Средние века История тела в Средние века

Дарья Жуковская

В истории место телу уделялось очень мало, внимание посвящалось в основном историческим событиям. Описание людей сводилось к описанию внешности, одежды. Человек лишался плоти, превращался в образ, символ. Первым ученым, который обратил внимание на тело, был социолог Марсель Мосс (1872-1950), который опубликовал свои наблюдения за поведением людей в «Очерке о даре». Тело у него понималось как инструмент человека. Владение телом, по мнению Мосса, обусловлено историческим развитием. Таким образом, Марсель Мосс положил начало истории тела.

Впоследствии историков, сделавших вклад в историю тела, немало. Норберт Элиас (1897-1990) пришел к выводу, что функции тела имеют культурный характер, и процесс так называемой цивилизации тела основан на контроле человека над своим поведением, природных инстинктов. Люсьен Февр (1878-1956) и Марк Блок (1886-1944) признали, что человек обладает телом и ощущениями. Философы макс Хоркхаймер и Теодор Адорно объяснили причину фашизма с точки зрения тела: контроль над телом и его угнетение обернулись ненавистью к телу и потребностью к разрушению и жестокости.

Сегодня тело человека является объектом внимания. Это проявляется в развитии наук, связанных с изучением строения тела (фармакология, пластическая хирургия, генная инженерия), индустрии моды, появлении эталонов физической красоты.

Объяснение внимания к телу кроется в истории Средневековья. Многое, что определяет отношение к телу в наше время, зародилось в Средние века. Именно в Средние века отношение к телу претерпело большие изменения: от культа тела в эпоху античности к идеалу монашеского аскетизма.

В эпоху Средневековья остро стояла проблема противоречия тела: с одной стороны, тело являлось вместилищем человеческих грехов (чревоугодие, сладострастие), с другой стороны, тело отождествлялось с искуплением грехов, примером которого являлось воплощение Иисуса в тело человека. С одной стороны, тело ограничивали постом и воздержанием, с другой стороны, «устраивались карнавалы, являвшие собой невероятный разгул». Все обыденные явления жизни человека – труд, сон, чувства, одежда – все возбуждало споры, в центре которых находилось тело.

Динамика развития истории тела в Западной Европе

В Средние века величие тела, столь популярное в античности, сменилось аскетизмом, который характеризовался презрением к телу и телесным удовольствиям. Монастырская реформа XI-XII вв. установила ограничения в питании и добровольные страдания, которые должны были напоминать о страданиях Христа. Восхваление боли выражалось в стигматах и самобичевание. Стигматы – знаки ран Христа на теле людей, символ «нисхождения на человека Святого Духа».

Церковь поддерживала свое влияние тем, что постоянно расширяла перечень ограничения в пище. Чревоугодие относилось ко всему, что связано со ртом человека, включая пьянство. Господство над телом выражалось в постах, которым предшествовало появление в IV веке обычаев каяться и ограничивать себя в пище в течение сорока дней. В периоды постов накладывалось ограничение на употребление мяса и животных продуктов.

Худ. Ян ван Эйк Святой Франциск получает стигматы. Ок. 1427 г. Художник Ян ван Эйк Святой Франциск получает стигматы. Ок. 1427 г. Галерея Сабауда, Турин, Италия

В карнавалах - празднествах перед началом поста – ограничения в чревоугодии снимались, прославлялось наслаждение едой. Таким образом, карнавал является антиподом поста, и то что содержанием жизни людей являлись и посты и карнавалы порождает противоречие в отношении тела в Средневековье.

В средневековом обществе существовало три сословия: священнослужители, воины и работники. В зависимости от сословия определялось отношение к телу: тело воина облагораживалось шрамами, тело работника - трудовыми мозолями, а тело священника – красотой и чистотой. Отношение к производимым телом жидкостям также зависело от сословия. Так кровь «становилась основой установления социальной иерархии»: воины по долгу службы вынуждены проливать кровь, монахам же не пристало драться, как хранителям веры. Слезы и пот воспринимались церковью как очищение тела и были связаны с отречением от плоти. Однако позже слезный дар стал элементом святости, ибо слезы стали наделять символическим смыслом слез Иисуса, слезный дар обратился в ценность.

Худ. Ф. Гойя Похороны сардинки. 1812-1819 Сцена средневекового карнавала. Художник Ф. Гойя "Похороны сардинки". 1812-1819. Королевская академия изящных искусств Сан-Фернандо, Мадрид

В сексуальных отношениях также наблюдалось принижение тела: близость допускалась лишь с целью зачатия, контрацепция воспринималась как смертный грех. Была установлена «иерархия дозволенного». Брак полагался быть моногамным, патриархальным и нерасторжимым. Целомудрие в браке ценилось высоко, выше него было целомудрие вдовства, и на самой вершине – девственность.

Церковь пыталась наложить ограничение и на сексуальную свободу супругов. Это выражалось в пропаганде воздержания во время постов, определение правильности позы соития, осуждении близости в воскресенье. Однако, то, что проповедовалось, не всегда находило отражение в реальной жизни. Аристократы предавались плотским утехам, брак в аристократических семьях не являлся моногамным – полигамия у знатных людей допускалась и даже «считалась приличной». Моногамия же соблюдалась в основном у малоимущих.

Истоком принижения тела в сексуальной жизни явилась христианская религия, хотя основой для христианской морали явилась еще поздняя античность, в которой римляне дали начало «пуританской мужественности». Священнослужители Средневековья придали этому отношению к телу и сексуальной жизни новый смысл. Интерпретация первородного греха как сексуальный грех явилась нововведением в христианстве. В Ветхом Завете первородный грех трактуется как грех любопытства. В Новом Завете же первородный грех стал пониматься как падение плоти. Такое превращение значения греха стало возможным из-за многозначности содержания библейских текстов, что привело к различным их толкованиям и выводам.

Из-за искаженного понимания библейских текстов сложилось подчиненное положение женщины в Средние века. В сотворении Евы из ребра Адама получалось, что «изначально, в самом процессе творения тел, женщина не была равна мужчине». Позже некоторые историки и философы склонялись к равенству мужчины и женщины, обосновывая свое мнение тем, что если бы Бог хотел подчинения женщины мужчине, то он бы сделал Еву из ног Адама, а если бы хотел подчинения мужчины женщине, то сделал бы ее из его головы. Повышение статуса женщины подтверждало также то, что при заключении брака требовалось согласие с обеих сторон.

Худ. Ян ван Эйк Чета Арнольфини. 1434 г. Национальная галерея, Лондон Художник Ян ван Эйк "Чета Арнольфини" 1434 г. Национальная галерея, Лондон

При столь яростном принижении тела возрастает интерес людей к нему. Противоречие обнаруживается и в отношении к труду. Труд осуждали и восхваляли одновременно. Критерием к отбору профессий являлось табу на кровь и секс. Так, недозволенными профессиями считались профессии врачей, проституток, мясников и пр. Низкий статус физического труда до XI века объяснялся влиянием античного мира с его рабами и их хозяевами. Но при этом труд рассматривается как покаяние. Например, обязательным содержанием жизни в монастыре являлся физический труд, как символ послушания в имя искупления грехов. То есть труду в Средние века «придавался то благородный, то неблагородный характер». Происходило разделение труда, которое положило начало общественному неравенству.

Ценность труд приобрел в XI-XIII веках. Профессии, ранее считавшиеся недозволенными, стали выше по статусу. Стали создаваться системы принудительного труда. Отверженными оставались проститутки и шуты, гонениям подвергались бродяги. Высокое значение стал иметь также интеллектуальный труд.

Смех в Средние века считался проявлением сатанинского влияния в человеке, низменным действием вследствие своего происхождения из живота – неблагородной части тела. Смех может помешать говорить молитвы, вместе со смехом может прорваться нескромные слова. Рекомендации в умеренности и сдерживании смеха объяснялись еще тем, что Иисус ни разу не смеялся в Новом Завете. Поэтому смех подавлялся и порицался. Как и смех, жестикуляция являлась признаком греха и коварства. Поэтому театр в Средние века подвергался осуждению.

Около XII века смех получил реабилитацию – церковь перестала подавлять смех и начала его контролировать. Теперь смех делился на дозволенный (божественный) и недозволенный (дьявольский). Дозволенный смех мог содержать в себе только сдержанную улыбку. Свобода смеха, как и тела, прорывалась в дни карнавала.

 

 

Христианство не могло обойти вопрос о сне. Оно видело во сне сатанинское начало, так как сон был неразделимо связан с телом. В раннем Средневековье не было равенства в вопросе сна: только элита обладала правом видеть сны, которые «возводились в ранг божественных посланий». Для остальных сны оставались чем-то недозволенным, греховным. Для предотвращения греховных видений тело подвергалось контролю: рекомендовалась умеренность в еде и питье.

В XII веке влияние церкви ослабилось вследствие быстрого роста городов, и сны стали рассматриваться как обычное явление, природа которого кроется в физиологии человека. Стал возрождаться интерес к сновидениям, их толкованиям, которые были раньше под строгим контролем власти и духовенства. Складывается изображение позы тела человека во сне – человек лежит на правом боку, подложив правую руку под голову.

Во второй половине XII века сон сыграл большую роль в обозначении третьего места, места между адом и раем – чистилища, места, куда человека уносили видения, называемыми снами.

Жизнь и смерть в Средние века

В Средние века жизнь человека делилась на возрастные этапы в соответствии с основными схемами возрастов жизни. На схемы возрастов жизни влияние оказывали цифры, которым придавали большую роль как символам: три, четыре и семь. По Аристотелю жизнь делится на три фазы: рост, зрелость и закат. При этом зрелым считался возраст от тридцати до тридцати пяти лет. Совершенным считался возраст тридцать лет, ибо это возраст крещения, смерти и воскресения Христа.

По Пифагору, жизнь делилась на четыре этапа: ребенок, юноша, взрослый и старик. При этом каждому этапу отводилось по двадцать лет. Здесь же появилась теория четырех жидкостей Галена: кровь, желчь, слизь и черная желчь, а также теория четырех элементов Цельсия: вода, земля, воздух, вода, каждый из которых связан с определенным возрастным периодом человека.

По Исидору Севильскому жизнь делилась на семь периодов: от рождения до семи лет, от семи до четырнадцати лет, от четырнадцати до двадцати восьми лет, от двадцати восьми до пятидесяти лет, от пятидесяти до семидесяти лет, после семидесяти лет и период, называвшийся глубокой старостью.

Так жизнь человека «переосмыслили в духе новых символов и приспособили к ним».

Жизнь является результатом плотской любви. В Средние века любовь с одной стороны воспевалась в литературе, с другой стороны испытывала гонения со стороны Церкви. Понимание любви, как ее понимают сегодня, в Средние века не существовало. Да и историческая обстановка не подходила для такой любви – постоянные военные походы. Как чувство любовь не имела смысла. Самому слову любовь приписывалось значение дикой страсти. Однако при этом широкое распространение получил эротизм: «средневековые песни и фаблио, скульптуры и миниатюры изобилуют непристойными сценами». При этом особое значение имел животный эротизм, который подвергался наказанию со стороны Церкви. Рисунки эротического характера создавались на полях рукописей романов. Таким образом прорывался протест против ограничения тела.

Беременная женщина не представляла интереса для общества, при этом не имело значения ее принадлежность к классу общества. Не проявлялось особого внимания и к детям. Однако с XIII века отношение к ребенку стало меняться. Связано это было с религией, как и все противоречия того времени: утверждением культа младенца Христа, становлении особого значения Рождества. При изображении сцены Рождества особое внимание стало уделяться изображению младенца, его стали изображать подробнее. В моду стали входить изображения ангелочков. Важную роль начинает играть таинство крещения, которое постепенно превращалось в «манипуляцию с телом». При этом значение купания, омовения сводилось к значению очищения.

Худ. Робер Кампин "Рождество", 1420 г. Музей Изящных искусств, Дижон, Франция Художник Робер Кампин "Рождество", 1420 г. Музей Изящных искусств, Дижон, Франция

Продолжительность жизни в Средние века была невелика, поэтому старики – редкое явление той эпохи. Образ старика был связан с образом монаха, ибо в основном долгожителями являлись служители монастырей, где следили за здоровым образом жизни. Также вследствие отсутствия архивов память стариков имела значение. Но совершенно другое отношение в Средние века было к старым женщинам. Авторитет памяти и мудрости здесь сменялся образом старческой хитростью и коварства. Старухи подвергались гонениям, образ старухи в литературе являлся образом зла. Такое же противоречие было и в восприятии детей: невинность с одной стороны и возможность поддаться дьяволу в силу малого ума с другой.

Болезни Средних веков вспоминают часто из-за их продолжительности и количества погибших: чума, чахотка, проказа и пр. Болезни показали ограниченность медицины, что вызвало упадок престижа профессии врача. Болезнь воспринималась как болезнь души, в которой болезнь тела составляла незначительную часть. Так больной воспринимался как грешный человек, и поэтому старался быстрее избавиться от болезни. Но при этом страдания больного воспринимались как стремления очистить свою душу и тело, поэтому больной считался также избранным Богом. В этом состоит еще одно противоречие, связанное с телом.

Худ. И. Босх "Извлечение камня глупости", 1475-1480, Прадо, Мадрид, Испания Художник И. Босх "Извлечение камня глупости", 1475-1480, музей Прадо, Мадрид, Испания

Телесные страдания стали объектом почтения. Истощение тела «показывает, что тело обрело ценность». Поэтому требовалось не только исцелять душу, но и следить за телом, ибо лечение тела являлось спасением души.

Медицина начала развиваться с уроскопии (исследования мочи) и кровопускания, которые как методы лечения происходили от гуморальной теории – теории четырех жидкостей. Значительных успехов средневековые медики достигли в области хирургии (трепанация, переломы, зашивание проникающих ран груди, остановка кровотечения прижиганием), фармакологии (открытие спирта и ртути). Появились больницы – общественные учреждения, места призрения больных и неимущих.

Практика вскрытия тела стала развиваться в XIII веке. Церковь не была против вскрытия, она возражала против расчленения останков. Сначала вскрытие стало учебной практикой, затем его стали производить еще в целях подтверждения какой-либо научной гипотезы.

Рембрандт "Урок анатомии доктора Деймана", 1656, Амстердамский музей Художник Рембрандт "Урок анатомии доктора Деймана", 1656, Амстердамский музей

Заботу о мертвых и захоронении брали на себя родственники, а впоследствии и Церковь. Облегчение участи умерших достигалось с помощью молитвы, Святых Даров и милостыни за упокой души. Стали распространяться заупокойные службы и молитвы. Обязательным было сохранение целостности останков. Мертвые постоянно присутствовали в жизни живых людей. В X-XI веках получили широкое распространение рассказы о привидениях. Интересно, что церковь, которая раньше пресекала такие вещи, теперь «собирала их и перерабатывала в свой теоретический багаж».

В XIII веке получило распространение искусство макабра – изображение мертвых. Причиной возникновения макабра стал страх перед внезапной смертью, так как «человек в таком случае рисковал умереть в состоянии смертного греха, а потому мог быть осужден на адские муки».

Танец мертвых. Фреска из Ла Фертэ-Лупьер, Ионн, Франция Танец мертвых. Фреска из Ла Фертэ-Лупьер, Ионн, Франция

Противоречие, связанное с телом, таким образом, проявлялось и в отношении к смерти.

Эволюция культуры тела

Тело являлось центром противоречий и постоянных перемен в эпоху Средневековья. Одним из таких противоречий является противоречие двух культур питания – культуры злаков и культуры мяса, которое являлось противостоянием культуры античности и культуры варварских народов. Культуры смешались, но это противоречие вылилось в противостояние богатых, привилегией которых являлось потребление мяса, и бедных, которые питались зерном и овощами.

Изобилие являлось признаком знатности. Изобилие в еде стало причиной появления гастрономии – искусства приготовления блюд и культуры приема пищи – искусства застолья и хороших манер.

Противоречивость восприятия наготы разделялось на «образ невинности человека до первородного греха, красоты, которую Господь даровал мужчине и женщине, и образ сладострастия». Отношение к женской красоте также было противоречиво, в чем выразилось отношение к самой женщине: с одной стороны, грешница, с другой стороны искупительница грехов. То есть женская красота включала в себя священную красоту Марии и грешную красоту Евы. При этом изображение женщины как Марии концентрировалось только на изображении лица.

Одежду воспринимали то как украшение, то как защиту.

Миниатюра из манускрипта XIV века "Ланселот в прозе", автор Кретьен де Трой. Национальная библиотека, Париж, Франция Миниатюра из манускрипта XIV века "Ланселот в прозе", автор Кретьен де Трой. Национальная библиотека, Париж, Франция

Культура тела не занимала какого-либо места в жизни людей Средневековья, поэтому спорт в понимании как испытание сил не получил развития в эту эпоху. Физические упражнения, которыми занимались жители, это рыцарские игры, цель которых являлась военная подготовка, и борьба у простонародья, не имевшие отношения к спорту. Но существовало так называемое умение играть в мяч, значение которой было столь же важно, как и умение вести бой. Оно включало умение играть в две игры – игра в мяч, игра в суль, в которой можно угадать прародительницу футбола.

Спорта в Средние века не существовало, потому что не было стадионов, постоянных команд, а главное не было конкуренции, обусловленной экономически, которая появилась позже в связи с промышленной революцией.

Тело как метафора

В Средние века мир представлялся как хорошо слаженный организм. Философия мира как образа человека возникла еще эпоху Античности, а расцвет ее случился в XII веке. Тело как микрокосм включало в себя следующие составляющие: голова, внутренности и остальные члены. Разум и чувства человека сосредотачивались в груди и сердце человека, печень считалась вместилищем страстей, животу же подчинялись все остальные элементы тела.

Метафора сердца сложилась в XIII веке. Сердце представлялось как сосредоточие всего духовного в человеке. В конце XVII века сердце стало олицетворяться со Святым Сердцем Иисуса, в связи с чем рана на теле Христа в момент распятия была перенесена с правой на левую часть тела. А сердце Марии стало изображаться пронзенным семью мечами скорби.

Ведущая роль в теле отводилась голове, как сосредоточие жизненной силы человека. Христианство добавило голове еще и роль «высокого» в теле человека. Голова воспринималась как центр организма. Печень являлась местом возникновения страстей. Причина такого отношения – расположение печени ниже пояса. Рука являлась символом защиты и руководства. Рука являет собой самые важные жесты, но при этом представляет орудие покаяния через ручной труд.

Использование частей тела в описании текущей формы власти начиналось в эпоху раннего Средневековья. Христианство рассматривала Церковь как тело, «головой которого являлся Христос».

По трактату Иоанна Солсберийского государство представлялось телом, головой которого являлся правитель, сердцем – Сенат, глазами, ушами и языком являлись судьи и губернаторы провинций. При этом воины это руки, секретари и казначеи – внутренности, крестьяне – это ноги. То есть тело, то есть все государство, держится на ногах – крестьянах, поэтому особое внимание следует уделять именно ногам, иначе тело (государство) лишится опоры.

Вследствие такого понимания государства в литературе появились размышления «о трудном положении сельского населения, кормившего высшее сословие». Также немалое значение имели так называемые внутренности государства – чиновники, ибо если они будут излишне жадны, то нарушат функции организма, породят болезни и вызовут гибель всего тела в целом, иначе говоря, развал государства.

Тело города сформировал Альберт Великий. Моделью служит человеческое тело. Но при этом основным понятием является система. Согласие между телом и его частями необходимо, только тогда возможно благополучие развитие всего организма.

По книге Ж. ле Гофф, Н. Трюон История тела в Средние века



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы