Всеобщая история архитектуры. Том I Поздний период расцвета (1570—1400 гг. до н. э.)

Архитектуру этого периода можно наиболее полно изучить на остатках главного города Крита — Кносса.
Кносс. Раокопки Кносса (1900—32 гг. н.э.) произведены и опубликованы Эвансом. Большая часть всего, что мы знаем о культуре Крита, получена в результате этих раскопок. До сих пор полностью раскопаны только дворец, прилегающий непосредственно к нему район и несколько отдельных сооружений.
Кносс раннего периода расцвета (до землетрясения) известен нам очень слабо. По-видимому, город тогда был окружен стеной и застроен домами, судить о которых мы можем по «домам ремесленников», фаянсовым табличкам и «юго-восточному дому».
После землетрясения 1570 г. до н. э. Кносс стал поспешно перестраиваться и восстанавливаться. Богатые дома центра города при этом увеличивались по площади эа счет вытеснения бедных домов, а также за счет территории, ранее занятой дворцом, что может говорить об экономическом и политическом усилении торговой или чиновничьей городской верхушки. Богатые дома, отделенные один от другого узкими переулками, заняли весь центральный район. Жилища бедняков оказались вытесненными на окраины города, застройка которых, вероятно, состояла из блочных домов (как в Гурнии или Палекастро), причем площадь этих кварталов втрое превышала площадь богатого района. Теперь город уже не имел крепостных стен и сильно расширился; население составляло по подсчетам Эванса около 100 тыc. чел. Границы Кносса были отмечены кладбищами.
Погребальный храм. Наиболее замечательная из монументальных гробниц найдена в 1931 г. к югу от кносского дворца (табл. 129, фиг. 1 и 2). Она была построена в середине XVI в. до н. э. и представляла собой врытый в холм трехчастный погребальный храм, перед которым находился слегка заглубленный в землю дворик с павильоном. На холме над гробницей находилось небольшое святилище. Первая часть погребального храма представляла собой относительно узкое проходное помещение: за ним шла крипта с двумя столбами и стенами из блоков известняка. Наконец, третьей частью была более низкая погребальная камера, где перекрытие из кипарисовых балок поддерживал монолитный гипсовый столб высотой в 1,8 м; стены ее были облицованы цельными плитами между монолитными лопатками из того же материала.
Появление ложного свода. В XVI в. до н. э. на Крите появились первые известные нам попытки перекрытий в виде ложного свода или купола из тесаного камня. Недавно открытая возле Изопаты ульеобразная гробница является, вероятно, первым сооружением типа, получившего вскоре большое развитие на материке.
Гробница в Изопате. Большая из камерных гробниц на кладбище в Изопате отпюсится к XV в. до н. э. (табл. 129, фиг. 3—5). Она состояла из трех частей; открытого необлицованного дромоса, атрия и погребальной камеры. Дромос длиной в 24 м слегка спускался вниз; прямоугольный ацрий имел две глубокие боковые ниши, упиравшиеся в породу; их пролеты уменьшены нависанием рядов кладки и затем перекрыты каменными плитами. От перекрытия самого атрия сохранились такие же нависающие ряды кладки, на которых, по-видимому, также лежали гигантские каменные балки. Камера, размерами 7,85м х 6,06 м, была перекрыта ложным сводом высокого профиля; камни имели слегка утоняющуюся форму и были положены широким концом внутрь.
 
 
 Таблица 124
 
 
Гробницы позднего эгейского поселения Рас-Шамра в Сирии обнаруживают сходное устройство: они имели глубокие ниши и были перекрыты такими же сводами, но меньшего пролета.
   Дороги. Кносс был связан с центрами острова и с портами сетью дорог. Эти дороги в своем первоначальном виде, вероятно, восходили к концу III тысячелетия и окончательно сложились в (период XX—XVII вв. Дороги состояли из полос — средней замощенной и боковых, покрытых раствором, — при общей ширине около 3,70 м, что указывает на преимущественное движение вьючных животных, а не колесных повозок. В пересеченной местности дороги устраивались на сплошных каменных субструкциях, а нависающая часть породы укреплялась подпорной стенкой. По дорогам были расположены станции и сторожевые посты.
Караван-сарай. С большой дорогой была связана постройка, обычно называемая «караван-сараем» (табл. 130, фиг. 1 — 6). На 50 м вдоль дороги выходил ряд открытых помещений. В состав караван-сарая входил нарядный входной павильон с колонной по оси и с расписным фризом, бассейн для омовения ног, снабженный приточной и переливной трубой и связанный с устройством для водопоя; с запада находилось большое помещение с остатками труб и глиняных ванн, и весь ряд замыкался углубленной в землю, облицованной гипсовыми плитами камерой подземного источника.
 
 Таблица 125
 
 
Жилые дома. В центре Кносса были реконструированы или заново построены после землетрясения 1570 г. «южный дом», «дом алтарной преграды», «царская вилла», «малый дворец» и др. При общей характерной для Крита свободной планировке в этих домах большое значение получил мегаран, который развился в несколько секций, лежавших, на одной оси.
Царская вилла. Так называемая «царская вилла» (табл. 131, фиг. 1—4) лежала к северо-востоку от дворца на высоком берегу речки. Дом имел не менее трех этажей, и главный вход вел с верхней террасы прямо на второй этаж. Нижний вход а вел сбоку к световому дворику мегарона б и ко входному помещению. Наружная секция мегарона отделялась от этого дворика низким стереобатом, на котором стояли две колонны между антами боковых стен. Большая внутренняя секция (в) легко изолировалась закрыванием дверей. Полотнища открытых дверей скрывались в западинах устоев, и тогда мегарон обращался в единое помещение.
В глубине внутренней секции мегарона находилась приподнятая на три ступеньки часть с небольшой нишей для кресла., Она отделялась от остального пространства мегарона балюстрадой с двумя деревянными колоннами (табл. 131, фиг. 3). Стены мегарона были облицованы высокой панелью из гипсовых плит, а пол был замощен такими же плитами и залит слоем красного раствора. Приподнятая на три ступеньки часть, повидимому, отвечала по высоте двум этажам, объединяя мегароны нижнего и верхнего этажей, и освещалась верхним светом. Справа от мегарона находилась крипта г, столб которой состоял из двух монолитных блоков из гипса, а несущая конструкция перекрытия состояла из прогона сечением в 80 см х 60 см и балок диаметром в 44 см. Сообщение между этажами осуществлялось по большой трехмаршевой лестнице, освещавшейся на междуэтажной площадке широким окном (фиг. 4), и по одномаршевой лестнице за криптой. Решение мегарона «царской виллы» типично для богатого дома XVI в.
 
 
Таблица 129 
 
 
«Малый дворец». В так называемом малом дворце (табл. 131, фиг. 5) перед разделенным на две части мегараном а находился квадратный дворик б, окруженный с четырех сторон колоннадой и отделенный от мегарона вторым рядом столбов с двухстворными дверями. Здесь анфилада помещений была еще сильнее развита в глубину; однако с характерной для Крита свободой ось перистиля была сдвинута с оси мегарона, а вся анфилада занимала не центр, а боковую часть дома.
На Крите, в домах Кносса, Палекастро и других поселений, мегарон получил значительное развитие, но никогда не превращался здесь в четко выраженный внешний объем, как это наблюдается в архитектуре материка.
В домах Палекастро появился мотив центра мегарона, отмеченного четырьмя столбиками в кносских домах четко выражена его главная ось; объединение этих двух композиционных мотивов встречается только на материке, в мегаронах акрополей.
 
 
Таблица 130 
 
 
Кносский дворец. Кносский дворец, называемый в греческих мифах «лабиринтом», построен на почти ровном месте, которое было непрерывно заселено со времени неолита; в результате здесь образовалось небольшое возвышение из отложений всех бывших раньше поселений.
Протодворец. Протодворец (табл. 125, фиг. 8), построенный около 2100 г. состоял из нескольких самостоятельных прямоугольных зданий со слегка закругленными углами (табл. 125, фиг. 9). Одно такое здание занимало большую часть площади западного корпуса будущего дворца. Другое подобное здание, вероятно, лежало к югу от первого, по другую сторону сквозного проезда, который вел с запада на восток, от ворот к крепостной стене, ограждавшей двор. Эта стена состояла из блоков размерами до 1,80 м х 1,25 м и много раз перестраивалась. В состав протодворца входили также окруженный стеной двор на месте будущей театральной площадки и так наз. «старая крепость», нижняя часть которой послужила основанием для одного из позднейших кварталов. Протодворец с его крепостной стеной и «старой крепостью» был защищенным замком, как и близкие к ним по времени постройки (крепость-святилище на Юкте, дом в Хамаизи и т. д.).
Первый дворец. Протодводец просуществовал недолго: уже около 2000 г. до н. э. его заменил так наз. первый дворец, основные границы которого на западе, севере и юге сохранились до начала XVI в. до н. э. Период существования первого дворца по ряду признаков был периодом высшего подъема власти и экономической мощи правителя, дворец занимал в это время наибольшую площадь. Богатство строительных материалов, высокая техника кладки из тесаного камня; совершенство отделок — все говорит о процветании. Для первого дворца были характерны высокие круглые базы колонн из пестрого твердого камня. Фризы из местного известняка с полурозетками и триглифами (табл. 124, фиг. 3) или с розетками (табл. 141, фиг. 2) украшали обычно нижнюю чгасть стен входных помещений. Большие поверхности тесаного камня на главном (западном) фасаде были расчленены легкими раскреповками, которые имелись уже во дворцах Малиа, Феста и т,. д. Высокая панель из плит алебастра или красивого пестрого камня, над которой проходили полосы фрескового фриза или расписного рельефа, составляла внутреннюю отделку.
 
 
Таблица 131 
 
 
После нескольких перестроек первый дворец погиб от сильного землетрясения 1570 г., сопровождавшегося пожаром.
Второй дворец. При постройке второго дворца (табл. 132) часть площади, которую занимал первый дворец, с южного и северо-западного края была заброшена; покинутая территория была немедленно занята частными домами. Необходимость использовать обломки воскресила технику кладки из рваного камня на глине в деревянном каркасе, а тесаная кладка сохранилась только в немногих местах (например, фасад западного двора). В отделке тоже вернулись к покрытию всей стены штукатуркой по глиняной подготовке. Необыкновенная интенсивность восстановительных работ вызвала замену баз из твердого камня базами из известняка, замену отделки панелями из естественного камня — их изображением на штукатурке. К этому периоду относится тронный зал (табл. 132 п) с его упадочными фресками (табл. 135, фиг. 1).
Основные части кносского дворца имели не менее трех этажей; верхние этажи были сложены из кирпича-сырца с сильным деревянным каркасом, и имели, по-видимому, наружные окна, которых не было в стенах нижнего этажа. Различные по высоте части не могли иметь общего карниза; в некоторых местах их плоские крыши опускались террасами.
Центральный двор (табл. 132 а) был ориентирован главной осью с севера на юг, как и во дворцах Малиа и Феста. И здесь он являлся, по-видимому, центром общественной жизни дворца. Западный фасад этого двора был украшен двух- или трехэтажной колоннадой, в середине которой находилось небольшое святилище, по-видимому, сходное с изображением на кносской фреске (табл. 140).
Дворец, как и каждый большой критский дом, распадался по хозяйственно-функциональному признаку на ряд самостоятельных частей или кварталов.
 
 
Таблица 132 
 
 
Западная часть дворца была занята 18 складами (табл. 132 и), в которых, в громадных пифосах, хранилось зерно, масло и вино. Сложившийся в начале XVIII в. жилой квартал (табл. 132 б; табл. 134, фиг. 3 и 4) занимал часть восточного корпуса и был на высоту своих трех этажей заглублен в склон холма; с востока он был закрыт глухой стеной. Большие залы (мегароны) и мелкие обслуживающие помещения были расположены в трех этажах вокруг целого ряда световых дворов (табл. 133, фиг. 2) и колодцев; такая замкнутая планировка хорошо защищала от ураганных ветров и сильного летнего зноя. Большой и малый мегароны были типичными для Крита залами, разделенными на части рядами двухстворных дверей в каменных столбах.
Главная лестница, соединявшая жилой квартал с центральным двором и плоской крышей, сохранилась полностью на высоту полутора этажей; при реставрации оставалось восстановить только деревянные колонны. Прекрасно задуманная и выполненная из гипсовых блоков и ступеней, эта лестница отделялась от соседнего дворика деревянными, стоявшими на разных уровнях, колоннами (табл. 132 х; табл. 133, фиг. 1 и табл. 135, фиг. 2).
Жилой квартал имел кольцевую систему сточных каналов, устроенную еще в XIX-XVIII вв. до н. э., ряд вертикальных шахт, ванные комнаты и уборные. Другие кварталы дворца тоже имели каналы для сбора и отвода воды с крыш и дворов.
 
 
Таблица 133 
 
 
Квартал, непосредственно к северу от жилого, также лежал в выемке над обслуживающими и производственными помещениями. Здесь находился большой парадный зал, имевший, по-видимому, гипетральное отверстие. Северо-восточную часть занимали склады прекрасной расписной керамики и простой бытовой утвари у-ф. Восточный баюнион г имел потайной выход к реке и лестницы, вдоль которых проходил водосборный канал с отстойниками.
Юго-восточная и северо-западная части дворца имели ритуальное назначение; в обеих были опущенные ниже уровня земли бассейны с ведущими к ним ступенями. Южная часть и выходившая на Центральный двор западная часть были заняты парадными и культовыми помещениями. Квартал тройного зала относится ко второй половине XV в.; условные симметричные фигуры грифонов в росписи выявляют окончательный поворот искусства к условным, застывшим формам.
Украшенные деревянными колоннами ступенчатые портики и порталы отмечали многочисленные входы. Северный вход (табл. 132 н и табл. 134, фиг. 2) плавно поднимался к центральному двору между двумя рядами бастионов. Над бастионами находились портики.
 
Таблица 134 
 
 
Форма обычно утонявшихся книзу колонн, украшавших портики, лестницы и дворы, известна нам только по отпечаткам и по изображениям на фресках и резных камнях. Встречались также прямые и даже сужающиеся кверху колонны и столбы. Профиль карнизов имел простую уступчатую форму (табл. 130, фиг. 7).
С северо-запада к дворцу примыкала прямоугольная «театральная площадка» (табл. 132 ли табл. 133, фиг. 3). Ступени по двум ее сторонам могли вмещать около 500 зрителей; подобная площадка имелась также во дворце Феста и главном здании Гурниа.
Восточное крыло «театральной площадки» представляет собою марш из 18 ступеней, длиною около 10 м, ведущий к широкой верхней площадке. Вдоль южной стороны площадки помещался другой ряд ступеней. Ступени, на которых размещались зрители, кверху постепенно уменьшались по глубине от 80 до 45 см. Центральная квадратная площадка имела размеры 13 м х 10 м, что недостаточно для больших представлений.
В целом все окружение носит характер театра, но могло предназначаться также для религиозных и других церемоний.
 
 
Таблица 135 
 
Кносский дворец, слагавшийся и перестраивавшийся в течение около 700 лет, был построен по заранее задуманной схеме: его центральный двор по пропорциям и ориентации отвечал таким же дворам в Фесте, Малиа и Гурниа. Строго прямоугольная сетка стен была направлена по странам света. Громадная площадь застройки (около 16 тыс. кв. м) при отсутствии очень крупных зал и разнообразии входящих в его состав помещений, а также ряд перестроек и добавлений делают дворец в целом трудно обозримым. Собственно это не дворец, а скорее комплекс помещений и групп помещений, позднее входивших обычно в состав замка или акрополя. Собранные в ансамбль различные по назначению части объединялись в одно архитектурное целое, главным образом, замкнутой вокруг центрального двора планировкой, имеющей некоторое внешнее сходство с планировкой дворца в Мари. Составленный по данным раскопок план дворца (табл. 132) дает расположение помещений, относящихся преимущественно к цокольному этажу, так как верхние этажи почти не сохранились.
Планировка цокольного этажа продиктована, в первую очередь, функциональными требованиями, так как он в значительной части был занят служебными помещениями. Чтобы судить о композиции парадных помещений западной части дворца, помещавшихся во втором этаже, приходится прибегнуть, к реконструкции; однако следует учесть, что реконструкция (табл. 134, фиг. 1), сделанная арх. Ньютоном, подверглась справедливой критике, как недостаточно обоснованная.
Путь от главного входа к этим парадным помещениям разнообразно оформлен. От западного портала а идет изломанный в плане так наз. коридор процессий б, украшенный двумя лентами фрескового фриза, изображающими процессию. Через тройной проем с левой стороны коридора можно было пройти в световой дворик и пропилеи в, украшенные колоннами и фресками, и подняться по широкой лестнице. Открытая световая площадка г верхних пропилеев, по-видимому, сообщалась с галереями по бокам лестницы. Лестница связывалась с большим помещением, изображенным на реконструкции в виде «зала трех колонн» е. В этой части дворца помещения расположены по одной продольной оси и представляют анфиладу, расположенную в двух уровнях. Композиция так построена, что по мере продвижения вперед она все время обогащается и осложняется. Из «зала трех колонн» можно было спуститься на центральный двор непосредственно по главной лестнице ж и ступенчатому портику. Зал был украшен цветной рельефной фреской, названной «фреской с жемчужиной» по сохранившемуся фрагменту с изображением ожерелья.
Своеобразным элементом архитектуры кносского дворца были его лестницы, часто украшенные уступчатой колоннадой. Они очень живописны и обогащают в общем скупую пластику кносской архитектуры.
С южной частью города дворец был связан виадуком с мощными ложными арками из громадных каменных глыб. От моста к дворцу двумя маршами поднимался юго-западный ступенчатый портик. Его колонны, поставленные на разных уровнях, как бы восходили по лестнице, подчеркивая открытый гражданский характер громадного дворца.
 
 
Таблица 140 
 
 
Дворец в Фесте, дворец в Малиа и почти все дома у стен кносского дворца погибли около 1450 г. до н. э. Кносский дворец был разрушен несколько позднее. Некоторые части кносского дворца сохранились со времени возникновения геометрического стиля; сохранившийся рельеф с изображением быка, быть может, дал основу мифа о минотавре. Слово «лабиринт», обозначавшее первоначально «дворец секиры», знак которой часто повторяется на его стенах, потом уже приобрело свое специальное значение в связи с запутанным планом полуразрушенного дворца.
 
 
 
Таблица 141 
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы