История и современность Нацистские корни джихада

Трифонов Е.

Сводить современный исламский экстремизм к какому-то одному источнику, его породившему, неверно: как и любое серьёзное общественно-политическое явление, он имеет много разных корней. Радикализм изначально появлялся в различных исламских сообществах, где-то исчезая, где-то ослабевая, а где-то вдруг проявляясь во всю мощь. Например, повстанческое Махдистское государство в Судане (1881-98 гг.) до мелочей походило на нынешнее «Исламское государство» в Сирии и Ираке – та же работорговля, то же истребление иноверцев. Тем не менее следует отметить, что одним из важнейших идейных источников и составных частей нынешнего исламского экстремизма был и остаётся германский нацизм. 

Безусловно, интерес нацистов к мусульманским народам (а значит, и к исламу) диктовался в первую очередь геополитическими мотивами: Берлин намеревался использовать арабов и персов против англичан и французов, а татар, башкир, северокавказцев и среднеазиатов – против СССР. 

Однако нацистская верхушка и особенно Гитлер явно испытывали и личные симпатии к экстремистам-мусульманам (других они не знали и знать не хотели). «Адольф Гитлер, выражая поддержку немцам Судетской области – немецкой провинции, которая после Первой мировой войны была аннексирована союзниками и стала частью Чехословакии, – заявил им в радиоэфире: посмотрите на то, что палестинские революционеры делают британцам [имеются в виду 1936-38 гг. – прим. авт.]», – утверждает палестинская газета «Ар-Рисал». Возможно, это неправда; но несомненен факт, что фюрер неоднократно заявлял, что из всех верующих он доверяет только мусульманам. 

 
вторжение в Судеты 
 
Взятие немцами Судетов. Добровольцы из местного немецкого населения. Фото октябрь 1938 г.

 
Уже в 1930-е годы абвер начал активную работу среди арабов, в частности, поддерживая арабские выступления в Палестине против евреев. Особый интерес у Германии, помимо Палестины, вызывал богатый нефтью Ирак. В Ираке нацистами была развита бурная деятельность: послом был назначен арабист Фриц Гробба, начавший создавать местные нацистские структуры. Немецкое посольство приобрело газету Al-alam Al-arabi («Арабский мир»), в которой публиковались отрывки из книги Гитлера Mein Kampf. Для работы с молодёжью нацисты создали в Ираке арабскую версию «Гитлерюгенда» - организацию Al-Fatwa (в исламе – решение по какому-либо вопросу, выносимое признанным исламским авторитетом).

 
Фриц Гробба 
 
Фриц Гробба, фото 1932 г.

В результате этой деятельности Ирак стал единственной мусульманской страной, которая во время Второй Мировой войны успела повоевать на стороне Германии. В 1940 г. пост премьер-министра этой страны занял открытый нацист Рашид Али аль-Гайлани: он потребовал немедленного вывода британских войск из страны. Третий рейх через подконтрольную вишистам Сирию направлял Ираку военную помощь, а также перебросил два десятка боевых самолётов с экипажами. 25 мая 1941 г. Гитлер издал «Приказ 30», где говорилось: «Арабское освободительное движение на Ближнем Востоке - наш естественный союзник против Англии. В этой связи особое значение уделяется освобождению Ирака… Поэтому я принял решение выдвинуться на Ближний Восток, поддержав Ирак». 1 мая 1940 г. иракская армия начала военные действия против англичан. Через месяц британцы разгромили иракские войска и заняли всю страну. 

 
Гайлани и Гитлер 
 
Встреча Рашида Али аль-Гайлани и Гитлера в Берлине. Фото 19 июля 1942 г.

 
Примечательно, что в войне на стороне Ирака сражались ливанские и сирийские добровольцы, в том числе будущие создатели Партии арабского социалистического возрождения (БААС), которая правила в Ираке при Саддаме Хусейне и до сих пор правит в Сирии. Добровольцами командовал ливанец Фавзи аль-Кавукджи; он отличался редкостным садизмом, лично пытая, калеча и убивая пленных англичан. После ранения он был вывезен самолётом на лечение в Германию, где сотрудничал с нацистским руководством. А в 1948-49 гг. эта личность выныривает в Палестине – на посту командующего Арабской освободительной армии, воюющей с евреями. К слову: аль-Гайлани после оккупации Ирака британскими войсками тоже бежал в Германию и был принят Гитлером, признавшим его в качестве главы иракского правительства в изгнании. После поражения Германии во Второй мировой войне аль-Гайлани перебрался в Саудовскую Аравию. 

 
Фавзи аль-Кавукджи 
 
Фавзи аль-Кавукджи. Палестина. Фото 1937 г.

 
Б. Шустеф в своей работе «Развеять миф о невиновности», посвященной связям нацизма и мусульманского, в частности, арабского, экстремизма напоминает, что духовный глава арабов-мусульман, Хадж Амин аль-Хусейни, «приложил немало усилий во время Второй мировой войны, помогая фашистам. Знаменитая 13-я эсэсовская дивизия [«Ханджар»], численностью 20000 человек, состоявшая полностью из мусульман, была его детищем...

добровольцы-мусульмане
 
Добровольцы мусульмане-боснийцы 13-й горной дивизии CC «Ханджар», фото 1943 г. Bundesarchiv, Bild 146-1973-116-11 / CC-BY-SA 3.0

 
«За период с 1941 по 1945 г. в германских вооруженных силах прошли службу 440 тысяч добровольцев-мусульман, многие из которых были арабского происхождения. Муфтий Амин аль-Хусейни и действовавшая под его началом в Берлине группа арабских нацистов разработали нужную Гитлеру идеологию антиеврейского джихада. Аль-Хусейни активно участвовал в «окончательном решении еврейского вопроса». Он не раз посещал гитлеровскую Инспекцию концлагерей, которая ведала такими зловещими учреждениями, как Освенцим

 
Хусейни и Гитлер 
 
Мухаммад Амин аль-Хусейни и Адольф Гитлер. Фото 28 ноября 1941 г. Bundesarchiv, Bild 146-1987-004-09A / Heinrich Hoffmann / CC-BY-SA 3.0

 
Муфтий избежал заслуженной кары как военный преступник, хотя его вина была неопровержимо доказана на Нюрнбергском процессе. Это объясняется нежеланием Франции, где он был арестован после войны, портить отношения с арабским миром. 

В сентябре 1948 г. он стал президентом Палестинской арабской учредительной ассамблеи, а затем и объявил себя «Президентом всей Палестины». 

В дальнейшем аль-Хусейни оказывал важное влияние на политику арабских стран, причем неизменно с антиизраильских позиций. Он и члены его семьи были организаторами ряда политических убийств и террористических акций, в частности убийства короля Иордании Абдаллы. 

Умер аль-Хусейни в 1974 г., провожаемый своим учеником [и однофамильцем, а по мнению некоторых исследователей – родным племянником муфтия – прим. авт.] Ясиром Арафатом и другими продолжателями его дела».

Арабские националистические организации, взращенные нацистами, не только не умерли, но и приобрели колоссальное влияние арабском мире. Нацистские активисты из арабской среды заняли ключевые позиции во многих странах региона. Б. Шустеф («Развеять миф о невиновности») пишет: «Чего же удивляться такому положению дел, если президент Египта Насер и сменивший его в дальнейшем на этом посту Анвар Садат были офицерами Абвера и во время войны работали на Роммеля [на самом деле Насер, сочувствуя нацистам офицером абвера не стал, препоручив эту опасную работу лучшему другу Садату – прим. авт.]. Насер пригласил в 1953 году на службу в свою личную охрану Отто Скорцени, которому поручил организацию диверсионных подразделений в египетской армии. Эту работу Скорцени выполнял с бригаденфюрером СС Оскаром Дирлевангером. Портрет Гитлера постоянно висел в кабинете Насера. Известна скандальная история, когда журналисты в 1953 году спросили у Насера, что бы он написал Гитлеру, если бы у него была такая возможность, он ответил: «Дорогой Гитлер! Вы великий человек, который изменил мир. Дело такого масштаба не может исчезнуть...» [по другим данным, о письме Гитлеру говорил Садат – прим. авт.].

 
Дирлевангер 
 
Оскар Пауль Дирлевангер в звании оберфюрера СС. Фото 1944 г.

Теснейшие отношения гитлеровцев с исламистами и арабскими националистами стали трамплином для бегства сотен нацистов на Ближний Восток после разгрома Третьего рейха. Заранее созданный «Арабо-германский центр эмиграции» сразу по окончанию войны перебросил в арабские страны региона почти 1500 гитлеровских офицеров (к концу 1950-х годов эта цифра выросла до 8000). В целях маскировки тысячи нацистов переходили в ислам и брали себе арабские имена. 

Бывший офицер войск СС Тифенбахер занялся подготовкой каирской полиции. Диверсантов против Израиля для египетской армии готовил уже упоминавшийся палач Оскар Дирлевангер. Начальник гестапо Рура Иоганн Демлинг провел реорганизацию службы безопасности Египта в 1953 г. Главой этой спецслужбы стал полковник Аль-Нахер – бывший шеф гестапо в Варшаве Леопольд Глейм. Отделом пропаганды египетской охранки руководил Хусса Налисман – бывший обергруппенфюрер СС Мозер. Тайную государственную полицию Египта возглавил Хамид Сулейман – бывший шеф гестапо в Ульме группенфюрер СС Генрих Зельман. Главой политотдела полиции стал полковник Салам – оберштурмбанфюрер СС Бернгард Бендер. 

Координатором всей египетской пропаганды против Израиля стал бывший сподвижник Геббельса Иоганн фон Леерс – патологический юдофоб, редактор нацистского журнала и автор книги «Евреи среди нас» (1935). Ради продолжения войны с евреями Леерс принял ислам (1956). Ближайшим коллегой Леерса был секретарь Исламского конгресса Салаб Гафа – бывший член НСДАП Ганс Апплер. «Нью-Йорк таймс мэгэзин» сообщал 27 июля 1958 г.: «Египетские пропагандисты с помощью нескольких германских специалистов, уцелевших после краха нацизма, превратили каирское радио в необычайно мощное орудие нацистской пропаганды, направленное против Израиля». 

 
фон Леерс 
 
Иоганн фон Леерс. Фото 1933 г. Bundesarchiv, Bild 183-2004-0825-502 / Alexander Bengsch / CC-BY-SA 3.0

 
Но не только Египет стал в 50-х годах филиалом СС. Гестаповец Рапп возглавил спецслужбу Сирии [Правящая в Сирии и правившая в Ираке при Саддаме Хусейне Партия арабского социалистического возрождения (БААС) возникла как причудливый сплав марксистских ячеек с группами национал-социалистического толка, созданных при помощи Абвера в 1940-е годы. В сирийском крыле БААС были особенно сильны нацистские тенденции. В Дамаске жили тысячи бывших нацистов. Там же издавались «Протоколы сионских мудрецов» и книга сумасшедшего убийцы и патологического антисемита В. Емельянова «Десионизация» - прим. авт.]. После переворота в Ираке министром просвещения стал Джабр Омар – бывший офицер абверовского спецназа «Бранденбург»… 

...В 1951 году, когда эсэсовское засилье в Египте достигло своего пика, в каирский университет поступил племянник иерусалимского муфтия аль-Хусейни. Этого студента звали Рахман Абдул Рауф аль-Кудуа аль-Хусейни, но в деканате он записался как Ясир Арафат… 

…Успешно скрестившись с исламом, нацизм явил миру новый дурно пахнущий плод, который известный политолог Фрэнсис Фукуяма и определил в июне 2002 г. как «исламо-фашизм». Сегодня метастазы «исламо-фашизма» пронизали мир. Всюду, где только имеются значительные мусульманские сообщества, зарождаются движения, густо замешанные на исламизме и идее «исламского возрождения… Дремучий антисемитизм, ненависть к США, России и Европе, откровенные претензии на мировое господство – все это ставит исламо-фашизм в один ряд с чумой и СПИДом XX века – нацизмом и коммунизмом. Бесноватый фюрер породил бесноватых потомков».

Кстати, тот же Насер «дружил» не только с престарелыми беглыми нацистами, он с удовольствием общался и с неофашистами. Так, он в 1960-х годах принимал лидера общеевропейской неофашистской сети Жана Тириара, беседовал с главой аргентинских фашистских боевиков Джо Бакстером. Так что его увлечение нацизмом и фашизмом не было ни случайным, ни временным – это была неотъемлемая часть его идеологии, которой он придерживался до конца жизни. 

Барон д'Оггер (http://baron-dogger.livejournal.com/34609.html?thread=738609), много написавший о связях нацизма с исламом, в частности, утверждает: «В мире распространено мнение, что большинство нацистских преступников переместилось после войны в Латинскую Америку. Это не совсем так. 

Нюанс в том, что качество нацистской эмиграции в Латинскую Америку и на Ближний восток было разным. В Латинскую Америку по большей части бежали те, кто прекратил борьбу и хотел обрасти покой, пусть хоть в бразильских джунглях. На Ближний же Восток бежали бойцы, те, кто не смирился с поражением, те, кто планировал и реализовывал главную нацистскую геополитическую программу у себя на родине и, поэтому, был тысячами тайных нитей связаны с мусульманским миром. 

В чем смысл такого перемещения? - Что это, поиск беглыми нацистами «достойного места работы», или попытка возродить планы мирового господства нацистской идеологии на базе новой, на сей раз – мусульманской, - идеологии? - Есть все основания считать, что наследники Гитлера определили исламский мир в качестве плацдарма для новой попытки установить мировое господство. Основой для такого странного, на первый взгляд преобразования нацизма было ясное заявление Гитлера о сходстве мусульманской и нацистской идей, которое он сделал во время одной из встреч с муфтием аль-Хуссейни. 

Западные, в том числе германские газеты 50-60 годов полны информации о нацистских преступниках, осевших в Египте, Сирии, Ираке, Саудовской Аравии. В августе 1957 г. парижская газета «Монд» писала: «Вплоть до Йемена, не было арабской страны, где бы ни отмечалось присутствие германских военных». <…>

Саудовская Аравия занимает тут особое место. С одной стороны, эта страна была независимой от Османской империи несколько веков. С другой, нацистских деятелей привлекала местная интерпретация ислама, данная Ибн Ваххабом. Каирская газета Аль-Ахрам писала: «Бывшие немецкие офицеры проявляют большой интерес к Саудовской Аравии. Ваххабиты рассматриваются ими в качестве одного из наиболее перспективных направлений в исламе. Офицерами СС созданы в этой стране военно-тренировочные центры, где проходят подготовку молодые ваххабиты». 

Нацизм на арабском Востоке дал обильные всходы. Институт изучения палестинской прессы «Palestinian Media Watch» утверждает, что Гитлер остается кумиром палестинцев. Многие палестинцы носят имя «Гитлер»: Гитлер Салах, Гитлер Абу Альраб и т.д. Большинство из них – люди послевоенного поколения, чьи родители, жившие в Европе или в Палестине, были очарованы идеями фашистского лидера. «Palestinian Media Watch» также сообщает, что в списке бестселлеров на территории Палестинской автономии шестую позицию занимает Mein Kampf: эта книга есть у большинства читающих палестинцев. 

В свою очередь, Френсис Фукуяма и Надав Самин («Экстремизм и демократизация ислама») отмечают: «Исламизм... на самом деле не ставит своей целью восстановление неких архаических, исконных форм ислама. Это не традиционалистское, а весьма современное движение... Влияние этих идеологий особенно заметно на примере египтянина Сейида Кутба, ставшего после Второй мировой войны лидером и главным идеологом Ассоциации братьев-мусульман. В своей основной работе «Вехи на пути» Кутб призывает к созданию монолитного государства, возглавляемого исламской партией: во имя этой цели оправдано применение любых, даже самых жестоких средств. Общество, которое строит в своем воображении Кутб, должно быть бесклассовым: «эгоистичные индивидуумы» либерального общества будут ликвидированы вместе с «эксплуатацией человека человеком». Такой «ленинизм в исламском обличье» взят сегодня на вооружение большинством исламистов». 

 
Сейид Кутб 
 
Сейид Кутб перед казнью. Фото август 1966 г.

Пронацистские симпатии современных исламистов базируются на общих ценностях (отнюдь не тех, которые называют «общечеловеческими»). И те, и другие ненавидят в первую очередь европейскую, т.е. иудео-христианскую цивилизацию, её нравственные принципы и образ жизни. И те, и другие не признают никаких международных законов и правовых норм, а точнее – признают собственное право на произвол. Расстрелы пленных нацистами, бомбёжки толп беженцев на дорогах и газовые камеры – это, по сути, то же самое, что публичное отрезание голов джихадистами.

Исламисты, как и нацисты, отрицают свободу воли и – шире – право человека на индивидуальность. Они слепо поклоняются фюреру, халифу, шейху или аятолле. И все, кто не следуют этому пути, подлежат уничтожению. 

Исламисты, как и нацисты, презирают мир и считают войну самым эффективным инструментом своей политики.

При перечислении элементов сходства нацизма с исламским экстремизмом бросается в глаза тот факт, что все эти черты свойственны ещё одному политическому учению, победно маршировавшему по планете в ХХ веке – коммунизму. Хотя есть и фундаментальное отличие: коммунизм никогда не декларировал людоедские идеи, говоря о человеколюбии и стремлении к миру; сходство с нацизмом и радикальным исламизмом было не в теории, а в практике. 

Коммунизм тоже сыграл свою роль в становлении радикального исламизма: нацистский ренессанс на Ближнем и Среднем Востоке стал возможен не только в результате действий германских нацистов, но и благодаря колоссальной помощи со стороны СССР. При этом о каком-либо политическом влиянии СССР на Ближнем и Среднем Востоке говорить не приходится. В баасистском Ираке и «исламо-социалистическом» Алжире марксистов расстреливали, в насеровском Египте душили в тюремных камерах, в асадовской Сирии – заживо растворяли в кислоте, но это не мешало Москве продолжать помогать этим режимам, с помпой принимать их лидеров в Москве и заслушивать их речи на съездах КПСС. В то же время материальные и финансовые затраты Москвы на содержание ближневосточных наследников Гитлера были огромны. СССР в глазах насеров-асадов-арафатов всё равно был в первую очередь составной частью ненавистной им христианской Европы. Правда, управляемой дегенератами, готовыми поставлять им танки, самолёты и мешки с валютой в обмен на ни к чему не обязывающие заклинания о революции, социализме и борьбе с империализмом.

В 1950-60-е годы тысячи советских специалистов, работавших в Египте, в большинстве были ветеранами Великой Отечественной войны, и их потрясало откровенное засилье немецких нацистов в этой стране. Они с ужасом и омерзением рассказывали об этом своим знакомым в Союзе. Поэтому в СССР отношение к Египту и его лидеру в общем было самым неблагоприятным. 

«Лежит на пляже кверху пузом
То ли фашист, то ли эсер:
Герой Советского Союза
Гамаль Абдель на всех Насер» 

– пел советский народ в ответ на оскорбительное для всех, помнивших войну, награждение Насера высшим орденом СССР. И Высоцкий тогда откликнулся: «Отберите орден у Насера, не подходит к ордену Насер!».

 
награждение А. Насера 
 
Награждение А. Насера золотой звездой Героя Советского Союза и Орденом Ленина. Фото 13 мая 1964 г.

 
Вообще выбор союзников Советским Союзом был как минимум трудно объясним, а зачастую невообразимо нелеп. Так, сыграв огромную роль в создании государства Израиль, Москва через несколько лет стала его ярым врагом. При этом Израиль создавался левыми социалистами, авторитет СССР и лично И. Сталина в первые годы там был очень высок. 

Почему же СССР внезапно сделал ставку на нацистские режимы Ближнего Востока – египетский Насера, сирийский Асада-старшего и иракские - Касема, Арефа и Аль-Бакра? 

Наверное, здесь сработал целый комплекс причин: зоологическая юдофобия части советского руководства (в первую очередь таких, как Хрущёв), недовольство тем, что Бен Гурион и Голда Меир не желали становиться слугами Москвы наподобие Вильгельма Пика или Георгия Димитрова, плюс возмущение И. Сталина тем, как откровенно радуются советские евреи успехам Израиля. Ненависть к Израилю в СССР в 1960-х очень похожа на ненависть в 1948-53 гг. к Югославии, которая была объявлена «фашистской» только потому, что её лидеры имели «наглость» перечить «вождю народов».

Или же где-то в глубинах того, что у людей называется душой, а у коммунистов наверняка должно называться как-то по-другому, высокопоставленные номенклатурщики симпатизировали нацизму? 

И всё же надо отметить: в современном исламском экстремизме, в джихадизме, в исламо-фашизме наиболее отчётливо прослеживаются именно нацистские, а не марксистские корни. В рядах арабского экстремистского движения есть марксистские группировки, включая террористические (компартии ряда арабских стран, Народный фронт освобождения Палестины, Демократический фронт освобождения Палестины, Фронт освобождения Дофара и др.), но они давно уже малочисленны и слабы. Их время ушло, так как молодёжь из-под красных знамён коммунизма давно ушла под чёрное знамя джихада.

Идеологи исламского экстремизма – от Кутба до бен Ладена и самозваного «халифа» ИГ (организации, запрещенной в России) аль-Багдади – отбросили ненужные им философские, сакральные и мистические элементы нацизма, сделав исламизм более привычным и понятным для простых, малообразованных мусульман. Но они в полной мере сохранили его базовые элементы – ненависть к свободе, демократии, ко всем «чужим», не разделяющим их людоедских идей, готовность убивать ради удовлетворения своих садистских наклонностей. 

И те, кто сегодня воюет против арабских наследников Гитлера, делает то же дело, которое делали наши, американские, английские солдаты и бойцы Движения сопротивления разных национальностей во Вторую Мировую войну.


Автор: Трифонов Е. trifonov2005@mail.ru
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы