Новое время Правление Екатерины II

Жуковская Д.

     Царствование Екатерины II – один из ярчайших периодов в российской истории. Во внутренней политике императрица провела реформы, коренным образом изменившие роль дворянства. На долгие годы оно стало главным оплотом самодержавия. Положение крестьянского сословия, напротив, сильно ухудшилось, что вылилось, в частности, в восстание под предводительством Емельяна Пугачёва.
 Портрет Екатерины II. Худ. Ф. Рокотов. 1763 г.

     Екатерина решила ряд серьезных внешнеполитических задач, стоявших перед нашей страной в течение нескольких столетий, а именно: выход к Черному морю, ликвидация исконного политического противника на Юго-Западе – Речи Посполитой, ограничение Османской империи и устранение Крымского ханства. Уход с политической арены Польши привел, однако, к усилению Пруссии и Австрии.

Просвещенный абсолютизм
    Политические взгляды Екатерины II формировались под сильным влиянием французского Просвещения. Процесс начался еще на родине, в Германии, где будущую российскую государыню окружали французские гувернёры и учителя. Императрица не стеснялась показывать заимствованные у французских просветителей взгляды с первых дней своего царствования. Они отчётливо проявились уже в Манифесте 6 июля 1762 г. В дальнейшем представления императрицы о государстве нашли своё отражение в переписке с такими корифеями европейской научной мысли, как М. Вольтер (1694 – 1778), Д. Дидро (1713 – 1784) и другими.
 Вольтер. Худ. Н. де Ларжильер. 1724 г.
     30 июля 1767 г. увидело свет программное политическое произведение Екатерины – «Наказ», который был составлен для Комиссии об «Уложениях» в качестве руководства к действию. «Наказ» был переведен на французский язык.
     Переписка российской императрицы с учёными иностранцами создала Екатерине имидж «просвещенного монарха», а государственный строй в нашей стране, соответственно, получил название «просвещенного абсолютизма».
     Сущность теории «просвещенного абсолютизма» заключается в «естественном праве» человека на свободу и равенство. Общественные беды и недостатки объясняются невежеством народов и их монархов.
     Избавление от недостатков общества просветители видели во всеобщем образовании. В результате народы должны будут осознать, что никому не дано право их угнетать, монархи же в свою очередь поймут, что эксплуатация наносит вред обществу и недостойна их благородного сана.
     Свои усилия по упрочению самодержавной власти Екатерина II очень часто выдавала за работу над повышением образовательного уровня россиян. На деле, как мы увидим ниже, на образование из государственного бюджета тратилась ничтожно малая часть. Львиная доля расходов шла на нужды армии и власти.
     «Наказ» включал в себя 20 глав, 526 статей, из которых 294 статьи были взяты из труда Ш. Монтескье «О духе законов», а 108 – из сочинения итальянского юриста Ч. Беккариа «О преступлении и наказании» (почти по Достоевскому). Основной вывод, который делал автор «Наказа», это то, что в России возможна только одна форма правления – абсолютная монархия.
     В царствовании Екатерины остро стоял вопрос о модернизации законодательства. Ведь страна продолжала жить по Соборному уложению 1649 г.! Обновить «Уложение», а то и вовсе заменить его новым кодексом, чтобы тот отвечал требованиям времени, пытались и Пётр I, и Елизавета, однако, успеха не добились. Тогда за дело взялась Екатерина, и 14 декабря 1766 г. выпустила манифест о создании 30 июля 1767 г. специальной Комиссии для разработки нового законодательства.
     В комиссию был избран 571 депутат, в том числе от дворян – 205 человек, от купцов – 167, от казачества – 44, от государственных крестьян – 29, от иностранцев – 54, от однодворцев (низшего сословия служилых людей) – 42 и др. Депутаты от иностранцев, не владевшие русским языком, участвовали в работе Комиссии лишь формально.
     В Комиссию от депутатов было подано свыше полутора тысяч наказов, однако, ни один из них не был принят. Справедливости ради, необходимо заметить, что изначально их принятие и не предполагалось. Основной функцией созданного органа была совещательная.
     Комиссия заседала в Грановитой палате московского Кремля. Маршалом (председателем) Комиссии выбрали генерала А. И. Бибикова (1725 – 1774). При торжественном открытии Комиссии депутатам зачитали составленный Екатериной «Наказ», после чего выяснилось, что наказы поданные депутатами резко отличаются от наказа императрицы. Депутаты из документа Екатерины ничего ровным счётом не поняли. Тронутые торжеством момента они, тем не менее, задумались над тем, чем можно отплатить за оказанную честь.
 Портрет А. И. Бибикова. Худ. Ф. С. Рокотов, 1770-е гг.
     Поскольку ничего конструктивного в голову не пришло, решили присвоить ей, как и Петру, титул «Великой» и добавили «Матери Отечества». Таким образом неожиданно решился вопрос о законности царствования, Екатерина ведь пришла к власти в результате переворота. После присуждения ей указанных титулов положение её на троне значительно укрепилось.
     Депутаты разделили на 18 комиссий, и начались рабочие будни, которые окончательно разочаровали императрицу: она ждала, что все вопросы будут обсуждать спокойно и мирно, однако, стороны к миру не стремились и развернули бурные дебаты. Никто не хотел уступать.
     После почти полуторагодовой неэффективной работы в конце 1768 г., Екатерина II, воспользовавшись началом русско-турецкой войны, распустила Комиссию и больше никогда к ней не возвращалась.

Реформы государственного управления
     Как известно, Екатерина получила власть в результате переворота 28 июня 1762 г. Она не имела кровных связей с Романовыми и в связи с этим не обладала правом на престол. Зато, в отличие от своих предшественников, обладавших троном по праву рождения, она имела политическую программу, которая сводилась к:
     1. нужно поднимать образовательный уровень нации;
     2. следует навести порядок в России и заставить общество соблюдать законы;
     3. необходимо прикладывать усилия к процветанию государства;
     4. стремиться преобразовать государство в грозную силу и заставить соседей уважать себя.
 Екатерина II на балконе Зимнего дворца, приветствуемая гвардией и народом в день переворота 28 июня (9 июля) 1762 г. Худ. И. Кестнер
     Перед Екатериной стояла сложная задача, поскольку, по её же собственным словам, в 1762 г. Российское государство находилось в отчаянном положении:
     · финансы пребывали в хаосе, поскольку отсутствовал бюджет доходов и расходов;
     · в течение 8 месяцев армия, находящаяся за границей, не получала жалованья;
     · волнения охватили 49 тысяч приписных и 150 тысяч помещичьих и монастырских крестьян;
     · военный флот утратил былую славу;
     · во власти буйным цветом цвели казнокрадство и произвол.
     Лейтмотивом внутренней политики Екатерины II были широкие уступки дворянству, что позволило самим дворянам окрестить её время «золотым веком».
     Едва получив власть, не без помощи тех же аристократов, императрица подтвердила указы относительно дворянства, изданные Петром III, выключив из этого списка указ о секуляризации церковных земель. Императрица не беспочвенно опасалась, что огосударствление монастырских земель вызовет протест клира.
 Пётр III в бытность Великим князем. Худ. Х. Гроот, 1743 г.
     Спустя два года, убедившись, что авторитет православной церкви в стране не так уж и велик, 26 февраля 1764 г. Екатерина издала манифест об окончательной секуляризации церковных земель, предусматривавший проведение земельной реформы. Наличные в государстве епархии, согласно новому акту, делились на три класса: в первый вошли Новгородская, Московская и Петербургская епархии, во второй – другие 8 епархий, в третий – ещё 15.
     Результатом реформирования стало резкое сокращение численности монастырей: из тысячи их осталось 266. В собственность государства перешло около одного миллиона мужиков, которые давали казне полтора миллиона рублей поступлений в год. После 1764 г. высшее духовенство фактически превратилось в государственных чиновников, а церковь утратила свое положение государства в государстве.
     Важной вехой первых лет правления императрицы стал закон, закрепивший за дворянами их имущественные и земельные права. Изданный 19 сентября 1765 г. манифест, который дворяне понятно почему прозвали «славным», не требовал от землевладельцев никаких подтверждающих документов на владение землей, при условии отсутствия возражений от соседей. Это означало, что все подаренные и розданные ранее государственные земли оставались в руках фактических хозяев. Помещику достаточно было устно заявить своё право владения. Это был поистине царский подарок, ведь общая площадь таких земель составляла около 50 миллионов десятин.
     Помещики укреплялись в своих правах, а крестьяне вполне закономерно ущемлялись. Череда антикрестьянских актов началась указом 1763 г., в котором крестьян обязали содержать военные подразделения, направлявшиеся для подавления беспорядков. Беспорядки нередко провоцировали сами крестьяне. Грустная ирония заключалась в том, что крестьяне должны были содержать военных, которые их же и усмиряли.
     В январе 1765 г. вышел людоедский, иначе и не назовёшь, указ, разрешивший помещикам не только ссылать крепостных в Сибирь (это они могли делать ещё с 1760 г.), но и отдавать их на каторгу. Резко крепостническим был и августовский указ 1767 г., по которому на каторгу крестьян могли отправить за любую жалобу на помещика. Сама же жалоба, по этому документу, считалась лживой клеветой. Фактически крестьяне потеряли возможность жаловаться на своих хозяев.
     В 1763 г. Екатерина II реформировала Сенат. Автором проекта выступил Никита Иванович Панин (1718 – 1783) – дипломат, советник Коллегии иностранных дел и воспитатель цесаревича Павла. Гвоздём программы стало новое учреждение – «Императорский совет», который вместе с самодержицей должен был решать вопросы государственного значения. А кроме этого Сенат разделили на шесть департаментов по шесть членов в каждом.
     В целом проект Панина можно считаться попыткой ввести в стране ограниченную (парламентскую) монархию. Это вполне соответствовало идеям французских просветителей, которые разделяла и сама императрица.
 Портрет Н. И. Панина. Худ. А. Рослин. 1777 г.
     Но одно дело идеи, а другое – реальность. Делиться собственной неограниченной властью Екатерина II не собиралась. Поэтому «Императорский совет» было решено не создавать, но Сенат на шесть департаментов с различными функциями всё же разделить, причем четыре из этих подразделений должны были находиться в Петербурге, а два – в Москве. Расчленение Сената, естественно, привело к его ослаблению и безвозвратной потере прежнего своего значения.
     В правление Екатерины II продолжилась стабилизация экономики, начался приток частного капитала в промышленность. Указ от 31 июля 1762 г. увеличил количество товаров для свободного сбыта и отменил монополию правительства на торговлю с Китаем. Были приняты и другие меры по оживлению российской экономики.
     В 1762 – 1764 гг. упразднили государственную монополию на производство сахара, табака, сусального золота и серебра. В 1766 – 1772 гг. утвердили беспошлинный вывоз пшеницы и муки. Полная свобода городских промыслов была дарована в 1767 г., а в марте 1775 г. указом разрешили свободно создавать промышленные предприятия и отменили все сборы с мелких предприятий.
     Все эти меры в конечном итоге вели к развитию российского предпринимательства. Росла хозяйственная активность купечества, зажиточных крестьян, что повернуло экономику России на новые, капиталистические рельсы.
     Так, если в 1760-х гг. в текстильной промышленности насчитывалось около 200 предприятий (73 суконных, 85 полотняных, 60 шелковых мануфактуры), то к 1790-м гг. их стало больше тысячи (соответственно 158, 318, 357). Изменялось соотношение покупных и вольнонаемных рабочих. В частности, на 10 тысяч покупных работников на полотняных фабриках приходилось более 19 тысяч вольнонаемных. В металлургии во второй половине ХVIII в. количество крупных предприятий выросло с 182 до 200. В совокупности на них было занято более 100 тысяч крепостных, 319 тысяч приписных крестьян и только 15 тысяч вольнонаемных. Общее количество предприятий в этот период увеличилась с 683 до 2094. Несмотря на такой взрывной рост, основная масса занятых в промышленности рабочих оставалась крепостными. Невзирая на запреты промышленники продолжали приписывать государственных крестьян к заводам и фабрикам.
     Дальнейшая внутренняя политика Екатерины в большей степени проводилась под влиянием крестьянской войны под предводительством Емельяна Пугачёва. В ходе неё вскрылись наиболее уязвимые места в аппарате государственного управления, поэтому правительству и стала очевидной необходимость его реформирования.
     В этой связи первым значительным законодательным актом, изданным 7 ноября 1775 г., было «Учреждения для управления губерний Всероссийской империи». Целью губернской реформы, растянувшейся на целое десятилетие, было, с одной стороны, укрепить местную административную власть, с другой – передать полномочия провинциальным дворянам самим подавлять крестьянские бунты.
     По данному закону, трехступенчатая территориальная система государства Российского (губерния, провинция, уезд) заменялась двухступенчатой (губерния, уезд). В результате вместо прежних 23 губерний получилось 50. Каждая губерния делилась на 10-15 уездов. Основанием для деления стал не национальный состав проживающего здесь населения, а его численность: 300-400 тысяч человек составляли губернию, 20-30 тысяч – уезд. Во главе губернии стоял назначаемый монархом губернатор с помощником или заместителем – вице-губернатором. Две-три губернии могли объединиться под властью генерал-губернатора, или наместника, подчинявшегося только императрице. Исполнительным органом губернатора (своеобразным местным кабинетом министров) являлось губернское правление, в которое, помимо самого губернатора, входили два губернских советника и прокурор. Губернское правление руководило уездными земскими судами. Их возглавляли капитан-исправники, избиравшиеся сроком на три года из числа дворян.
     Судопроизводство было довольно запутанным, носило, как всё в государстве, сословный характер и распределялось между тремя инстанциями. Отдельные суды были сформированы для дворян, городского населения и крестьян. В уездных городах – суд назывался уездным, к нему относились также городской магистрат и нижняя земская управа; в губернских – верхним земским судом, в него входили губернский магистрат и верхняя земская управа. Имелся и «словесный» суд, состоявший из шести заседателей – по два от трех сословий (дворян, мещан, крестьян). Его целью было примирять стороны, а если этого не происходило, то дело передавалось в обычный сословный суд.
     Высшей апелляционной инстанцией являлись палаты уголовного и гражданского суда, располагавшиеся в губернских городах.
     Систему прокуратуры составляли прокуроры и их помощники – стряпчие, уголовные и гражданские. Прокуроры действовали на уровне губерний: при верхнем земском суде, магистрате, верхний земской расправе. На уровне уездов вместо них работали стряпчие. Полицейский надзор на местах осуществлялся городничими, назначаемыми верховной властью.
     Бюджет, промышленность и торговля в губерниях находились в ведении Казённой палаты. Её возглавлял вице-губернатор, что повышало авторитет этого учреждения. Рядом с рассмотренной выше системой государственных органов, в уездных городах формировались органы дворянской опеки, которые занимались делами малолетних дворян и дворянских вдов. В губернских городах создавались приказы общественного призрения, занимавшиеся образованием, благотворительностью и здравоохранением. В государственных органах главная роль принадлежала дворянам.
     Была проведена городская реформа, в результате чего город стал самостоятельной административной единицей. Теперь городами управляли магистрат с мэром, который подчинялся непосредственно генерал-губернатору, «словесный» суд и городничий. Состав городского магистрата, наделённого, в том числе судебными функциями, избирался купечеством и мещанами. В целом такие изменения положительно сказались на уездных и особенно губернских центрах – они приняли благоустроенный вид, началось капитальное строительство государственных учреждений и резиденций.
     Губернская реформа 1775 г. не просто укрепила государственную власть, но существенно усилила позиции дворянства. В губерниях практически все сферы жизни находились под контролем этого привилегированного сословия.
     Административная реформа повлекла за собой реформирование государственного аппарата. Поскольку у губерний в руках оказались широкие полномочия, отпала необходимость в целом ряде коллегий (вотчинной, юстиц, камер, мануфактур). Осталось лишь четыре коллегии: военная, иностранная, морская и коммерц-коллегия.
Важное место в системе государственного управления занял Кабинет Екатерины II со статс-секретарями (А. В. Олсуфьевым, А. В. Храповицким, Г. Н. Тепловым, Г. Р. Державиным). Именно через них государыня управляла Российской империей. Сенат, после разделения на департаменты, утратил свои полномочия и превратился в высшую судебно-апелляционную инстанцию. Синод подчинялся светской власти. Таким образом, Екатерина II еще больше усилила абсолютизм.
 Портрет Адама Васильевича Олсуфьева. Худ. К. Христинек. 1773 г.
     Практическим продолжением «Учреждения в губерниях» в деле создания сильного государства стал обнародованный 8 апреля 1782 г. «Устав благочиния» (Полицейский устав), позволяющий властям прямо вмешиваться в частную жизнь граждан и превращавший Россию в полицейское государство. Согласно принятому закону, каждый город делился на части по 200-700 домов в каждом, а части – на кварталы по 50-100 домов. Во главе частей стоял «частный пристав», а кварталов – квартальный надзиратель. Они подчинялись полицейским управам во главе с городничим. В обеих столицах управы возглавлялись обер-полицмейстером. В задачи управ входило: вести полицейский надзор за каждым жителем, ловить беглецов, ликвидировать азартные игры, бороться с различными конспиративными и тайными обществами.
     21 апреля 1785 г. была принята «Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства», получившая впоследствии название «Жалованной грамоты дворянству» или «Грамоты на права и выгоды городам Российской империи». Согласно «Грамоте...», дворянству полагались теперь особые права, и, в частности: монопольное право на владение крестьянами, землями и ресурсами, торгами и ярмарками. Кроме того, дворяне больше не платили налоги, и к ним нельзя было применять телесные наказания.
     Предусматривалась особая корпоративная организация, объединявшая аристократов на местах, в виде уездных и губернских дворянских собраний. Они собирались раз в три года и выбирали уездных и губернских «предводителей дворянства». Дворянские собрания имели большие полномочия в местных вопросах, так как могли напрямую обращаться к наместнику или губернатору по любым делам. Через предводителей дворяне могли ходатайствовать перед самим монархом.
     В результате этого закона власть в провинциях оказалась полностью в руках дворянства. Закон действовал в Прибалтике и на Украине, а после разделов – в Польше и Белоруссии. «Грамота на права и выгоды городам Российской империи» тоже усиливала позиции дворянства, хотя и адресовалась горожанам, большинство которых составляли купцы и ремесленники. В её основу легли материалы Законодательной комиссии 1767 г., а также уставы ряда балтийских городов. Согласно этому документу, все городские жители делились на шесть разрядов: 1) «настоящие городовые обыватели», люди, имевшие в городе дом или землю; 2) купцы трех гильдий; 3) цеховые ремесленники; 4) иногородцы и иностранцы, которые проживали в городе постоянно; 5) «именитые граждане», к которым относились ученые, художники, купцы, имевшие более 50 тысяч рублей, банкиры с капиталом от 100 тысяч рублей, судовладельцы; 6) «посадские люди» и те, кто не входил в другие разряды. Основу городского населения составляло купечество и горожане третьего и шестого разрядов, которые назывались мещанами (от польского слова «мещанин», что значит горожанин).
     Городом управляла общая городская дума, в которую входили представители всех шести разрядов. Их выбирали раз в три года. Общая дума избирала «шестигласную думу» (от каждого разряда по одному человеку), являвшуюся постоянно действующим исполнительным органом и заседавшим один раз в неделю под председательством городского головы.
     «Грамота на права и выгоды городам Российской империи» стала важной вехой в реформировании местной власти, поскольку впервые объединила городское население. Кроме рассмотренных документов, была задумана жалованная грамота государственным крестьянам, но Екатерины II, действовавшая исключительно в интересах дворянства и купечества, так и не решилась её принять, ограничившись слабыми попытками ввести крестьянское самоуправление.
     Российская империя оставалась аграрной страной. В 1796 г. мещане составляли 2290 тысяч человек, или 6,3% всего населения. Поскольку в сельском хозяйстве царил феодализм, оно было убыточным, и своего хлеба во многих губерниях хватало только на 6-8 месяцев в году. Средняя крестьянская семья из четырёх человек расходовала 26 рублей в год, а реальный доход её не превышал 6-10 рублей. Поэтому крестьяне либо жили впроголодь, либо искали заработок в другом месте. Развивались различные крестьянские промыслы и отходы: в конце XVIII в. практически каждый третий крестьянин после окончания сельскохозяйственных работ шел на заработки.
 Крестьянин. Худ. Н. Я. Ярошенко, 1874 г.
     Большинство сельского населения составляли помещичьи крестьяне, находившиеся в тяжелом состоянии. В помещичьих имениях наказать крепостного плетями, посадить в колодки на хлеб и воду было обычным делом. Наказаниями крепостных не гнушались даже известные в истории личности. Мужиков пороли и генералиссимус А. В. Суворов, и ученый агроном А. Т. Болотов, и поэт Г. Р. Державин, и писатель М. М. Щербатов и другие просвещённейшие люди своей эпохи. Ибо подобная практика повсеместно считались нормой.
     В несколько лучшем положении находились государственные и дворовые крестьяне, жившие в бóльшем достатке. В среде государственных крестьян были разные группы, костяк составляли остатки древнего русского черносошного крестьянства, уцелевшего от личной крепости в основном на севере. Вторую группу составляли оставшиеся от раздач в центральных землях дворцовые крестьяне, т.е. принадлежавшие лично царю и царской фамилии (до 500 тысяч). Третья группа состояла из ясачных людей, т. е. нерусских народов Поволжья, Приуралья и Сибири, раньше плативших ясак (дань). В состав государственных крестьян входили также бывшие монастырские крестьяне, подведомственные специальной Коллегии экономии.
     В области земельной политики одним из важнейших мероприятий, проведенных императрицей, было генеральное межевание. Анонсированное манифестом от 19 сентября 1765 г., оно стартовало в 1766 г. и в конце царствования Екатерины было проведено в 22 губерниях. Генеральное межевание жёстко обозначило пределы частных владений. Чем плотнее крестьяне вовлекались в промышленный и торговый оборот, тем заметнее проявлялось экономическое расслоение деревни, тем больше там становилось бедных.
 Беглый. Худ. К. А. Савицкий, 1882 г.
     Царствование Екатерины II сильно повлияло на промышленное развитие, способствовало его росту. В 1775 г., после того, как можно стало свободно создавать промышленные предприятия, вырос иностранный спрос на отечественные сырьё и товары.
     Выплавка чугуна возросла в 1760 – 1800 гг. с 3663 тысяч до 9908 тысяч пудов, т.е. в 2,7 раза. Всего в конце XVIII в. в стране насчитывалось 1200 крупных предприятий (в 1767 г. их было 663).
     Несмотря на серьёзный прогресс в тяжелой промышленности, в металлургии, например, применялся исключительно принудительный труд. Самый большой удельный вес его был на суконных мануфактурах. Наемный труд преобладал в шелковой и хлопчатобумажной промышленности, а также на парусно-полотняных частных предприятиях. Это тормозило производительность предприятий, делало их неэффективными, а выпускаемые товары некачественными.
     Об общем экономическом росте свидетельствуют и цифры экспорта. Если в 1760 г. общая сумма экспорта составляла 13,8 миллиона рублей, то в 1790 г. уже 39,6 миллиона рублей. Блестящие перспективы для торговли открылись в связи с присоединением портов Черного моря. Главной статьёй экспорта была пшеница.
     Политический курс, избранный в правление Екатерины II, зачастую вызывал кризисные явления в финансовой системе. Курс рубля систематически падал, что негативно сказывалось на внутренних и внешних расчеты и приводило к увеличению налогового бремени, которое, как мы помним, полностью лежало на крестьянах и горожанах, но никак не на дворянстве.
     Содержание раздутого государственного аппарата требовало огромных ресурсов. На него расходовалось до 45% бюджета страны, а иногда и больше. На содержание армии и флота выделялось 40% бюджетных средств. Характерно, что на народное образование «просвещённая» императрица выделяла всего 1,7% бюджета. О кризисе финансов свидетельствует дисбаланс между расходами и доходами. В 1796 г. государственные расходы выросли в 5 раз, а доходы – только в 4. Главными статьями доходов были налоги с населения: подушный, таможенный, кабацкий, соляной.
     Бюджетный дефицит, порожденный постоянными военными расходами, вскоре сделался хроническим. Чтобы снизить его, правительство занимало у иностранцев, в основном у голландцев, что вполне закономерно привело к росту внешнего долга. К концу XVIII в. долг составил 55 миллионов рублей. С 1768 г. правительство попыталось совладать с дефицитом, прибегнув к выпуску бумажных денег (ассигнаций). Бумажные «катеньки» ценились на 30% ниже серебряной монеты, т.е. стоимость их выходила по 70 копеек серебром, и в какой-то мере помогли снизить остроту кризиса.
      Дефицит заставил Екатерину увеличивать прямые налоги, которые в 1794 г. выросли на 130%. Падение рубля вызвало увеличение помещичьего оброка с 1-2 рублей до 5 рублей на человека.

Восстание Емельяна Пугачёва
     Политика просвещенного абсолютизма, которую культивировала Екатерина, во второй половине XVIII в. усилила крепостнический гнёт. Народ массово выражал недовольство. Больше всех возмущались крестьяне. То тут, то там вспыхивали восстания. За десять лет, прошедших с 1762 по 1772 гг. случилось не менее полусотни крестьянских бунтов в Московской, Тульской, Воронежской, Нижегородской, Казанской и Петербургской губерниях.
     Крестьяне убивали помещиков и жгли усадьбы, отбирали имущество и давали отпор присланным для их усмирения войскам. В одной только Московской губернии с 1764 по 1769 гг. беднота истребила 30 человек помещиков. В 1760-70-х гг. волна крестьянского недовольства захлестнула Поволжье и Приуралье. Часто к восставшим присоединялись и рабочие горнорудных заводов Урала, находившиеся в крайне бедственном положении. Приписанных к заводам государственных крестьян во второй половине XVIII в. насчитывалось более 140 тысяч человек. Работая по 12-14 часов в день они получали по 6-8 копеек. Условия труда были исключительно тяжелыми, основная работа проходила под землёй. Терять им было нечего, поэтому они шли на бунт.
 На старом уральском заводе. Худ. Б. В. Иогансон, 1937 г.
     В 1769 – 1771 гг. вспыхнуло Кижское восстания рабочих, приписанных к олонецким заводам Демидова. Беспорядками были охвачены Вознесенский завод Сиверса, Ижевский, Нижнетагильский, Невьянский и другие уральские предприятия.
     В правление Екатерины сильно ухудшилось положение народов Поволжья и Приуралья. Национальный и религиозный гнёт тяжким бременем лег на плечи национальных меньшинств: татар, мордвы, чувашей, удмуртов, марийцев и, особенно, башкир. Строя крепости и заводы в Башкирии, русские промышленники отбирали у местных сотни тысяч плодородной пахотной земли и лесов. Башкир насильно заставляли принимать православие, пришлая администрация за каждую мало-мальски серьёзную просьбу вымогала взятки. Бесправные башкиры были погребены под лавиной введенных царской администрацией налогов и повинностей.
 Башкиры. Худ. У. Аллан, 1840-е гг. (?)
     Важно отметить, что в крепостях, которые правительство Екатерины строило по Оренбургской линии, основное население составляли беглецы из центральных областей. Крестьяне во все времена бежали на восток, чтобы избавится от крепостного гнёта. По переписи 1740 г. среди казаков в гарнизонах крепостей насчитывалось более 2 тысяч бывших беглых крестьян. Среди недовольных царской политикой были и раскольники, которые во время гонений на них в конце XVII в. и в первой половине XVIII в. находили приют в Заволжье, в частности на реке Иргизе (современный Казахстан). Раскольники открыто не сопротивлялись правительству и не выступали отдельной группой, но часто примыкали к бунтовавшим, спонсировали их деньгами.
     В тяжелом положении находилось и Яицкое казачество. Казацкие старшины, забрав себе лучшие земли, заставляли работать на своих хуторах рядовых казаков, словно помещики крепостных. Одновременно казачество становилось всё более зависимым от имперской администрации. Теперь казаки должны были отбывать воинскую повинность, т.е. поставлять живую силу, сиречь пушечное мясо для войны с государствами, с которыми Россия вела войны, в частности, с Турцией.
     В январе 1772 р. на Яике вспыхнуло восстание казаков под предводительством атамана Тамбовцева. Сначала казаки попытались решить вопрос об облегчении службы с властями путём переговоров, в ответ, однако, им последовал артиллерийский залп. Тогда казаки атаковали войска генерала Траубенберга и уничтожили и самого генерала и многих его солдат. Среди активных участников восстания Тамбовцева были будущие пугачёвцы: Шигаев, Перфильев, Толкачев, Чика-Зарубин. Весной 1772 г. регулярные войска под командованием генерала Фреймана беспощадно расправились с восставшими.
     Исходя из вышесказанного, в качестве причин крестьянской войны 1773 – 1775 гг. можно назвать:
     • политику закрепощения крестьян, промышленных рабочих, казаков, проводимую правительством Екатерины II;
     • национальный и религиозный гнёт в восточных и северных колониях Российской державы;
     • усиление военной и других повинностей;
     • произвол чиновников;
     • гонения на раскольников.
 Русские казаки в походе. Худ. К. Э. Гесс, 1800 г.
     К началу 1770-х гг. внутриполитические противоречия обострились так сильно, что открытое вооружённое противостояние стало неизбежным. Началась крестьянская война. Во главе восставших встал Емельян Иванович Пугачёв (1742 – 1775), родом из донских казаков, из той же станицы Зимовейской, что и Степан Разин (1630 – 1671).
     В 17 лет он стал казаком и совсем молодым участвовал в Семилетней войне (1756 – 1763). За «отличную службу» его перевели в ординарцы. В 1768-1770 гг. Пугачёв воевал в русско-турецкой войне, где заслужил звание хорунжего. В 1771 г. по болезни попросился в отставку, в чём было ему отказано. Не желая служить, неоднократно дезертировал, несколько раз арестовывался, снова бежал и скрывался на Украине, Польше, Дону, Урале, жил в раскольнических скитах. Осенью 1773 г. после очередного ареста и шестого по счёту побега Емельян Пугачёв возглавил яицких казаков с хутора Толкачёва и 17 сентября 1773 г. провозгласил себя императором Петром III, чудесно спасшегося от жены Екатерины II.
     Самозванство как одна из форм народной борьбы отражает «наивный монархизм» крестьянского сознания, его веру в «доброго царя», которая, кстати, жива в русском народе и по сей день. Только благодаря этой наивной вере с 1764 по 1773 гг. в государстве Российском появилось целых семь самозванцев, выдававших себя за Петра III. Бытовала легенда, что император лишился престола потому что заступался за простой народ.
     Пугачёв был восьмым по счёту Петром Федоровичем. Ему удалось распознать настроения яицкого казачества и действовать эффективней своих предшественников. На Яик, к Пугачёву тайно приезжали казаки и будущие казацкие предводители: Чика-Зарубин, Мясников, Шигаев, Лысов, Горшков, Караваев. Позже они сыграют заметную роль в восстании.
     Приближённые Пугачёва знали о его простом происхождении, однако говорили: «Нам все равно, лишь бы быть в добре».
     Восстание началось 18 сентября 1773 г. Казаки с хутора Толкачёва, собрав отряд в 200 человек, во главе которого встал Пугачёв, отправились в поход на Яицкий городок, нацелившись на пограничную линию крепостей. Так началась крупнейшая в отечественной истории крестьянская война, охватившая территорию в 600 тысяч квадратных километров, бушевавшая от Сибири до Москвы и от Кубани до Мурома.
 Портрет Пугачёва, писанный с натуры масляными красками (надпись на портрете: «Подлинное изображение бунтовщика и обманщика Емельки Пугачёва»). Музейные описи № 4588. В Ростовском музее. Ростов Великий. Фотография картины – С. М. Прокудин-Горский, 1911 г.; восстановление фотографии – ЯрГУ им. П. Г. Демидова, 2000-е.
     У Пугачёва не было ясного плана. Он вообще был неграмотным. Манифесты от его имени писал казак Почиталин. В них Пугачёв призывал изводить помещиков, а своим сторонникам даровал «реку Яик с вершин и до устья, и землёй и травами, и денежным жалованьем, и свинцом и порохом, и хлебным провиантом», а также «крестом и бородой», то есть дозволял служить службы по-старому, по-раскольничьи.
     В занятых городах Пугачёв вводил обычный казачий строй управления («казачий круг»), в котором участвовало всё взрослое мужское население. Определённая военная организация, которой обладали пугачёвцы, выборная власть на заводах, назначение комендантов в захваченных крепостях – все это свидетельствует об отдельных чертах организованности в крестьянской войне. Однако, что они будут делать, когда и если победят, ни Пугачёв, ни его соратники не знали. Стратегическое мышление было им чуждо. В этом заключался стихийный характер крестьянской войны, который в конечном итоге и навлёк на неё поражение, несмотря на отдельные блестящие успехи.
     Пугачёвский бунт проходил в три этапа.
     Первый длился с 18 сентября 1773 г. по 22 марта 1774 г. Для него характерно увеличение армии восставших.
Подойдя к Яицкому городку, Пугачёв отложил его штурм и, оставив часть войск для осады, отправился дальше, к крепости Татищев. В пути повстанцы не встретили отпора, поскольку казаки и солдаты переходили на их сторону. Сопротивление почувствовали только под Татищевой крепостью, после взятия которой пугачёвцы устроили резню. Этот форпост открывал бунтовщикам путь на Оренбург, поэтому уже 3 октября трёхтысячный отряд с 20 пушками появился под городом. А через два дня к Оренбургу подошли основные силы, насчитывавшие 2440 человек (1400 казаков, 540 солдат и 500 татар, башкир и калмыков).
     Губернатор Рейнсдорп успел устроить оборону города. Он приказал усилить защитные валы, привёл в полную боевую готовность гарнизон из 3,5 тысячи человек и 70 пушек. Благодаря всему этому, штурм крепости провалился. Пугачёв, узнав от перебежчиков, что в городе мало съестных припасов, решил осадить Оренбург. Главный штаб восставшие разместили в слободе Берда, расположенной всего в 10 километрах от осажденного города. Сюда, в армию «императора Петра III» в начале ноября казаки Овчинников и Чика-Зарубин привели 2 тысячи восставших башкир. В стане Пугачёва появился также беглый крепостной с завода Шувалова А. Соколов по прозвищу Хлопуша. Энергичный и сообразительный, обладающий недюжинными организаторскими способностями, Хлопуша вскоре сделался у бунтовщиков полковником. Именно он назначал администрацию на заводах, организовывал производство и поставки оружия. Именно под его началом формировались отряды горнозаводских рабочих.
     Военная организация войска Пугачёва началась как раз под Оренбургом. Оно теперь делилось на полки, сотни и десятки. В его составе образовались казачьи, башкирские, крестьянские и горнозаводские полки. Командиры назначались из представителей той национальности, к которой принадлежало большинство полка. Если полк состоял из представителей разных национальностей, тогда в состав его входили национальные сотни (татарская, башкирская, марийская и другие). Общее военное руководство осуществлял назначенный Пугачёвым А. Овчинников, артиллерией командовал Ф. Чумаков. Весь командный состав (от сотника и выше) насчитывал до 200 человек. Среди них было 52 казака, 38 крестьянина, 35 рабочих, 62 командира национальных полков.
     В начале 1774 г. Пугачёв выставил около 30 тысяч человек и сотню орудий. Артиллерия бунтовщиков стреляла почти без промаха, а артиллеристы-пугачёвцы, по отзывам царских офицеров, в умениях превосходили артиллеристов регулярных войск. А вот с ручным огнестрельным оружием дела обстояли не так гладко. Его имели казаки и солдаты и только иногда крестьяне и заводчане. Башкирские, татарские, калмыцкие конники были вооружены средневековым образом: луками, стрелами и саблями.
 План Оренбурга с пригородными слободами, XVIII в. Из «Атласа крепостей Российской империи», изданного в СПб., 1830-е гг.
     Пугачёв приказал сформировать Военную коллегию – высший орган восставших – которая бы ведала общевойсковым руководством. Коллегия совмещала функции главного штаба, военного трибунала, верховного суда и решала вопросы снабжения. Кроме того, в ее компетенцию входили все административные дела на захваченных территориях. Военная коллегия вела переговоры с администрацией заводов, готовила указы и манифесты, заказывала оружие, комплектовала войско не только на добровольной основе, но и путём мобилизации, восстанавливала запасы провианта и фуража.
     В состав Военной коллегии входили полковники, среди которых, наряду с Хлопушей и Овчинниковым, важное место занимал Иван Белобородов. Сын заводского крестьянина, солдат, позже рабочий порохового завода, человек с хорошими организаторскими способностями, до конца преданный делу восстания, Белобородова можно назвать поистине выдающимся атаманом пугачёвцев.
     На помощь Оренбургу Екатерина выслала полуторатысячное войско под командованием генерала В. А. Кара и еще тысячу двести башкир во главе с Салаватом Юлаевым. Пугачёвцы одним махом разгромили разделенное на две части войско заносчивого генерала. С остатками своего войска Кар убежал в Москву, а Салават Юлаев вместе с башкирами примкнул к восставшим. В Оренбург прорвался бригадир А. Корфу с 2,5 тысячью солдат, присланный на помощь Кару.
     Неожиданное появление Кара в Москве позволила Екатерине трезво оценить размах, который приняло восстание и принять необходимые меры. На Урал усмирять бунтовщиков отправили регулярную армию, а не разрозненные отряды. Первое серьёзное сражение направленных в Оренбург правительственных войск, состоялось 22 марта 1774 г. под Татищевым. Тогда 6,5-тысячному войску генерала П. Н. Голицына противостояли 8 тысяч пугачёвцев, вооружённых вилами, топорами и копьями. Отчаянный бой, начавшийся с трехчасовой артиллерийской дуэли, завершился полным поражением повстанцев. Голицын пленил Хлопушу, Чика-Зарубина, Падурова и сотни простых пугачёвцев. Самому Пугачёву с пятьюстами казаков удалось избежать плена. Шестимесячную осада Оренбурга была снята, бунтовщики отступили на Урал. Так закончился первый этап восстания.
 В. Высоцкий в роли Хлопуши в спектакле Ю. Любимого «Пугачёв». Фото: 1967 г.
     Второй этап крестьянской войны продолжался с 22 марта по 15 июля 1774 г. На этом этапе основной движущей силой становятся заводы Южного Урала и Башкирии. В начале мая Пугачёв с 5-тысячным отрядом выступил из захваченного до этого Белорецкого завода и 6 мая взял крепость Магнитную. В ряды восставших влились свежие силы. Однако, 21 мая под крепостью Троицкой войска генерала Деколонга и И. И. Михельсона нанесли Пугачёву новое поражение. Повстанцы вынужденно повернули на северо-запад, на Казань. Действуя вместе с башкирами Салавата Юлаева, Пугачёв 18 июня 1774 г. вышел на реку Каму близ города Осы. Противоборство разгорелась с новой силой, однако с удалением военных действий от Яика, казаки начали покидать ряды восставших.
     В Казанской губернии Пугачёв смог привлечь к себе новых сторонников. Слыша о приближении Пугачёва, крестьяне жгли помещичьи усадьбы и убивали их владельцев. Самозванного императора встречали колокольным звоном, хлебом и солью. Вскоре двадцатитысячное войско повстанцев оказалось под Казанью. Здесь ему противостояли полторы тысячи солдат городского гарнизона под командованием Потёмкина. 12 июля повстанцы штурмом на короткое время взяли город, однако овладеть кремлем так и не смогли. Этому помешали войска Михельсона, пришедшие на помощь казанскому гарнизону. 15 июля плохо вооруженные пугачёвцы были почти наголову разбиты. Более двух тысяч бунтовщиков были убиты, десять тысяч попало в плен, а еще около шести тысяч разбежалось. В плену оказался один из верных соратников Пугачёва, атаман Белобородов. Самому крестьянскому вождю с двухтысячным отрядом удалось оторваться от преследователей и переправиться на правый берег Волги.
 Г. А. Потёмкин (стоит в центре) на памятнике «1000-летие России» в Новгороде. Слева от него Екатерина II. Источник: Википедия
     Битвой под Казанью завершился второй этап крестьянской войны, который в целом можно охарактеризовать как период спада. Именно в это время в крестьянском сопротивлении всё отчётливее стали проступать разбойничьи черты. Повстанцы, не имея постоянных источников продовольствия и оружия, всё чаще грабили население и мануфактуры. Так из 89 захваченных заводов более 20 были полностью разрушены, 30 – остановлены и разграблены, а на 27 предприятиях рабочим удалось отстоять оборудование и имущество. Экономический ущерб пугачёвского восстания оценивался в астрономическую цифру – 1 165 781 рублей. Рабочие 28 заводов не поддержали Пугачёва, а те, кого всё же завербовали, бежали при первом удобном случае.
     На правом берегу Волги к Пугачёву присоединились небольшие группы из местных народов и восставшие русские крестьяне, однако, их боевые качества и подготовка оставляли желать лучшего. Учиться воевать у них просто не было времени.
     После поражения под Казанью начался третий этап крестьянской войны, который продолжался с 15 июля 1774 г. по 10 января 1775 г. Несмотря на поражение восставших под Казанью, помещики пребывали в панике, тысячами бежали в Москву и дальше на запад. Екатерине II советовали укрыться в Риге. Ожидали, что пугачёвцы выступят теперь на Нижний Новгород и Москву.
     Продвигаясь на запад, Пугачёв, однако, смог дойти только до Курмыша и, потерпев 20 июля очередное поражение от Михельсона, повернул на юг, откуда открывалась дорога на Алатырь, Саранск и Пензу.
     Манифест «Петра III» от 31 июля 1774 г., который освобождал крестьян от крепостничества, рекрутских наборов, подушных и других денежных налогов позволил набрать в повстанческие войска ещё некоторое количество свежих сил. Несмотря на то, что всем была очевидна утопичность Манифеста, обещания были слишком заманчивы и отражали надежды и чаяния крестьян.
     Таким образом у Пугачёва снова оказалось 20 тысяч человек. Дворянские усадьбы заполыхали по всему Поволжью. По официальным данным, из 3 тысяч умерщвлённых во время крестьянской войны дворян, подавляющее большинство жертв пришлось на лето 1774 г.
     Основной проблемой было, что крестьянские отряды действовали разрозненно, без плана и стратегии, состав их постоянно менялся. Сам Пугачёв в этот период стремительно продвигался на юг. 23 июля был взят Алатырь, 27 июля – Саранск, 2 августа пала Пенза, а, спустя всего 4 дня, 6 августа – Саратов.
     За 25 дней с 20 июля по 24 августа 1774 г. армия Пугачёва прошла около 1200 километров, делая в среднем 35 километров в день. Это очень большая скорость для войска наполовину состоявшего из пехоты.
     Такая большая манёвренность объясняется тем, что Пугачёв был очень мотивирован, ведь основную задачу он видел в привлечении свежих сил, в частности, донских и яицких казаков. Поэтому и стремился к ним, зная, что они ищут удобные для зимовки места, и именно там их проще всего застать.
     Правительство стягивало силы для решающего боя. В большой спешке 10 июля 1774 г. был подписан Кючук-Кайнарджийський мир с Турцией. Для борьбы с повстанцами были отправлены лучшие части регулярной армии во главе с опытными командирами. Руководство карательной операцией было поручено генералу Петру Панину. За голову Пугачёва обещали щедрую награду. На всякий случай вокруг Москвы строили укрепления.
 Портрет П. Панина. Худ. Г. Сердюков, 1760-е гг.
     Готовился к битве и Пугачёв. На Нижней Волге к нему присоединились калмыки, бродяги, донские, волжские и украинские казаки. Последние числом до 600 человек. В рядах повстанческого войска оказались и гайдамаки – участники страшной Колиивщины (1768), в результате которой, по разным данным погибло до 10 тысяч человек. Эти были настоящие головорезы. В августе 1774 г. активизировалась борьба гайдамаков в Ахтырском, Харьковском и других районах Слободской Украины. Существовала двусторонняя связь: пугачёвцы стремились на Украину, а гайдамаки и запорожцы пробивались на Волгу.
     Завершение Турецкой войны (1768 – 1774) дало Екатерине возможность бросить на бунтовщиков значительные военные силы. Командовали ими А. В. Суворов и И. И. Михельсон. Они по пятам преследовали Пугачёва по всему волжскому правобережью. Не успевал Пугачёв занять какой-либо город, как уже отходил, оставляя его правительственным войскам, которые буквально дышали ему в спину.
     Такие пугачёвские маневры выглядели как «победный побег». 17 августа Пугачёв занял Дубовку – форпост волжского казачества, а 21-го подошел к Царицыну. Город, однако, взять не удалось. Сверх этого, 25 августа Михельсон настиг повстанцев вблизи Черного Яра, в сотне километров к югу от Царицына и наголову разбил их. Только погибшими Пугачёв потерял 2 тысячи, 6 тысяч было пленено, остальные по традиции разбежались. Сам Пугачёв с отрядом в 160 казаков переплыл на левый берег Волги и достиг заволжских степей, откуда намеревался пробиваться на Каспий, в Персию и дальше на Кубань или в Запорожье.
     Удача, однако, от него отвернулась. Понимая, что восстание захлебнулось, богатые яицкие казаки, примкнувшие к восставшим, но в душе ненавидящие мужичьё, – Творогов, Чумаков, Федульев – схватили Пугачёва и попытались выкупить себе прощение, обещая передать его генералам. 15 сентября Пугачёва разоружили, связали и отправили в Яицкий городок. Из 186 участников казацкого круга, на котором вершилась судьба недавнего вождя, 154 проголосовали его выдать. Закованного в кандалы, сидящего в клетке Пугачёва повезли в Москву.
     Для дела самозванного императора Сенат назначил 38 высших судей. На процессе помимо самого Пугачёва фигурировало ещё 55 человек. Е. И. Пугачёва и А. П. Перфильева приговорили к смертной казни посредством четвертования. Т. И. Падурова, В. Т. Торнова, М. Шигаева должно было повесить. И. Н. Чику-Зарубина выслали на казнь в Уфу.
     Казнь Пугачёва состоялась 10 января 1775 г. на Болотной площади в Москве. Еще раньше в Оренбурге был казнен Хлопуша, а в Москве – И. Н. Белобородов. Салавата Юлаева выпороли и отправили на каторгу.
     В Поволжье рыскали карательные отряды, горели деревни. По приказу Панина 324 повстанцев казнили смертью, 399 человек наказали плетями, ещё 1205 человек побили шомполами. В целом, тем или иным видам наказаний подверглось несколько тысяч восставших. По Волге плыли плоты с виселицами. Станицу Зимовецкую переименовали в Потёмкинскую, Яицкое казачество – в уральское, а реку Яик – в Урал. Чтобы стереть любую память.
 Памятник Салавату Юлаеву, Уфа, Башкортостан, Россия
     Изучив основные вехи крестьянской войны под предводительством Пугачёва, можно сделать вывод, что она заметно отличалась от восстаний Болотникова, Булавина, Разина. Различия и в масштабе борьбы, и в её организации.
     Восстание, как известно, потерпело поражение, и на другой результат при имеющихся данных рассчитывать не приходилось. Слабо вооруженные, необученные, без должной военной подготовки толпы повстанцев не могли длительно противостоять регулярной армии, набранной, впрочем, из таких же крестьян, но ведомой опытными полководцами.
     Борьба за лучшую долю оказалась стихийной, локальной, плохо организованной и превратилась в кровавую бойню. Это то, что отвращало многих от пугачёвцев. Война стоила стране огромных жертв, хозяйству был нанесён значительный ущерб.
     Идеологическим стержнем, вокруг которого объединились разнородные группы повстанцев, стала идея «веры в доброго царя». Именно для этого Пугачёв объявил себя чудесно спасшимся императором Петром Фёдоровичем. Несмотря на иллюзорность и невыполнимость идей наивного монархизма, он, тем не менее, выступил едва ли не единственной политической альтернативой абсолютистско-монархическому режиму, способствовал началу вооруженной борьбы против существующего порядка. Но тот же самый наивный монархизм обострил противоречия внутри восставших, поскольку неизвестными остались их конечные задачи. Каждый понимал их по-своему, вкладывал в понятие «вольность» разный смысл, от этого и происходил разлад.
 «Казнь Пугачёва». Гравюра с картины А. И. Шарлеманя. Середина XIX в.
     Крестьянская борьба, тем не менее, заставила Екатерину II пойти на некоторые уступки, ослабить крепостнический гнёт, увеличить оплату труда приписным на уральских заводах. Восстание, хоть и незначительно, но подорвало устои феодально-абсолютистской системы, заложило предпосылки для развития рыночных отношений.
     Вплоть до крестьянской реформы 1861 г. помещиков, владевших душами, преследовал призрак Пугачёвщины. Не будет преувеличением сказать, что призрак этот внёс собственную, вполне ощутимую лепту в отмену крепостного права.

Русско-турецкая война 1768 – 1774 гг.
     Осенью 1768 г. Турция, подстрекаемая Францией, потребовала, чтобы Россия вывела свои войска из Польши. Сверх того, российское посольство в Стамбуле во главе с А. М. Обресковым было арестовано и заключено под стражу. Налицо были провокация и дипломатический скандал.
     Непосредственным поводом к войне послужила резня турецкого населения в приграничном городке Балта, будто бы совершенное российскими войсками. Против России Турция выставила 300 тысячную армию, состоявшую из плохо вооруженных ополченцев. К тому моменту турецкие стрелки – янычары, бывшие ранее грозной военной силой, уже утратили былую хватку. Русская армия смогла противопоставить туркам 120 тысяч солдат. Командование приняли на себя А. М. Голицын и П. А. Румянцев. Полной неожиданностью для противника, стал тот факт, что в качестве главного направления русские выбрали Дунайские княжества, Молдавию и Валахию. Правительство снарядило морскую экспедицию в Средиземное море, чтобы ударить в спину Турции.
 Портрет П. А. Румянцева-Задунайского. Неизвестный художник. 1790-е гг. (?)
     Успех не заставил себя ждать. В продолжении всего 1769 г. при активной поддержке местного населения российские войска, несмотря на пассивность Голицына, взяли Хотин, Яссы, Бухарест. Удачным для русского оружия оказался и 1770 г., в котором Румянцев выиграл несколько сражений. В июне 1770 г. превосходящие силы турков и крымцев потерпели поражение в бою близ урочища Ряба Могила. Не успели турки оправится, когда 7 июля русские нанесли по ним в устье реки Ларги новый удар. Противник рассчитывал на реванш, подтянув 21 июля к городу Кагулу 150-тысячную армию со 150 пушками.
     У русских было всего 27 тысяч воинов и 118 орудий. Ловко маневрируя, Румянцев разбил врага, захватил почти всю его артиллерию (138 пушек) и весь обоз. Безвозвратные потери турок составили 20 тысяч человек, русских – 914. За разгром турок в 1770 г. П. А. Румянцев был награждён чином фельдмаршала и званием «Задунайского».
     Успешно действовал и российский флот. В начале 1770 г. из Петербурга вышла эскадра под командованием А. Г. Орлова (1737 – 1807) и, обогнув Европу, направилась в Эгейское море. В ночь с 25 на 26 июня 1770 в Чесменской бухте российский флот, благодаря удачным действиям адмирала Г. А. Спиридонова (1713 – 1790), одержал победу над турецкой эскадрой. Противник недосчитался 20 судов. В течение 1771 г. российская армия заняла Крым, а флот блокировал Дарданеллы. По всему выходило, что Турция вот-вот должна согласится на переговоры, предложенные российской стороной, однако французы активно поддерживали турков, поэтому война продолжилась.
     Военная кампания 1774 г. складывалась удачно для Екатерины. Из Польши на Дунай, где развернулись самые жаркие бои были переведены части под командованием Александра Васильевича Суворова (1730 – 1800). Русская армия переправилась через Дунай и в один день, 9 июня 1774 г. выиграла сразу два сражения – при Туртукае и Козлуджи, где 18 тысяч русских солдат разбили 40-тысячное турецкое войско.
 Портрет А. В. Суворова. Худ. Д. Г. Левицкий, 1786 г.
     Турки согласились на все кондиции, выдвинутые главнокомандующим П. А. Румянцевым-Задунайским, и 10 июля 1774 г. в с. Кючук-Кайнарджи был подписан мир. По этому договору Российская империя получала выход к Черному морю и города Кикбурн, Керчь, Еникале, а также право беспрепятственного движения через проливы Босфор и Дарданеллы. Крымское ханство отделялось от Турции. Юго-западная граница теперь проходила по Южному Бугу, а восточная – по реке Кубани. На турецкую сторону была наложена контрибуция в четыре с половиной миллиона рублей. После русско-турецкой войны Россия стала полноправной черноморской державой и в значительной степени укрепилась на юге, Балканах и Кубани.

Раздел Речи Посполитой
     В XVIII в. федеративное государство Речь Посполитая, образованное в 1569 г., переживало не лучшие времена. Во второй половине XVIII столетия, по словам самих жителей, в стране царил хаос. Государство непрерывно находилось под чьим-то игом, его постоянно кто-то захватывал, через него всё время маршировали интервенты. Экономика пришла в упадок.
     После смерти короля Августа III, в октябре 1763 г. дворяне стали драться за власть, что усугубило социально-экономическую обстановку. К неурядицам в хозяйстве добавился кризис управления. Дворянские группировки, опираясь на иностранную помощь, стремились посадить на престол каждая своего ставленника.
     Магнаты во главе с Чарторыйскими выдвинули кандидатуру Станислава Понятовского, а группировка Браницких – Фридриха Августа Саксонского. Чарторыйские попросили протекции у Екатерины II, которая в мае 1764 г. послала им на помощь войска. В октябре 1764 г. на сейме Понятовского избрали королем. Этого не могло случиться без активной поддержки российского правительства.
 Портрет С. Понятовского. Худ. М. Бачиарелли, 1786 г.
     Рассчитывая на компенсацию в ответ на присланную военную помощь, российская сторона прямо во время заседания сейма поставила вопрос о «диссидентах». Ей хотелось, чтобы в Речи Посполитой католики были уравнены правами с некатоликами, т.е. православными. Последних и называли «диссидентами». Чарторыйские, однако, не вняли и вопрос отклонили. Так вчерашние союзники в одночасье сделались врагами.
     Почти сразу же после этого в Торуне и Слуцке сформировалась непримиримая оппозиция (конфедераты). Им удалось в октябре 1767 г. созвать чрезвычайный сейм, который, наконец, уравнял диссидентов и католиков. Внешнеполитический курс, избранный Россией привел к образованию новой конфедерации (1768), не согласной с решением чрезвычайного сейма. Конфедераты, штаб-квартира которых находилась в Бари, требовали сохранения своих привилегий и готовились к войне с Екатериной. В качестве союзников они рассчитывали на Францию и Турцию, давних соперников России. В 1772 г. российская армия выступила против конфедератов. Их войска были разгромлены Суворовым.
     Еще в феврале 1768 г. прусский король Фридрих II обратился к Екатерине с инициативой о разделе некоторых польско-литовских земель между Австрией, Пруссией и Россией. Однако российская сторона с ответом не спешила. Переговоры возобновились лишь 4 года спустя, в начале 1772 г., и 25 июля 1772 г. был подписан договор о первом разделе Польши между Австрией, Пруссией и Россией. К России в результате первого раздела отошли территории Восточной Белоруссии; Полоцкое, Витебске, Мстиславское и часть Минского воеводства, часть Прибалтики (инфлянты), всего 1692 квадратных километров. Австрия получила земли бывшей Червонной Руси (Галиция), а Пруссия – Вармию, Поморское (без Гданьска), Манборизское, Хелмское (без Торуни) воеводства и часть Великой Польши, всего 660 квадратных километров. Всего в результате первого раздела Речь Посполитая не досчиталась территории в 3800 квадратных километров и четырёх миллионов человек населения.
     Под давлением иностранных держав в сентябре 1773 г. сейм ратифицировал соглашение о разделе. Таким образом, Российская империя вернула исконные свои земли, в частности, восточную Беларусь, захваченные еще в XIV в. Литвой. Переход под власть российской короны несколько улучшил положение православного населения, которое теперь было не столь притесняемо католиками. Положение крестьянства же от всех этих перестановок совершенно не поменялось.

Политика Российской империи после Французской революции
     В последние годы своего правления Екатерина в основном боролась с революционной заразой, занесённой на российскую почву французской революцией 1789 г., и пыталась урвать у Польши кусок пожирнее. На внешнеполитической арене Россия всё сильнее походила на жандарма Европы.
     События во Франции сильно беспокоили Екатерину II. Особенно она волновалась, когда в мае 1789 г. были созваны Генеральные штаты, и 14 июля срыта Бастилия. В августе 1790 г. всех русских граждан вывезли из Франции. Россия, Англия, Австрия, Пруссия и Швеция затеяли переговоры о создании антифранцузской коалиции.        Основной целью было задушить революцию.
 Взятие Бастилии. Худ. Ж.-П. Уэль, 1789 г.
     Планам интервенции, которые российская императрица в конце 1791 г. разрабатывала на полном серьёзе, так и не суждено было воплотиться. Помешали смерти: шведского короля Густава III и австрийского императора Леопольда II. В марте 1793 г. состоялось подписание англо-русской конвенции, установившей экономическую блокаду Франции. Военные действия, которые вели союзники на французской территории, показали, что победить революцию штыками невозможно: интервенты терпели одно поражение за другим.
     Панический страх перед революцией, который испытывала Екатерина, заставил её преследовать всех прогрессивно настроенных людей, а таких в государстве российском в ту пору было немало. Под горячую руку попали А. Н. Радищев (1749 – 1802), М. И. Новиков (1744 – 1818) и многие другие.
 А. Н. Радищев. Неизвестный художник. 1790-е гг. (?)
     После первого раздела Речи Посполитой в 1772 г. тем, что от нее осталось, фактически правил не король Станислав Август, а российский наместник А. Н. Шталькенберг. Российское шефство сильно досаждало полякам. Они повсюду искали союзников, чтобы усилить своё влияние в сейме. Воспользовавшись русско-турецкой войной 1787 – 1791 гг., и рассчитывая на обещанную поддержку Пруссии, польский сейм решил нарушить договоренности с Россией, принятые в 1788 г., и отдал приказ увеличить национальную армию до 100 тысяч человек. Помимо этого, русским военным было запрещено передвигаться на территориях Речи Посполитой, а продовольственные склады, обеспечивавшие довольствие наших солдат, должны были быть вывезены. В 1790 г. Польша и Пруссия подписали договор, в результате которого российские позиции были сильно поколеблены.
     Французская революция в значительной степени повлияла на внутриполитическую ситуацию в Польше. 3 мая 1791 г. была принята новая конституция, которая укрепила вертикаль государственной власти и облегчила переход в благородное сословие выходцам из других слоев. Была упразднена автономия Литвы, шляхте разрешили заниматься торговлей, без того, чтобы она теряла благородное своё звание, и даже самостоятельно освобождать крестьян.
     Крупные магнаты вроде Потоцких и Браницких и церковники были недовольны новым законом. Сторонники старых порядков при поддержке российского правительства образовали в 1792 г. антинациональную конфедерацию с центром в Тарговице. Екатерина II даже выпустила манифест, в котором все, что происходило в Польше, напрямую увязывала с французской революцией. Императрица утверждала, что нет иного способа исправить дело, как ограничить территорию Речи Посполитой, ввести в ней своеобразный политический карантин.        В том же 1792 г. в польскую столицу были введены сначала российские, а затем и прусские части. Сейм, заседавший в Гродно, после долгих и мучительных прений признал договор между Россией и Пруссией от 12 января 1793 г. о проведении второго раздела Польши легитимным. Согласно этому документу, России забирала себе восточную часть Белоруссии с Минском и правобережную Украину (Волынь, Подолье), а Пруссия – земли Великой Польши с Познанью, города Гданьск (Данциг) и Торунь (Торн).
     Второй раздел Польши вызвал усиление национально-освободительной борьбы в стране. Польские якобинцы, так в Речи Посполитой называли радикально настроенных шляхтичей, активно агитировали население на борьбу против иностранных интервентов. В результате таких пропагандистских действий шляхты весной 1794 г. в Польше развернулось сопротивление. В борьбу за национальную независимость включились все слои населения – ремесленники, городская беднота, и даже некоторые крестьяне. Вождём повстанцы избрали шляхтича-литвина Тадеуша Костюшко, принимавшего участие в американской войне за независимость. 24 марта 1794 г. в Кракове, при стечении огромного количества народа на площади главного рынка, он был назначен главнокомандующим восстания и генералиссимусом. При активной поддержке польского крестьянства Костюшко одержал вблизи села Рацлавичи первую победу над русскими войсками. Однако крестьяне, поняв, что шляхта вовсе не собирается освобождать их из личной зависимости, начали отходить от восстания. Тогда Костюшко 7 мая 1794 г. провозгласил «Поланецкий универсал» (название в честь местечка Поланец под Сандомиром, где документ был составлен и подписан), по которому крестьянство объявлялось лично свободным и получало право уходить от помещиков, уплатив предварительно все причитающиеся с него налоги и долги. И хотя де-юре крестьяне-участники восстания получали временное освобождение от барщины и прочие льготы, однако де-факто этот универсал не работал, потому что не признавался шляхтой. Крестьянство окончательно откололось от восставших, что и определило судьбу последних.
 Присяга Тадеуша Костюшко на краковском рынке. Худ. Ф. Смуглевич, 1797 г.
     Для подавления восстания Екатерина II направила в Польшу Суворова. Одновременно прусские войска вошли Краков, а австрийские взяли Люблин. После упорных боёв в октябре 1794 г. Костюшко потерпел поражение под Мацейовичами и, тяжело раненный, попал в плен. Российские войска 4 ноября 1794 г. захватили пригороды Варшавы, а затем заняли польскую столицу. Суворову, сообщавшему ей о взятии Варшавы, Екатерина ответила так: «Ура! Фельдмаршал Суворов!». Именно за победу над польскими повстанцами Суворов получил звание генерал-фельдмаршала.
     Усмирив недовольных собственных граждан, король Станислав Август отрекся от престола и по приглашению Екатерины II, назначившей бывшему монарху ренту в 200 тысяч рублей в год, переехал в Петербург, где прожил до самой своей смерти в 1798 г. Суворов, после назначения его в январе 1795 г. главнокомандующим всех русских войск в Польше, осуществлял умеренную политику, старался учитывать интересы местного населения и не нагнетать страсти. Это, однако, шло вразрез с великодержавными планами императрицы, которая до конца дней оставалась верна культивируемому ею просвещенному абсолютизму. В связи с этим Суворов был вскоре отозван со своего поста, а Екатерина начала готовиться к новому разделу Польши, который и состоялся в 1795 г. между Австрией, Пруссией и Россией.
     В результате третьего и последнего раздела Речь Посполитая как государство перестало существовать. Австрии досталась Малая Польша с главным городом Люблин, Пруссия получила львиную долю польских земель между Неманом и Западным Бугом, а к России отошли Литва, Курляндия, западные окраины Белоруссии и западная Волынь. На этих землях впоследствии были образованы Виленская, Ковенская, Гродненская губернии, а вместе с землями, присоединёнными ещё по второму разделу, – Изяславская и Брацлавская губернии.
     Довольно сложно однозначно оценить все три раздела Речи Посполитой. Ясно одно – их лейтмотивом было ликвидировать независимое польско-литовское государство, просуществовавшее на границе Западной и Восточной Европы более чем два столетия. В устранении федерации было заинтересовано три соседа – Австрия, Пруссия и Россия. Именно они стали инициаторами насильственного захвата польских земель, что и привело в конечном итоге к уничтожению польской независимости. Особой петербургской конвенцией 1797 г. было запрещено название «Королевство Польское».
     Но в гибели Речи Посполитой виноваты не только соседние державы. Ответственность и на местных магнатах и шляхте. Именно их междоусобицы и дрязги сначала ослабили страну, а затем и вовсе привели её к катастрофе.
Кстати, разделы Польши имели негативные последствия и для самой России, чего не могли предвидеть ни Екатерина II, ни ее окружение, свято уверенные, что делают благое дело – увеличивают российскую территорию и укрепляют военную мощь. Польская проблема с тех пор словно бельмо на глазу висела в центре российской политики в Европе. Русские вынуждены были постоянно согласовывать свои действия с другими участниками разделов, с которыми они теперь были повязаны одной верёвкой. Объединение украинских и белорусских земель привело к усилению там национально-освободительных настроений.
 Апофеоз царствования Екатерины II. Худ. Г. Гульельми, 1767 г. Картина была написана за 29 лет до кончины императрицы
     Положительным моментом для самодержавия было то, что разделив Польшу, оно освободило ресурсы для борьбы с республиканской Францией. В конце 1795 г. монархи Австрии, Англии и России подписали союзный договор (Тройственный союз). Осенью 1796 г. Екатерины II отправила во Францию шестидесятитысячный корпус под командованием Суворова. Смерть императрицы 6 ноября 1796 г. помешала фельдмаршалу выступить.
     На престоле Екатерина провела в общей сложности 34 года. Основными итогами её царствования были: ещё большее закрепощение крестьян и расширение дворянских привилегий. Сколь-нибудь ощутимых вещей для народа, просвещения и культуры императрица не сделала.

 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы