Новое время Роль казачества в освоении Сибири и Дальнего Востока

Ангелина Федина

Память о казаках сохранилась в сознании многих европейских и азиатских народов, и это одна из причин, почему существует несколько версий о происхождении казачества.

Казак-бандурист (казак Мамай). Неизвестный художник. XIX в.

Слово «казак» известно с древних героических времен, встречается в русских былинах и в фольклоре Востока и Средней Азии. Персы под словом «казак» подразумевали людей, состоящих на государственной службе; у арабов «казак» означал «всадник», сражавшийся за веру и закон пророка, на половецком языке – это «страж», «передовой». В памяти многих народов «казак» соответствовал «удальцу», «вольному, свободному человеку». Большинство историков склонны согласиться, что слово «казак» было составлено из двух монгольских слов: «ко» и «зах», из которых первое означало «броня», «защита»; второе – «линия», «граница», «рубеж», откуда слово «казак(х)» – «защитник границы».

Сибирское казачье войско официально ведет свою историю от 6 декабря 1582 года, когда, по летописному преданию, царь Иван IV Грозный за взятие Сибирского ханства наградил особой грамотой и титулом «Царской Служилой Рати» дружину Ермака, состоявшую из казаков. Войско стало третьим по старшинству среди казачьих дружин после Донского и Терского.

При пограничных крепостях находились городовые или поместные казаки. От царя они получали землю и жалование, в обмен несли сторожевую службу, охраняли рубежи. Городовые казаки набирались из вольных, крепостным и тягловым людям вход в войско был запрещен. Часть городовых казаков стала в XVIII веке ядром «линейного» (нерегулярного, служившего только, когда в них была надобность) сибирского казачества, о чем будет сказано дальше.

Покорение Сибири Ермаком, худ. В. Суриков, 1895 г.

Покорение Сибири и освоение Дальнего Востока русскими землепроходцами началось во второй половине XVI века. В 1555 году сибирский хан Едигер признал вассальную зависимость от русского царя и платил Москве дань – ясак. В 1563 году власть в Сибирском ханстве захватил пришедший из Бухары Кучум, казнивший хана Едигера и его брата Бек-Булата. После чего новый сибирский владетель перестал платить дань Москве. В 1572 году, после того как крымский хан Девлет I Гирей разорил Москву, Кучум вышел из-под власти Москвы, а в 1573 году отправил своего племянника Махмут Кули с дружиной за пределы ханства на разведку. Тот дошел до Перми, нарушив владения уральских купцов Строгановых.

В ответ Строгановы в 1579 году пригласили дружину казаков (больше 500 человек), под начальством атаманов Ермака Тимофеевича, Ивана Кольцо, Якова Михайлова, Никиты Пана и Матвея Мещеряка для защиты от сибирских кочевников.

Добравшись до Пермского края, казаки прошли вверх по Каме и в июне 1579 года прибыла на реку Чусовую, в чусовские городки братьев Строгановых. Здесь казаки жили два года и помогали Строгановым защищать городки от грабительских нападений сибирских татар.

1 сентября 1581 года дружина казаков под начальством Ермака, выступила в поход за Каменный Пояс (так называли тогда Уральский хребет), положив тем самым начало активной колонизации Сибири. Идея похода, по Есиповской и Ремизовской летописям, принадлежала самому Ермаку. Строгановы снабдили казаков припасами и оружием, и добавили к отряду Ермака в 540 человек три сотни своих ратных людей.

Казаки поднялись на стругах вверх по Чусовой и ее притоку, реке Серебряной, до сибирского волока, разделяющего бассейны Камы и Оби, где перетащили лодки в реку Жеравлю (Жаровлю). Здесь, по данным Ремизовского летописца, они должны были зимовать. Во время зимовки, Ермак отправил отряд разведать, есть ли проход по Нейве южнее стоянки. Но татарский мурза перебил отряд. На месте, где жил тот мурза ныне, по поверью, стоит знаменитое своими самоцветами село Мурзинка.

Река Нейва, подвесной мост у деревни Мурзинка. Источник: https://mapio.net/

Весной, по рекам Жеравле, Баранче и Тагилу, казаки наконец приплыли в Туру. Два раза разбили они сибирских татар, на Туре и в устье Тавды. Кучум выслал против казаков Маметкула, с большим войском, но и это войско было разбито Ермаком на берегу Тобола, при урочище Бабасан. Наконец, на Иртыше, под Чувашевым, казаки нанесли окончательное поражение татарам в битве при Чувашевом мысу. Кучум оставил засеку, защищавшую главный город его ханства, Сибирь, и бежал на юг, в Ишимские степи.

26 октября 1582 года Ермак овладел Кашлыком и начал присоединение Сибирского ханства к России. В декабре военачальник Кучума, Маметкул, истребил из засады один казацкий отряд на Абалацком озере, но следующей весной казаки нанесли новый удар Кучуму, взявши в плен Маметкула на реке Вагае.

Лето 1583 года Ермак употребил на покорение татарских городков и улусов по рекам Иртышу и Оби, встречая там упорное сопротивление, затем взял остяцкий город Назым. После чего отправил гонцов к Строгановым и посла к царю атамана Кольцо. Грозный принял Кольца очень ласково, богато одарил посланцев и в подкрепление казакам отправил князя Семена Болховского и Ивана Глухова, с 300 ратниками. Воеводы прибыли к Ермаку осенью 1583 года, но их отряд все равно был мал и не смог доставить существенной помощи убавившейся в битвах казацкой дружине. Атаманы гибли один за другим: при взятии Назыма убит был Никита Пан; весной 1584 года татары убили Ивана Кольцо и Якова Михайлова. Стан атамана Мещеряка татары взяли в осаду, и только упорно оборонявшиеся воины заставили хана Карача отступить.

6 августа 1585 года принял смерть и сам Ермак. Он шел с пятьюдесятью казаками по Иртышу и заночевал в устье Вагая. Ночью Кучум напал на спавших и истребил всех до единого.

Казаков в Сибири оставалось так мало, что атаман Мещеряк должен был выступить обратно на Русь. После двухлетнего владения казаки уступили Сибирь Кучуму, чтобы через год вернуться туда с новым отрядом царских войск.

На рубеже XVI и XVII веков на территории Сибирского ханства поселенцами из России были основаны города Тюмень, Тобольск, Березов, Сургут, Тара, Обдорск (Салехард). В 1601 году на реке Таз, впадающей в Обскую губу, был основан город Мангазея. Тем самым открылся морской путь в Западную Сибирь (Мангазейский Морской Ход). С основанием острога Нарым была покорена Пегая Орда к востоку от Сибирского ханства.
В царствование Михаила Федоровича Романова, казаки и поселенцы вновь начали осваивать Сибирь.

В начале XVII века совершается переход и сопутствующее ему переселение русских на реку Енисей. Основываются города Томск (1604), Туруханск (1607), Енисейск и Кузнецк (1618), Красноярск (1628) и некоторые другие.

Присоединение Сибири казачеством

После Ермака, несмотря на то, что первые походы были в целом неудачными, началось стремительное продвижение русских по территории Сибири. Вхождение сибирских народов в состав Русского государства было сложным, противоречивым, а иногда и кровопролитным. В некоторых случаях сибирские племена добровольно принимали русское подданство – или боялись присылки карателей, или надеялись с их помощью расправится с враждебными соседями – и тогда экспансия была достаточно мирной. Но были и такие случаи, когда сибирские жители не соглашались по своей воле идти под власть Москвы. И тогда казаки применяли силу.

Костяком сибирских колонизаторов были служилые люди. Их состав, отличался от служилого населения европейской части России, и имел ярко выраженные региональные особенности. В Сибири отсутствовали (если не считать временно присылаемых воевод и их помощников) «чины думные» (бояре, окольничие, думные дьяки), только в виде исключения в городовых командах были московские дворяне (например, О. Р. Качанов в Томске). Верхнюю ступень до 1684 года занимали дети боярские (военная элита).

У служилых людей имелось огнестрельное оружие, что давало им огромное преимущество перед автохтонным населением. Без «огненного боя» они были бы обречены на поражение, враг был слишком многочисленен и сражался на своей земле, но само по себе оружие тоже не могло принести победы. За целый день из ружья можно было сделать не более 12 – 16 выстрелов, да и то в сухую погоду. «Огненный бой» дополнялся рукопашной схваткой, а в ней русские большого преимущества не имели.

Местное население выходило навстречу служилым отрядам и в большинстве случаев, заключало с ними союзнические отношения, это было намного продуктивнее, нежели вести войну, исход которой был неясен. За очень короткий исторический срок (1582 – 1618) практически вся территория Западной Сибири была включена в состав России. Только в южных районах, в том числе и на землях Алтая, русская колонизация временно остановилась перед лицом превосходящих сил местных.

В лесостепной полосе Западной Сибири долгое время велись боевые действия с остатками «Кучумовой Орды». Для противодействия хану возле рек Аркарки и Иртыша была построена Тарская крепость. Первое упоминание о Тарском остроге относится к 1592 году, но к будущему городу он, очевидно, имеет косвенное отношение. Скорее всего, речь идет о временном укреплении, о котором писал в Москву тарский воевода И. Воейков, докладывая о разведках, произведенных в Барабинской волости и около озера Убинского. В 1594 году для сооружения города Тобольска была отправлена команда в 1500 человек под началом князя Андрея Васильевича Елецкого.

Ледяные горы на Иртыше при Тобольске. Е. М. Корнеев, Графика, 1812

В ее состав входили татары, пленные поляки, литовцы, черкесы, казаки и стрельцы. Погрузив хлебные запасы на суда, команда двинулась в путь против течения Иртыша. Половина отряда сопровождала дощаники (плоскодонные лодки) берегом «для прикрытия экипажа от хищничества татар» – приверженцев Кучума, другая – находилась на судах, составила кадры строителей нового города. Главная причина, зачем нужно было основывать город, состояла в необходимости «до конца низложить прежде всего владения Кучума, который непременно нападал и разорял, убивая тех татар, которые, отступясь от него, Российскому скипетру отдалился».

В этом же году основные строительные работы были закончены. Крепость, хотя и находилась в километрах от реки Тары, при слиянии рек Аркарки с Иртышом получила название Тарского города. В состав вновь образованного Тарского уезда вошли татарские улусы, расположенные по Иртышу от Тобольска до Тары.

Разгром Кучума способствовал переходу в русское подданство обитателей Среднего Приобья и открывал возможности для русской колонизации этого края. Вскоре после описанных событий в состав государства вошли жившие в Барабинской степи чатские татары. В 1604 году князь племени эуштинцев Тоян обратился к Борису Годунову с просьбой построить крепость в земле томских татар. В ответ на просьбу в сентябре того же года на правом берегу Томи, при впадении в нее река Ушайки была сооружена крепость, положившая начало городу Томску. В 1618 году томские служилые люди заложили Кузнецкий острог в верхнем течении реки Томи.

«Из окна». Томск, В. М. Мизеров. Графика. 1946 г.

С основанием Томска и Кузнецка обозначилось южное направление русской колонизации. Главной целью ее был не столько захват земель, сколько получение (путем обложения местного населения данью) ценной пушнины – средневековой валюты, которую по-прежнему принимали (конвертировали) во всех странах. Однако в XVI – XVII веках территория Саяно-Алтайского нагорья контролировалась алтын-ханами (восточные монголы) и джунгурами (западные монголы). Продвижение русских встретило упорное сопротивление с их стороны, поскольку грозило потерей данников. Кроме того, северные алтайцы снабжали своих покровителей военным снаряжением и железным холодным оружием, и этого арсенала джунгурские правители лишаться не хотели.

Вскоре после строительства Томска приняли русское подданство телеуты, кочевавшие по Оби в пяти днях верховой езды, а их князь Абак принес «шерть» (т.е. принял присягу) на верность государю.

Продвигаясь по югу Сибири русские использовали опыт, приобретенный при колонизации «Дикого поля». Большое внимание при этом уделялось строительству опорных пунктов на стратегически важных направлениях.

В 1620-е годы русским удалось закрепиться в верхнем течении Оби по рекам Иня и Чумыш. Ясаком обложили черканцев, живших по реке Лебедь. В 1625 году по приказанию кузнецкого воеводы с характерной фамилией Е. Баскакова в северную часть Алтая для «описания и разведывания новых окольных землиц» были посланы казаки под командой Сидора Федорова и Ивана Путимцева. В 1627 году отряд кузнецкого казачьего атамана Петра Дорофеева взял ясак с алтайцев – тубаларов. В начале 1730-х годов отряд томских служилых людей под командованием Я. Тухачевского (еще одно известное в истории России имя) нанес поражение объединенным силам кучумовичей, ойратов, телеутов и чатов у реки Оби под Чингиисским городком. Как видим, сопротивление местного населения в Сибири не ослабевало долгие годы.

К 1630-м годам русские проникают на реку Лену, где основываются Якутск и другие населенные пункты. В 1637-1640 годах был открыт проход от Якутска к Охотскому морю вверх по Алдану, Мае и Юдоме. При движении по Енисею и Ледовитому океану промышленники проникли в устья рек Яны, Индигирки, Колымы и Анадыря.

В 1632 году была предпринята попытка создать русский опорный пункт в верховьях реки Оби. С этой целью из Томска был направлен отряд казаков во главе с сыном боярским Федором Пущиным. Ему было приказано срубить в районе слияния Бии и Катуни, «в пристойном месте», острожек и со своим отрядом составить его гарнизон. На трех небольших судах – дощаниках 60 казаков поднялись вверх по Оби до устья реки Чумыш и продолжали поход в направлении нынешнего города Барнаула. Но 3 сентября произошла стычка с телеутско-джунгарским отрядом князя Абака. Далее Ф. Пущин продолжать путь не рискнул. В этом направлении продвижение русских было задержано надолго. Граница между российскими владениями и «телеутской землицей» пролегала по реке Бердь.

Закрепление Ленского (Якутского) края за русскими было упрочено постройкой Олекминского острога (1635), Нижне-Колымска (1644) и Охотска (1648). В 1664 году был основан Иркутский острог. В 1645 году казак Василий Поярков наткнулся и открыл северное побережье Сахалина. В 1648 году Семен Дежнев проходит из устья реки Колыма в устье реки Анадырь и открывает пролив между Азией и Америкой.

В 1649-1650 годах казачий атаман Ерофей Хабаров достиг Амура. К середине XVII века русские поселения появляются в Приамурье, на побережье Охотского моря, на Чукотке.

В 1697-1699 годах казак Владимир Васильевич Атласов исследовал Камчатку.

Освоение Зауральских земель русскими шло в основном по водным путям вдоль рек и побережья Северного Ледовитого океана с использованием стругов (на реках) и кочей (в океане). Между реками и озерами струги и все грузы перемещались волоком. А вести приходилось немало: провиант и фураж, ружья, пищали, пушки, порох, ядра, картечь и пр. Естественно, что по водным путям шли лишь в летний период после окончания ледохода на реках и до глубокой осени до ледостава, т.е. в июне-сентябре. На зиму казаки и землепроходцы были вынуждены останавливаться в отстроенных за лето жилых и хозяйственных помещениях острогов, проводя конную и пешую разведку новых мест и путей.

Ледоход. Художник А. И. Мещерский, 1869 г.

 

 

Итак, всего лишь за 100 лет, начиная с похода Ермака в 1581-1583 годах и до войны с маньчжурами в 1687-1689 годах, русские люди освоили огромные пространства от Урала до побережья Тихого океана. Но освоить, это только полдела, на новых землях еще нужно было закрепиться.

В начале XVIII века продвижение русских на юг Западной Сибири было обусловлено как экономическими, так и политическими задачами. Вхождение Южной Сибири с ее благоприятными для земледелия природно-климатическими условиями в состав России открывало простор для крестьянской колонизации, а предгорья и горы Алтая обещали богатые месторождения металлов. Однако продвижение в этот район было затруднено некоторыми обстоятельствами. Правительство Петра I, связанное Северной войной, приступило после первых поражений к военной реформе и не могло оказать существенной помощи сибирским казакам ни провизией, ни вооружением. Правители Джунгарии (хунтайджи), недовольные продвижением русских, были полны решимости отстоять свою территорию. В наказе 1697 года князю М. Я. Черкасскому (занимавшему в то время пост тобольского воеводы, который считался главным в Сибири) предписывалось во все глаза следить за противником. А что еще оставалось делать, ведь бороться с ним у русских не было сил.

Особенно сложной в начале XVIII века была для колонизаторов обстановка в Томском и Кузнецком уездах. В 1700 году кочевники напали на Кузнецк и, пользуясь малочисленностью гарнизона, сожгли Рождественский монастырь, 20 дворов в пригороде, убили 41 человека и взяли в плен 103 человек. А кроме этого уничтожили запасы зерна и угнали скот.

В этой сложной ситуации, имея в своем распоряжении 934 человека в томской и 253 человека в кузнецкой командах, власти старались выиграть хитростью. Но когда угроза была неминуемой, высылали крупные казачьи отряды.

В конце 1699 года в Томске стало известно, что «киргизы собрались 1300 человек, хотят идти … под Томской на три дороги». Воевода г. Петрово-Солового отправил на перехват два отряда. Одним, численностью в 600 человек, командовал сын боярский С. Тупальский, другим, численностью в 300 человек – казачий голова О. Качанов.

1 декабря 1703 года с аналогичным заданием отправились из Томска 500 казаков во главе с сыном боярским М. Лавровым «на лыжах с нартами и со всею полною службою». Во время боя на реке Базыре они разгромили 50 юрт, взяли в плен 146 киргизов, потеряв убитым всего одного. Не успели они вернуться в Томск, как 10 марта 1704 года в «Киргизсуцю землицу» было послано 738 казаков под командой О. Качанова и С. Цыцурина.

Нападения «немирных воинских людей», так российская администрация называла кочевников, не желавших идти под ее начальство, в значительной степени парализовали нормальную жизнь Томско-Кузнецкого района. Центральные и местные власти справедливо полагали, что обеспечить безопасность населения здесь можно только выстроив крепости и остроги и давая вооруженный отпор.

В 1703 году на Оби появился Умревинский острог. Возможно, в первом десятилетии XVIII века был заложен также Бердский острог (первое упоминание относится к 1716 году). 15 марта 1708 года кузнецкий воевода Михаил Овцын получил от Петра приказ о начале строительства Бикатунского острога для сбора ясачной казны и «к поселению пашенных крестьян». В 1709 году крепость была построена, в ней расквартировали гарнизон «для оберегательства острогу от приходу воинских людей» численностью в 100 человек.

В 1710 году Бикатунская крепость была уничтожена в результате набега ойратов. По свидетельству кузнецких казаков это произошло следующим образом. Зайсан Духар «с калмыки» внезапно подошел к крепости, и после трехдневных непрерывных боев «оные калмыки … башни и острог зажгли». Не имея сил для дальнейшего сопротивления, служилые люди «через протоку убежали в остров и одну пушку железную, затинную, да бочку с порохом унесли с собою, а другую-же пушку – медну, из того острога взять не успели». Впрочем, этот временный успех уже не мог склонить чашу весов в пользу Джунгарии.

Трудно сказать, как впоследствии развивались бы события на Алтае, если бы во главу угла не встал финансовый интерес российской империи. Петр питал страсть к полезным ископаемым (и не только по причине ведения Северной войны), а Сибирь в его планах занимала особое место. Он упорно искал месторождения руды. Тем более поощрялась горноразведывательная деятельность сибирских служилых людей. В 1703 году для розыска серебряных и медных руд, а также для отыскания горючей серы в сибирских районах был направлен верхотурский пушкарь Иван Григорьев с сыном Степаном.

В 1716 году для осмотра (поиска) руд в Верхотурский уезд отправился тобольский дворянин Сергеев. В 1713 году из Тобольска в Китай был послан Федор Трушников. Он нашел золото, «которого …довольное число с собою и вывез», но для этого ему пришлось совершить длительное путешествие в окрестности озера Кукунор. Трушников, возможно, был первым русским, посетившем Тибет и сопредельные места.

До Петра I дошли слухи о богатых золотых россыпях Бухары. На их поиски был послан отряд из двух регулярных полков казаков под командой подполковника И. Д. Бухольца. В июне 1715 года он двинулся из Тобольска на 59 судах под прикрытием драгун, ехавших берегом реки на лошадях. Около Ямышевского озера была построена крепость, вскоре осажденная десятитысячным войском джунгарского полководца Царен-Дондоба. Длительная осада и начавшиеся в отряде болезни заставили Бухольца срыть укрепления и отойти к устью реки Оми, где в 1716 году была основана Омская крепость. Однако, поход Бухольца не следует рассматривать как неудачу. Ведь благодаря ему было положено начало строительству Иртышской оборонительной линии.

В 1717 году полковник Супин восстановил Ямышевскую крепость, а сын боярский П. Свиредский основал Железинскую крепость. В этом же году М. П. Гагарин послал сына боярского Ивана Калмыкова с сотней конных казаков по восточному берегу Иртыша до озера Зайсан, «чтоб о состоянии сего озера, и можно ли по Иртышу к оному способно ездить, подлинно наведался». Учитывая трудности задания, губернатор приказал «всем в Тобольске колодникам, а темницах заключенных» разрешить добровольную запись в отряд Калмыкова.

Однако сложная политическая обстановка и напряженные отношения с Джунгарией в который раз не позволили довести задуманное до конца.

Только в 1720 году майор Р. О. Лихарев с отрядом в 440 человек дошел до озера Зайсан и на обратном пути выстроил Усть-Каменогорскую крепость на правом берегу Иртыша при впадении в него реки Ульбы. Одновременно началось строительство Семипалатинской крепости. Бухарское золото найти не удалось, но постройка пяти «верх-иртышских крепостей» обезопасила территорию Алтая от внезапных нападений кочевников с запада и юго-запада.

Удача на Иртыше способствовала успеху и в других местах. В 1713 году томским дворянином Д. Лаврентьевым был заложен Чаусский острог. В 1717 году кузнецкий дворянин И. Максюков, отправившись с отрядом казаков и строителей по реке Чумыш, основал на Оби близ впадения в нее реки Черемшанки Белоярскую крепость.

В 1718 году под руководством И. Максюкова была возведена Бийская крепость, положившая начало городу Бийску. В 1722 году на Барабе были построены три паса (форпоста). В Тартасском несли службу тарские казаки, в Каинском и Убинском – томские. Джунгурские земли на Алтае оказались окруженными с трех сторон. С запада – иртышской линией; с востока – Кузнецкой и Бийской крепостями; с севера – Томском и цепью острогов по речной системе Оби. Изменение в соотношении сил было утверждено на переговорах капитана Ивана Унковского с хунтайчжи (владелец домена у монголов) в 1722 году. Территория Алтая оставалась за Россией. Джунгары были вынуждены согласиться на разработку рудных месторождений в верховьях Иртыша, по рекам Чарыш и Алей.

Казачество на Дальнем Востоке

История казачества на Дальнем Востоке России следует вести от основания крепости Албазин (в 1651 году) на Амуре, то есть от албазинских казаков, Хабарова и Никифора Черниговского.

На Амур казаков переселяли по жребию, в данном случае им не нужно было завоевывать огнем и мечом себе земли, однако, тайга таила в себе много опасностей. Первые партии казаков-переселенцев, так называемые «сплавы», формировались из жителей Забайкальских станиц. По воспоминаниям губернатора Корсакова, «…волнения среди станичников были ужасные, все боялись вытянуть жребий. Никто не знал, что ждет впереди, а дома жилось не дурно...». Но приказ царя нужно было исполнять, и первыми, кто взял на себя тяготы новой жизни, были именно Забайкальцы. Примерно в это же время формируется Уссурийское Казачье Войско.

Официальной датой образования Амурского казачьего войска является 29 декабря 1858 года. В 1858 году в Приамурье было переселено 13879 Забайкальских казаков. В 1889 году станицы и поселки, расположенные по реке Уссури были выделены в Уссурийское казачье войско, а Амурские казаки получили пополнение за счет новых переселенцев. На 1 января 1876 года в Амурском войске состояли 18020 душ обоего пола казаков из Забайкалья.

Казак, отбивающийся от тигра. Художник А. О. Орловский, 1811 г.

Амурское казачье войско было сформировано по инициативе генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьева-Амурского в то самое время, когда Россия вернула себе левый берег Амура, т.е. в 1854 – 1858 годах.

Сибирское казачье войско в XVIII – XIX веках

Постепенно все казачье население Сибири разбилось на отдельные, слабо связанные между собой группы, что, главным образом, зависело от дальности расстояний между отдельными общинами, а также и от все увеличивающегося притока переселенцев и ссыльных в этот край. Этому разделению способствовали и стратегические и административные планы правительства, для которого Сибирское казачество было незаменимым боевым и полицейским материалом, преданным власти, в добавок почти ничего не стоившим, пустой во все времена русской казне.

Из-за казаков часто возникали распри между военной и гражданской властью, которые решали, кто будет заведывать казаками. Первоначально казачье население Сибири было в ведении гражданских властей и лишь впоследствии с устройством Иртышской и других пограничных линий военное ведомство обратило внимание на казачество и, найдя его самым пригодным элементом для пограничной службы, добилось передачи начальствования над ним в свои руки, по крайней мере, вдоль Сибирской линии. Все же прочие попытки, в смысле образования из всего казачьего населения Сибири нескольких отдельных казачьих войск, не находили поддержки гражданского сибирского начальства, ни за что не хотевшего выпустить из своего заведования казаков. Таким образом, мы видим к началу XVIII века только одно целостное, образованное по правилам казачье Войско в Сибири: Сибирское Линейное, состоявшее в ведении командующего войсками Сибирской линии и составленное из казаков, проживавших на сибирской границе со Средней Азией по прежним линиям: Иртышской, Ишимской и Колывано-Кузнецкой, всего в количестве 6 117 душ мужского пола.

Окончательное формирование Сибирского казачьего войска состоялось в 1808 году, и главной причиной к этому послужило то обстоятельство, что служившие ранее на этих линиях вместе с казаками регулярные драгунские полки, сформированные, впрочем, из тех же казаков при Петре, были вызваны на западную границу. Россия вела войну с Наполеоном. В Сибирь кавалерия больше не вернулась.

За уходом драгун казаки-линейцы только что образованного войска были размещены по линии, тянувшейся от крепости Звериноголовской, Оренбургской губернии, по азиатским степям до Иртыша и далее до Кузнецка на более чем две тысячи верст.

Сибирское Линейное Войско управлялось войсковым атаманом при помощи войсковой канцелярии, состоявшей из двух выборных асессоров и прокурора, и в гражданском отношении подчинялось губернаторам тех территорий, где было расположено, в военном же отношении состояло в ведении начальника пехотной дивизии, стоявшей в Сибири.

Одновременно с новым положением о Сибирском Линейном войске были подтверждены его права на земельный пай в количестве 6 десятин на человека, на беспошлинную меновую торговлю с инородцами и на ловлю рыбы (в озере Нор-Зайсан и на Бухтарминских промыслах) и, кроме этого, всего право на беспошлинный вывоз из киргизской степи рыбы и хмеля.

В военном отношении сибирские казаки в мирное время не имели разделения на полки и сотни и не составляли особых отдельных частей, но отбывали службу в крепостях по линии, находясь в распоряжении крепостных комендантов. Служба считалась бессрочной и от нее увольнялись в отставку лишь по старости, или в результате недееспособных ран или болезней.

Стычка казаков с башибузуками. Худ. П. П. Соколов, 1877-1878 гг.

За свою службу сибирские казаки получили провиантские и приварочные деньги или же продовольствием не только на взрослых, но и на детей мужского пола от двух лет. При командировании на линейную службу казак получал жалование в размере шести рублей и шестнадцати с половиной копеек в год и фураж для коня на семь месяцев. Предполагалось, что остальное время лошадь будет есть подножный корм. Офицеров назначали частью из регулярных войск, частью из самих казаков. Они были немногочисленны и получали повышенный оклад.

В военное время сибирские казаки обязаны были выставить 10 конных полков по пять сотен в каждом и, кроме того, 4 резервных сотни – всего 5 950 казаков. С 1816 года командование Сибирским казачьим войском в военном отношении перешло к командиру отдельного Сибирского корпуса, которому и стал подчиняться войсковой атаман.

В том же году сибирская казачья артиллерия была приравнена к общеармейской конной артиллерии, причем расход на ее содержание перенесен на средства государственного казначейства и срок службы в ней определен в 15 лет.

В 1822 году после разделения всей Сибири на отдельные области, зависимые друг от друга в порядке управления, территория Сибирского казачьего войска вошла в состав Омской области. Эта область разделялась на шесть округов, четыре из которых находились под казачьими поселениями: Петропавловский, Омский, Семипалатинский и Усть-Каменогорский, и два в киргизской степи: Кокчетавский и Каркаралинский. Так же было высочайше повелено разделить казаков по полкам и в мирное время вести им полковой учет, оставив порядок службы по-старому.

В 1825 году в Сибирском Линейном Войске числилось всего 36 921 человек обоего пола, причем на службе находилось казаков по линии в различных укреплениях и в командировках, а также и на службе внутри Войска 655 человек и в резерве 7 791 человек; следовательно, списочный состав служилых казаков имел 8 446 душ.

В 1833 году Николай I повелел ежегодно командировать в ряды гвардии по тридцать сибирских казаков, причем служили они совместно с Оренбургскими казаками в лейб-гвардии Конно-гренадерском полку.

В 1834 году до Петербурга дошли слухи о злоупотреблениях в Сибирском Войске. Желая устранить причину постоянных жалоб и вместе с тем насколько возможно исправить внутренние настроения в войске, Николай командировал особую комиссию, которая, проверив войсковые дела, открыла множество злоупотреблений, в результате чего был уволен командира войска генерал Гордеев. А чтобы на будущее избежать подобных безобразий, комиссией было выработано новое положение о Сибирском Линейном Войске, по которому его разбили на 9 полковых округов, каждый под начальством особого полкового командира; земельный надел был значительно увеличен, улучшили и облегчили быт казаков.

Во главе, как и в старину, был поставлен наказной атаман, управлявший войсковой территорией. В помощь ему было положено войсковое дежурство, т.е. военный штаб, и войсковое правление, занимающееся хозяйственными делами.

Во главе внутривойсковых округов стояли бригадные командиры. Им, в свою очередь подчинялись полковые командиры. Станицы управлялись станичными начальниками, назначавшимися наказным атаманом и всецело подчиненным полковым командирам.

Служба у казаков продолжалась тридцать лет, причем на действенной полевой службе необходимо было пробыть 20 лет, оставшиеся 10 лет – в запасе, только после этого можно было рассчитывать на отставку.

Для облегчения условий службы и для усиления пограничной линии к составу Сибирского казачьего Войска в 1846 году причислили 5 380 государственных крестьян из Курганского, Омского, Бийского и Ишимского уездов. В 1848 году в казачье сословие обращены были переведенные из центральных губерний в киргизскую степь еще 3 600 крестьян.

В 1855 году Сибирское Линейное войско имело в числе населения казачьего сословия обоего пола свыше 79 000 человек и выставляло на действительную службу 12 561 казака.

В 1861 году, в связи с чередой реформ, предпринятых Александром II, было выработано и утверждено новое положение об управлении войском. Вся гражданская часть была передана в ведение генерал-губернатора Западной Сибири, а само войско переименовано в Сибирское казачье войско.

В 1868 году Сибирское войско разделили на две части, из которых одна вошла в состав вновь образованной Акмолинской области, а другая – в состав Семипалатинской области, причем Западно-Сибирскому генерал-губернатору было присвоено звание войскового наказного атамана Сибирского казачьего войска. Внутреннее управление совершалось наказными атаманами через областные штабы и уездными начальниками, подчиненными военным губернаторам.

В 1869 году были упразднены полевые правления и войсковой штаб (внутренние административные структуры), а территория Войска разделена на четыре военных отдела. Во главе которых поставлены атаманы отделов, подчинявшихся военным губернаторам. Вертикаль власти выпрямилась и сделалась прочнее.

В 1872 году последовало новое изменение в управлении Сибирским войском, которое было к тому времени разделено на три отдела и изъято из непосредственного хозяйственного ведения военных губернаторов. Вместо штабов в Омске было учреждено войсковое хозяйственное правление под наблюдением Западносибирского генерал-губернатора. Была введена жеребьевка при приеме на службу, причем все освобожденные по жеребью от действительной службы казаки в течение 22 лет платили в войсковой капитал по 10 рублей ежегодно. Служилые казаки в мирное время составляли 3 конных полка и учебную сотню, а в военное время 9 конных полков. Всего же на действительной службе числилось 8 200 казаков.

При дальнейших преобразованиях, проведенных в Сибирском Войске в 1880 году, структура военной службы несколько упорядочилась, была введена строевая подготовка, изменился внутренний распорядок в соответствии с духом времени. К составу Сибирского Войска причислялись многие казаки упраздненных городовых конных частей Сибири, увеличивая, таким образом, его численный состав, который к 1881 году состоял уже из 95 740 человек обоего пола.

В служилом разряде к этому году числилось 206 офицеров и 16 123 казака, из которых на действительной службе находилось 3 688 человек. В том же году сибирских казаков прекратили посылать в гвардию.

После упразднения Западносибирского генерал-губернаторства и учреждения на его месте Степного генерал-губернаторства, в которое входили три обширных области: Акмолинская, Семиреченская и Семипалатинская, Сибирское казачье войско вошло в состав новообразованного Омского военного округа и стало подчиняться степному генерал-губернатору, которому было присвоено звание войскового наказного атамана Сибирского казачьего войска. В то же время должности атаманов отделов были реформированы применительно к Донскому войску.

В 1888 году для новых поселений сибирских казаков к войсковой территории были присоеденены казенные (государственные) земли, площадью в 4 000 десятин по реке Кулуджану.

Неурожай в 1891 году тяжело отразился на благосостоянии сибирских казаков, и только с помощью денежной ссуды от правительства в размере 98 000 рублей, да позаимствованием из войсковых сумм 320 000 рублей удалось прекратить острую нужду.

В 1904 – 1905 годах отдельные полки сибирских казаков участвовали в Русско-Японской войне. А в 1914 – 1917 годах – в Первой Мировой войне.

После Октябрьского переворота казачье сословие перестало существовать на территории России и сохранилось в виде отдельных частей по всему миру, в эмиграции.

После крушения Союза ССР казачество стало возрождаться.



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы