Лишь несколькими годами позже необычного храма Зевса в Акраганте в  Пелопоннесе был сооружен другой храм, посвященный тому же божеству и свидетельствующий о полной зрелости дорической архитектуры в греческой метрополии. 
Это был храм Зевса в Олимпии, сооруженный зодчим Либоном из Элиды между 468 и 456 годами до н. э., являвшийся одним из самых величественных памятников строгого и мощного дорического ордера. Храм в древности был знаменит хризоэлефантинной (из золота и слоновой кости) статуей Зевса работы Фидия, считавшейся одним из семи чудес света (табл. 34). Храм полностью разрушен, лишь несколько камней от стен целлы стоят на стилобате, окруженном барабанами колонн, фрагментами стен и антаблемента, поверженных землетрясением. Тщательное изучение этих руин и описания античных авторов (особенно Павсания) позволили реконструировать архитектурный облик сооружения (табл. 36). Это был дорический периптер, размером 27,68 x 64,12 м по стилобату, с числом колонн 6 x 13. Он являлся самым крупным храмом Пелопоннеса. Внутреннее помещение состояло из пронаоса, целлы и описфодома. Храм был построен из исключительно твердого местного пороса (ракушечного известняка) и был покрыт тонким слоем прекрасной белой мраморной штукатурки; кровельная черепица, сима и скульптуры были мраморные. Твердость ракушечника сказалась в строгости архитектурных обломов и позволила достигнуть исключительной точности в исполнении, характерной для греческой архитектуры эпохи расцвета. На стилобате еще сохранились следы разбивки — процарапанные на камне линии осей, на пересечении которых были сделаны залитые свинцом углубления, отмечавшие: центры колонн. Ко входу в храм вели не дополнительные ступени, а пологий пандус (рис. 103, 107). 
Интерколумнии были одинаковыми по всем сторонам храма; только крайние пролеты каждого фасада были несколько сужены; угловые колонны утолщены по сравнению с остальными в среднем на 5 см. Стволы, по-видимому не имевшие энтазиса, заметно утонялись: нижний и верхний барабаны колонн главного фасада имели соответственно 2,25 и 1,72 м в диаметре. Высота колонн— 10,43 м — вдвое превышала расстояние между осями; они состояли из четырнадцати барабанов и были обработаны двадцатью каннелюрами. Высокие, с большим выносом эхины и профили капителей (четыре ремешка и три вреза гипотрахелиона) напоминали своими очертаниями ордер эгинского храма. Антаблемент, высота которого относилась к колонне, как 1:2,50 был массивен и прост. Суровость форм некогда смягчалась праздничной окраской, следы которой обнаружены на некоторых фрагментах (красная — на тении, увенчивающей архитрав, синяя — на мутулах и триглифах); на метопах наружного фриза, лишенных скульптурных украшений, не было обнаружено также и следов покраски — вероятно, они оставались белыми (рис. 103). 
 
Рис. 103 
 
 
Бóльшая часть скульптурных украшений фасада храма была сосредоточена на фронтонах. Композиция восточного фронтона изображала приготовления к состязанию на колесницах героев Пелопса и Эномая, западного — борьбу лапифов с кентаврами. Стиль скульптур заметно отличается от фронтонных групп эгинского храма; в них нет застывшей напряженности последних,— наоборот, фигуры полны движения и в их позах заметно стремление к реализму. Композиция групп строится не на симметрическом повторении обеих сторон фронтона (в зеркальном отражении), а на принципе свободного уравновешивания близких по характеру, но не идентичных фигур. Принцип уравновешенности сменяет характерную для архаических фронтонных композиций абсолютную симметрию; этот принцип можно проследить и в композиции целых архитектурных ансамблей этого времени (табл. 37, фиг. 1,2). 
Фронтон храма Зевса увенчивался почти отвесной мраморной симой, тянувшейся и вдоль боковых сторон храма. По углам фронтона стояли позолоченные треножники с чашами, а центральным акротерием служила позолоченная статуя летящей Ники. 
 
 
Рис. 104 
 
За наружной колоннадой, над двухколонными антовыми портиками пронаоса и описфодома, шли триглифные фризы с мраморными метопами, изображавшими двенадцать подвигов Геракла (табл. 37, фиг. 3, 4 и 7). Эти фризы располагались лишь на торцовых сторонах и заканчивались угловыми триглифами над антами, раскреповка которых устанавливала грань между портиками, украшенными фризом, и гладкими продольными стенами. Подобное расположение триглифного фриза встречалось также в других дорических храмах, целлы которых имели антовые портики (храмы в Селинунте и позднее храм Аполлона в Бассах), и может считаться характерным для классической 
эпохи. 
В антовых портиках архитравы лежали на той же высоте, что и снаружи. Портик пронаоса закрывался бронзовыми решетками, следы крепления которых сохранились на пороге. Пол был украшен мозаикой с изображением мальчика, сидящего на хвосте тритона. Широкий пятиметровый проем, закрывавшийся массивной бронзовой дверью, вел из пронаоса в наос, разделенный двумя двухъярусными колоннадами на 3 нефа. Каждая колоннада состояла из семи колонн и завершалась на торцовых стенах наоса пилястрами, указывающими на стремление зодчего органичнее связать колоннады со стенами. 
 
 
Рис. 107 
 
Над боковыми нефами олимпийского храма шли галереи, по которым, согласно Павсанию, можно было приблизиться к статуе Зевса, установленной в глубине наоса. Лестницы, ведшие на галереи, располагались по обе стороны от входа в наос; здесь сохранились приподнятые над полом камни в виде нижних ступеней лестницы с гнездами для крепления косоуров и перил. Самые лестницы не сохранились: они были, по-видимому, деревянными (рис. 104). 
Передняя часть среднего нефа, глубиной 7,5 м, включавшая первые два пролета внутренних колоннад, была совершенно свободной; она отделялась барьером из паросского мрамора, высотой более 1,5 м, со створчатыми дверями посредине. Такой же барьер шел в интерколумниях от второй до пятой колонны каждого ряда, выделяя среднюю часть центрального нефа (глубиной 9,5 м) перед культовой статуей. От пятой колонны каждого ряда и дальше — вокруг пьедестала статуи—вместо мраморного барьера шли металлические решетки или экраны. Из металла же были сделаны и калитки, закрывавшие боковые нефы по оси вторых колонн. В средней части центрального нефа, непосредственно перед пьедесталом, квадратный участок пола был слегка заглублен и вымощен темным элевсинским камнем. Бортик из белого пентелийского мрамора окружал это углубление. Сюда, согласно Павсанию, стекало масло, которым поливали хризоэлефантинную статую. Пьедестал (6,65 x 9,93 м в плане) также был отделан темным элевсинским камнем. Вокруг трона Зевса были размещены шесть панно, написанных живописцем Паненом, но их расположение не установлено. Узкий (1,74 м) проход соединял, позади статуи, западные концы боковых нефов. 
 
Таблица 34 
 
Храм с течением времени обогащался новыми приношениями. Так, в 456 году до н. э. его фронтон был украшен золотым щитом. Подобным же приношением являлся и огромный, расшитый и покрашенный финикийским пурпуром занавес, отделявший первые два пролета наоса. Подвешенный на шнурах, он опускался на пол за первый барьер, открывая взгляду молящегося колоссальную фигуру сидящего в глубине целлы Зевса, сверкавшую зоологом и слоновой костью; двухъярусная колоннада подчеркивала размеры статуи, голова которой достигала верха, наоса. Фидиев Зевс представлял собой одно из самых значительных и прославленных в древности произведений монументальной скульптуры, посвященных образам греческой мифологии (табл. 37, фиг. 5, 6). 
Храм Зевса построен в период большого политического подъема Греции, вскоре после победоносного окончания персидских войн. Олимпия с ее знаменитыми играми служила воплощением идеи национального единства всего эллинского мира, и сооружение огромного по тому времени храма, господствовавшего над священным ансамблем Олимпии, как бы скрепляло это единство художественным показом величия и мощи главного общеэллинского божества. Мотив превосходства и победы эллинского мира над окружавшими его варварами выражен в мифологической форме на западном фронтоне храма, где изображена борьба греков-лапифов с грубыми кентаврами — полулюдьми-полуживотными, олицетворявшими врагов эллинистического мира, варваров вообще. Классово-аристократическая природа греческих государств Пелопоннеса ясно сквозит в сюжете скульптуры восточного фронтона, изображающей, как указано выше, состязание царя Эномая с будущим царем Пелопсом в беге на колесницах. 
 
 
Таблица 36 
 
 
Олимпийский храм, объединявший в себе различные виды искусства, был, по-видимому, таким же превосходным примером строгой дорики первой половины V века, как впоследствии Парфенон — образцом аттической архитектуры второй половины века. Но от храма остались лишь руины. Тем большее значение имеет другой выдающийся памятник строгой дорики — храм Посейдона в Посейдонии (Пестуме). 
 
 
Таблица 37
 
 
 
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы