками Доном и Днепром».
     В «Сибирской истории» И. Фишера 1774 г. (полное название «Сибирская история с самого открытия Сибири до завоевания сей земли российским оружием») слово «казак» обозначено как пришлое из татарского, и называет бездомного и бессемейного человека.
     И. Н. Болтин в 1788 г. писал: «В отдалении времена на юге России жили татарские и сарматские племена; от них отделились разные толпы в степи, разбойничали там или занимались звероловством. Татары называли их казаками, то есть сбродом. Люди эти, увеличившись, стали известны и в нашей истории под именем половцев, существовавших до нашествия татар (Батыя)».
     В. Броневский в своей «Истории Донского войска» указывал, что Иван Грозный, «видя размножения на Руси бродяг и разбойников», распорядился «их турнуть из Отечества на Дон». Из них, мол, и произошли казаки.

 Иван Грозный и Малюта Скуратов. Худ. Г. Седов, 1875 г.

     Барон Брамбеус (псевдоним О. И. Сенковского), русский и польский востоковед, писатель, критик, редактор, журналист, в 1834 г. отмечал: «Слово «казак» есть имя народа, который мы ныне называем киргизами (казахами), основывая свои суждения на том, что у киргизов есть род «казок» (как к примеру кипчак или чаймен)».
     В трудах византийского императора Константина Багрянородного (X в.) упоминается народ «казаки» и места, где они обитают, – Казакия на Северном Кавказе, в нижнем течении реки Кубани, от ее устьев до гор. Ее столица – Черкасия.

 Христос, благословляющий Константина Багрянородного, резьба по слоновой кости, ок. 945 г.

     Версий о происхождении казачества очень много. Но по сути, все их можно разделить на две большие группы. Одни историки уверены, что казачество появилось на Востоке (в Азии и на Кавказе), другие – что казаки – наши братья славяне. Обе версии имеют право на существование, в обеих есть справедливые замечания. Как, например, тот факт, что русское казачество имеет много общего с Востоком. Или же его автономное развитие вплоть до XVII в., когда казакам удавалась не подпускать к власти ни русских, ни поляков.
     Происхождение слова «казак» и его значение – ещё одна историческая загадка, о которую сломано много копий. Слово существовало издревле в языках многих народов Востока и Средней Азии. В персидских наречиях под словом «казак» понимались люди, служба которых оплачивалась из казны. В арабском «казак» означало всадника, сражавшегося за веру и закон пророка. По-монгольски «казых» или «казак» значит свободный воин. Вторая версия происхождения слова: «ко» – броня, защита, «зах» – межа, граница. Жители Золотой Орды называли «казаком» – бессемейного воину, бродягу, у которого кроме личной свободы ничего не было. В половецком языке это слово обозначало – стража, стоящего на передовой.
     Согласно этимологическому словарю Фасмера, этноним «казахи» – родственное казакам, а вот касог – не имеет к ним никакого отношения. Слово, как полагает составитель словаря, перешло в русский и польский языки от украинского и древнерусского «козак», означавших «вольнонаемного работника, батрака».
     В. И. Даль в своём словаре указывает, что этот термин скорее всего происходит от среднеазиатского «казмак» в значении «скитаться, бродить». В данном случае под казаком понимался «войсковой обыватель, поселённый воин», принадлежащий «казацкому сословию», в новгородском и северных диалектах, «батрак, годовой наёмный работник» (не подёнщик), иногда «прислуга». По версии известного лингвиста-тюрколога М. Ахметзянова, приведенной в «Кратком историко-этимологическом словаре татарского языка», слово «казак» происходит от формы «казгак», в первоначальном зафиксированном значении обозначавшей «лошадь, отбившуюся от табуна во время тебенёвки», корнем же служит глагол «казу – копать», от которого происходит также «казыну» в значениях «копаться, мешкаться, отставать». Во множественном числе ударение в форме «каза́ки» возникло в результате влияния польской формы множественного числа «коза́ци», в то же время, украинские, кубанские и оренбургские казаки используют ударение «казаки́».
     Важно помнить, что русское орфография «казах» с конечной буквой «х» (жители Казахстана) – искусственно введённое, с целью устранить возможную путаницу с современными русскоязычными «казаками».

Появление казаков на Дону. Хозяйственное устройство и быт
     Казачий период Дона охватывает время с начала появления на Дону пришлого населения и завершается вхождением территорий в российское государство, случившееся при Петре I.
     Первые сведения о существовании казачьих общин в рассматриваемом регионе относятся к XVI в. В 1521 г. Дон был практически безлюдным, а в 1540-х гг. ногайцы уже жалуются на казачьи набеги. Именно за такой сравнительно короткий промежуток в двадцать лет стали появляться первые казачьи городки.
     Во второй половине XVI в. можно уже наметить главные районы расселения казаков на Дону. Одна группа поселилась в среднем течении Дона, в районе Вешек. В этих местах Дон сближается с Волгой, и казакам было удобно ходить в походы на Волгу и далее на Восток, – в Персию и Закавказье.
     Другая группа разместилась на Нижнем Дону – исключительно благоприятное место из-за обилия рыбы, поселения здесь ставили до самого Азова. За Азовом лежали владения турков, на которые казаки постоянно совершали набеги. В Приазовье находились кочевья ногайцев и татар, часто становившиеся мишенью казацких банд. Устье Дона отпирало Азовское и Черное моря, из него открывался путь к малоазийскому побережью Турции.
     Казаков, живущих по среднему течению Дона, называли верховыми, а живущих в устье Дона, – низовыми.
     Изначально казаки составляли отдельные группы (ватаги). Ватагами легче было передвигаться в походах и вести бой. Первыми объединились низовые казаки. В конце XVI в. у них стали появляется зачатки государственного строя и общественной организации.
     Казаки, обосновавшиеся на Дону, скотоводством, как их предшественники на протяжении двух с половиной тысячелетий, не занимались. Землю тоже не пахали. Заводить традиционное оседлое хозяйство в неспокойной степи, власть над которой переходила из рук в руки: от татар туркам, от ногайцев татарам и т.п., было несподручно.
     Селились в труднодоступных лесных чащобах вдоль Дона и его притоков. Река стала природной крепостью для казаков. В лесах и на островах они строили городки, – укрепленные военные лагеря, где можно было переждать набег врагов и перезимовать. Основными занятиями были рыбная ловля, охота и война для захвата добычи. В лесах в изобилии водились звери: лоси, косули, медведи, реки кишели рыбой.

 Рыбная ловля. Худ. В. Г. Перов, 1878 г.

     Степи стали настоящим домом (юртом) для казаков. Донцов совершенно не волновали происхождение и национальность своих жителей. Себя они называли «войском» и «великим войском» и принимали под свои знамена всех желающих, кто готов был подчиниться казацким обычаям.
     Жили казаки небольшими поселениями – хуторами. Первые хутора строились в плавнях (речных камышовых зарослях), жилища имели турлучные стены (т.е. плетёные из двух рядов прутьев или камыша и заполненным землёй для тепла и прочности), камышовую крышу, с дымоходом в виде дыры.
     Из-за того, что реки часто разливались, дома приходилось ставить на сваи, что и повлияло на облик казачьих поселений. Черты свайной постройки легко угадываются в современном казачьем жилище. Поэтому и казачий курень – двухэтажный. Второй ярус, по мнению многих исследователей, это не выросший до второго этажа «подклет», а как раз напоминание о сваях, на которых когда-то ставили дома.

 Хутор в Малороссии. Худ. К. Я. Крыжицкий, 1884 г.

     Одежда казаков отличалась от одежды жителей Московского царства. Донцы носили платье, захваченное на войне, поэтому обликом сильно походили на турок и персов. В качестве обуви использовали кожаные сапоги, но не лапти.
     «Каждый казак – государь в своем дворе» – утверждает пословица. И это чистая правда. Даже атаман не мог войти во двор казака без его разрешения. Тем не менее имелись правила, которые всеми «гражданами станичного государства» выполнялись непреложно.
     Первое такое требование-обычай гласило: для каждой надобности своё строение. То есть отдельно конюшня – самое дорогое строение в усадьбе (иной раз дороже куреня), – как правило, каменное, кирпичное, саманное или деревянное; отдельно – коровник, курятник, свинарник, сарай, амбар.
     Вторым требованием являлось наличие нескольких дворов: перед куренем – баз, за куренем – лавада, а сам курень – крыльцом на улицу, окнами в поле. Точно таким же образом – лицом в сторону врага – спали в походах казаки.
     На задах, рядом с куренем, разбивали грядки, почти в каждом дворе рос виноград, оставшуюся землю засаживали картошкой.

 Конюшня (Сарай). Худ. И. И. Левитан, 1880-е гг.

     Казачий двор занимал мало места. А сами дома теснились друг к дружке, промежуток между ними, особенно в центре станицы, составлял всего несколько метров. За домом хранили дрова на зиму, навес для угля делали рядом с крыльцом. Перед куренем, у забора ставили лавочку для отдыха, а между домом и летней кухней могли построить беседку, которую тотчас оплетала виноградная лоза.
     Скажем пару слов о летних кухнях (летницах). Летницы – чисто казачья постройка. В них с весны до поздней осени готовили пищу, здесь же часто и ели, освобождая дом от обеденной толчеи и разгружая от посуды. А если случался пожар, то горела только летняя кухня, а не весь дом.
     Деревянные тесно застроенные станицы часто горели. Стоило вспыхнуть одному дому, как от распространившегося пожара выгорала вся улица, а иногда и вся деревня. Казаки выработали меры безопасности, на лето все печи в домах находились под запретом, готовить можно было только в землянках или летницах. Виновников пожара выселяли из станицы.
     Свои подворья казаки огораживали заборами, которые носят название «плетней» от слова плести. Делали их из лозы, которую заготавливали ранней весной. Заборы могли быть и каменными, например, из ракушечника или песчаника.

 Украинка у плетня. Худ. И. Е. Репин, 1876 г.

     Уклад казачьей семьи повторял в миниатюре казачий Круг (Коло). Главой семьи являлся (атаман), казак – воин, решающий голос имел дед (старейшина). Женщины – казачки, все обязательно крещёные в православную веру, обладали равными с мужчинами правами. Многие из них управлялись с конем и оружием не хуже мужчин. Иногда ходили и на войну, бок о бок с мужьями. По жалобе казачки на обиду от мужа, последний мог получить по приказу Круга – наказание в виде плетей.

Государственное устройство Донского казачества
     Процесс образования донских казачьих общин шёл параллельно с формированием системы территориально-административного деления и управления. Высшим органом самоуправления был Круг или сход казаков, собиравшийся раз в год или в несколько лет, в зависимости от сложившейся традиции. Между Кругами текущие вопросы решались атаманами и есаулами, избранными здесь же, на Круге.
     Круг были подведомственны все вопросы функционирования казачьего государства, здесь принимались решения о начале войны и подписании мира, судили правонарушителей. Сход проводили следующим образом: на середину площади или помост выступал атаман, держа в руках символы верховной власти – булаву и насеку (длинная трость из дерева с набалдашником). Назначались выборные казаки, чтобы представить требования того или иного казачьего объединения.
     Атаманом, которого избирали на Круге, мог стать казак, доказавший свои отвагу и мужество. Так же избирали помощника атамана – войскового есаула и войскового дьяка. Войсковой есаул помогал атаману в созыве Кругов и замещал его в случае отсутствия. Войсковой дьяк властью не располагал, под его начальством находилась войсковая канцелярия и переписка Войска.
     Государственный строй, сложившийся на Дону, можно назвать своего рода военной демократией. Сами казачьи сообщества можно рассматривать как своеобразные демократические республики в составе одной общей федерации.
     В организации своего Войска, казаки усвоили те элементы монголо-татарского наследия, которые позволяли эффективно бороться с внешним врагом. Прежде всего жесткую военную дисциплину, приемы стратегии и тактики, опыт и методы степной войны.
     Твердая военная дисциплина была определяющим фактором в казачьей организации. Донцы понимали, что от ее соблюдения зависит выживание всего общества.
     Основной статьей дохода государственного бюджета донцов и жителей южных рубежей были трофеи, которые приобретались в военных вылазках. «Походы за зипунами» стартовали весной и завершались поздней осенью. Зимой казаки отсиживались у себя в станицах, набираясь сил и деля добычу.
     Из набегов привозили драгоценности, оружие, рабов. Своих вызволяли из плена, воевали даже на море, с турецкими кораблями, стерегшими проливы Азовского и Черного морей.
     В военных экспедициях использовались струги, вмещавшие одновременно до 80 человек. Они выдерживали большое количество награбленной добычи. Донцы одними из первых стали использовать камуфляжную одежду, укрывающую не только от неприятельских глаз, но и от разнообразных паразитов-насекомых. Блестящие части оружия окунали в рассол, чтобы их тронула ржавчина, и они не сверкали на солнце. Из продуктов в поход брали сухари и сушеную рыбу легкие в весе. Во время похода не пили алкоголь. Напившихся во время похода могли высечь. А если по вине напившихся случалась авария (например, потеря награбленного), нарушителей топили, предварительно зашив в мешок, – «в куль да в воду».

 Переноска лодки-струга русскими промысловиками. Фрагмент карты окрестностей Колы из «Путешествия» голландского путешественника Якоба ван Хемскерка. Источник: Википедия

     В походах ориентировались по звёздам. Ночью или в туман, выждав подходящий момент, нападали на вражеские корабли, брали их на абордаж и бились в рукопашную. Потом хватали всё ценное, дырявили корабли и пускали на дно. В случае поражения, когда неприятель рассеивал их артиллерийским и ружейным огнем, казаки уходили к берегу, затапливали свои суда в камышах и разбегались кто куда. Едва опасность миновала, возвращались, выливали из стругов воду и плыли дальше.
     Иной раз казаки наводили самый настоящий ужас на прибрежных жителей. Те в страхе разбегались, бросая жильё, скотину, имущество. Но бывало и так, что боевые корабли, настигнув казачьи суда, давили их корпусами, обстреливали из пушек.
     Много стругов гибло во время бури.
     Наполнив суда добычей, казаки возвращались домой.

 Стычка казаков с башибузуками. Худ. П. П. Соколов, 1877-1878 гг.

     На берегу без дела не сидели. В Донском Войске постоянно кипела жизнь: одни возвращались из похода с добычей, другие уходили на ее поиски в земли татар, ногайцев, поляков и, всё чаще, московитов.
     Казаки ловко воевали верхом на конях, не уступая в удали татарской коннице. Разживались скотом и лошадьми у тех же татар и ногайцев.
     Добычей в казацких набегах служили кони, соль, оружие, рыба, серебро, одежда, ткани, золото, драгоценные камни, пленники. Пожива шла в общий котел. Её сдавали атаманам в «походную казну», иногда делили, не доходя до дома («дуван дуванили»). Награбленное делилось поровну, по числу казаков, участвовавших в походе.

Служба Московским царям
     3 января 1570 г. Иван Грозный послал донским казакам грамоту. Этот день считается датой основания Донского казачьего войска. Грамота была дарована за участие казаков в Казанском походе.
     С этого же момента можно говорить о переходе донского казачества на службу московским царям.
     Вольные станицы пока сохраняли автономию и в армию не входили. Лишь выполняли сторожевую службу на южных границах, за что получали жалование в натуральном или денежном выражении.
     Обнаружив неприятеля, конные дозоры посылали гонцов к казачьим заставам, а оттуда сигналили об опасности в города и станицы. По приказу атамана скакали всадники с красными флагами («всполох»). Жители бросали дела. Мужчины седлали коней и спешили к местам сборов. Женщины, старики и дети угоняли скот в камышовые заросли, в дальние леса и балки. Если опасность была слишком близка, уходили сами, забирая с собой все ценное или пряча его.
     На службе у московских царей казаки выполняли, в том числе и сопроводительную функцию. Провожали русских, турецких и татарских послов через свои земли.
     Ходили в походы в составе русской армии.
     Донские казаки, располагаясь в непосредственной близости к Астрахани и Крыму, постоянно воевали с их обителями. Эти войны, а самое главное достигнутые в их ходе победы, находились в сфере интересов Московского царства. Русь, как известно, претендовала на эти территории ещё с Х в., поэтому уничтожение проживавших на них кочевников позволяло не только расширить сферу влияния русских монархов, но и избавится от горячих точек, которые в течение 250 лет появлялись то тут, то там в Степи.
     Взаимоотношения донских казаков и московитов не всегда протекали гладко. Иногда становились натянутыми, когда одна из сторон не выполняла принятые на себя обязательства, и тогда другая вынуждена была либо призывать нарушительницу к порядку, либо идти на разрыв.
     В XIV – XIX вв. по образцу Донского Войска для охраны восточной границы русские монархи создали восемь казачьих областей.
     Значительную роль казачество играло во время Смуты, когда с его помощью к власти приходили и оставались на престоле разного рода самозванцы.
     При Романовых казаки особенно отличились ратными подвигами. Одним из самых доблестных можно считать взятие Азова или Азовское сидение 1637 – 1642 гг., когда в течение почти пяти лет казаки удерживали морской порт. Тем самым от Московского царства была отведена крымская и османская угрозы, что позволило власти сосредоточится на западных рубежах, требовавших в ту пору внимания.
     Как видно из всего вышеизложенного, в XVI в. на Дону стал складываться новый этнос – казаки. Подобно тому как англичане переплыли Атлантику и стали американцами, так и покинувшие Московию беглецы стали казаками.       В обоих случаях новую народность сформировали самые энергичные или, в терминах Л. Гумилёва, пассионарные люди. В условиях постоянной войны с местными кочевыми народами выжить смогли только те, кто прошел самый настоящий естественный отбор. В том и другом случае новая нация формировалась при участии представителей самых разнообразных этносов, принимавших образ жизни и менталитет нового общества.

Дон при Романовых
     Совсем точно так же, как Рим нанимал германских варваров для защиты от других германских варваров, Московское государство вербовало казаков и широко использовало их не только для защиты рубежей в мирное время, но и в военных походах.
     Таким образом донцов удалось отвадить от набегов на русские земли и перенаправить их энергию на собственных южных соседей. В конце концов казакам не было никакой разницы, кого грабить.

 Ночной бивуак казаков. Худ. А. О. Орловский. 1800-е гг.

     Взаимоотношения Руси и Донского казачества во второй половине XVII в. складывалась напряженными. Московская властная вертикаль плохо сочеталась с буйной донской вольницей. Усиление власти монарха требовало беспрекословного подчинения всех подданных, а это в свою очередь влекло за собой увеличение тягла (налогов). Население роптало. Поскольку Русь непрерывно воевала с западными соседями мужики бежали на юго-восток, где царь не мог до них дотянуться.
     Пограничные земли также не стремились слепо подчинятся монарху в далёкой Москве и горячо отстаивали самостоятельность. Но если с пограничными землями Русь могла как-то совладать, то с донцами все обстояло сложнее. Основной причиной этому был кочевой характер Донского войска и отсутствие централизованного управления.
     И ещё два фактора обуславливали русско-казацкие отношения.
     После церковной реформы патриарха Никона 1650 – 1660-х гг. на Дон массово стали стекаться старообрядцы. Дон таким образом оказался в оппозиции не только к русской монархии, но и к русской церкви.
     В конце XVII в. продолжало действовать правило: «с Дона возврата нет». Оно работало в обе стороны – если беглец попадал на Дон, искать его было бесполезно. Но если он пытался вернуться и был схвачен, то в большинстве случаев его ждала казнь.
     Но, как мы помним, именно в это столетие русское государство кардинально поменяло вектор политики по отношению к Дону и стало чаще привлекать казаков на службу. Донцам платили жалование, завозили хлеб, порох, оружие, сукно и прочее. Очень быстро на Дону сложилось довольно крепкое казачье войско, лояльно настроенное к русским. Набеги казаков на русские земли уменьшились, а потом и вовсе сошли на нет.

 Черноморский казак. Худ. Е. М. Корнеев, 1802 г. Иллюстрация из книги: Альбом «Народы России, или Описание обычаев, нравов и костюмов разных народов Российской империи» – Париж, 1812 – 1813 гг.

     С этого момента донские казаки превратились в важный элемент внешней и внутренней политики русского государства на юге.
     Однако, не все донцы желали служить русским царям. Не все и не всегда. Многие продолжали свои грабительские набеги, даже если они противоречили интересам Руси. В результате таких грабежей крымские кочевники отправляли карательные экспедиции на Русь, однако, казаков это не останавливало. Бывало и такое, что казаки просто уходили, иногда прямо с поля брани, потому что передумали, и русские закономерно проигрывали.
     И всё же Москва медленно, но верно прибирала к рукам всё больше власти. В какой-то момент из неё даже стали назначать в Донское войско собственных военачальников, что вызывало недовольство и откровенное неприятие даже среди лояльно настроенных к русским казаков.
     Подобные действия долгое время воспринимались в штыки. Несколько раз даже приводили к разрыву отношений между казаками и Русью. К концу XVII в. процесс подчинения завершился и Дон окончательно потерял независимость.
     События развивались следующим образом.
     После принятия Уложения 1649 г., которое полностью закрепостило крестьян, приток беглых на Дон многократно возрос. На Дону беглец становился казаком, но, в отличие от «старых», «домовитых» казаков, не имел имущества и оружия и именовался «голутвенным», т.е. голытьбой. Без оружия такой человек не мог обороняться и участвовать в набегах.
     Старые казаки тайно снабжали голытьбу всем необходимым для осуществления разбойничьих экспедиций за часть добычи.

 Казаки в походе. Худ. Г. Хесс, 1810-е гг. (?)

     Голытьба, количество которой разрослось неимоверно, после того как турки в 1660 г. практически закрыли казакам путь в Азовское и Черное моря, устремилась на Волгу и там грабила царские и купеческие караваны и богатые рыбные промыслы. Москва требовала от войска Донского приструнить разбойников. Казачьи старшины как могли увиливали, поскольку это расходилось с их интересами.
     Вскоре Москва потребовала выдачи беглых с Дона. Казаки ответили твёрдое «нет», т.к. помнили, что невыдача беглых – одна из основ казачьей самостоятельности. Само существование казачьей народности напрямую зависело от притока на Дон смелых и деятельных людей, могущих преодолевать трудности.
     В 1667 г. голытьба во главе со Степаном Разиным отправилась в разбойничий поход.
     Сам Разин происходил из домовитых, потомственных казаков. Он родился на Дону около 1630 г., и к 1667 г. был уже довольно известен, участвовал в походах, выполнял важные, в том числе дипломатические поручения.

 Стенька Разин бросает персидскую княжну в воду. Миниатюра из книги Les voyages de Jean Struys, en Moscovie, en Tartarie, en Perse, aux Indes, & en plusieurs Autres païs étrangers. Amsterdam, La veuve J. van Meurs, 1681 г.

     Прежде его отряд попробовал прорваться в Азовское море, но это ему не удалось. Тогда Разин увел своих на Волгу, где они занялись самым настоящим разбоем. Пограбив купцов, голытьба спустилась по Волге, не встречая на своем пути серьёзного сопротивления. Перезимовали и весной 1668 г. напали на владения иранского шаха в Закавказье и на южном берегу Каспийского моря. Разорили Дербент, Решт и другие города, разгромили флотилию иранского шаха и летом 1669 г. с огромной добычей вернулись назад.
     Царь амнистировал разинцев, после чего они беспрепятственно воротились на Дон. Уничтожить разинцев прямо сейчас московские власти не решились, слишком велика была сила разбойников. Поэтому для русских пропуск разинцев на Дон был самым выгодным решением. Москва предполагала, что награбленная ими добыча успокоит донскую голытьбу и на какое-то время утихомирит Дон.
     Однако события развивались по иному сценарию. К Разину принялась стекаться вся казацкая голытьба, усмотрев в нём вождя, способного повысить отдачу походов «за зипунами». Персидскую добычу разинцы довольно быстро промотали. Сложившаяся вокруг Разина армия требовала вести себя в новый поход. Мишенью стала русская земля. В Черкасске на Войсковом круге Разин убил царского посла, объявив тем самым войну Московии.
     Весной 1670 г. 7-тысячная армия, возглавляемая Разиным, двинулась по направлению к Волге. Повстанцы захватили Царицын, Астрахань, Саратов и Самару. В октябре 1670 г. потерпели поражение под Симбирском и вернулись на Дон в Кагальницкий городок.

 Степан Разин. Худ. Б. Кустодиев, 1908 г.

     Разин намеревался собрать новую армию. Низовые казаки резонно опасались, что подобная авантюра приведет к карательной экспедиции московских властей. Между ними и разинцами завязалась гражданская война, окончившаяся пленением Разина. Впервые вольный казак был выдан Москве. 6 июня Разина четвертовали на Красной площади.
     После поражения Разина царь потребовал от казаков принести присягу верности. В 1671 г. казаки на Войсковом кругу приняли решение о присяге московским царям. С этого времени Дон стал вассальным по отношению к России государством. По условиям присяги, донцы должны были выдавать Москве государственных преступников, нарушив таким образом исконный обычай «с Дона выдачи нет».
     На рубеже XVII – XVIII вв. Россия переживала грандиозную трансформацию, затеянную Петром I. Перемены в России вызвали серьезные перемены и на Дону. Грабежи остались в прошлом, Россия, укрепившаяся настолько, что уже могла диктовать свои правила многим соседям, запретила казакам ходить «за зипунами». Казаки сопротивлялись, воевали с русскими. Но империя победила. Казаки вошли в состав Российской империи на правах ограниченного, но самостоятельного образования. Сумели сохранить свою самобытность. Более того, в Российской империи казаки получили особые права и обязанности. Быть казаком в России стало почётно. Если раньше казак был синонимом разбойника и бунтаря, то теперь стал символом воинской доблести и отваги.
     Превращению казаков из разбойников в витязей в значительной мере способствовало участие их в Крымских походах, предпринятых русскими против Крымского хана.
     Первый Крымский поход состоялся в мае 1687 г. В нем участвовали русские и украинцы, которыми командовали князь Василия Голицына и гетман Ивана Самойловича. Были здесь и донские казаки атамана Фрола Минаева. Общая численность выступивших в поход войск достигала 100 тысяч человек. Поход окончился поражением русских. Измученные хождением по безлюдной, выжженной солнцем степи, болотам и солончакам, отсутствием пресной воды и запаздыванием обозов, русские не смогли противостоять крымским войскам.
     По мере углубления в степь в войске стал ощущаться недостаток продовольствия и фуража. Достигнув 13 июля урочища Большой лог, армию союзников постигла новая беда – пожары в степи. Не в силах бороться со зноем и закрывавшей солнце копотью, ослабевшие войска буквально валились с ног. Наконец, Голицын, видя, что его армия может погибнуть прежде, чем встретится с неприятелем, приказал повернуть назад. В результате крымский хан продолжил свои грабительские набеги на Украину. Гетман Самойлович был смещен. Некоторых участники похода (один из них – генерал П. Гордон) считали, что именно гетман поджег степь и вывел из игры армию союзников, потому что не хотел поражения крымского хана, уравновешивавшего Москву на юге. Новым гетманом избрали Мазепу.
     Второй Крымский поход стартовал в феврале 1689 г. Наученный горьким опытом князь Голицын в этот раз решил выступить в степь перед самой весной, когда много воды и травы и почти не бывает степных пожаров. Для похода удалось собрать 112 тысяч человек. Такое огромное количество людей не могло передвигаться быстро. В результате до Перекопа шли почти три месяца, и к Крыму войска подошли уже накануне жаркого лета. В середине мая произошла битва. Русская артиллерия прекратила атаку крымской конницы. А 20 мая Голицын уже был рядом с перекопскими укреплениями. Но штурмовать их не решился. Он побоялся не укрепленных стен, а лежащей за Перекопом выжженной солнцем степи. Перейдя по узкому перешейку в Крым, войско рисковало оказаться в новой лишенной воды ловушке.
     Рассчитывая запугать хана, Голицын начал переговоры. Хан тянул, надеясь, что голод и жажда заставят русских убраться. Простояв несколько дней у перекопских стен, оставшись без пресной воды и не добившись от хана согласия, Голицын повернул назад. Долгое стояние могло кончиться для его армии катастрофой. Крымская конница не стала преследовать отступавших.
     По сравнению с затратами, результаты обоих крымских походов были неудовлетворительными. Решить исход русско-крымской борьбы эти походы не смогли. В гораздо большей степени они повлияли на внутриполитическую ситуацию. Царевна Софья, бывшая тогда у власти, постаралась изобразить оба похода как великие победы, каковыми на самом деле они не были. Неудачи в Крыму в значительной мере способствовали падению Софьи.
Донцы участвовали и в Азовских походах, случившихся уже при Петре I.
     Казаки не сумели проявить себя во время первого Азовского похода. По мнению некоторых исследователей, им не дали действовать самостоятельно, да и на сборы их отправили не собственные войсковые атаманы, а приказ из Москвы, лично от царя. И самое главное – им назначили иностранных военачальников, в результате чего боевой дух казаков был подорван.
     Зато донцы отличились во втором Азовском походе. Их небольшие манёвренные судёнышки сумели остановить морские силы крымчан, спешивших на защиту крепости. Многие неприятельские корабли были захвачены или потоплены.

 Азовский флот под Азовом в 1686 г. Гравюра А. Шконебека, 1700 г.

     В этом походе царь отметил атамана Фрола Минаева. Именно после второго Азовского похода Фрол и его старшины решили служить московскому царю и велели не противиться царским указам. То есть не воевать с крымцами, не конфликтовать с ногайцами и беречь Азовскую крепость.
     Азовские походы можно считать поворотным моментом в русско-казацких отношениях. Последовавший за этим Булавинский бунт окончательно превратит донских казаков в российских поданных. И хотя казаки сохранят автономию, будут по-прежнему выбирать старшин, служить в казачьих отрядах и жить на своих землях, но действовать отныне они будут только по приказу государя.
     Царствование Петра I и последующее укрепление российской власти имело для донских казаков самые разные последствия. С одной стороны, они получали сильного союзника для борьбы с турками. С другой – российская монархия теперь могла диктовать условия. Так, в 1700 г. по приказу Петра I поменялся порядок сбора на войсковой круг. Отныне на него могли приходить только станичные атаманы.
     Дон мало-помалу терял атрибуты «свободной земли». Отчаянную попытку сохранить привилегии Донского войска предпринял предпоследний выборный атаман Кондрат Булавин. Попытка эта привела к одноимённому восстанию.
     В 1708 г. в связи с участием значительной части донского казачества в восстании Булавина, Петр I упразднил жалованную грамоту Ивана Грозного донскому казачеству. В грамоте подтверждались права и независимый статус казачества. Сам документ хранился в войсковом соборе в Черкасске, а многочисленные его списки в церквях по казачьим городкам. Ежегодно на праздник Покрова Богородицы грамоту торжественно выносили и зачитывали.
     После отмены грамоты, формально и по закону, донское казачество было лишено независимости. До 1716 г. Российская империя вела все сношения с Войском Донским через Посольский приказ, как со всеми другими самостоятельными государствами, теперь же казаки становились подданными российской короны.
     В 1718 г. православные церкви Войска Донского были перемещены в состав Воронежской епархии, но, несмотря на это, донские казаки ещё долгое время продолжали старообрядческие практики.
     В 1716 г. Войско Донское перешло в ведение Правительствующего сената, 3 марта 1721 г., по именному царскому указу, объявленному Сенату генерал-адмиралом, графом Ф. М. Апраксиным, все казаки и казачьи войска были подчинены высшему органу военного управления в Российской империи – Военной Коллегии.
     Так заканчивается вольный период существования донского казачества.

 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы