Всеобщая история архитектуры. Том I 4. Особенности стиля архитектуры Двуречья

Ранняя архитектура Двуречья, совпадающая по времени с эпохой первых династий и Древнего царства в Египте, имела совершенно особый характер.
 
Жилище. Употребление глины и кирпича-сырца привело в Двуречье к архитектуре, основанной на применении монолитных, массивных стен, доходящих до 3-4 м толщины. Простое архитектурное оформление стен жилища совпадало с конструктивной сущностью аморфной массы кладки. Не изменило общего характера жилища и появление в постройках Южного Двуречья двора. В отличие от египетской архитектуры того же времени, в Двуречье дворы не имели окружающей их колоннады и были ограничены гладкими массивными стенами. Редкое применение стоечных элементов резко отличает строительство раннего Двуречья с его глухими массивными объемами от пространственных композиций более поздних эпох.
 
Дворцы. Те же качества характеризуют и монументальные сооружения Двуречья, среди которых главное место занимают дворцы. Тяжелые глиняные кровли и ограниченный размер строительного леса не позволяли перекрывать большие пролеты. Поэтому все помещения имели относительно небольшие размеры или при ограниченной ширине получали удлиненные пропорции, иногда приближаясь по форме к коридору. Максимальный размер помещений дворца в Телло достигал 3,65 м x 12 м. Рост величины дворцов поэтому связан с увеличением количества помещений.
 
Повсюду бросается в глаза функциональная четкость плана, разделенного на приемную группу, храмовую группу и жилые покои, связанные с обслуживающими помещениями и кладовыми. Каждая группа состоит из ряда открытых дворов с окружающими их комнатами.
 
Соединение дворца с храмом наблюдается в Двуречье (Ашнунак, Мари) очень часто. Это резко отличает Двуречье от раннего Египта, где основные заупокойные храмы были изолированны от жилья и размещались особыми группами вне города,
 
Внешнее оформление дворцов носило крепостной характер. Здания их окружались массивными высокими стенами без окон с башнями, большей частью расчлененными, как в Ашнудаке (табл. 82), а иногда почти совсем гладкими, как в Хафаджи (табл. 80). Помещения, следующие за входом, были обычно невелики и представляли запутанную систему коридоров, расположенных под углом друг к другу. Связь между отдельными группами дворца также состояла из узких, легко преграждаемых проходов.
 
Планировка дворцов была несимметричной. Двери смежных помещений (тогдашние межкомнатные двери - www.dverideshevo.com)  сбивались с одной оси. Во дворце Мари даже вход в приемный двор смещен с оси приемной тронной ниши. В Ашнунаке в приемном дворце Нарамсина (табл. 82, фиг. 2), несмотря на последовательное расположение помещений, двери их все же были смещеры с одной оси. Везде чувствуется тенденция замкнуть перспективу в пределах одной комнаты; вследствие этого каждое помещение получает самостоятельность, а планировка всего здания становится трудно читаемой.
 
Храмы. В противовес этому в храмах наблюдается обратная тенденция. Даже при боковом входе в храм, как в Хафаджи (табл. 80, фиг. 3), лестница перед храмом находится на оси входной двери. Еще более четко этот принцип проведен в обоих храмах дворца, в Мари (табл. 86), где основные двери расположены по осям дворов и целлы. Наконец, во дворце Нарамсина в Ашнунаке (табл. 82, фиг. 3) храмы построены целиком по анфиладному принципу, и статуя в целле храма видна издалека, еще от наружной входной двери.
 
 
Таблица 74
 
 
Характерной чертой планировки больших храмов является также почти везде повторяемое равенство ширины всех помещений анфилады (Ашнунак, Ур), причем большой двор вытянут по продольной оси, а все остальные помещения, включая целлу, направлены поперечно. Такое расположение зал и целлы становится потом обычным для всего Востока (в отличие от Египта, где целла всегда имела продольное направление).
 
Небольшие изолированные храмы имели вход с длинной стороны единственного зала-целлы (Хафаджи), в котором посетитель должен был повернуться вправо к статуе божества. Иногда такие храмы имели небольшую добавочную комнату сбоку (Ашнунак, архаический храм Абу). Большие же храмы обычно имели еще два ряда узких помещений, идущих по сторонам их основной анфилады (Ашнунак, Ур, Мари).
 
Зиккураты. В Двуречье отсутствовали монументальные погребения — типа пирамид.
 
Зиккураты, напоминающие египетские пирамиды, имели совсем другое назначение и другую структуру. Являясь базой для жилища бога, они подчеркивали главенство божества, поднятого на высокий искусственный холм. Такое выделение играло в Двуречье особую роль в связи с ежегодными наводнениями при разливах рек; наиболее безопасное и высокое место отводилось для дома бога.
 
Древние зиккураты сооружались из глины и потому не могли быть очень высокими (отношение высоты к . сторонам основания в зиккурате Ура было около 1:2:3). Ввиду того, что необходимо было обеспечить доступ молящихся к храму, находившемуся на вершине, в зиккуратах значительную роль играли парадные лестницы, определявшие внешний облик этого искусственного холма.
 
 
Таблица 75 
 
 
Зиккураты Двуречья совсем не имели внутренних помещений; их назначение заключалось в возвеличивании идеи божества и в парадном, видимом для всех, оформлении подъемов на вершину этого холма. Ритуальная процессия, поднимавшаяся по лестницам и площадкам ступенчатых зиккуратов, была видна огромному количеству зрителей. Сложный ступенчатый габарит и яркая раскраска ярусов создавали впечатление парадности и монументальности.
 
Длинные ряды ступеней и расчленение всех поверхностей массивного объема вертикальными лопатками вносили соизмеримый человеку масштаб, который отсутствовал в египетских пирамидах.
 
Монументальность и декоративные приемы. Архитектура Двуречья в крупных постройках достигала большой монументальности и величия. Огромные объемы зиккуратов и дворцов; парадное симметричное расположение лестниц зиккуратов; толщина стен; их нескончаемая длина, однообразно расчлененная вертикальными выступами; общая спокойная горизонтальность силуэта объемов с их простым габаритом) — все это создавало впечатление силы и мощи. Все эти качества достигались приемами, отличными от приемов архитектуры Египта.
 
 
Таблица 76 
 
Рано объединившийся в большое государство, Египет обладал большими техническими и материальными возможностями. Огромные сооружения Древнего царства делались из твердого камня. Полированные поверхности его, благодаря красоте самого материала, позволяли достигнуть четкой геометричности формы. Украшения отсутствовали и поверхность стены выявляла качества материала.
 
Двуречье, состоявшее из ряда борющихся между собой относительно небольших городов-государств, не обладало такими материальными возможностями. Размеры сооружений, Двуречья значительно меньше сооружений Египта. Бедность камнем привела к архитектуре, построенной на глине и кирпиче-сырце. Не представлявший ценности материал заставил декоративно расчленить поверхности сооружений. Все стены зданий покрылись лопатками и нишами. Там, где нужно было повысить технические и художественные качества поверхности, строители стали употреблять штукатурку, мозаику и покраску.
 
С самого раннего периода декоративная поверхность стены получила свое решение независимо от ее конструктивной толщи. Приемы глиняной кладки оставались в дальнейшем почти неизменными, и все развитие форм архитектуры свелось к развитию декорирующей поверхности.
 
 
Таблица 77 
 
 
Различие архитектуры фасадов и интерьеров. В раннем Двуречье трактовка наружных стен была отлична от решения интерьеров.
 
Внешние формы дворцов решались пластическими средствами, а гладкие стены их интерьеров украшались живописно-декоративными приемами. В обработке наружных стен храмов иногда совмещались оба способа. В этом смысле показательны приемный зал Нарамсина и архаический храм Абу в Ашнунаке (табл 82, фиг. 2 и 1). Наружная поверхность их стен сплошь расчленена лопатками и нишами, в то время как внутренняя поверхность стен была совершенно гладкой. Это общее правило имеет только весьма (редкие исключения.
 
Пластические способы обработки фасадов. Наиболее ранним приемом обработки фасадов был ряд соприкасающихся полукруглых столбиков, напоминающих стоечную конструкцию из пальмовых стволов или круглые плетеные из тростника хижины. Этот мотив, развитый в «Красном храме» Урука (табл. 74), применялся относительно редко, но впоследствии встречался и в ассирийской архитектуре.
 
 
Таблица 78
 
 
Основной формой членения стены служили выступы-лопатки и узкие вертикальные впадины. Лопатки, отчасти игравшие конструктивную роль контрфорсов, чаще делались очень плоскими. Так, узкая сторона эиккурата в Уре, при ее длине около 43 м, членилась на 6 широких лопаток с толщиной их около 0,8 м (табл. 78, фиг. 1а и фиг. 2). Еще более плоские лопатки (толщиной в 15 см) членили основание храма в Тель-эль-Обейде (табл. 75, фиг. 2). Иногда эти лопатки были очень широкими, как на боковом фасаде храма Нарамсина (табл. 82, фиг. 4).
 
Узкие вертикальные впадины, большей частью ступенчатого профиля, обычно играли более подчиненную роль. К ним чаще всего прибегали для добавочного членения основных выступов.
 
Входы в здания обычно являлись композиционными центрами фасада и выделялись более значительными выступами стены, создавая подобие обрамляющих вход башен, осложненных добавочными вертикалями узких впадин (табл. 82, фиг. 4). Этот прием использовался в дальнейшем во всей архитектуре Малой Азии.
 
Кроме обычной комбинации лопаток, валиков и впадин на фасадах, значительную роль играли очень высокие входные проемы дверей, завершавшиеся полукруглыми арками. Являясь в какой-то мере световым проемом, они при незначительной ширине достигали высоты свыше 5 м табл. 82 и 87). Судя по имеющимся данным, стены (кроме выделения цоколя) не имели никаких горизонтальных членений, соответствуя одноэтажному типу сооружений.
 
Так как при глиняной стене трудно получить выступающий венчающий карниз, вероятно и наблюдается отсутствие в Двуречье горизонтального подчеркивания верхней части стены. Поэтому внешний вид зданий можно представлять в виде вытянутых низких прямоугольников, расчлененных вертикалями лопаток, впадин и низких башен. Невысокое качество строительного материала заставляло прибегать к упрощенным, укрупненным формам без всяких профилей. Для защиты нижней поверхности стены ее иногда обкладывали специально оформленным необожженным кирпичом. Из такого кирпича в поздний период, при касситской династии, в храме Караиндаша был выполнен фриз со скульптурными изображениями божеств, вставленными в ниши. Этот редкий для раннего Двуречья прием в дальнейшем начинает развиваться и в ассирийской архитектуре, получает преобладающее значение.
 
Форма колонны Двуречья по существу еще недостаточно ясна.
 
 
Таблица 80
 
 
Свободно стоящие опоры играли в Двуречье совсем незначительную роль или совершенно отсутствовали. В Ашнунаке была найдена крытая галлерея на сырцовых массивных столбах, окружавшая торговую площадь.
 
Некоторые дома Ура (табл. 77, фиг. 4) и Ашнунака имели крытые деревянные галереи, от которых сохранились только кирпичные основания. Над царским троном или статуей божества в Мари телись легкие деревянные навесы, ню форма их опор не установлена. Также не сохранились базы и капители колонн в храме в Тель-эль-Обейде, где найдена мюзаичная облицовка стволов колонн в одном случае и медная обшивка—в другом. Известны только нижние части кирпичных столбов в Телло и Кише в виде четырех тесно сдвинутых цилиндров из лекального кирпича, поставленных на высокую кирпичную же базу (табл. 76. фиг. 5).
 
Живописно-декоративные приемы обработки. Гладкие поверхности интерьеров решались, как сказано выше, живописно-декоративными приемами. Стены, покрытые обычно глиняной или известковой штукатуркой, белились известкой. Нередко нижняя их часть покрывалась орнаментом и росписью. Царские комнаты дворца в Мари были украшены на высоту 1,8 м росписью, состоявшей из черного, белого, синего и красного цветов. Геометрические узоры и полосы здесь чередовались с изображениями сцен с людьми. Обрамления дверей внутри храма были обведены красными полосами, а каменная облицовка постамента священной статуи была по краям очерчена орнаментом в виде бело-желтой спирали по светлокрасному фону.
 
 
Таблица 82
 
 
Основным сочетанием цветов для Двуречья можно считать комбинацию черного, белого и красного; так, нижний уступ зиккурата в Уре был обмазан черным битумом, средний ярус облицован красным обожженным кирпичом, а верхний ярус — выбелен. Это же сочетание цветов преобладало в храме в Тель-эль-Обейде.
 
Характерно, что цветовые полосы и другие декоративные членения всегда проводились по горизонтали и располагались в нижней части стен, близко к уровню глаз. Пластическая трактовка вертикалей основной кладки стен на фасадах храмов иногда дополнялась горизонтальными членениями в виде покраски или декоративных фризов. Так, подпорные стены нижней платформы в Тель-эль-Обейде были обмазаны до половины своей высоты черным битумом, а выше выбелены. Самый храм в Тель-эль-Обейде (табл. 75, фиг. 2) был расчленен по горизонталям внизу — объемно-скульптурными, а выше — декоративными плоско-рельефными лентами изображений священных животных.
 
Такое сочетание вертикальных пластических и горизонтальных живописно- декоративных средств применялась только в xpaмах.
 
С декоративной целью использовались также сочетания различных материалов, применявшихся чаще в виде облицовок. Каменные основания имелись в «Красном храме» Урука и в храме в Тель-эль-Обейде. Постамент священной статуи храма в Мари был облицован камнем, а в верхней части покрыт деревянной обшивкой, покрашенной под мрамор. Деревянная обшивка, прикрепленная медными шипами, обнаружена, кроме того, на парапетах лестницы храма в Тель-эль-Обейде.
 
Значительную роль играла декоративная мозаика. Ковер из мозаичных шляпок обожженных глиняных «гвоздей» сплошь покрывал цилиндрические объемы стен «Красного храма» в Уруке, создавая разнообразные узоры. Инкрустированные красно-бело-черными камешками в форме лепестков цветов, головки «гвоздей» в храме в Тель-эль-Обейде создают на цоколе впечатление цветущего луга. Такая же красно-черно-белая мозаика из камешков по слою битума скрыла деревянную опору навеса» в этом храме.
 
 
Таблица 86
 
 
Цветная мозаика иногда становилась изобразительной. В том же храме в Тель-эль-Обейде ряды фризов из черного шифера и белого перламутра изображали священных птиц, животных и людей. Условные распластанные на плоскости изображения подчеркивали поверхность стены.
 
Употребление с декоративной целью металлов очень часто увязывалось со скульптурой. Деревянные изображения бычков на цоколе храма в Тель-эль-Обейде были обиты коваными медными листами. Медный горельеф украшал входную дверь в храм, а деревянные колонны храма были обиты медными листами.
 
Некоторое развитие в храмах Двуречья получила круглая скульптура. Прием оформления входов скульптурой, примененный в Тель-эль-Обейде, был впоследствии развит в Ассирии.
 
Орнаментальные декоративные мотивы сводились к простым формам. Это были сочетания треугольников, зигзагообразных ломаных линий, ромбов и спиралей.
 
Таблица 87
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы