Новое время Первый русский царь

Борисенко В.

«Сама история говорит за нас. Пали сильные цари и государства, а наша Русь Православная ширится и процветает. Из разрозненных мелких княжеств составилось крупнейшее в Мире Царство, глава которого вершает судьбы не своего только народа, но к слову Которого прислушиваются и правители других царств»  (Пятницкий П. П. Сказание о венчании русских царей и императоров. М., 1896. С. 3)

 

 

Первый русский царь, сын великого князя Василия III и великой княгини Елены Глинской, Иван IV, родился в 1530 году.  После смерти отца, Василия III в 1533 году, и непродолжительного правления матери, при которой шла борьба с удельными князьями, будущий царь стал свидетелем ожесточенной политической борьбы за власть преимущественно между наиболее знатными и могущественными боярскими группами, князьями Шуйскими и Бельскими в период с 1538-1547 гг. И только к 1547 году Иван IV становится самодержавным правителем огромной страны доставшейся ему от предков. Но молодому правителю предстояло не просто взойти на трон, ему была отведена роль стать первым, венчанным на царство царем. Теперь «древний обряд посвящения на царстве в России, выражавшийся «посаженiемъ на столъ» окончательно прекращается, уступив место новой форме царского венчания «по древнему цареградскому чиноположению, с прибавлением миропомазания» (Пятницкий П. П. Сказание о венчании русских царей и императоров. М., 1896. С.5). Но с чем были связаны такие изменения? Ответ на этот вопрос следует искать задолго до того, как появился на свет будущий царь.

Стоит вспомнить еще то время, когда русские земли и княжества находились в состоянии политической раздробленности. Когда окончательное объединение земель в единую, крепкую державу требовало целого ряда войн, дипломатических расчетов и многих других факторов, в конечном итоге приведших к тому, что появилось русское государство, в котором Москва была и остается важным политическим центром. Однако мало было только объединить земли вокруг единого, сильного центра, надо было еще подкрепить и привести обоснованные доводы в пользу стремительного сосредоточения в руках великого князя московского. Именно для того чтобы все осознали возросшее значение Московского государства и его роль, необходимо было найти и обосновать те идеи, которые впоследствии составили бы идеологию. Таким образом, началом формирования идеологии единого московского государства можно считать кон. XV нач. XVI века, период правления великого князя Ивана III и его сына – Василия III. В это время как раз складывается «на пространствах Восточной Европы мощное Русское государство» (Фроянов И. Я. Драма русской истории. М., 2007. С. 928) Какое же место могло оно занять в мире? И какова его дальнейшая роль в истории людей? На все эти вопросы следовало ответить. В таких условиях и появляется теория единодержавия московских великих князей, «Москва-Третий Рим» связанная с именем Филофея, старца Псковского Елеазаровского монастыря.

В этой теории немалая роль была отведена православной вере. Надо отметить, что «представления о Руси в христианском мире начали формироваться уже вскоре после принятия ею христианства»(Культурное наследие Древней Руси. М., 1976. С.111-112) Раньше русские люди верили в языческих богов, но после крещения Руси они приравнивались ко всем остальным христианским странам. Но как показала история, не все христианские страны могли удержать веру, в том первоначальном виде, в котором она была. В 1054 году происходит «отделение Римской церкви от Вселенского православия»(Цыпин В. Курс церковного права. Клин. С.159) В 1439 году константинопольский патриарх заключает Флорентийскую унию с римской церковью. В 1453 году Константинополь пал под натиском турок. Эти события, повлияли на дальнейшее развитие не только европейских стран, но и России. Именно с падением Константинополя, некогда сильным и мощным христианским государством, начинается переосмысление роли русских правителей в событиях и дальнейшем развитии мировой истории. «С самой минуты взятия Константинополя турками московские великие князья начали считать себя приемниками императоров или царей византийских»(Голубинский Е. Е. История Русской церкви. Т. 2. М., 1900. С.756) Русское государство постепенно стремиться занять к этому времени то место, которое раньше принадлежало Византии.

С середины XV в. Слова «об особом назначении «избранной Богом» Русской земли, не только не являются новыми, но напротив приобретают новый еще более глубокий смысл: «новое положение Руси явилось результатом отступления греческих правителей от православия и одновременно – следствием укрепления «истинной веры» в Русской земле» (Культурное наследие Древней Руси. М., 1976. С.112-114) Вот в таких условиях мысль об избранности Московского государства и получает свое значение в идее «Москва – Третий Рим». «Старого убо Рима церкви падеся неверием..ереси, второго Рима, Константинова града..агаряне секирами..разсекоша..ныне третиаго, нового Рима, ..яко вся царства православныя христианьския веры снидошася в твое едино царство» (Библиотека литературы Древней Руси. Т.9. СПб, 2000. С.301-302) – писал Филофей еще великому князю Василию III. Основные идеи этой теории сводились к следующему: 1. все, что происходит в жизни людей и народов, определяется Божьим промыслом. 2. пали два Рима, собственно ветхий Рим и Константинополь, Москва – последний третий Рим. 3. русский царь является единственным наследником власти правителей в двух предыдущих павших государствах. Таким образом, Москва как бы становится не только всемирным политическим центром, но и церковным, а московские цари теперь являются приемниками византийских императоров.

Мы видим, что XVI столетие становится переломным в сознании людей. «Образуется Русское Православное Царство, страна, в которой жизнь каждого, начиная от царя и заканчивая последним холопом, подчинена одной цели – быть достойным великой миссии, выпавшей на долю России, — завершить ход мировой истории» (Шапошник В. В. Церковно-государственные отношения в России в 30-80-е годы XVI века. СПб., 2006) Русское государство как будущая держава, становится в ряд с европейскими странами. Таким образом, Россия того времени была призвана сыграть особую историческую роль, к тому же она должна была стать единственной хранительницей истинного христианства.

Именно с этими воззрениями на произошедшие изменения в православном мире и столкнулся Иван IV. 16 января 1547 года в Успенском соборе Московского Кремля состоялось торжественное венчание на царство великого князя Ивана IV, «знаки царского сана – крест Животворящего Древа, бармы и шапка Мономаха – возложены были на Иоанна митрополитом. После приобщения Св. Тайн Иоанн был помазан миром»(Пятницкий П. П. Сказание о венчании русских царей и императоров. М., 1896. С.8-9) О том, что это событие не осталось просто красивым обрядом, но было глубоко воспринято царем, может служить тот факт, что через десять лет, после венчания, Иван IV чтобы подкрепить свое положение, стал «заботиться о том, чтобы испросить у восточной Церкви благословение на свое венчание», дело в том, что коронование совершенное в 1547 году, состоялось без благословения вселенского патриарха и, следовательно, в глазах иностранных государей считалось незаконным. В 1561 году в Москву была прислана от патриарха Иосафа соборная грамота, подписанная митрополитами и епископами греческими» (Пятницкий П. П. Сказание о венчании русских царей и императоров. М., 1896. С.9) В этой грамоте указывалось на родство московского царя с греческой царевной Анной и роль Владимира. В грамоте говорилось, что так как «московский царь, несомненно, происходит от рода и крови истинно царской, а именно от греческой царицы Анны, сестры Василия Багрянородного, и притом великий князь Владимир венчан был диадемой и другими знаками и одеждами царского сана, присланными из Греции, то патриарх и собор благодатию Св. Духа предоставили Иоанну быть и именоваться законовенчанным» (Пятницкий П. П. Сказание о венчании русских царей и императоров. М., 1896. С.9-10)

Таким образом, можно сделать вывод о том, что по восшествии на царский престол Иван IV реально осознавал свое положение. Как известно, «цари издревле называются «помазанниками Божьими». Самое это название свидетельствует о том, что цари не есть ставленники народные» (Пятницкий П. П. Сказание о венчании русских царей и императоров. М., 1896. С.3) В данное время это наиболее точно подчеркивает положение молодого царя. Ведь он получил не просто царский титул, который употреблял во внешних документах, при связях с западными государствами, он получил право стать первым правителем, осознавшим всю важность своего пребывания на царском престоле, и без духовного процветания страны, Москва как центр, Русского государства, не смогла бы в полном смысле стать преемницей Византии.



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы