Всеобщая история архитектуры. Том I Предисловие - Всеобщая история архитектуры

Все существующие на русском языке работы по всеобщей истории архитектуры уже не могут удовлетворить возросшие требования советского читателя. Неправильное распределение материалов, относящихся к различным историческим эпохам, одностороннее освещение развития архитектурных стилей, игнорирование замечательного наследия русской архитектуры, архитектуры народов СССР и советской архитектуры — вот основные недочеты этих работ.
 
Коллектив участников «Всеобщей истории архитектуры» стремился избежать этих недочетов и создать руководство по истории архитектуры, построенное на базе марксистской методологии, на уровне современного понимания вопросов истории. Он стремился связать развитие архитектурного стиля с общественным развитием эпохи, раскрыть сущность стиля в процессе столкновения его внутренних противоречий; стремился не только ознакомить читателя с гениальными творениями мировой архитектуры, но и заставить полюбить их, научить ценить профессиональное мастерство, обусловившее их мировое значение и высоко поднявшее эти памятники над общим) уровнем сооружений данной эпохи. Это может быть достигнуто только при условии включения лучших образцов народного творчества в круг изучаемых объектов. Изучение скромных греческих амфор и лекифов может дать верный ключ к раскрытию истоков неповторимой пластичности Парфенона. Изучение структуры деревянной русской избы и погоста может облегчить понимание композиционного своеобразия церкви в Коломенском.
 
 
* * *
 
«... Ни одно явление в природе не может быть понято, если взять его в изолированном виде, вне связи с окружающими явлениями, ибо любое явление в любой области природы может быть превращено в бессмыслицу, если его рассматривать вне связи с окружающими условиями, в отзыве от них, и, наоборот, любое явление может быть понято и обосновано, если оно рассматривается в его неразрывной связи с окружающими явлениями, в его обусловленности от окружающих его явлений» (Краткий курс истории ВКП(б), стр. 101).
 
По отношению к истории архитектуры это требование прежде всего означает, что архитектура, имея внутреннюю закономерность развития, должна рассматриваться в неразрывной связи с историей всего человеческого общества. Иногда развитие архитектуры находится в полном соответствии с общественным развитием, иногда обнаруживается неравномерность их роста, но всегда наблюдаются между ними определенные исторически обусловленные взаимоотношение «и взаимосвязь.
 
Важнейшей задачей изучения истории архитектуры должно быть установление связи между возникновением стиля какой-либо эпохи и историко-культурной средой. Необходимо суметь выявить, что те или иные черты архитектуры возникают на базе определенного уровня развития производительных сил, производственных отношений людей и господствующего мировоззрения той или иной эпохи. Конечно, в вопросах искусства и, в частности, архитектуры речь идет не о примитивной зависимости причины и следствия. Здесь мы сталкиваемся с гораздо более тонкой взаимосвязью, когда даже при сравнительно невысоком уровне общественного развития может быть создано, при известных условиях, выдающееся художественное произведение. Невозможно понять сущность величайших произведений греческой архитектуры, не понимая общественного идеала демократических Афин Перикла. Точно так же лишь специфические условия хозяйства и политики Римской империи вскрывают со всей остротой источники возникновения характерных черт римской архитектуры.
 
Научное рассмотрение какого бы то ни было явления должно исходить из того, что «... предметам природы, явлениям) природы свойственны внутренние противоречия, ибо все они имеют свою отрицательную и положительную сторону, свое прошлое и будущее, свое отживающее и развивающееся, что борьба этих противоположностей, борьба между старым и новым), между отмирающим и нарождающимся, между отживающим и развивающимся, составляет внутреннее содержание процесса развития, внутреннее содержание превращения количественных изменений в качественные» (Краткий курс истории ВКП(б), стр. 103-104).
 
В отношении истории архитектуры это означает, что процесс развития архитектуры должен быть понят не как некое в себе ограниченное становление архитектуры, а как полный глубоких противоречий процесс борьбы. Борьба эта представляет собой не случайное явление, а закономерное условие развития архитектуры, причем в архитектуре такие противоречивые моменты являются отражением общих противоречий в развитии общества и его культуры. Эти противоречия сказываются в самых разнообразных проявлениях как внешних, так и внутренних: между естественной природной средой и архитектурным сооружением как искусственным созданием человека, между возможностями архитектуры того или иного периода и задачами, которые ставятся в это время обществом, между материально-технической основой и художественной стороной архитектуры, между формой и содержанием) и, наконец, между отживающими архитектурными формами каждого периода и идущими им на смену новыми формами. Это последнее противоречие, как известно, на всех основных рубежах истории выливалось в непримиримую борьбу несмотря на то, что каждое новое художественное явление сохраняло в себе определенную меру преемственности от старого.
 
На самой заре человеческой культуры мы можем проследить наличие сооружений, единственной целью которых являлось удовлетворение примитивнейших потребностей человека. Здесь нет и речи о каких-либо творческих задачах, и архитектура выступала) лишь как продукт материальной деятельности первобытного человека. Однако уже в процессе перехода из стадии дикости к стадии варварства человек приобретал не только известные конструктивные навыки, но и определенные пространственные представления. Архитектура постепенно поднималась до уровня искусства. Первобытный строитель приобретал специфическое «образное мышление» и при помощи тех или иных строительных приемов научится организовывать пространство для своих конкретных целей.
 
Исключительно важным для понимания путей, которыми шло развитие архитектуры, является то, что принципы решения тех или иных задач, первоначально возникшие в результате конструктивной или функциональной необходимости, остаются жить в течение длительного периода и используются архитектором как художественно-композиционные приемы. Поэтому для понимания архитектуры какой-либо эпохи мало знать современную ей среду, но оказывается необходимым изучить историческую среду предшествующей эпохи, уровень ее производительных сил, производственные отношения, ее культуру. Происхождение той или иной архитектурной формы зачастую становится вполне ясным) при изучении, предшествующих ей строительных приемов. Так, некоторые элементы каменной архитектуры становятся понятными при изучении предшествующей «деревянной стадии» ее.
 
В то же время новые потребности человека, новые производственные отношения и развитие производительных сил толкают человека к созданию новых типов архитектуры, новых конструкций и новых архитектурных форм.
Борьба между пережитками прошлого и настойчивыми требованиями нового бытия и нового сознания раскрывается перед нами на всем протяжении развития мировой архитектуры. Отдельные этапы столкновения этих противоречий—пассивного старого и активного нового — становятся движущей силой развития архитектуры, в каждом отдельном случае отражая своеобразное, лишь данной эпохе присущее понимание сущности и задач архитектуры.
 
В период расцвета демократических Афин вся сумма накопленных предыдущим развитием навыков, представлений и образов, в результате органического роста, была приведена в полное соответствие с новыми потребностями и новыми возможностями демократического «полиса». Ничего из старого опыта не было отброшено. Многовековое наследие греков под мощным влиянием нового общественного строя подверглось кристаллизации и художественной шлифовке. В этом плодотворнейшем процессе рудиментарное не отбрасывалось, а становилось активным и действенным.
 
Однако в другие периоды истории новое искусство возникало более мучительно, иногда даже отбрасывая накопленное прошлыми веками наследие.
 
Период разложения рабовладельческой Римской империи и возникновения на ее обломках раннехристианской культуры дает нам интереснейший, полный драматизма пример гибели традиций, навыков и вкусов, созданных долгими веками развития античного мира. Но и в этих случаях гибель традиций и навыков в значительной мере! лишь кажущаяся. В действительности пережитки античного мировоззрения продолжали влиять на формирование нового искусства.
 
Научное марксистское мировоззрение требует, чтобы «... явления рассматривались не только с точки зрения их взаимной связи и обусловленности, но и с точки зрения их движения, их изменения, их развития, с точки зрения их возникновения и отмирания», причем) «процесс развития следует понимать не как движение по кругу, не как простое повторение пройденного, а как движение поступательное, как движение по восходящей линии, как переход от старого качественного состояния к новому качественному состоянию, как развитие от простого к сложному, от низшего к высшему» (Краткий курс истории ВКП(б), стр. 101-102).
 
При изучении истории мировой архитектуры плодотворным будет такой анализ ее памятников, при котором они рассматриваются не только как продукт своей эпохи и не только как законченный художественный организм, но и как явление, носящее в себе прогрессивные черты, которым дано оплодотворить более поздние архитектурные стили. Тем самым эти произведения архитектуры как бы входят в непрерывную цепь ее развития.
 
Начальные этапы развития архитектуры протекали необычайно медленно.. Человеку понадобились, вероятно, несколько тысячелетий для того, чтобы от жилищ неправильной или абсидальной формы перейти к прямоугольному дому. Период развития древнейших восточных культур (Египта, Двуречья и др.) измеряется несколькими тысячелетиями. Античная культура (Греция, Рим) складывается в течение нескольких веков. Позднее уже одно или два столетий оказываются достаточными для коренного изменения архитектурного стиля. Все более усиливающиеся связи между отдельными культурами и, следовательно, возрастающее значение преемственности человеческого опыта играют немалую роль в этом ускорении темпов развитая архитектуры.
 
Справедливо возникает новый критерий архитектурного качества: наличие прогрессивных черт, определяющих дальнейший рост архитектуры. Это позволяет перейти к постановке совершенно новой научной проблемы — к изучению архитектуры всех времен и народов, как единого процесса, к оценке каждой ветви архитектуры с точки зрения ее участия в этом процессе. Само собой понятно, что речь идет об эволюции основных архитектурных идей и концепций, ни в какой степени не противоречащих многообразию национальных и индивидуальных форм, в которые эти идеи и концепции облечены.
 
Несмотря на самостоятельное развитие первобытной архитектуры в различных местах обоих полушарий мира, можно установить некоторые черты, явившиеся исходными для всего дальнейшего развития архитектуры. Это прежде всего кристаллизация двух пространственных концепций: круглого или овального пространства и более или менее правильного прямоугольного, послужившего основой для большинства сооружений позднейших исторических эпох. Точно так же можно отметить два различных способа изоляции пространства: сплошной стеной и в виде отдельных ритмически расположенных опор. Первый способ послужил зачатком дальнейшего развития проблемы стенной поверхности (Древний Восток), второй явился первоосновой стоечно-балочной системы, сыгравшей особенно значительную роль в развитии греческой, а также всей европейской архитектуры.
Если подойти под этим углом зрения к египетской архитектуре, то при всем ее своеобразии ряд архитектурных идей египетских зодчих приобретает значение, выходящее за пределы Египта. Сюда можно отнести установившуюся структуру жилого дома и храма, появление перистильного двора, так называемый «базиликальный» разрез, углубленное развитие идеи продольного развертывания храмовой композиции и первые решения проблемы монументального ансамбля и синтеза искусств. Все эти черты получили дальнейшее развитие в ряде позднейших архитектурных стилей.
 
Не приходится доказывать прогрессивную роль, которая выпала на долю классической Греции.
Именно в Греции выкристаллизовался художественно законченный тип стоечно-балочной системы (дорический и ионический ордер), развились две важнейшие связанные с ней концепции: периптер и перистиль. В греческой же архитектуре мы встречаем впервые принцип ансамблевого построения целого» в котором части и детали, неразрывно связанные с целым, сообщают органическую законченность архитектурному произведению, и принцип оптического равновесия объемов, гармонично увязанных со всеми особенностями ландшафта.
 
Архитектура античного Рима внесла свои специфические черты в мировую архитектуру. Это, с одной стороны, появление нового строительного материала (бетон), новой строительной техники и новых методов строительства, в частности блестящей техники сводостроения, и, с другой стороны, новое понимание архитектурного целого, состоящего из ряда различных по форме пространственных величии, перекрытых разнообразными сводчатыми поверхностями (термы).
 
В области планировки римская архитектура довела до необычайной четкости идею прямоугольного города (лагерь), уже до этого встречавшуюся в египетской и эллинистической архитектурах.
 
Византийская архитектура из всей системы сводчатых перекрытий развила купольную систему и на этой базе создала ряд замечательных центрических храмовых композиций.
 
Раннее средневековье создало радиально-концентрическую систему построения города, послужившую основой для развития ряда современных европейских городов. Углубив опыт римской архитектуры, средневековье создало тип многоэтажного жилого дома в непрерывно застроенной городской улице, явившегося прообразом современного европейского жилого дома. В эту же эпоху выкристаллизовался тип феодального замка, впоследствии развившийся в загородный ренессансный дворец или виллу.
 
В области строительной техники готика создала блестяще развитую систему каркаса, непохожую на греческую и гораздо более приближающуюся к современному пониманию этой задачи. Система статического равновесия в готике впервые достигалась не увеличением сечений несущих частей, а рациональным распределением напряжений. Это дало возможность создать монументальные готические храмы с грандиозными витражами, кажущиеся воздушными, несмотря на свою величину.
 
В готике же мы встречаем полную своеобразной тектонической логики, блестяще развитую композиционную идею вертикального построения сооружений.
 
Наиболее прогрессивной чертой архитектуры Возрождения является то, что впервые в эту эпоху главное внимание зодчих было перенесено с культовых сооружений на сооружения светские (дворцы, виллы, ратуши и т. д.). Архитектура Возрождения приобрела черты гуманизма, роднящие ее с греческой. Концепция жилого дома и храма, в основном созданная еще средневековьем, — в эпоху Возрождения приобрела реальные человеческие масштабы, чистоту форм и ,черты гармонической законченности в композиции объемов, уравновешенных вокруг общего центрального пространства.
 
XVII и XVIII вв. внесли совершенно новую концепцию в построение ансамбля, в котором целое связывается с частями при помощи осей симметрии и сочетания продольно-развернутой оси с ярко выраженным центром (Версаль). Именно эта концепция сказалась в реконструкции большинства европейских городов, в построении их парковых ансамблей, аллей и улиц.
 
XIX в. и начало XX в. произвели подлинную революцию в строительной технике, создав ряд новых строительных материалов (железобетон, сталь, стекло) и новые методы строительства. Особенно прогрессивную роль в этом смысле сыграла американская техника. В это же время сложился целый ряд новых типов сооружений (жилой дом, школа, театр, рынок, биржа, банк, стадион, вокзал, гараж, аэродром и т. п.).
 
fxeuroclub.ru
 
Здание Нью-Йоркской фондовой биржи 
 
 
Менее значительными были влияния всех восточных ветвей архитектуры на развитие европейской архитектуры. Все же последовательные волны восточных влияний заметно сказались на формировании эллинской, эллинистической и римской архитектур. От истоков древневосточной архитектуры с характерным для нее поперечным развертыванием пространства, с ее культом стенной поверхности и сводчатых перекрытий, с полихромным декором грандиозных массивов стен — развивались, полные своеобразного очарования, феодальные архитектуры Ирана, Ближнего Востока, Средней Азии и всех мусульманских стран.
 
Более изолированно, своими специфически ми путями шло развитие необычайно своеобразных и ярких архитектурных стилей Китая, Японии и Индии, чему в значительной степени способствовали условия феодальной разобщенности этих стран и почти полной недоступности их для европейцев. Науке предстоит и здесь открыть много перекрестных линий взаимного влияния между этими древнейшими восточными культурами и основными течениями европейской архитектуры.
 
Наша великая русская архитектура должна занять в истории мировой архитектуры особое место. Испытав в своем развитии влияния вначале византийской, а позднее других западноевропейских систем, она тем не менее с первых же шагов своего существования проявляла с исключительной силой и остротой свое, национальное своеобразие и создала на протяжении многих веков громадное количество первоклассных памятников мирового значения.
Неповторимые черты развития русского народа, ero характер и мировоззрение отразились в сказочном очаровании деревянных церквей, чудесно поставленных посреди лесов на берегах полноводных рек и озер нашего Севера, в полных суровой и благородной простоты памятниках Киева, Новгорода и Пскова, в исключительном изяществе форм владимиро-суздальских, храмов, в величайших шедеврах зодчества Московской Руси, в непревзойденных ансамблях классических сооружений Петербурга.
 
Наряду с этим создавались изумительные по своему национальному своеобразию памятники других республик нашего Союза, строгие по форме, гармоничные в пропорциях и деталях и сохраняющие полностью свежесть и чистоту своего самобытного развития, в Украине и Белоруссии, Грузии и Армении, Азербайджане и Узбекистане, на севере и юге, востоке и западе нашего многонационального Союза Советских Социалистических Республик.
В нашу эпоху особенно ясными становятся огромные задачи, стоящие во весь рост перед русской архитектурой. Впитав в себя все прогрессивные идеи и художественные концепции мировой архитектуры, советский зодчий должен прежде всего осознать значение тех основных задач, которые приходится ему разрешать при осуществлении грандиозных сооружений послевоенного периода. Глубокое и проникновенное изучение всей мировой сокровищницы архитекхуры прошлого должно стать могучим средством к выковыванию новой, яркой и многообразной архитектуры социалистического реализма.
 
М. Я. Гинзбург


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы