Сахаров А. Н., Буганов В. И. История России с древнейших времен до конца XVII века: Учебник Москва — центр объединения русских земель. Дмитрий Донской

     Борьба за первенство. Постепенно на Руси выделяются самые крупные и сильные княжества — Московское, Тверское, Суздальское, Нижегородское, Рязанское. Центром Руси считалось Владимирское великое княжество со столицей Владимир-на-Клязьме. Ярлык хана Золотой Орды на это княжение давал его обладателю власть над всей Русью (за исключением западных и юго-западных русских княжеств, попавших в конце XIII — начале XIV в. под власть великих князей литовских и королей польских). Она распространялась на все княжества северо-востока и северо-запада (Новгород Великий и Псков).

     Княжества и республики заключали между собой договоры — о границах, торговле, решении спорных дел, выдаче беглых крестьян и холопов, о взаимной военной помощи, общей линии во внешних делах. Споры и усобицы между правителями, нарушения договоров и взаимные нападения были явлением постоянным. Недоразумения улаживали с помощью старших или нейтральных князей и духовных владык. В этом плане большую роль играли русские митрополиты, перешедшие из Киева во Владимир, а потом — в Москву. Кирилл, Петр, Алексей и другие владыки олицетворяли духовное (религиозное) единство Руси. При отсутствии политического, государственного единства это имело весьма важное значение — митрополиты, архимандриты, епископы как бы собирали воедино помыслы и стремления русских людей, отделенных друг от друга границами княжеств, враждовавших нередко между собой. Они выступали миротворцами — мирили князей, как это делал, к примеру, Сергий Радонежский — основатель Троицкого монастыря.
     Земли каждого княжества состояли из городов и волостей. Ими управляли княжеские бояре и слуги — наместники и волостели, сидевшие в них обычно по году или по два на «кормлении»: собирая подати в великокняжескую казну, они сами «кормились» за счет горожан и крестьян.
     В княжествах правители вели все дела с помощью Боярской думы — совета из бояр. Они же возглавляли управление теми или иными «путями» — отраслями дворцового хозяйства, отсюда их наименование — «путные бояре» (пути конюший, сокольничий, стольничий, ловчий, чашничий; соответствующие им должности, ставшие позднее чинами, — конюший, стольник, чашник и др.).
     На арене борьбы за политическое лидерство в первые ряды выдвигается Москва. Александр Невский завещал Москву младшему сыну Даниилу. При нем она стала столицей княжества, самого, пожалуй, захудалого и незавидного на Руси. На рубеже XIII и XIV столетий его территория заметно расширяется: в нее включают Коломну (1300 г.) и Можайск (1303 г.) с их землями, захваченными полками Даниила и его сына Юрия. По завещанию князя Ивана Дмитриевича, бездетного внука Невского, к Москве переходит Переяславское княжество.
     А Юрий Данилович московский в первой четверти XIV в. уже ведет борьбу за владимирский престол со своим двоюродным дядей Михаилом Ярославичей тверским. Тот получил ханский ярлык в 1304 г. Юрий выступает против Михаила и, женившись на сестре ордынского хана, становится владимирским великим князем (1318 г.). Схватка за власть не окончена — после казни в Орде тверского князя Михаила, разгромившего крупный татарский отряд, его сын Дмитрий добивается своего: он убивает в Орде Юрия московского (1325 г.). Но и Дмитрий гибнет в Орде.
     Все эти годы на Руси царило, по словам летописей, «смятение» — города и села грабили и выжигали ордынские и свои же русские отряды. Наконец, великим князем владимирским стал Александр Михайлович, брат казненного в Орде Дмитрия; московским великим князем — Иван Данилович, брат тоже казненного московского правителя.

 Рост территории Московского княжества в 1300—1340 гг.     

     В 1327 г. в Твери вспыхнуло восстание против ордынского баскака Чол-хана. Началось оно на торгу — татарин отобрал лошадь у местного дьякона, и тот призвал на помощь земляков. Сбежался народ, зазвучал набат. Собравшись на вече, тверичи вынесли решение о восстании. Они со всех сторон бросились на насильников и угнетателей, многих перебили. Чол-хан и его приближенные укрылись в княжеском дворце, но его подожгли вместе с ордынцами. Немногие оставшиеся в живых бежали в Орду.
     Иван Данилович тут же поспешил к хану Узбеку. Вернувшись с татарским войском, огнем и мечом прошел по тверским местам. Александр Михайлович бежал в Псков, потом в Литву. Московский князь получил в награду Новгород и Кострому. Владимир же, Нижний Новгород и Городец хан вручил Александру Васильевичу, князю суздальскому; лишь после его кончины в 1332 г. Иван получил, наконец, ярлык на владимирское княжение.
     Став правителем «надо всею Русскою землею», Иван Данилович старательно расширял свои земельные владения — прикупал, захватывал. В Орде вел себя смиренно и льстиво, не скупился на подарки ханам и ханшам, князьям и мурзам. Собирал и отвозил в Орду дани и поборы со всей Руси, беспощадно выколачивал их с подданных, подавлял всякую попытку протеста. Часть собранного оседала в его кремлевских подвалах. Начиная с него, ярлык на Владимирское княжение получали, за недолгими исключениями, московские правители. Они возглавляли Московско-Владимирское княжество, одно из самых обширных государств в Восточной Европе.
     Именно при Иване Даниловиче митрополичья кафедра переехала из Владимира в Москву — так возросли ее мощь, политическое влияние. Москва стала по существу церковной столицей Руси. Ордынский хан, благодаря «смиренной мудрости» Ивана Даниловича, стал как бы орудием укрепления Москвы. Ивану покорились князья ростовские, галицкий, белозерский, угличский. В Руси прекратились ордынские набеги и погромы, настало время «тишины великой». Самого князя, как гласит легенда, прозвали Калитой — он ходил всюду с кошелем (калитой) на поясе, оделяя нищих и убогих. «Христиане» отдохнули «от великой истомы, многих тягот и насилия татар».
     От Калиты до Дмитрия Донского. Куликовская битва. Политику Ивана I Даниловича Калиты продолжали его сыновья — Семен Гордый (1340—1353) и Иван II Красный (1353—1359). Эта политика была дальновидной и целеустремленной — действуя разными методами, применяя то оружие, то деньги и хитрость, московские правители медленно, но верно укрепляли свою власть, положение Москвы как политического центра Руси, объединяли вокруг нее русские земли. Князь Семен правил твердо и властно (отсюда его прозвище Гордый), ему подчинялись другие князья; хан Узбек чтил его, как и Калиту. Он и его брат — Иван Красный (красивый, прекрасный) — часто ездили в Орду, и на Руси по-прежнему, как и при их отце, не бесчинствовали татарские отряды. Москвичам приходилось выдерживать борьбу с новгородцами и рязанцами, Литвой, шведами и ливонцами.
     После кончины Ивана II на престол вступил 9-летний Дмитрий Иванович. Митрополит Алексий и московские бояре, управлявшие страной, выступили в Орде против притязаний Дмитрия Константиновича суздальско-нижегородского на Владимирское княжение. В ход пошли деньги и подарки (в Орде) и военная сила (против князя Дмитрия), и вскоре князь-соперник смирился, отказался от ярлыка в пользу Москвы, а позднее выдал свою дочь Евдокию замуж за Дмитрия московского. Они стали союзниками, забыв старые распри.
     Правительству Москвы пришлось отбивать нападения литовских войск. Трижды, с интервалом в два года (1368, 1370, 1372 гг.), «литовщина» подкатывалась к Москве. В союзе с выдающимся полководцем Ольгердом Гедиминовичем, великим князем литовским, выступал Михаил Александрович тверской, сестра которого была замужем за литовским правителем. Они разоряли московские города и волости. В ответ московские полки жгли тверские селения. В 1372 г. Ольгерд потерпел крупное поражение. Москву отстояли, в ней построили каменный кремль.
     Тверской князь дважды получал в Орде ярлык на великое княжение. Но поход 1375 г., организованный Москвой и носивший общерусский характер, положил конец его притязаниям. Тверь капитулировала. Михаил признал себя «младшим» по отношению к «старейшему» князю московско-владимирскому, отказался от претензий на владимирский стол, от союза с Литвой, обязался выступать вместе с Москвой против Орды, признать независимость Кашинского удельного княжества (а это означало расчленение Тверского княжества), вернуть земли, захваченные у Новгорода Великого.
     События 60-х — первой половины 70-х гг. укрепили роль Москвы как общерусского центра. Ее авторитет на Руси сильно вырос. Договор с Новгородом предусматривал совместную борьбу с Ливонией, Литвой и Тверью. Попытка Рязани противостоять Москве закончилась неудачей.
     Москва и другие русские княжества переходят к противостоянию Орде. Этому способствовала очередная «замятия» — кровавые междоусобицы ханов и мурз. За два десятилетия сменилось до двух с половиной десятков ханов. Случалось, что в Орде правили сразу два хана — к востоку от Волги и к западу от нее. Появлялись и исчезали временщики. Одним из них, самым сильным и жестоким, был Мамай, темник, т.е. командующий 10-тысячным отрядом военачальник. Не будучи потомком Чингисхана, но женатый на дочери чингизида, он, фактически правил Ордой. Сменял своей волей ханов, которых русские летописцы звали «мамаевыми царями». Ожесточенная борьба ослабила Орду и зависимость от нее подвластных ей народов, и они начинают расправлять плечи.
     Уже в 1365 г. рязанские князья разгромили войско ордынского князя Тагая. Из своей ставки в Наровчате он напал на их землю, сжег Рязань. Но когда возвращался с полоном и награбленным имуществом, его настигли в степи рязанцы. Ожесточенное сражение закончилось их победой. Через два года та же участь постигла Булат-Темира, другого ордынского князя, осевшего на Средней Волге. Он разорил нижегородские места. Но Дмитрий и Борис Констатиновичи, князья нижегородский и городецкий, полностью разгромили «рать татарскую» на реке Пьяне.
     Прошло три года, и ордынцы опустошили Рязанскую землю. Опасность угрожала московским владениям. Дмитрий Иванович и его двоюродный брат Владимир Андреевич, князь серпуховско-боровский, привели войско на Оку-реку «и татар не пустили и все лето там стояли». Ордынцы не осмелились на переправу и ушли в свой улус на Нижнюю Волгу.
     В 1374 г. Дмитрий прекратил выплату дани Орде и тем самым порвал с ней отношения. Тогда же восставшие жители Нижнего Новгорода перебили 1,5-тысячный отряд ордынского посла Сарайки — «ни един от них избысть возмездия».
     В ответ Мамай послал карательный отряд, разоривший нижегородские места. В 1377 г. московские войска во главе с князем Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынцем и нижегородская рать взяли город Булгар. В городе некоторое время сидели русские правители — наместник и сборщик пошлин. Торговый путь по Волге оказался под контролем Москвы.
     Но в том же году ордынский царевич Араб-шах (Арапша, по летописям) разгромил московских и нижегородских воевод на реке Пьяне. Недооценив силы врага, проявив беспечность, они потеряли бдительность — сложили доспехи в телеги и мешки (стояла сильная жара) и увлеклись хмельным питием («ездят пиани»). Неожиданный удар ордынцев закончился их полной победой. Победители подвергли страшному погрому Нижний Новгород и другие города княжества.
     Год спустя Мамай послал войско в несколько десятков тысяч человек. Возглавил их опытный полководец мурза Бегич. Орда стремилась вернуть былую власть над русскими землями, как это было при хане Узбеке. Но Дмитрию Ивановичу и его соратникам урок Пьяны пошел впрок. Навстречу Бегичу вышло большое московское войско во главе с самим правителем.
     Оба войска, примерно одинаковые по численности, сошлись в начале августа 1378 г. на реке Воже, в рязанских пределах, к югу от Оки. Они стали на ее противоположных берегах. Несколько дней выжидали, перестреливались через Вожу. Наконец, 11 августа Бегич послал конницу, и она, переправившись на северный берег, обрушилась на русский центр, которым командовал сам великий князь Дмитрий. Его большой полк отбил натиск и перешел в контрнаступление. С флангов бросились в бой полки правой и левой руки. Их мощный удар привел к разгрому и бегству ордынцев. Многие, в том числе и Бегич, погибли; другие, бросив огромный обоз, бежали в степи.
     Мамай, озлобленный поражением, организовал набег на Рязанское княжество. Его снова разорили дотла. Орда, не удовлетворившись этим, готовит новый поход, наподобие нашествия Бату-хана («как при Батые было»). Его цель — обескровить Русь, снова сделать ее послушным вассалом ханов, подорвать растущее могущество Москвы.
     Готовилась и Русь. На поле Куликовом, в верховьях Дона, встретились огромные силы — с обеих сторон войска насчитывали многие десятки тысяч ратников. Мамай подошел к Дону, вероятно, к началу августа. Ждал подхода полков великого князя литовского Ягайлы Ольгердовича.
     Дмитрий Иванович быстро собрал войска; ему прислали полки из большинства русских земель, пришли отряды из западнорусских земель во главе с братьями Ягайлы. Князь провел их к Коломне, из нее — к Лопасне, левым берегом Оки, затем — на юг от нее, к Дону, у впадения в него реки Непрядвы. В русской армии, по словам источников, были не только «князья русские», «воеводы», бояре, но «вся люди», «народ», т. е. крестьяне, горожане, дружинники.
     Русское войско переправилось через Дон в ночь на 8 сентября 1380 г. Здесь, у устья Непрядвы, на обширной равнине, всхолмленной, пересеченной оврагами и речными долинами, на следующий день разыгралась кровопролитная битва. В центре русской позиции стоял большой полк, на флангах — полки правой и левой руки, впереди — передовой полк, позади — запасной; на восточной окраине, в Зеленой дубраве за рекой Смолкой,— засадный полк. Мамай в центре поставил наемную пехоту, на флангах — ордынскую конницу.
     Около полудня поединок Пересвета и Челубея, русского и ордынского богатырей, погибших в схватке, дал сигнал к сражению. Ордынские силы обрушили страшный удар на передовой полк, полностью его уничтожили; но и сами потеряли много воинов. Затем ордынцы набросились на большой полк. Прорвались к стягу великого князя. На помощь пришли брянские, владимирские и суздальские дружины. Большой полк устоял. «И была брань крепкая и сеча злая,— говорится в сказании,— и лилась кровь, как вода, и падало мертвых бесчисленное множество от обеих сторон, от татарской и русской. Не только оружием убивали, но и под конскими ногами умирали, от тесноты великой задыхались, потому что не могло вместиться на поле Куликовом, между Доном и Мечой, такого множества сошедшихся сил».
     Не удалось Мамаю сломить и правый фланг русских. Он перенес удар на левый их фланг. Сюда смерчем налетели конные ордынские полки, и русские начали медленно отступать к Непрядве. Враг рвался вперед, отбросил и резервный полк, начал обходить большой полк, стремясь к переправам через Непрядву.

 Куликовская битва. 8 сентября 1380 г.

     Наступил критический момент сражения, и в бой неожиданно для ордынцев вступил засадный полк князя Владимира Андреевича и Дмитрия Михайловича Боброка. По призыву Боброка: «Час прииде и время приближеся! Дерзайте, братья и други!» — свежая русская конница, вихрем вырвавшись из дубравы, обрушила удар на врага во фланг и тыл. Он был настолько стремителен и страшен, что ордынцев, смятых и разгромленных, охватила паника. Их конница бросилась бежать — одни падали под русскими саблями, другие тонули в Непрядве, третьи, смяв свою же пехоту, устремились к Красному холму, ставке Мамая. Началось общее бегство.
     Войско Мамая перестало существовать, а сам он бежал в Крым и там погиб в Кафе (Феодосии).
     Победа Дмитрия Ивановича над Золотой Ордой вдохнула новые силы и надежды в сердца русских людей, поразила воображение современников и потомков. «...По Русской земле,— ликует автор «Задонщины» — повести XIV в. о Куликовской битве,— распространилось веселие и отвага, и вознеслась слава русская...» Москва показала себя политическим лидером Руси, ее князь, прозванный Донским,— вождем национального значения. Главный герой Куликовской победы — русский народ; его сыновья, воодушевленные великой целью, нанесли удар огромной силы тем, кто хотел повторить «Батыев погром» на Руси.
     Правда, два года спустя Тохтамыш, новый хан Золотой Орды, неожиданно пришел на Русь, ослабленную потерями во время Куликовской битвы и других сражений. Подошел к Москве, захватил и сжег город. Русь должна была возобновить уплату дани Орде, но в уменьшенном размере. Это поражение не могло свести на нет результаты того, что достигли герои Куликова поля. Объединение русских земель продолжалось.
     Прожив всего неполных четыре десятка лет, Дмитрий Иванович многое сделал для Руси. С мальчишеского возраста и до конца дней своих он непрерывно в походах, заботах, хлопотах. Приходилось бороться и с Ордой, и с Литвой, и с русскими соперниками за власть, политическое первенство. Улаживал князь и церковные дела — он пытался, правда, неудачно, сделать митрополитом своего ставленника коломенца Митяя (митрополитов на Русь утверждал константинопольский патриарх).
     Полная забот и треволнений жизнь не стала долговечной для князя, отличавшегося к тому же дородностью, полнотой. Но, заканчивая свой недолгий земной путь, Дмитрий московский оставил сильно окрепшую Русь — Московско-Владимирское великое княжество, заветы на будущее. Умирая, он передает, не спрашивая согласия хана, своему сыну Василию (1389—1425) Владимирское великое княжение как свою отчину; выражает надежду на то, что «Бог переменит Орду», т. е. освободит Русь от ордынского ига.
     Митрополит Алексей и Сергий Радонежский. Заметную роль, причем не только в церковно-духовных, но и политических событиях на Руси времени Дмитрия Донского, играли церковные пастыри. Они немало способствовали усилению Москвы, собиранию русских земель, укреплению авторитета власти великого князя. Наставник князя-мальчика, затем взрослого правителя Дмитрия московского, митрополит Алексей происходил из рода черниговских бояр. Родился он в конце XIII или начале XIV в. в Москве, там же в 20-летнем возрасте стал монахом Богоявленского монастыря, а в 1345 г.— епископом владимирским, три года спустя — митрополитом киевским и всея Руси. Его недюжинный ум и широкое образование, твердость характера и энергия объясняют то большое влияние, которое он приобрел не только в правящих кругах, но и по всей Руси. Тому же способствовали благочестие и строгость в личной жизни.
     Умирая (1378 г.), митрополит Алексей хотел видеть своим преемником троицкого игумена Сергия Радонежского, самого почитаемого, великого подвижника русской православной церкви. Родился он в 1314 г. (по другой версии в 1319 г.) в семье ростовских бояр Кирилла и Марии, живших в своей вотчине под Ростовом. В 1330 г. родители, обнищавшие от ордынских поборов и ратей, переехали в глухие леса к северу от Москвы — в городок Радонеж. После их кончины отрок Варфоломей, их сын, ушел в Хотьково-Покровский монастырь. Некоторое время спустя вместе со Стефаном, старшим братом и иноком этого монастыря, основал пустынь. Построил там церковь святой Троицы, на месте нынешнего соборного храма святой Троицы Троице-Сергиева монастыря. Приняв здесь иночество (1337 г.), он стал игуменом новой обители. Его смирение и трудолюбие, большое нравственное влияние прославили Троицкий монастырь, в котором он культивировал строгие порядки согласно общежительному уставу. Эти порядки стали образцом и для многих других обителей.
      Сергий снискал огромный авторитет на Руси. «Тихими и кроткими словами» он укрощал распри, примирял князей, которые соглашались подчиняться великому князю московскому (князья нижегородский, ростовские, рязанский). Он же благословлял Дмитрия Донского на решительную борьбу с Ордой. По просьбе московского правителя Сергий скрепил его духовную грамоту (завещание) в 1389 г. Но стать митрополитом он отказался решительно. Считая своим долгом быть не пастырем над всеми, а одним из духовных тружеников. Он сам основал несколько монастырей, его ученики — до 40 обителей.

???
1. Можно ли процесс объединения русских земель назвать закономерным?
2. Закономерно ли то, что это объединение происходило вокруг Москвы?
3. Что, на ваш взгляд, позволило Москве победить в борьбе за первенство с другими княжествами, претендовавшими на политическое лидерство на Руси?
4. Почему Русь смогла одолеть противника в Куликовской битве?
5. В чем проявился военный талант Дмитрия Ивановича Донского?
6. Каково значение Куликовской битвы?
7. Почему Куликовская битва не положила конец зависимости Руси от татаро-монгол?
8. Составьте рассказ о Сергии Радонежском.



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы