Новейшая история К вопросу о коллаборационизме

Санникова Ю.

Коллаборационизм или сотрудничество с врагом на оккупированной им территории — сложный феномен, который нельзя трактовать однозначно. Вот почему историки предлагают разграничивать добровольное сотрудничество, и в этом случае речь как раз-таки о коллаборационизме в чистом виде, и сотрудничество вынужденное, на которое люди шли, чтобы спасти себя и своих близких.

 

 

Однако, если в теории всё выглядит достаточно просто, в реальной жизни то и дело появляются нюансы, которые нарушают сложившийся в умах стереотип о коллаборационистах как о предателях и изменниках родины.

 Генерал Власов с бойцами РОА. Фото: 1944 г.

Определение коллаборационизма

М. И. Семиряга, изучавший природу коллаборационизма, предлагает называть таковым только то содействие агрессору, которое происходит в ущерб собственной родине и народу. Фактически, исследователь приравнивает намеренное сотрудничество к измене родине, а в определениях международного законодательства к военным преступлениям.

Возникает вопрос, на который у автора данных срок пока нет ответа: в какой момент сотрудничество с человеком, наставившим на тебя оружие и забравшимся в твой дом, перестаёт быть вынужденным и становится намеренным?

 Советские солдаты, сдающиеся в плен. Фото: 1940-е гг.

Мотивы сотрудничавших

Рассмотрев основные виды сознательного сотрудничества с гитлеровцами на территории бывшего СССР, специалисты пришли к выводу, что оно было вызвано следующими основными мотивами:

→ на западных территориях, в частности, в Прибалтике, умышленное сотрудничество было вызвано желанием возродить, при поддержке Германии, национальное государство;
→ с нацистами часто сотрудничали те, кого Советский Союз так или иначе поразил в правах: кулаки, нэпманы, родные и близкие врагов народа, уголовники;
→ активно и пассивно сотрудничали с гитлеровцами национальные меньшинства, рассчитывавшие с их помощью обрести независимость от СССР;
→ работали с немцами советские военнослужащие, попавшие в плен и находившиеся там в невыносимых условиях.

Последний мотив требует пояснения, поскольку был вызван специфическими, существовавшими только в СССР, причинами.

 Деревня Корюкивка (Украинская ССР) и оставшиеся в живых жители после массовой казни населения немцами в ответ на партизанский рейд. Фото: 1943 г.

Почему сотрудничали военнопленные

Главной причиной военного коллаборационизма называют тяготы плена.

В 1929 году в Женеве была подписана Конвенция "Об обращении с военнопленными", к которой Сталин присоединиться отказался. Этот факт дал повод Гитлеру формально не выполнять требования международного гуманитарного права по отношению к советским военнопленным. Но не это было самым страшным и вопиющим.

Если другие страны, подписавшие Конвенцию, всеми силами старались помочь своим солдатам и соотечественникам, оказавшимся в плену, то наш вождь вообще отказался как бы то ни было контактировать с военнопленными, бросив миллионы русских воинов на произвол судьбы.

В 1943 году все сношения СССР с Международным движением "Красный крест" были прекращены. Результатом этого стала высочайшая смертность наших пленников.

Отечественные публицист и исследователь Павел Полян вычислил "индекс дожития" красноармейцев в немецком плену. Из всех солдат, попавших в руки противника в 1941 году, к концу войны в живых осталось не более 20%, из пленённых в 1942 году — 27%. Сами гитлеровцы утверждали, что военные лагеря — это одно из самых страшных мест.

Огромную роль в развитии военного коллаборационизма сыграл тот факт, что Ставка рассматривала плен как преступление.

16 августа 1941 года, то есть в самом начале войны, когда Красная Армия несла жестокие потери, был издан Приказ № 270 "Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия". Этот приказ, выразивший чёткую позицию вождя, который уже несколько десятилетий вёл личную войну с собственным народом, приравнял всех пленников к предателям и буквально толкнул их к сотрудничеству с немецкими властями. Поскольку, попадая в плен живыми и сдавая при этом оружие, они автоматически нарушали присягу и становились военными "добровольцами", перешедшими на сторону врага.

Нам сегодняшним совсем не сложно понять солдат и офицеров, сотрудничавших с немцами из-за страха от того, что ждёт их дома. Поэтому с точки зрения человеческих ценностей нельзя и преступно считать пленных солдат коллаборационистами.

Они были ими не больше тех, кто под страхом смерти или потому что попросили односельчане становился деревенским старостой или полицаем, "надзиравшим за порядком".

Два диктаторских режима — гитлеровский и сталинский совершенно не заботились ни о гражданском населении, ни о военнопленных, ни придерживались в их отношении никаких международных или нравственных норм. Поэтому люди были вынуждены и имели полное моральное право заботиться о своём выживании сами. Это верно не только с этической точки зрения, но и по закону. Если государство, в данном случае СССР, лишало их право на свою защиту, следовательно, и они освобождались и от обязанностей по отношению к нему и не могли считаться изменниками.

Не правда ли, с таких позиций многие акты так называемого коллаборационизма и предательства в кавычках выглядят совсем по иному?

Экономическое сотрудничество


Если рассматривать сотрудничество местного населения на оккупированных советских территориях формально, то мы имеем дело с чистой воды коллаборационизмом. Ведь установленный порядок, поддерживаемый полицаями; дорожные, разгрузочно-погрузочные, лесозаготовительные и другие виды работ, которые выполняли советские граждане; а также вносимые налоги напрямую служили интересам врага. Однако, ведь и само сотрудничество велось только потому, что данные территории были оккупированы, и к такой деятельности людей склоняли не уговорами, а оружием.

Но не забудем, конечно, и тех, кто воспользовался экономическими возможностями, которые предоставили гитлеровцы населению. Добровольные остарбайтеры по собственной воле снабжали или обслуживали оккупантов, то есть по сути намеренно сотрудничали с гитлеровцами.

Однако же и здесь есть нюанс. Тот же самый, что и выше. Немцы принудительно набирали работников, под страхом смерти или отправки в лагерь. В этом, как ни странно, им способствовало и советское правительство. Речь о целенаправленном разрушении подчистую всех населенных пунктов в тылу врага на расстоянии 40-60 километров от линии фронта. Приплюсуем сюда и тактику выжженной земли и расстрелы немцами заложников из деревень в отместку за партизанские рейды.

Вот и выходит, что всё те случаи, которые раньше считались предательством и коллаборационизмом на самом деле были продиктованы элементарным выживанием и вызваны физическим принуждением со стороны врага.



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы