Новейшая история Культурная революция в СССР

     Советской культурной революцией принято называть серию мероприятий, проведённых в нашей стране с целью коренным образом перестроить культурную и идеологическую (куда же без этого) сферу российского общества. Власть хотела создать совершенно новый тип культуры, который бы соответствовал идеалам социалистического общества. Планировалось всё больше вовлекать в культуру пролетариат и уменьшать долю «буржуазных интеллигентов».
     В результате культурной революции 1930-х гг. была создана совершенно новая, непохожая ни на одну другую социалистическая культура.

 Советский плакат. Неизвестный художник. 1930 г.

     Впервые термин «культурная революция» используется в «Манифесте анархизма» братьев Гординых, датированного маем 1917 г. В официальную риторику его внедрил В. И. Ленин в 1923 году, когда писал статью «О кооперации«: «Культурная революция, – отмечает теоретик диктатуры пролетариата – это… целый переворот, целая полоса культурного развития всей народной массы».
     В следующий раз словосочетание «культурная революция» встречается в резолюции ЦК РКП(б) «О политике партии в области художественной литературы», от 18.06.1925 г. Расхваливая экономические достижения и рост благосостояния населения, усиление массовой активности и «переворот в умах», Центральный комитет утверждает: «мы вступили, таким образом, в полосу культурной революции…».
     О том, какие задачи стояли перед революцией в сфере культуры, можно узнать из работ Ленина «Странички из дневника», «О нашей революции», «Лучше меньше, да лучше» и т.п.

 Ленин и Крупская в Кремле. Фото: 1920 г.

     Культурная революция, по замыслу, должна была перевоспитать русский народ, убедить его порвать с собственной историей и наследием, которые теперь считались эксплуататорскими и упадническими, и принять в своё сердце большевистскую идеологию. Первоочередная задача виделась в создании «пролетарской культуры», в основе которой лежали бы марксистская идеология, классовый подход и принцип коллективизма. Вести за собой массы должна была коммунистическая партия.
     Несмотря на пропагандистские лозунги, культурная революция всё же была необходима нашему обществу. Изменения в экономике и политике, которые повлек за собой октябрь 1917 г., сделали её неизбежной.
     Приоритетом для реформаторов стало образование. Большевики упразднили трехзвенную структуру средних учебных заведений (классическая гимназия – реальное училище – коммерческое училище) и заменили на «политехническую и трудовую» среднюю школу. Рабочих и крестьян массово обучали грамоте, просвещали относительно возможностей, которые открывались перед ними в связи с новым режимом. В результате довольно быстро сформировался слой так называемой «социалистической интеллигенции», потянувший за собой перестройку быта, развитие науки, литературы, искусства и прочих культурных сфер, проводимую, конечно, под неусыпным контролем партии.

 Н. К. Крупская выступает на собрании по ликвидации неграмотности. Фото: Москва, 1927 г.

     Основным методом проведения культурной революции была, как водится, пропаганда, а основным художественным методом, применявшемся в литературе, архитектуре, живописи, медиа стал социалистический реализм.

Живопись
     Для советской культуры 1920-х гг. характерна непримиримая борьба творческих группировок различных направлений. Многие из них находились в плену формализма. Все спорили о методе, чем подрывали устои культурной революции, поскольку размывали идеологическое поле. Каждый тянул одеяло на себя, тогда как власти, для формирования нового искусства, требовалась единая сплочённая масса.
     Необходимо было объединить художников-реалистов, т.е. тех, чьё творчество было наиболее простым и понятным для восприятия. Оно в ярких и доходчивых образах выражало сущность коренного перелома 1917 г. В 1922 г. была образована Ассоциация художников революционной России (АХРР).
     В АХРР состояли мастера старшего поколения и молодые художники, преимущественно участники Товарищества передвижных выставок и «Союза русских художников», т.е. художники-передвижники. На первой выставке АХРР можно было увидеть картины Н. А. Касаткина, прославившегося ещё при старом режиме образами пролетариата и рабочей молодежи.

 В рабочей семье. Худ. Н. А. Касаткин, 1900-е гг.

     Вместе с Касаткиным в АХРР состояли другие видные художники старшего поколения: А. Е. Архипов, С. В. Малютин, В. Н. Бакшеев, В. Н. Мешков, И. Н. Павлов, К. Ф. Юон, В. К. Бялыницкий-Бируля. В одном коллективе со «стариками» работали молодые: И. И. Бродский, М. Б. Греков, М. И. Авилов, Г. К. Савицкий, С. М. Карпов, С. В. Рянгина, Б. В. Иогансон, А. М. Герасимов, П. А. Радимов, Г. Г. Ряжский, Ф. С. Богородский, В. Н. Яковлев, Е. А. Кацман и др.
     В 1920-е гг. было проведено несколько крупных передвижных выставок: «Жизнь и быт рабочих» (1922), «Жизнь и быт Красной Армии» (1923), «Революция, быт и труд» (1924), «Жизнь и быт народов СССР» (1926) и др.
Вплоть до начала 1930-х гг. в отечественной живописи сохранялось разнообразие направлений и эстетических систем.
     После 1932 г. в СССР искусство начали разделять на «официальное» и «неофициальное». Художественные группировки разогнали, был создан Союз художников. Вне закона оказались все нарушившие каноны социалистического реализма. На задворки отправили и авангардизм, и более традиционные течения – всех тех, кто не подходил в идейно-тематическом плане.
     После этого социалистический реализм объявили единственно разрешённым методом отражения реальности. Социалистический реализм, как писалось в тогдашних учебниках по искусствоведению, – основной метод литературы, искусства и критики, который «требует от художника правдивого, исторически конкретного изображения действительности в её революционном развитии», сочетающегося «с задачей воспитания трудящихся в духе социализма». На деле это вылилось в полное подчинение литературы и искусства идеологии и политике. Ключевыми концепциями социалистического реализма стала партийность (партия должна одобрить), социалистическая идейность (только социализм может быть целью занятий искусством).
     Все художники должны были состоять в Союзе художников. Не вступившие лишались многих привилегий. Их картины не брали на выставки и в музеи, их не приглашали на вернисажи. Надо ли говорить, что многие состояли в Союзе лишь формально, зарабатывая на жизнь созданием копий или оформительской работой.
     К началу 1930-х гг. все нереалистические направления были запрещены; часть художников покинула СССР; часть была репрессирована или, смирившись с печальной неизбежностью, прекратила заниматься авангардизмом.
Классикой живописи соцреализма стали работы Б. В. Иогансона. В 1933 г. была написана картина «Допрос коммунистов». В 1930-е гг. разрабатывать новый метод продолжают К. С. Петров-Водкин, П. П. Кончаловский, А. А. Дейнека, серию замечательных портретов современников создает М. В. Нестеров.

 Допрос коммунистов. Худ. Б. В. Иогансон, 1933 г.

     Высшей ступенью социалистического реализма в скульптуре стала композиция «Рабочий и колхозница» В. И. Мухиной, установленная на ВДНХ. Скульптурная группа была изготовлена для советского павильона на всемирной выставке в Париже в 1937 г.

Литература, кинематограф
     Политика в области литературы контролировалась партийной верхушкой: А. В. Луначарским, А. К. Воронским, Л. Д. Троцким и др. Несмотря на то, что был известен метод: рассматривать литературу с классовых позиций в среде руководителей не сложилось единого мнения, как именно применять его в практической деятельности. На словах декларировались принципы свободы творчества. На деле Ленин и Троцкий были за серьёзное вмешательство государства в литературный процесс, а Луначарский и Воронский придерживались более либеральных взглядов. Последний за участие в литературной оппозиции был расстрелян в 1937 г.
     В период НЭПа произошло некоторое послабление в культуре, большевики вдруг выступили за сохранение всех унаследованных культурных ценностей при условии их идеологической переработки. Традицию нужно было сохранять на уровне пролетариата, не вмешивая сюда буржуазных писателей и поэтов, кроме разве что Пушкина.
     В 1925 – 1932 гг. новое пролетарское искусство творилось Российской ассоциацией пролетарских писателей (РАПП). Руководство её считало себя, и небезосновательно, властью в литературе, потому что имело право раздавать ярлыки на звание «пролетарских» поэтов и писателей. С 1923 г. журнал «На посту» занялся критической расправой над писателями, которые подобных ярлыков не удостоились.

 Литературно-критический журнал «На посту». 1923 г. В этом номере была помещена разгромная статья Г. Лелевича «Анна Ахматова»

     С 1920-х гг., т.е. практически сразу же после старта культурной революции, начинается культурное самообеднение России. В 1921 г. умер от «отсутствия воздуха» сорокалетний А. Блок, расстрелян тридцатипятилетний Н. Гумилев, создатель школы акмеизма. В 1922 г. выходит пятая и последняя поэтическая книга А. Ахматовой, после этого писать как прежде поэтесса уже не сможет. Из страны высылается цвет интеллигенции, добровольно покидают Россию будущие лучшие поэты русского зарубежья М. Цветаева, В. Ходасевич, Г. Иванов. К уже эмигрировавшим присоединяются И. Шмелев, Б. Зайцев, М. Осоргин, и даже, хоть и на время, сам М. Горький – певец Страны Советов.

 Максим Горький держит на руках племянницу. Фото: Сорренто (Италия), 1928 год / ©Bettmann/CORBIS

     Один за другим закрываются толстые литературно-критические журналы: «Дом искусств», «Записки мечтателей», «Культура и жизнь», «Летопись Дома литераторов», «Литературные записки», «Начала», «Перевал», «Утренники», «Анналы», альманах «Шиповник»; закрылся и сборник «Литературная мысль», в 1924 г. перестали издавать «Русский современник».
     По разным оценкам культурное самообеднение страны, запущенное в 1930-х, в тех или иных формах продолжалось до начала 1960-х гг, т.е. до того момента, когда сталинская идеология была в значительной степени искоренена из масслита.
     Переломный характер начала 1920-х гг. очевиден, но не безусловен. В некоторых сферах, например, это касается стихотворных методов, «серебряный век» продолжался вплоть до середины десятилетия. Поэты «серебряного века» и при Сталине, хотя и вынуждены были молчать, в главном сохраняли верность своей музе. А кроме этого, среди тех, кто пришел в литературу после 1917 г., были такие, которых в принципе невозможно назвать советскими. Например, М. Булгакова, Ю. Тынянова, К. Вагинова, Л. Добычина, С. Кржижановского, лениградцев-обэриутов и прочих им подобных.

 Слева направо: С. Топленинов, Н. Лямин, Л. Белозерская, М. Булгаков. Фото: Останкино, 1926 г.

     Те, кто восторженно принял культурную революцию и те, чьими руками она делалась, относились к фундаментальным переменам в общественной жизни с восхищением и восторгом. В. Полонский писал: «Рушится быт, понятия, вкусы. От буржуазного порядка в буквальном смысле не остается камня на камне. Разламываются вековые устои жизни. Умирает религия. Рассыпается старая семья. Терпит крах старая философия. Утрачивают власть старые эстетические догмы... Земля встает дыбом – все переворотилось, сдвинулось со своих мест».
     От новой власти ждали и совершенно новой литературы. Большевистские лидеры представляли новую культуру не только в корне отличающейся от старой, но и несравненно более высокой, прогрессивной – любимое словечко пропаганды.
     К концу 1930-х в СССР закрепился термин «советская литература». В общественном сознании он имел исключительно положительный заряд, поскольку объединял всех пролетарских, крестьянских и марксистских писателей, что бы в то время не понималось под этими определениями.
     Социалистический реализм как метод был ограничен идеологическими рамками и по сути являлся тормозом, а не локомотивом для советской литературы. Несмотря на это, в 1930-х гг. выходит ряд значительных произведений, которые впоследствии вошли в историю русской словесности. Монументальной фигурой в официальной литературе тех лет был Михаил Александрович Шолохов (1905 – 1984). Его самое выдающееся произведение – роман «Тихий Дон» повествует о донском казачестве в годы Первой мировой и Гражданской войны. В романе «Поднятая целина» описана коллективизация на том же Дону. Не переходя пределов соцреализма, Шолохов смог написать трёхмерную картину произошедшего, явить перед читателем трагедию братоубийственной вражды в казачьей среде, разгоревшейся на Дону в послереволюционные годы. Критика всегда восторженно отзывалась о Шолохове. Его литературный труд был отмечен Государственной и Ленинской премиями, он дважды был награждён званием Героя Социалистического Труда и избран академиком. Произведения Шолохова читают во всем мире. В 1965 г. ему дали Нобелевскую премию.

 Шолохов на вручении Нобелевской премии. Фото: 1965 г.

     В 1930-е гг. Горький завершает свою литературную эпопею «Жизнь Клима Самгина». Огромную популярность в рассматриваемый период имело творчество Н. А. Островского, автора романа «Как закалялась сталь» (1934), в котором описывается генезис советской власти. Читавшие этот роман наверняка помнят о силе воспитательного воздействия, заложенного в нём. Классиком советского исторического романа стал А. Н. Толстой, написавший гениальнейшее произведение «Петр I» (1929 – 1945). Свободная литература тоже развивалась, и это, несмотря на идеологический гнёт и тотальный контроль. Под угрозой репрессий, под огнем беспощадной советской критики, без надежды на публикацию продолжали писать авторы, не желавшие уродовать своё творчество в угоду сталинскому режиму. Многие из них поплатились за свою смелость: они умерли, так и не увидев свои произведения в печати. В 1930-е гг. Советский Союз начинает громоздить первый железный занавес, контакты с соседними странами сводятся к минимуму, любая информация, поступающая оттуда проверяется и фильтруется. В результате многие русские литераторы оказались отрезанными от своей аудитории. Но, несмотря на это продолжали работать. В их произведениях с особой силой звучит тоска по ушедшей в небытие Отчизне. Писателем первой величины, оказавшимся ненужным советскому строю, стал поэт и прозаик Иван Алексеевич Бунин (1870 – 1953). Бунин не принял революцию и уехал во Францию, где и прожил до самой своей смерти. У бунинской прозы красивый и лиричный язык и какая-то особая бессюжетность. Во Франции он пишет лучшие свои произведения, в которых отразилась дореволюционная, дворянская, усадебная Россия и атмосфера русской жизни тех лет. Вершиной его творчества называют повесть «Митина любовь», автобиографический роман «Жизнь Арсеньева», сборник рассказов «Темные аллеи». В 1933 г. Бунину присудили Нобелевскую премию.

 Бунин (второй справа) на вручении Нобелевской премии. Фото: 1933 г.

     В эмигрантской и советской литературе 1920 – 1930-х гг. литературоведы находят разные художественные методы и принципы отражения, например, относят к «критическому реализму» творчество В. Вересаева, И. Шмелева, С. Сергеева-Ценского, М. Алданова, И. Одоевцевой, Н. Берберовой и др., к натурализму – Артема Веселого, к «романтизму» – футуризм и левое искусство (В. Маяковского, Н. Асеева, Б. Пастернака, И. Северянина и др.), поэзию пролеткульта, к экспрессионизму – М. Булгакова, А. Платонова, Е. Замятина, Ю. Олешу, Ю. Тынянова, молодого В. Каверина, А. Грина, к импрессионизму – А. Белого, Б. Пильняка, О. Мандельштама, к примитивизму – Д. Бедного. Некоторые рассматривают прозу Горького (рассказ «Рождение человека») в русле авангардизма, а странную прозу 1920 – 1930-х гг. – как поставангард.
     Социалистический реализм как метод реально существовал в отечественной литературе и действительно был реализмом в полном смысле этого слова. Соцреализм был даже более целостен, чем классический реализм, поскольку человек в нём был проактивен, а порой и могуч.
     Кроме этого соцреализму изначально был присущ изрядный утопизм. Соцреализм оставался реализмом, пока превозносил несуществующее будущее, но с 1930-х гг. он превратился в откровенную агитку, стал иллюстрацией к политическим лозунгам, к сталинскому заявлению «жить стало лучше, жить стало веселей». Идеализация совсем неидеальной реальности не могла быть реализмом, но литература той эпохи сохранила прежнее наименование – литература социалистического реализма.

 Жить стало лучше, жить стало веселее! Худ. Б. Ефимов, М. Иоффе, 1936 г.

     Социалистический реализм никогда не оставался единственным методом российской литературы даже в то время. Фантастика, детективы и другие виды массовой беллетристики, детская литература и т.д. находились и находятся вне методов и художественных течений, однако, тот же соцреализм в какой-то степени влиял и на них.
     На два послереволюционных десятилетия приходится расцвет детской литературы. Несколько поколений наших граждан выросло на книгах К. И. Чуковского, С. Я. Маршака, А. П. Гайдара, С. В. Михалкова, А. Л. Барто, В. А. Каверина, Л. А. Кассиля, В. П. Катаева. Известный литературовед М. Чудакова даже рассматривает детскую литературу, расцветшую во второй половине 1930-х гг., и ранний советский исторический роман как отдушины для писателей, игравшие «эволюционную роль» для литературы, поскольку только в этих жанрах был возможен творческий эксперимент.

 Кадр из фильма «Тимур и его команда» 1940 г., снятого по мотивам произведения А. Гайдара

     В тесной связи с литературой возник и развивался новый вид визуальных искусств – кинематограф. Он тут же перевербовал несколько талантов из литературы. Такие выдающиеся режиссеры, как С. Эйзенштейн, В. Шукшин, А. Тарковский, имели непосредственное отношение к литературной основе своих фильмов.
     В СССР снимается всё больше картин. Звуковое кино подарило кинематографистам новые, поистине безграничные возможности. В 1938 г. на экраны выходит фильм С. М. Эйзенштейна «Александр Невский» с Н. К. Черкасовым в главной роли. В кино утверждаются принципы социалистического реализма. Снимаются фильмы на революционную тематику: «Ленин в Октябре» (режиссёр М. И. Ромм), «Человек с ружьем» (режиссёр С. И. Юткевич); фильмы о судьбе человека-труженика: трилогия о Максиме «Юность Максима», «Возвращение Максима», «Выборгская сторона» (режиссёр Г. М. Козинцев); комедии: «Веселые ребята», «Волга-Волга» (режиссёр. С. А. Герасимов), «Свинарка и пастух» (режиссёр И. А. Пырьев). Бешеной популярностью пользовался фильм братьев (в действительности же только однофамильцев, «братья» – своеобразный псевдоним) Г. Н. и С. Д. Васильевых – «Чапаев» (1934 г.).

 Кадр из фильма «Чапаев» 1934 г.

Архитектура
     Главной задачей архитектуры той эпохи стала забота о простом человеке, необходимо было выдвинуть его на первый план, таков был социальны заказ партии.
     В архитектурных мастерских с первых лет Советской власти разрабатываются проекты жилых домов для пролетариата. Крестьянство, живущее в провинции, в сферу интересов советской архитектуры, конечно, не входит. Создаются новые типы общественных зданий: дворцы труда, культуры, детские учреждения и др.
     С 1918 г., когда частная собственность была ликвидирована, а муниципалитеты оказались в руках большевиков, началась масштабная перепланировка Москвы. В 1929 – 1932 гг. были заложены десятки новых городов, начато строительство свыше 1500 крупных промышленных комплексов.
     Одним из наиболее ярких явлений советской архитектуры стал конструктивизм, широко использовавшийся для дизайна общественных и жилых зданий. Популярность его объясняется тем, что он в наибольшей степени отвечал требованию момента и отражал наполеоновские планы Сталина по индустриализации общества.

 Здание гостиницы «Москва» в Москве – яркий пример конструктивизма в архитектуре. Построено в 1932 – 1935 годах по проекту архитекторов Л. Савельева, О. Стапрана и А. Щусева. Фото: 1971 г.

     К положительным его свойствам относят использование оригинальных конструкций и материалов, борьбу за стандарт, типизацию, индустриализацию строительства. К отрицательным: отказ от художественного наследия русской архитектуры, упрощение форм, оголение конструкций.
     Архитекторы-конструктивисты, работавшие во время первых пятилеток, создали тип удобного и светлого промышленного здания. Такие здания были построены для первенцев советского тракторо– и автомобилестроения – Волгоградского, Челябинского тракторных, Московского и Горьковского автомобильных заводов, для Днепровской ГЭС.
     Эстетика простых геометрических форм, свойственная конструктивизму, повлияла на архитектуру ленинского мавзолея, возведенного в 1930 г. по проекту А. В. Щусева.

 Мавзолей Ленина, современное фото

     К концу 1930-х гг. на смену конструктивизму приходит неоклассика. В моду входит богатая лепнина, большие колонны с псевдоклассическими капителями, проявляется мегаломания и стремление к нарочитой роскоши убранства, граничащей в большинстве случаев с безвкусицей. Другое название стиля – сталинский ампир. Он должен был выражать силу и мощь тоталитарного государства.

Наука и образование
     К 1927 г. грамотными в СССР было свыше 10 миллионов человек. Прослойка грамотных в городах составляла 79%, в деревне – 4,3%. В 1927 г. наша страна по уровню грамотности находилась на 19-м месте в Европе. Неграмотными в возрасте 12 лет и старше оставалось свыше 50 миллионов человек. Около 90 тысяч членов сельских советов были неграмотны, как и 4% принятых в партию в 1926 г.
     В это десятилетие закладывались основы трудовой школы. Происходили сдвиги и в высшем образовании. Перед революцией в 91 вузе страны обучалось 112 тысяч студентов, а в 1927-1928 гг. в 148 вузах – 169 тысяч. До 1917 г. все учреждения высшей школы находились на территории России и Украины и лишь один – в Грузии. Теперь же вузов не было лишь в Туркмении, Киргизии и Таджикистане. Почти половина студентов были выходцами из рабочих и крестьян. Их принимали через рабфаки, организованные при университетах.

 Студенты в физическом кабинете рабфака им. Я. М. Свердлова. Фото: Москва. 1920 г.

     К 1939 г. количество грамотных только в РСФСР составляло уже 89%. С 1930 – 1931 учебного года вводилось обязательное начальное образование. Кроме того, к этому времени советская школа шаг за шагом отошла от многих не оправдавших себя советских нововведений: возродили классно-урочную систему, вернули предметы, прежде исключенные из программы как «буржуазные» (прежде всего всеобщую и отечественную историю). С начала 1930-х гг. выросло число учебных заведений, готовивших инженерно-технические, сельскохозяйственные и педагогические кадры. В 1936 г. был учреждён Всесоюзный комитет по делам высшего образования.
     Первым выборным президентом Академии наук СССР стал геолог А. П. Карпинский (с 1917 – по 1936 гг). Депутатом Моссовета был академик К. А. Тимирязев – выдающийся биолог. Академик А. Ф. Иоффе – один из создателей советской физической школы, исследовавший полупроводники, – активно включился в культурную деятельность. И. П. Павлов – мировая величина в физиологии, единственный в то время наш Нобелевский лауреат, признавший в конце концов советскую власть, продолжил свою работу в СССР. Успешно работали учёные-экономисты, аграрники А. В. Чаянов, Н. Д. Кондратьев и др. Продолжали свои исследования и работу В. И. Вернадский, Н. Е. Жуковский, А. Н. Крылов, И. В. Мичурин.

 Здание Президиума АН СССР в Москве (Александрийский дворец) с 1934 г. Фото: 1930-х гг.

     Несмотря на определенные достижения, 1930-е гг. оказались сложными для отечественной науки. С одной стороны, запускаются масштабные исследовательские программы, создаются новые НИИ: в 1934 г. С. И. Вавилов основал Физический институт АН им. П. Н. Лебедева (ФИАН), тогда же учреждён Институт органической химии, в Москве П. Л. Капица создает Институт физических проблем, в 1937 г. создан Институт геофизики.
     Формируется научно-исследовательский Институт истории при АН СССР, где работают академик Б. Д. Греков – автор трудов по истории средневековой России («Киевская Русь», «Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVIII в.» и др.); академик Е. В. Тарле – знаток новой истории стран Европы и прежде всего наполеоновской Франции («Рабочий класс во Франции в эпоху революции», «Наполеон» и др.).
     С другой стороны тоталитарное государство серьезно тормозит развитие научного знания. Академия наук перестаёт быть автономной. В 1934 г. её переводят из Ленинграда в Москву и подчиняют Совнаркому. Вмешательство власти в науку привело к тому, что многие перспективные направления (генетика, кибернетика) по партийному произволу и некомпетентности были на долгие годы заморожены. В обстановке всеобщего доносительства и репрессий академические споры часто кончались расправой, когда одного из оппонентов, обвинённого в политической неблагонадежности или даже во вредительстве, снимали с работы, а нередко уничтожали физически. Такая участь постигла многих советских ученых. Жертвами сталинского катка стали: основоположник советской генетики академик и президент ВАСХНИЛ Н. И. Вавилов, конструктор ракетной техники, в будущем академик и дважды Герой Социалистического Труда С. П. Королёв и многие другие.

 Ю. Гагарин (слева) и академик С. П. Королёв. Фото: 1961 г.

    Репрессии нанесли тяжелый урон интеллектуальному потенциалу страны. Особенно сильно пострадала старая дореволюционная интеллигенция, которая решила не покидать страну и работать на новую власть. В гуманитарных науках основополагающим стал «Краткий курс истории ВКП (б)», вышедший в 1938 г. под редакцией И. В. Сталина. Оправдывая массовые репрессии, вождь утверждал, что классовая борьба по мере продвижения к торжеству социализма неизбежно усиливается. История партии и революционного движения были полностью переписаны: Генсека признали единственным человеком, кто по сути осуществил революцию. Сформировался культ личности Сталина.
     Несмотря на утверждение тоталитаризма, в народном образовании были достигнуты определенные успехи. К концу второй пятилетки в стране было установлено всеобщее начальное образование. XVIII съезд партии (1939 г.) поставил в качестве очередной задачи всеобщее среднее образование в городе и семилетнее в деревне. С 1938 г. во всех национальных школах было введено обязательное изучение русского языка, а с 1940 г. – преподавание иностранных языков в средних школах. За 1918-1928 гг. было выпущено около 340 тысяч специалистов с высшим образованием и почти 200 тысяч со средним специальным.
     Всего во время второй и третьей пятилетки (1933 – 1940 гг.) в городах было построено более 5,1 тысячи школ, в которых могло обучаться до 3 миллионов детей. В большинстве своем помещения были рассчитаны на классы с большим количеством учеников.

 Выдача книг в школьной библиотеке. Школа № 33 в Ленинграде. Фото: 1927 г.

     Строились школы в деревне. Здесь в 1933 – 1940 гг. в эксплуатацию было введено порядка 19 тысяч зданий, рассчитанных примерно на 4,3 миллиона ученических мест. Преобладали небольшие помещения, поскольку в сельской местности многие школы имели лишь по одному преподавателю и в среднем по 40 учеников. В некоторых областях, в том числе в Мурманской, Рязанской и даже Московской, работали школы, где на одного учителя приходилось всего несколько учащихся.

Музыка
     В 1932 г. был основан Союз композиторов СССР, который стал главным организационным и цензурным органом советской музыки.
     В тоталитарном обществе не одобрялась слишком элитарная, не понятная основной народной массе музыка. По поводу таких концертов критики неизменно разражались разгромными статьями, после чего «вредительские» вещи немедленно удалялись из репертуаров. Композиторов, досадивших цензуре, могли исключить из Союза, что означало в большинстве случаев – остаться без работы.
     В то же время, в стране сложилась система общедоступного музыкального образования, вырастившая многих талантливых композиторов и исполнителей. Были открыты десятки музыкальных школ, среди них Московская, Калининградская, Ленинградская и другие филармонии. Советская опера и советский балет высоко ценились в мире, наряду с оркестрами и военными ансамблями.
     В 1920-е гг. в СССР была даже джаз-сцена. Джаз приобрел широкую популярность в 1930-е гг., во многом благодаря ленинградскому ансамблю под руководством актёра и певца Леонида Утёсова и трубача Я. Б. Скоморовского. Утёсов и Скоморовский сформировали оригинальный стиль «теа-джаз» (театральный джаз), своеобразный гибрид музыки с театром, опереттой. Главную роль в нём играли вокальные номера и перфомансы. Заметный вклад в развитие советского джаза внёс Эдди Рознер – композитор, музыкант и руководитель оркестров. Среди других известных биг-бэндов тех лет – оркестры Александра Цфасмана и Александра Варламова, оркестр Олега Лундстрема, ансамбль «Мелодия» Георгия Гараняна.
     Отношение советских властей к джазу было неоднозначным: его не запрещали, но жёстко критиковали. Как и всю западную культуру в целом.

 Леонид Утёсов и его оркестр. Фото: 1938 г.

     Советская власть в корне изменила уклад нашей жизни. Произошедшие изменения невозможно оценить однозначно. С одной стороны, культуре был нанесен большой урон: много видных писателей, художников, ученых покинули страну или сгинули на расстрельных полигонах и в лагерях. Тем, кто не уехал и не смог найти общий язык с властью, все труднее было пробиться к зрителю, читателю, слушателю. Разрушались памятники архитектуры: только в 1930-е гг. в Москве были уничтожены Сухарева башня, Храм Христа Спасителя, Чудов монастырь в Кремле, Красные ворота и др.
     С другой стороны, в СССР были достигнуты определенные успехи: к 1939 г. грамотность населения составляла 70%, в стране была создана общеобразовательная школа, численность советской интеллигенции достигла 14 миллионов человек. Культурная революция затронула все сферы деятельности тогдашнего общества, все социальные, национальные, этнические группы.
     Все культурные преобразования производились в соответствии с принятой идеологией. Несомненно, положительным результатом стало повышение грамотности населения, увеличение количества учебных заведений, в том числе высших. Однако, однозначно оценивать влияние культурной революции на такие области искусства, как литература, живопись, музыка, архитектура, не получится. Искусство, вынужденное служить определённым, прописанным «сверху» идеалам и подвергающееся строгой цензуре, не может в полной мере считаться таковым. С другой стороны, искусство, создаваемое для широких масс, к этим массам и пришло. Народу стали доступны выставки, театр, развивался кинематограф. Поскольку была побеждена тотальная неграмотность, стала доступной и литература.
     В целом, у культурной революции 1930-х гг. были как положительные, так и отрицательные результаты и последствия.



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы