Новейшая история Как была побеждена родильная горячка

Санникова Ю.

Родильная горячка — грозное заболевание во все времена уносившее жизни рожениц. Массовый, то есть эпидемический характер оно приняло в 18 — 19 веках с возникновением и распространением роддомов.

 

 

До указанного времени считалось, в соответствии с заветами древнеримского медика Галена, что родильная горячка вызывается некими миазмами, словно бы из ниоткуда проникавшими в организм беременных женщин. К счастью, один венгерский доктор — Игнац Земмельвейс (годы жизни 1818 — 1865) решился оспорить эту "непреложную истину", благодаря чему тысячи женщин остались живы.

 Святой Франциск наблюдает рождение сына. Худ. Т. ван Тюльден, 1650-е гг. (?)

В 1846 году 28-летний Земмельвейс поступил на работу в родильное отделение Центральной венской больницы в качестве хирурга.

Лечебное учреждение было поистине огромным. В год здесь велось до 6000 родов. Родильное отделение было разделено на 2 секции. Одной заведовал профессор Бартш, второй — профессор Клейн. Земмельвейс попал ко второму.

Странная статистика

Довольно быстро молодой акушер заметил, что в секции, где он работает, родильная горячка приняла массовый характер. От 600 до 800 (!) рожениц погибали от неё ежегодно. И это в то время как от аналогичного недуга в секторе Бартша умирало только шестьдесят человек.

"Чем вызвана такая разница?" — этот вопрос неотступно преследовал Игнаца. Он отказался от версии с миазмами, поскольку секторы находились в разных зданиях и не сообщались между собой. Между 1841 и 1846 годами он выяснил, что коэффициент смертности у Клейна составляет 9,9% против 3,3% во всем родильном отделении.

 Рождение ребёнка. Худ. А. Беррингтон

В течение года цифры менялись, при этом они не зависели ни от сезона ни от каких-либо других наблюдаемых факторов. Например, бедные пациентки умирали также часто, как и состоятельные. Пиковые значения смертности достигали 25%.

Смертность женщин, разрешавшихся от бремени в домашних условиях, была низкой.

Тогда Земмельвейс решил сравнить работу персонала в разных секциях. Единственная разница, которую он увидел, — Клейн часто вёл студентов-медиков, которые ассистировали ему во время операций. В другой секции иногда работали студентки-акушерки.

 Игнац Земмельвейс, гравюра 1858 г.

Вопрос: что такого делают студенты-медики, чего не делают акушерки? Как выяснилось — вскрытия. Причём ежедневно, аккурат до того, как прийти на осмотр рожениц.

Руки некоторых интернов продолжали источать трупный запах долгое время после того, как они закончили в мертвецкой. Он чувствовался даже в родильном покое.

Уточнив этот момент, Земмельвейс предпринял ретроспективное исследование. Студентов-медиков допустили к диссекции (анатомическому вскрытию трупов) с 1840 года. До этого момента, как он установил, смертность в обеих секциях была низкой и практически одинаковой и не превышала 1,25%.

 Хирург Е. В. Павлов в операционном зале. Худ. И. Е. Репин, 1888 г.

И еще один печальный случай помог венгерскому акушеру разрешить мучивший его вопрос. В марте 1847 года его друг, 43-летний профессор анатомии Якоб Коллечка умер, поранившись скальпелем во время анатомирования. От раны у него развилось так называемое "трупное воспаление", которое свело здорового мужчину в могилу всего за несколько дней. При этом симптомы заболевания были поразительно схожи с симптомами родильной горячки.

Эврика!

Горе от потери друга не помещало Земмельвейсу размышлять над всем происшедшем и привело в конечном итоге к поразительному открытию. Родильную горячку вызывали не воздушные миазмы, а частицы трупов, которые сами врачи заносили в здоровые тела рожениц во время осмотра последних.

С 15 мая 1847 года Игнац предписал всем докторам и студентам-медикам, едва только они выходили за порог анатомички, тщательно мыть руки с раствором хлорной извести. Можно и нужно было использовать щётку и тереть ею ладони до тех пор, пока из них не выветриться даже на намёк на трупный запах.

В дальнейшем правило распространилось на всех, кто входил в контакт с инфекционным больным, хирургическими инструментами или использованными бинтами.

Победа

В 1848 году, то есть спустя всего год после введения обязательного мытья рук, смертность в секции Земмельвейса снизилась с 18,3% до 1,27%.

Игнац был воодушевлен и, в то же время, негодовал. Почему пренебрегали таким казалось бы обычным делом? Скольких напрасных жертв можно было бы избежать!

Неожиданно, профессор Клейн, его непосредственный начальник и, честно сказать, довольно посредственный медик, вдруг ополчился на Игнаца. Заклеймил его шарлатаном, а в марте 1849 года вообще не продлил с ним контракт.

Свой новый метод — асептику — Земмельвейс повез в Будапешт. Именно там он устроился на работу и именно там решил, что называется, продвигать свои идеи в жизнь.

Большим препятствием в этом деле явился не очень лёгкий характер самого учёного. Он яростно настаивал на том, что мытьё рук — самая необходимая вещь в акушерской работе и называл тех, кто легкомысленно относился к этой обязанности, убийцами в белых халатах. Подобная нетерпимость привела к тому, что его стали сторониться. Вскоре Земмельвейс оказался практически в полной изоляции — никто не хотел с ним знаться.

Труд с результатами его исследований увидел свет только в 1861 году.

Смерть от... сепсиса

Земмельвейс умер в 1865 году во время принудительного лечения в психиатрической клинике. Он поранил палец, в рану попала грязь, на фоне чего развился сепсис.

По иронии в то же самое время Луи Пастер разрабатывал свою микробиологическую теорию. В 1879 году во время конференции, посвященной родильной горячке, Пастер прямо скажет, что всему виной медицинский персонал роддома. Именно он переносит микробов с больного организма на здоровый.

В 1881 году тот же Пастер, понаблюдав за ними в микроскоп, установит, что прямым возбудителем родильной горячки являются бактерии-стрептококки.



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы