Храм Геры (Герайон) в святилище Зевса в Олимпии — важнейший памятник ранней дорики. Это — один из древнейших дорических периптеров, от которого до нас дошли не только фундаменты, но также остатки колоннады, цокольная часть стен и фрагменты керамических украшений. Вместе с тем, в нем четко выражены наиболее характерные особенности ранних дорических построек; но он отстраивался три раза, и мы имеем перед собой лишь остатки третьего храма. 
Древнейший храм, датируемый концом VIII века до н. э., представлял собой прямоугольную целлу с внутренним рядом опор и пронаосом; он еще не имел наружной колоннады и был по плану несколько уже последующих. 
При постройке второго храма площадь сооружения была увеличена, фундаменты выложены из правильно отесанных квадров. Он имел пронаос, наос и описфодом (самый ранний из дошедших до нашего времени), окруженные колоннадой (6 x 16 колонн). Сооружение его относится к самому концу VII века или к началу VI века до н. э. (Исследователи расходятся в установлении времени постройки этого храма. Последние работы, посвященные этому вопросу, относят Герайон к началу VI века до н. э.). 
Вскоре была произведена новая перестройка храма. В третьем Герайоне был полностью сохранен план второго храма, использованы его фундаменты и материалы. Таким образом, второй и третий храмы очень похожи (рис. 26; табл. 4 и 5). 
Третий Герайон стоял на двухступенчатом основании размером 18,75 x 50 м по стилобату. Узкий, вытянутый с востока на запад наос с пронаосом и олисфодомом были обрамлены колоннадами. Стены храма были выложены на цоколе высотой в 1 м, сложенном из известняка-ракушечника. Наружная сторона цоколя состояла из поставленных на ребро высоких плит — орфостатов, внутренняя — из четырех горизонтальных рядов квадров. Постели этих квадров были заглублены, и они соприкасались друг с другом только гладко притесанными краями (рис. 14). Лежавшая на цоколе верхняя часть стены была выложена из кирпича-сырца. Чтобы служить надежной опорой перекрытия, она должна была иметь значительную толщину, чем объясняется также большая толщина цокольной части. Остатки этой сырцовой кладки при раскопках были обнаружены в виде толстого слоя глины, покрывавшей пол наоса и портиков (она-то и сохранила знаменитую статую Гермеса работы Праксителя, некогда стоявшую на одном из пьедесталов в храме). В цокольной части стен можно видеть особые пазы, служившие для установки деревянных связей —своего рода фахверка, скреплявшего сырцовую кладку верхней части. Снаружи стены были оштукатурены. От перекрытия не сохранилось ничего. Вероятно, оно было деревянным. 
Очень интересно внутреннее устройство наоса. Его боковые стены имели по четыре выступа в виде коротких стенок, быть может доходивших до верха наоса. Эти поперечные стенки располагались в плане соответственно колоннам птерона, но в два раза реже; возможно, что они оканчивались колоннами, стоявшими также и между выступами. Во всяком случае в наосе имелось два ряда колонн. Когда поперечные стенки были разобраны, что было, по- видимому, сделано несколько позднее, то исчезли и ниши вдоль боковых стен. Наос оказался теперь разделенным на три корабля. 
 
 
Рис. 14 
 
 
Первоначальное устройство наоса было связано с дерево-сырцовой конструкцией всего сооружения и напоминает древний храм Артемиды в Спарте с аналогично расположенными столбами, имевшими такое же конструктивное назначение. В классическую эпоху подобные стенки мы увидим в целле храма Аполлона в Бассах, где они, вероятно, проявились исключительно из художественных соображений. Герайон стоит на промежуточном этапе. Здесь эти выступы-стенки, помогая поддерживать потолок и кровлю, обогащали решение продольных стен целлы. 
Расстановка колонн в Герайоне поражает регулярностью, не свойственной дорике позднейшего времени: внутренние и наружные колонны храма расположены на общих осях (рис. 26). 
Вероятно, это объясняется необходимостью связать в дерево-сырцовой конструкции наружный портик и деревянный каркас целлы. В VI веке при перестройке выступы в целле Герайона были заменены двумя рядами по 8 колонн, поставленных на небольшом расстоянии (около 2 м) от стен и выделивших ее среднее пространство. 
 
Рис. 26 
 
 
Наружные колонны Герайона, часть которых сохранилась до нашего времени, очень сильно различаются между собой пропорциями и формой капителей. То обстоятельство, что Павсаний во II веке н. э. видел еще в описфодоме одну дубовую колонну, дало повод предположить, что первоначально все колонны третьего храма тоже были деревянными и лишь постепенно заменялись каменными, каждый раз в стиле соответствующего времени. 
Во всяком случае стилевые отличия и размеры колонн настолько разнообразны, что их разновременность не вызывает сомнений. 
По мере своего разрушения колонны заменялись новыми, отразив в своих формах развитие архитектуры, начиная с VII века до н. э. и кончая эпохой римского владычества. 
Сохранившиеся колонны составлены из двух или нескольких барабанов; материалом для них (и других каменных частей храма) послужил ракушечник, покрытый штукатуркой. Их диаметр колеблется от 1,01 до 1,29 м. Число каннелюр и глубина их тоже различны. 
Наиболее древняя из сохранившихся колонн, вторая с западного угла (рис. 26), имеет 6 каннелюр и гладкую шейку под эхином ранне-архаической формы. Энтазис ее очень значителен. Это единственная колонна, которую можно отнести к VII веку до н. э. 
Начиная с этого времени все характерные изменения дорического ордера нашли свое отражение в колоннах Герайона. Особенно показательны в этом отношении капители (рис. 26). Их вынос уменьшается, профиль эхина приобретает большую упругость. В Герайоне нет соответствия между осями колонн и расположением плит стилобата. Эта черта встречается и в позднейшей дорике. 
Пролеты в осях на торцовых сторонах храма колеблются от 3,51 м до 3,65 м, на длинных сторонах они уже: от 3,20 м до 3,30 м. Аналогичное соотношение было принято в дорических храмах Сицилии. 
Угловые интерколумнии были сужены на 20—30 см по сравнению с соседними, из чего можно заключить, что храм имел триглифный фриз, поскольку такое сужение естественно возникало в связи с решением проблемы углового триглифа (стр. 36). 
 
Таблица 4 
 
 
Торцы стен пронаоса для защиты их сырцовой кладки от разрушения были обиты досками, укрепленными в особых пазах, вырезанных в цокольной части стен и в плитах пола. В дальнейшем эта обшивка, аналогичная обшивке ант в архитектуре эгейского мира, дала постоянную форму дорическому анту, всегда имевшему раскреповку и очень узкий торец сбоку. 
Гейсон храма имел еще слабо развитую форму (с косой подрезкой, без мутул); нависавшая часть была окрашена снизу в черный цвет. 
Уже самый ранний из строившихся на этом месте храмов имел двухскатную кровлю, крытую черепицей. Об этом свидетельствуют найденные фрагменты терракотовых частей, являющиеся одними из самых ранних примеров архитектурной терракоты. 
Кровлю позднего Герайона также покрывала черепица. Плоские черепицы кровли (солены) слегка вогнуты; перекрывавшие швы калиптеры имели полуциркульное сечение. Полукруглые антефиксы украшал расписной пестрый узор по черному фону. Посредине они имели выпуклую розетку. Фронтон был увенчан большим круглым акротерием с зубчатыми краями (рис 26). Диаметр его достигал 2,31 м, свидетельствуя о высоком керамическом мастерстве того времени. Акротерий особыми связями (подпорками) был скреплен с огромной коньковой черепицей. Роспись акротерия состояла из очень красивого чередования кругов геометрического узора — то светлого по темному фону, то темного по светлому. Под двухскатной кровлей в Герайоне имелось, по-видимому, еще горизонтальное потолочное перекрытие (О существовании потолка известно из текста Павсания (V, 20, 4)). 
Выполненный в характерной для VII века до н. э. дерево-сырцовой технике, Герайон тем не менее по своему плану является вполне сформировавшимся периптером, которому, надо думать, предшествовало значительное количество не дошедших до нас более ранних храмов. 
 
 
Таблица 5 
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы