Новейшая история Революция сверху в России первой четверти XIX в.: успехи и неудачи

Редько В.

Эпоха Александра I является одной из самых противоречивых в оценках исследователей. Личность самого императора характеризуется в них как «болевая точка» отечественной истории. Различные мнения высказываются не только насчет самих преобразований, но и их неизбежности, предпосылках и влиянии. Без понимания единства этого процесса, постановке вопроса об особенностях его протекания невозможно оценить его результаты. Поэтому для исследования реформаторских инициатив самодержавной власти особенно недопустимо рассматривать историю как совокупность фактов, как это делается, например, в школьном курсе.

 Александр I. Худ. Д. Доу. 1826 г. Государственный художественно-архитектурный дворцово-парковый музей-заповедник «Петергоф»

 

 

Эпоха Александра I стала поворотной точкой в решении многих проблем. Она поставила перед Россией необходимость выбора, взгляд на который по прошествии 200 лет может объяснить и открыть многое в ходе истории.

Тема получила достаточно широкое освещение в отечественной историографии в контексте проблемы движения декабристов. Большее внимание историков, как правило, уделялось аспектам, имевшим непосредственное влияние на события 14 декабря. Выявлялись цели реформ, объяснялись отрицательные результаты. Особняком стоит вопрос об серьезности либеральных намерений власти.

Заметим, что в императорской России труды, посвященные сравнительно недавним историческим событиям и членам царской семьи, подвергались переработке, чтобы не допустить жесткой критики представителя династии, в то же время отразив современный политический курс.

Н. К. Шильдеру принадлежит идея разделения периода правления Александра на два этапа – либеральный и консервативный. При этом основную причину неудач политики, повлекшую за собой восстание декабристов и даже «крымский погром», он видел в биографии и личных качествах императора (Шильдер, Н. К. Император Александр Первый. Его жизнь и царствование В 4-х т.. – СПб., 1897 - 1898). М. И. Богданович также выделял роль Александра в проведении реформ, настаивая на искренности его либеральных взглядов и, более того, их радикальности. Успех начинаний первых лет и, в то же время, решительное сопротивление дворянства хоть сколько-нибудь решительным мерам, внешнеполитическая угроза – все это повлекло постепенное свертывание реформ и, далее, восстание 14 декабря (Богданович, М. И. История царствования императора Александра I и России в его время. В 6-ти т. – СПб., 1869-1871).

Достаточно показательна оценка периода правления и личности Александра В. О. Ключевским, данная в его лекциях по русской истории. Проводимую политику он рассматривает в тесной связи с дальнейшими потрясениями внутри страны, а в недостаточной настойчивости видит причины застоя и безрезультативности, усугубившихся противоречий между народом и властью.

Для советской историографии характерно выделение экономико-социальной подоплеки реформ, анализ их с точки зрения теории классов Маркса и начала формирования капиталистических устоев. Часто ставилось под сомнение само желание власти проводить преобразования, трактуемые как «игра» в либерализм (М. Н. Покровский, С. Б. Окунь). В этой связи пересматривалась и предложенная Шильдером периодизация, часто принципиально отвергаемая.

Некоторыми исследователями отрицалась значимость реформ в долгосрочной перспективе, подчеркивалась импульсивность преобразований. В работе А. Е. Преснякова уделено внимание переемственности государственной политики на примере либеральных замыслов Павла I (указ о трехдневной барщине, политика в отношении дворян) (Преснякова А.Е. Российские самодержцы. – М., 1990).

 Портрет Павла I. Худ. С. С. Щукин, 1797 г.

Различия между пониманием кризисного состояния России властью и философией декабристов подчеркивает Н. В. Минаева, признавая при этом значительную для данных исторических условий решительность правительства. В ее работе, имеющей некоторую общность с взглядами современных историков, преобразования Александра I рассматриваются с позиции противопоставления реформаторской инициативы власти общественному движению (Минаева, Н. В. Правительственный конституционализм и передовое мнение в России начала XIX века. – Саратов, 1982).

Большую ценность несут работы Н. Я. Эйдельмана и С. В. Мироненко. Оба они отмечали, что основополагающее влияние на конституционные реформы на всем их протяжении оказало отсутствие общественной поддержки проводимого политического курса. В работах Мироненко указывается также, что реформы осуществлялись через бюрократический аппарат, что во многом определило их крушение, возникновение первых революционных организаций. Как Эйдельман, так и Мироненко пишут о необходимости относиться с достаточной степенью объективности к конкретным социальным условиям (Мироненко, С. В. Самодержавие и реформы. Политическая борьба в России в начале XIX в. – М., 1989; 21. Эйдельман, Н. Я. «Революция сверху» в России. – М., 1989).

Зарубежная историография о проблеме представлена, в частности, основательной по подходу работой Д. Хартли, скептически относящейся к реформаторским инициативам Александра и не считающей их достаточно серьезными. Многие аспекты темы она объясняет особенностями характера императора (Хартли, Д. Александр I. – М., 1998).

Россия в первой половине XIX века. Предпосылки реформ

Первая половина XIX века характеризуется усилением социально-экономического напряжения в России. Этот период можно назвать кризисным для крепостнической системы.

В России складывается особая структура управления – самодержавно-бюрократическая, в которой важная роль отводилась чиновничеству, осуществлявшему законодательную деятельность. Бюрократия, как и офицерские части, формировалась из дворянского сословия и, особенно в губернских и уездных органах, обладала самыми широкими полномочиями. В своей политике император опирался на дворянское сословие. Конфликты самодержавной власти и аристократии были немногочисленны и затрагивали лишь небольшие группы дворян, никогда не касаясь всего сословия в целом.

Существовала значительная юридическая разница между положениями различных слоев населения – дворянства, купечества, мещанства, крестьянства и др. Дворяне, купцы и духовенство относились к привилегированным сословиям с рядом существенных преимуществ; мещане и крестьяне были обложены высокой податью, несли службу в армии. Сохранялась личная зависимость крепостных крестьян от помещика. В городах сословное деление несколько сглаживалось, предваряя дальнейшее (в середине века) формирование классов.

 Утро жены помещика. Худ. А. Г. Венецианов, 1830-е гг. (?)

Крупнейшими городами были Петербург, Москва, Тула, в Сибири – Тобольск. В маленьких городах аграрного типа дома были преимущественно деревянными, окруженными садами и пахотными землями.

С каждым годом насчитывалось все больше мелкопромышленных предприятий, использовавших вольнонаемный, а не крепостной труд, характерный для помещичьих и государственных мануфактур и заводов. Постепенное внедрение паровых технологий, увеличение числа вольнорабочих и стремительное развитие текстильной промышленности, однако, еще не было в состоянии обеспечить население промышленными товарами.

Основным способом грузового транспортного сообщения оставался речной. Ярким явлением внутренней торговли являлись ярмарки. Во внешней торговле экспорт по-прежнему преобладал над импортом; из страны вывозились продукты сельского хозяйства и сырье – хлеб, пенька, лес, шерсть, металлы и т.д. Импорт был представлен предметами роскоши, тканями, чаем, технологическими машинами.

 Ярмарка. Худ. Б. М. Кустодиев, 1910 г.

Сложившаяся социально-политическая система, основанная на устаревших крепостных порядках, бюрократическом произволе и абсолютизме, не отвечала требованиям стремительно развивающейся российской экономики. Она порождала все более глубокие социальные противоречия и противодействие, провоцировала появление оппозиционных тенденций у просвещенных слоев общества.

Почву для преобразований подготовила деятельность двух предшественников Александра I – его бабки Екатерины II и отца Павла I. Своей непоследовательной политикой Павел настроил против себя – по разным причинам – почти все сословия. Прогрессивные начинания, например, попытка упорядочивания финансов, указ о трёхдневной барщине, перемежались со ссылками, ужесточением цензуры, резкой сменой курса внешней политики. Следовательно, придя к власти, Александр вынужден был, по его собственным словам, вернуться к правлению «по образу» Екатерины.

 Портрет Екатерины II. Худ. Ф. Рокотов. 1763 г.

Однако и для самого императора, и для окружавшей его аристократической молодежи очевидной становилась несостоятельность и екатерининской политики, особенно последних лет, в тогдашней России. Об этом свидетельствовало расстройство финансовых дел в последние годы правления Екатерины, процветание взяточничества, значительно более привилегированное положение дворянства и купечества, ужесточавшее крепостную систему. Самодержавная власть в России, существенно укрепившаяся в правление Екатерины, обнаруживала все признаки кризиса.

Именно в это время возникает феномен «революции сверху», когда вопрос о реформах – изменениях в политической и социальной структуре крепостной системы – поставила сама власть. Это явление неотъемлемо от исторических персоналий, эти реформы осуществлявших.  

Личность Александра I в контексте политики реформ

Александр был воспитан в соответствии с предписаниями Екатерины, в основе которых лежали популярные в то время идеи просветителя Ж.-Ж. Руссо. Основополагающее влияние на становление характера Александра и его политические убеждения оказал наставник, швейцарец и якобинец Ф. С. Лагарп. С началом французской революции он был удален от двора, однако уже в первые месяцы после воцарения Александр настоял на его возвращении в Россию. За прошедшие годы убеждения Лагарпа стали более умеренными, и он убеждал Александра в необходимости формирования твердой власти, осторожных реформ.

 Ф. С. Лагарп. Гравюра начала XIX в.

Хотя сам Лагарп отмечал леность и апатичность своего воспитанника, Александр в юности и впоследствии активно читал, интересовался культурой Англии, Франции, Германии. Это определило его интерес к развитию и внутреннему устройству ведущих европейских держав, к идее переноса европейских политических и социально-экономических систем в российские реалии. Воспитатели также прививали наследнику либеральные, гуманистические и христианские ценности.

Поэтому кажется неуместным говорить о прозападной ориентации данного Александру образования и объяснять этим непоследовательность, непригодность для России осуществляемых им проектов по европейскому образцу. Подобное образование в то время получала большая часть просвещенного дворянства, в т.ч. участники движения декабристов. Напротив: представляя себе особенности и русского, и европейского менталитетов, социальных укладов и т.д., возможно было позаимствовать и развить прогрессивные начинания Англии, Германии и Франции в России.

Аналогичное воспитание, представлявшее собой синтез русской (закон Божий, словесность) и западной (языки, философские трактаты) традиций, имели и ближайшие сподвижники Александра в первые годы его правления. Так, П. А. Строганов, вошедший впоследствии в т.н. Негласный комитет, путешествовал по Европе, принимал участие в Великой французской революции, отстаивая интересы якобинцев, а вернувшись в Россию, оказался приближен ко двору Екатерины (в последние годы правления) и Павла.

 Портрет Павла Александровича Строганова. Худ. Д. Доу, 1825 г.

Нетрудно заметить, что общность образования определяла общность политических взглядов и идей Александра и круга молодых дворян, сформировавшегося вокруг него к началу правления. Это в значительной степени поспособствовало развертыванию реформ 1801-1805 гг., интенсивной разработке проектов будущих преобразований.

Правление Павла знаменовало для России период запретов, регламентов и парадомании. Новый император последовательно отменял распоряжения и указы Екатерины. С детства вынужденный угадывать настроения и отца, и бабки, Александр и здесь оказался в двойственном положении. При уверенности в либеральных идеалах ему были свойственны педантизм и капризность, характерные и для Павла и определившие деспотичность его правления. В это время Александр сближается с одним из сподвижников отца, А. А. Аракчеевым. С гатчинского периода можно проследить формирование второго вектора внутренней политики Александра, обычно называемого реакционным.

Показательно, что по восшествии на престол Александр, не ориентируясь на двор и фаворитов предыдущих царствований, приближает к себе друзей юности (в т.ч. уже упомянутого Строганова), формируя тем самым политически независимую, лично преданную и разделяющую его интересы верхушку власти.

 Портрет графа А. А. Аракчеева. Худ. Д. Доу, 1820-е гг. (?)

Очевидно влияние на политическую позицию Александра часто противоположных факторов и идей. Имея либеральное основание, они подкреплялись пониманием необходимости «твердой руки» власти, внешней упорядоченности. Причиной двойственности стало резкое различие политики двух его предшественников. Кроме того, воспитание ставило перед ним задачу при осуществлении реформ учесть особенности развития России, взяв за основу европейскую модель. Все это определило противоречивый характер внутренней политики Александра.

Первый этап – до 1805: Негласный комитет

Уже на первые дни и недели правления нового императора приходится огромное количество указов и распоряжений либерального толка. Среди них – освобождение жертв Тайной экспедиции; снятие запрета на ввоз и вывоз товаров; амнистия политическим заключенным и эмигрантам; восстановление дворянских выборов и др. Особенно интересными кажутся запрет объявлений о продаже крестьян и распоряжение о четком определении законодательных функций Сената. Их можно считать первыми и весьма осторожными шагами нового императора, предвосхитившими дальнейшие мероприятия Негласного комитета.

 Торг. Сцена из крепостного быта. Из недавнего прошлого. Худ. Г. В. Неврев, 1866 г.

Такая бурная деятельность связана с участием Александра в заговоре против отца, повлекшего за собой смерть Павла, по поводу чего современник замечал: «Только мысль о возвращении своему отечеству утраченного благосостояния может поддержать его [Александра]».

Александр и его сподвижники были убеждены в необходимости коренных и уверенных преобразований в стране. Для их осуществления был создан неофициальный орган, упоминавшийся выше, – Негласный комитет, – куда входили близкие друзья императора. Строганов, В. П. Кочубей, А. Чарторыйский, Н. Н. Новосильцев обсуждали на своих тайных заседаниях даже самые смелые начинания – вплоть до ограничения самодержавной власти. Кардинальность предлагаемых проектов не позволяла Александру, находившемуся еще в неустойчивой позиции, одобрить их.

Заслуживает внимания документ, называемый «всемилостивейшей грамотой, русскому народу жалуемой» и подготовленный к публикации в день коронации, но так никогда и не воплощенный в жизнь. Этот документ включал в себя сведения о восстанавливаемых в действии законах и будущих мероприятиях правительства. Так, обещалось упорядочивание и совершенствование законодательной базы, принцип суда равного над равным, «свобода веры, мысли, слова, письма и деяния». После обсуждения в Негласном комитете в течение двух заседаний грамота была лично отвергнута Александром.

1802 год ознаменован началом министерской реформы. Были регламентированы отношения министерств, пришедших на смену устаревшим коллегиям, между собой, Непременным советом, Сенатом и самим императором. Структура восьми новообразованных министерств, конечно, нуждалась в корректировке. Реформа была проведена спонтанно, ее подготовка не отличалась тщательностью. Упразднение коллегий вызвало недовольство высших чинов, усмотревших в нем покушение на петровские порядки.

Прекратилась раздача государственных крестьян за заслуги дворянам. В 1803 г. был издан указ о «вольных хлебопашцах», согласно которому помещики могли освобождать своих крепостных с земельными наделами за выкуп. Заметных результатов он не принес, т.к. помещики не хотели лишаться рабочей силы, пусть и возмещаемой денежно, но вызвал большой резонанс. В прибалтийских областях заговорили о формирующейся системе как о реальной альтернативе крепостничеству.

В 1804 г. был принят первый цензурный устав, характеризуемый современниками как «умеренно-либеральный». Согласно нему, цензура предоставлялась в ведение университетов. Среди недостатков устава отмечалась недостаточно четкая регламентация требований к печати. В тот же год вступил в силу Университетский устав. Были основаны новые университеты, предоставлена значительная автономия в решении внутренних вопросов. Вводилась иерархия образовательных учреждений. Указ 1803 г. утверждал принципы преемственности, всесословности образования.

Острой проблемой стало взяточничество, процветавшее в бюрократических кругах, особенно в Сенате. Оно неоднократно становилось, по воспоминаниям Строганова, предметом обсуждения в Негласном комитете, однако решительных мер пресечения предпринято не было. Верх взяло опасение государя подорвать веру в справедливость и компетентность власти.

Такие сословия, как старое дворянство, помещики и бюрократия, восприняли проведенные реформы как подрыв крепостнических устоев, российских традиций и покушение на независимость аристократии. В этом смысле говорить об успехе или неудачах реформ на этапе 1805-го года довольно сложно.

Немаловажной представляется личная инициатива и вклад сподвижников императора в проводимые мероприятия. Выражаясь медицинским языком, Негласный комитет «провел диагностику» существовавшей в России социально-политической структуры, наметил план ее внутреннего переустройства. Деятельность Негласного комитета можно оценить скорее как косметическую. Были обозначены две важнейшие проблемы внутриполитической жизни России – крестьянский вопрос и бюрократия – и намечены пути их решения. Для претворения их в жизнь требовался более принципиальный подход. Им государь не отличался, отвергая многие смелые предложения Чарторыйского и Кочубея. Именно Кочубей познакомил Александра с М. М. Сперанским, деятельность которого знаменует новый виток развития преобразований в России.

 М. М. Сперанский. Худ. В. А. Тропинин, 1839 г.

Внешняя и внутренняя политика первой четверти XIX в., с одной стороны, особо взаимосвязаны по курсу и, с другой, резко отграничены одно от другого по времени. Периоды обострения внешнеполитической ситуации чередуются с периодами активного вмешательства и реформирования внутренней жизни страны. Связано это с наличием серьезной внешней угрозы (агрессивная политика Наполеона Бонапарта), личной заинтересованностью Александра. В то же время, как следовало ожидать, многие достижения внутренней политики оказались недолговечны, не подкрепленные последовательным вниманием.

Второй этап – 1807 – 1812: Сперанский

Во многом (если не во всем) эффективностью реформ этого периода Россия обязана личности Михаила Михайловича Сперанского. Неординарные качества позволили «безродному поповичу» (он был сыном священника) и семинаристу сделать стремительную карьеру. Умением вникать в суть вещей и исполнительностью Сперанский заслужил доверие Кочубея, который стал отправлять его к императору с поручениями. С 1807 г. Сперанский занимает исключительно близкое к Александру положение. Разбиравшийся в людях император разглядел в Сперанском идеального чиновника, отличавшегося инициативностью, обаятельностью и острым умом, кроме того, разделявшего его взгляды. Ему было доверено составить план политического переустройства России.

Делая ставку на сохранение самодержавного строя англоман Сперанский предлагал преобразовать Россию в конституционную монархию по британскому образцу. Начало конституционного процесса было призвано справиться с социально-политическим кризисом. Ситуация в обществе могла, по мнению Сперанского, рано или поздно привести к волнениям и революционным потрясениям; либеральные реформы смягчили бы эту напряженность.

Сперанский сумел составить строгую систему политических институтов, в основе которой лежал принцип разделения властей. По его замыслу, действие исполнительной, судебной и законодательной власти, взаимно ограниченных, но не подотчетных друг другу, должны основываться на общественном мнении. Исполнительная власть сосредотачивалась в руках самого императора, а также министерств. (Сперанский под руководством Кочубея принимал активное участие в проведении министерской реформы.) Сенат разделялся на Правительствующий и Судебный. Законодательная власть была представлена всесословной Государственной думой, руководимой Канцлером.

Каждая ветвь власти имела несколько уровней – государственный, губернский, окружной и волостной. Утверждалось избирательное право по имущественному признаку, гражданские и личные права, ограничивавшие помещичий произвол. Предполагалась социальная мобильность.

В 1810 г. был создан Государственный совет – законосовещательный орган при царе. В его обязанности входила финансовая деятельность и подготовка законов к рассмотрению в Государственной думе; по существу он являлся временным органом. Т.к. его состав определялся самим царем, а создание думы откладывалось, свободная деятельность совета была существенно стеснена.

Под руководством Александра Сперанский составляет «план всеобщего государственного образования», получивший название «Введения к Уложению государственных законов». Его, по мнению некоторых историков, можно считать плодом совместной работы императора и его статс-секретаря. В то же время записка об устройстве судебных и правительственных учреждений в России, план финансов, проект уложения государственных законов Российской империи были созданы самим Сперанским. Они отличаются меньшей конкретикой, но большей кардинальностью, детальным анализом российской действительности и возможностей развития и легли в основу трудов П. Д. Киселева в 1830-х гг.

Стараниями Сперанского вводится экзамен на получение звания коллежского асессора; проводится реорганизация министерств, получивших более упорядоченную структуру; совместно с Н. С. Мордвиновым разрабатываются таможенный тариф и финансовый план, способствующие снижению дефицита бюджета; повышены налоги (финансовая реформа).

Помимо проектов, получивших воплощение, существует огромный пласт неопубликованных сочинений Сперанского. Рассматривая все их в совокупности, мы можем оценить ничтожность мероприятий, проведенных в этот период, по сравнению с объемами намеченных преобразований.

Объективно говоря, не все запланированное было осуществимо в существовавших на тот момент в России условиях. Хотя крестьянский вопрос стоял крайне остро, реформы касались в основном структуры административной, обходя стороной социальную. Предлагалось ввести новое деление общества на сословия-классы, где крестьяне занимали бы, наряду с купцами и мещанами, срединное положение. Низшей стратой стал бы «люд рабочий», доля которого стремительно возрастала. Такая социальная структура стала бы в значительной степени искусственной, кроме того, сохраняла крепостной строй, что сам Сперанский признавал неприемлемым.

Из всех проектов, разработанных в этот период, свет увидел лишь план создания Государственного совета. «Введение...» вызвало резонанс в дворянской среде. Недовольно было и чиновничество, впервые столкнувшееся с угрозой существующему бюрократическому строю. В результате многочисленных интриг Сперанский был снят со всех должностей и сослан.

Реформы, едва намеченные правительством, были скоропостижно свернуты по ряду причин. Во-первых, Александр, опасаясь повторить судьбу отца, уступил мнению приближенных. Вопрос о государственных преобразованиях на протяжении всего царствования встречался в высшем обществе с настороженностью. Во-вторых, претворение проекта в жизнь мог осуществить только человек энергичный и настойчивый. Таких в окружении Александра в то время было немного; некоторые не разделяли взглядов Сперанского, опасались повторить его судьбу либо были заняты в других областях государственной деятельности. Со временем проект стал казаться чрезмерно радикальным и самому императору. В-третьих, остро встала угроза войны с Францией, на борьбу с которой были брошены все силы. Не обладая талантом стратега, Александр умел выделять более приоритетные проблемы, какой в 1811-1812 гг. была экспансия наполеоновской Франции.

Итак, вектор государственных интересов вновь сместился в сторону внешней политики. В результате разработка проекта ограничения самодержавия, поставленная целью еще в начале правления, которая и без этого продвигалась чересчур медленно, сошла на нет, как и в 1805 году. В этот раз Александр должен был убедиться в достаточно твердом международном положении России, чтобы вновь сосредоточиться на внутренней политике.

Третий этап – после 1815. Сворачивание реформ

Данный период реформаторской деятельности можно назвать наиболее противоречивым. Отметим два обстоятельства. На Венском конгрессе 1814-1815 гг. Александр отстаивает принципы легитимности, на основании которых производится послевоенный раздел Европы, строится Священный совет. Поездка в Пруссию и Англию не могла не впечатлить императора, со времен Гатчины мечтавшего совместить буржуазный западноевропейский подход и немецкий педантизм. Часть российской армии, побывавшая за границей, также оценила различия между своей и европейской жизнью. Такие разговоры распространялись очень быстро, вскоре дойдя и до Александра. Он был вынужден искать компромиссы между вельможами старых убеждений и молодой аристократией, в основном представленной офицерством.

В действиях Александра после Венского конгресса заметна непоследовательность, некоторая усталость после продолжительной внешнеполитической борьбы. Он стремится воплотить часто противоположные по направленности замыслы, - возможно, в целях предотвращения недовольства самых различных слоев общества.

В отсутствие Сперанского, осуществление идей императора было возложено на Аракчеева. От своего предшественника он отличался жестокостью, четкостью исполнения приказов; объединяла их исполнительность и строгость мышления. Ему Александр, впечатленный состоянием его имения и действиями на посту военного министра, поручил реализацию проекта военных поселений.

Идея объединения армейского и крестьянского быта была позаимствована у Шарнгорста, прусского генерала. Для России эта система не была новой: в XVII-XVIII веках подобные поселения существовали у казачьих и стрелецких войск, на южных окраинах государства. Таким образом, прусская концепция имела, по мнению Александра, все шансы прижиться в российских реалиях.

Отметим, что первая попытка создания военных поселений приходилась на 1810 г.; проект был отложен на время войны с Наполеоном. Военные поселения были задуманы как мера оптимизации расходов на армию и сельское хозяйство, позволявшая солдатам находиться при семье, но и не отчуждаться от службы в мирное время. По мнению А. Б. Зубова, целью Александра было создание категории населения, поддерживающей либеральные начинания власти. Зубов подчеркивает связь между военными поселениями и эмансипацией крестьянства. Положительная оценка нововведения была высказана Сперанским. В отличие от государственных деревень, преобразование которых в военные поселения вызвало их упадок, армейские части стали в значительной степени самообеспечиваемыми.

 Руины военных поселений в Нижегородской области

Вопреки распространенному мнению, Аракчеев изначально не одобрял начинание государя. Однако именно его стараниями в военных поселениях установилась та жесткая дисциплина, против которой был направлен бунт 1831 г.

Говоря о других мероприятиях внутренней политики, упомянем прежде всего те из них, которые были проведены в Польше и Прибалтике. Эти территории можно назвать реформаторским «полигоном» Российской империи.

В 1809 г. состоялось присоединение к России Финляндии, действующую конституцию которой Александр решил сохранить. Созданная и утвержденная шестью годами позже конституция Польши стала одной из самых либеральных в Европе. Как замечают историки, далеко не всегда поляки могли воспользоваться указанными в ней правами. Однако более или менее открытая конфронтация сейма и центральной власти относится к последнему пятилетию царствования, когда Александр окончательно отказался от проведения реформ.

В 1816-1819 годах было отменено крепостное право на территориях Эстляндии и Лифляндии. Крестьянский вопрос в этих областях усугублялся национальным и классовым при высоком уровне экономического развития, что приводило к недовольству и даже восстаниям. Видя в них отзвук предупреждений Сперанского, Александр и его помощники расширили положение «о лифляндских крестьянах», принятое одновременно с «вольными хлебопашцами». Они получали личную свободу, земля же оставалась в собственности помещиков.

На основании этого указа Аракчеевым был разработан проект аграрной реформы на территории всей России. Посредником между крестьянами и дворянами должно было выступить государство, выкупавшее помещичьи земли и поровну распределявшее их между бывшими крепостными.

Все эти меры были нереализуемы в условиях обострившегося сопротивления дворянства, негативно воспринявшего введение польской конституции, и экономического кризиса.

На устранение финансовых последствий наполеоновских войн и блокады Англии были направлены действия Мордвинова на посту председателя департамента экономики. Для снижения инфляции предпринималось уничтожение ассигнаций, вводилась винно-водочная монополия, был дополнен таможенный тариф и снижены пошлины на некоторые товары.

В окружении Александра после 1815 г. Мордвинов отличался наиболее либеральными взглядами. В то же время в плане освобождения крестьян, представленном в 1818 году, он указывал: «Народу, пребывавшему века без сознания гражданской свободы, даровать оную изречением на то воли властителя – возможно, но знание пользоваться ею во благо себе и обществу даровать законоположением невозможно». Как видно из приведенного отрывка, Мордвинов советовал быть осторожным в проведении реформ, не возражал против дворянского представительства как выразителя народной воли.

Сосланный в Пермь Сперанский в 1819 г. назначается сибирским генерал-губернатором, в 1821 – возвращается в Петербург, при Александре, однако, больше не занимая значительных должностей. Из членов Негласного комитета государственную деятельность продолжают Кочубей и Новосильцев.

 Портрет Петра Петровича Новосильцева. Худ. В. А. Тропинин, 1827 г.

Последнему Александр поручает составить «Государственную уставную грамоту Российской империи», фактически – конституцию, взяв за основу действующие законодательные акты, в т.ч. Польши, Финляндии и Прибалтики, а также нереализованные проекты Сперанского. Работа была завершена в 1821 г. – значительно позже указанных сроков. В ней содержались следующие положения: Россия делится 12 наместничеств; формируется двухпалатный парламент; монарх имеет право законодательной инициативы, но без утверждения парламента закон не может быть принят; монарх назначает сенаторов и депутатов; закрепляются гражданские и политические свободы для первых двух сословий.

«Уставная грамота...» не решала крестьянского вопроса. И, хотя она сохраняла за императорской властью широкие полномочия, Александр – возможно, в связи с долгим ожиданием, – не взялся за претворение ее в жизнь.

К началу 20-х гг. император полностью отказывается от идей ограничения самодержавия и отмены крепостного права. Интересно, что происходит это в то время, когда возникает уже реальная угроза восстания против царской власти. Так, уже в 1816 г. возникает первая тайная организация «Союз спасения», члены которой были недовольны непоследовательностью реформ. Нарастает возмущение в среде нового поколения дворян, юность которого прошла в борьбе против «либерального деспота» Наполеона. Молодым офицерам казалось немыслимым то, что народ, избавивший Европу от тирана, не только не имеет собственной конституции, но и находится в буквально рабском положении.

Часть дворянства, напротив, продолжала активное сопротивление реформаторским начинаниям. Карамзин в записке, критикующей деятельность Сперанского, отмечал: «Одна из главнейших причин неудовольствия россиян на нынешнее правление есть излишняя любовь его к преобразованиям, потрясающим Империю, благотворность коих остаётся сомнительной».

 Портрет Николая Михайловича Карамзина. Худ. В. А. Тропинин, 1818 г.


«Симптомы» реакционной политики проявляются классически. Отменяется запрет ссылать крестьян в Сибирь без суда. Усиливается цензура, запрещаются тайные организации и масонские ложи, ужесточается контроль над университетами – одним из оплотов либеральных идей. Реальная власть сосредотачивается в руках Аракчеева и князя А. Н. Голицына, в прошлом обер-прокурора Синода, с 1816 г. – министра народного просвещения.

Существует точка зрения, согласно которой Александр никогда не намеревался претворять в жизнь запланированные реформы. В этом случае его нерешительность в преобразованиях обычно называется наигранной. Но более вероятным представляется, что Александр, в начале правления искренне увлеченный либеральными идеями, со временем разочаровался в них, столкнувшись с противодействием дворянства. Об этом свидетельствует фраза, произнесенная им в адрес декабристов: «Не мне их судить».

Возобладавшие консервативные тенденции следует объяснять также внешнеполитическими причинами. После создания Священного союза Россия становится своего рода «жандармом Европы», связанная взаимными обязательствами с другими абсолютными монархиями. В 1819-1820 гг. вспыхивают восстания в Италии и Испании. К. Меттерних, идеолог легитимизма, использует этот факт как доказательство пагубного влияния либеральных уступок на порядок в Европе. Бунт Семеновского полка, шефом которого был сам Александр, династические и семейные проблемы осложняли ситуацию.

Александр скоропостижно скончался в 1825 г. в Таганроге. За годы его правления Россия, окрепнув в международной сфере, терпела постоянные изменения во внутренней политике, что привело к обострению межсословных конфликтов. Непостоянство правительственного курса привело к возникновению движения декабристов, развитию русской философско-политической мысли.

 Восстание на Сенатской площади в Петербурге 14 декабря 1825, Худ. К. И. Кольман, 1830-е гг., Исторический музей, Москва

Были ли – хотя бы частично – эффективны проведенные реформы? Да: реорганизация исполнительной власти, политика в экономике, образовании, в Польше и Прибалтике имели положительные последствия, подготовив почву для будущих преобразований. Мы неоднократно наблюдали, как идеи реформаторов Александровской эпохи использовались и реализовывались государственными деятелями последующих царствований.

Значительное количество проектов, разработанных в этот период, было впоследствии обнаружено среди опечатанных бумаг императора. В первые годы правления Николая I действует т.н. комитет 6 декабря 1826 года, куда вошли некоторые сподвижники Александра. Задачей комитета был разбор документации, составление на ее основе планов новых преобразований (которые, что знаменательно, также не были реализованы). В целом консервативная политика Николая стерла следы наиболее успешных либеральных реформ 1801-1820.

Концепция, изложенная Сперанским, работы Мордвинова использовались Александром II при подготовке «великих реформ» 1860 гг., а также в конституционных уступках в годы Первой русской революции. Сам Сперанский в 1826 г. возглавил 2 отделение Собственной Е. И. В. канцелярии, успешно завершившее кодификацию законов Российской империи.

Александр, получив лавры победителя Наполеона, видя в этом свое предназначение, становился все более и более апатичен к государственным делам. Чарторыйский писал, что государь на самом деле никогда не возражал против единоличного правления, а со временем вошел во вкус самодержавной власти. Ряд событий в личной жизни – в частности, чувство вины за убийство отца – привели Александра к мистицизму и религиозности. Еще одним фактором, повлиявшим на сворачивание либерального курса, можно назвать постепенное удаление (ввиду разных причин) от двора и с ведущих государственных позиций инициативных чиновников с либеральными взглядами.

При кризисном состоянии политики и общества российская бюрократия и аристократия, занимавшие ключевые позиции в структуре власти, все более решительно сопротивлялись каким-либо преобразованиям. Крестьянство, на улучшение положения которого были направлены реформы, не выказывало значительного недовольства существующим строем. Более того: в условиях крепостничества и социальной напряженности, вновь давшей о себе знать после грандиозной победы над Наполеоном, ограничение самодержавия могло вызвать выступление низов. Как следствие, реформаторская деятельность Александра завершилась в 1820-м году.

Отметим, таким образом, некоторую несвоевременность либеральных реформ первой четверти века и непростое в их ходе положение государства, вынужденного искать компромиссы и регулировать отношения внутри общества.

Подводя итоги, отметим следующее. «Революция сверху» в начале XIX в. – многостадийный процесс, то прекращавшийся, то возобновлявшейся с большей интенсивностью. Для того чтобы вполне понимать его причины и протекание, необходимо изучить не только экономическую, социальную и политическую стороны жизни России в ту эпоху, но и личностные характеристики, биографии исторических персоналий.

Внутриполитический курс Александра I нельзя определить однозначно. По своему характеру политика реформ была корректировочной, упорядочивающей. Она была ориентирована на просвещенную элиту, планомерные преобразования.

Очевидно, что проводимая политика усилила противоречия в социальной сфере российского общества. Неудачи в решении крестьянского вопроса, ограничении самодержавия объясняются в основном непоследовательностью преобразований. Они, в свою очередь, обусловлены следующими факторами: личные причины со стороны императора; противодействие высокопоставленных чинов, аристократии; активная внешняя политика; позиция крестьян, видевших в крепостничестве гарантии жизни без социальных потрясений.

Для решительных преобразований государственного строя предпосылки еще не сложились. Это понимал и Александр, уступивший мнению дворянской верхушки и при этом допустивший – в перспективе – выступление декабристов. В этом факте ярко проявляется специфика «революции сверху». Государство как аппарат регулирования общественных отношений должно было учитывать интересы различных социальных групп при корректировке пути развития. В условиях социальных противоречий того времени, осторожной политики императора эта задача не была выполнима.

С другой стороны, часть преобразований заложила фундамент для дальнейших реформ. Были сделаны первые опыты ограничения самодержавной власти, намечены пути решения крестьянской проблемы. Положительные последствия имели таможенные и финансовые реформы, повысился уровень образования. Смягчились противоречия предыдущих царствований, претерпела – впервые со времен Петра I – изменения государственная структура. Сам факт существования планов реформ, готовность власти признать необходимость перемен были огромным шагом по сравнению с предыдущими вехами развития Российской империи. Они предвосхитили весь дальнейший путь либерализации государства.

Закончить можно словами английского историка Генри Бокля: «Каждая великая реформа состояла не в том, что вводилось что-нибудь новое, а в том, что уничтожалось что-нибудь старое».



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы