Всеобщая история архитектуры. Том I 4. Особенности ахеменидской архитектуры

Развитие и особенности. Ахеменидская архитектура использовала много приемов, форм и орнаментальных мотивов, заимствованных из стран, над которыми Иран господствовал. Можно указать на пришедшие из Ассирии полосы плит с рельефами, восходящие еще к хеттским ортостатам, и хеттский же тип жилых построек, на установку в воротах крылатых быков, охранителей входов, пришедшую оттуда же, на орнаментальные керамические облицовки, заимствованные из Вавилона, и многое другое. И даже формы наиболее характерного элемента этой архитектуры, ее ордера в Персеполе, уже резко отрывающиеся от складывавшихся вначале, заставляют предполагать перенесение их с другой почвы (Малая Азия, Урарту). Однако архитектура эпохи Ахеменидов перерабатывала эти заимствования по-своему. Вместе с тем она не утрачивала преемственной связи с приемами и формами предшествующей иранской архитектуры. За ней нельзя не признать неповторимого своеобразия и высоких достижений, благодаря которым она оказала сильное влияние на многие ветви восточной архитектуры последующих эпох: индийскую, парфянскую и сассанидскую.
Архитектура эпохи Ахеменидов прошла развитие, которое может быть разделено на значительно различающиеся между собой периоды. Когда по приказу Кира возводились постройки Пасаргад, Кир был только объединителем персидских племен и победителем Мидии. Архитектура Пасаргад еще целиком сохраняла иранские традиции и имела местное значение. Когда же через 40 лет Дарий начал строительство новой столицы — Персеполя, он был уже повелителем большей части тогдашнего культурного мира. Характер сооружений Персеполя уже отражает те глубокие изменения, которые произошли в судьбе Ирана, его колоссально расширившиеся возможности, его богатство и связи с высокими культурами Вавилонии, Египта и ионической Малой Азии.
Для пасаргадских построек характерны: свободное расположение внутри парковой ограды; более скромный объем по сравнению с позднейшими сооружениями персов; вытянутый прямоугольный план и портики, зажатые между квадратными выступами; базиликальный разрез; более простые формы ордера, гладкий ствол колонн, сохраняющий еще близость с деревянными; архаический характер скульптурных украшений и, наконец, двукрасочность деталей из камня (черного и белого).
В Персеполе на первом плане стояли уже задачи грандиозности и блеска сооружений. Для расстановки дворцовых зданий, официальных и жилых, создается огромная терраса с крепостной стеной; на этой террасе здания располагаются тесной группой, представляющей единую композицию, с регулярной планировкой. Ha основе колонных зал пасаргадских дворцов, окруженных с трех сторон портиками, создается новый, неизвестный до этого времени Древнему Востоку тип монументальных светских сооружений — ападан. Для придания им монументальности, но обычаю, перенятому в Вавилоне, их поднимают в пределах террасы еще на особую платформу. Лестницы, торжественно развертывающиеся двумя крыльями, с боковыми стенками, сплошь покрытыми рядами рельефных фигур, и с зубцами поверху, становятся особенно выразительным элементом архитектуры как официальных, так и жилых зданий. Строительная техника в этот период делает скачок вперед и, впервые в Древнем мире обеспечивает создание огромных внутренних пространств с легчайшими опорами и перекрытиями. Ордер, столь характерный элемент ахеменидской архитектуры, усложняется и получает здесь свою законченную форму.
Рельефные изображения, украшающие подпорные стены и дверные проемы (прием, заставляющий вспомнить хеттские и ассирийские ортостаты с рельефами), достигают, по сравнению с пасаргадскими, большой художественной зрелости и получают массовое применение. Наряду с условностью в позах, в складках платья, в изображении волос и бороды — условностью, обычной для ахеменидских рельефов (как и для архаической греческой скульптуры) — движения людей и животных на рельефах Персеполя живы и выразительны. Например, полна силы и напряжения шея лошади, сдерживаемой натянутыми поводьями. Люди идут одинаковым, скованным шагом, ню свободным, движением поднимают приносимые дары.
Третий период — сузанский — нельзя назвать периодом творческого подъема, как время Пасаргад и Персеполя, а скорее периодом заимствований и использования накопленного опыта. Построение сузанского дворца отражает вавилонский принцип планировки — в виде анфилады дворов, являющихся организационными центрами группирующийся вокруг них помещений. Видны заимствования и в строительной технике, которая продолжает совершенствоваться. Большие залы перекрываются теперь сводами (в Персеполе персы могли перекрывать сводом лишь узкие подсобные помещения). Полы бетонируются. Площадь и кубатура ападаны еще выросли по сравнению с большой ападаной Персеполя.
Цветовые эффекты стали в Сузах одним из основных средств архитектуры. Красочную гамму персепольских дворцов, в особенности ападан, приходится представлять себе в значительной мере из темных цветов: коричнево-черный битуминозный известняк рельефов лестниц, темно-серый диорит и черный базальт дверных косяков и наличников, темно-серый, почти черный, мрамор колонн, обшивка потолков из кедра и такие же панели. Яркость вносили лишь обильные украшения из золота — обивка листами его, накладки и инкрустации, позолота на рогах и ушах быков в капителях и, возможно, цветная окраска оштукатуренной части стен и угловых башен.
В Сузах средства для создания красочного ансамбля становятся богаче и совершеннее. Помимо раскрашенного штука, которым» покрываются полы и стены, здесь находят уже широкое применение заимствованные из Вавилона керамические облицовки, достигающие высокого совершенства и большого разнообразия техники. Применялись поливные кирпичи и плитки, гладкие и с рельефом, из которых составлялись красочные фризы и панели. Часть их формовалась так, чтобы можно было складывать большие изображения, и эта техника толкала на повторение одинаковых элементов в композициях. Делались плитки с рельефными ребрами, чтобы не сливались глазури разных цветов. Применялась раскраска синей и красной краской необожженных плиток. Большого совершенства достигли и рельефы из терракоты (табл. 121, фиг. 3). Поливные плитки и глазурованный кирпич шли не только для фризов и панелей с изображением воинов, львов, грифонов, растительных мотивов, но употреблялись также для устройства полов и дорожек во дворах. Наиболее распространенные цвета глазури — бирюзово-голубой, темносиний, белый, зеленый, светло-желтый, коричневый. При вымостке дворов кирпичами их оттенки, зависевшие от разницы обжига, подбирались так, чтобы поверхность давала переливы наподобие муара. Гаммa глазурей приобретала постепенно более холодный оттенок, превалирующими делались голубые, синие и зеленоватые цвета.
Вместе с тем, художественная выразительность и сила в рельефных изображениях, которая характеризовала вавилонские образцы, начинает уступать место техническому мастерству.
 
 
Таблица 121
 
 
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы