Новейшая история Семь жизней Александра II

Елена Шестова

В воскресенье 5 февраля 1880 г. император Александр II в своих апартаментах в Зимнем дворце принимал гостей — герцога Александра Гессенского, брата императрицы, и его сына, Александра Болгарского. Для аудиенции герцога с сыном, государь даже отложил на полчаса обед, что во дворце было воспринято как нечто из ряда вон выходящее, поскольку дневная трапеза время в императорской семье всегда проходила в одно и то же время. И вдруг, пока Александр Николаевич в окружении своей семьи мирно беседовал со знатными родственниками, стены дворца содрогнулись от взрыва. Удушающий дым заполнил залы, откуда-то раздались крики и стоны, перепуганная прислуга металась из комнаты в комнату. Государь, вмиг позабыв о немецких родственниках, кинулся искать Екатерину Михайловну Долгорукую, свою вторую жену. Слава богу, она была жива и, в свою очередь, бежала навстречу Александру.

Александр II и Екатерина Долгорукова с детьми Александр II и Екатерина Долгорукова с детьми

Как было затем установлено, краснодеревщик Степан Халтурин, организатор «Северного союза русских рабочих», присоединившийся к народовольцам, за время службы при дворе натаскал в подвал пару пудов динамита. Он отлично изучил распорядок дня царского семейства и осуществил взрыв в то время, когда, по его представлениям, государь с семейством должен был обедать. Но произошло то, чего террорист не мог предвидеть, — Александр II задержался.

Столовая в Зимнем дворце после взрыва 5 февраля 1880 г. Столовая в Зимнем дворце после взрыва 5 февраля 1880 г.

Это было уже пятое покушение революционеров на Освободителя. И всегда, как в этот раз, так и до этого, словно какая-то неведомая сила оберегала царя.

Первым неудавшимся цареубийцей был дворянин Саратовской губернии Дмитрий Каракозов.

Покушение Каракозова Покушение Каракозова

Второе покушение на царя случилось в Париже 6 июня 1867 года (25 мая по старому стилю) в районе пяти часов, когда государь, двое его сыновей и французский император Наполеон III возвращались в коляске через Булонский парк, по окончании смотра на Лоншанском поле. В русского самодержца в этот раз стрелял Болеслав Березовский.

В третий раз на жизнь императора покушался бывший студент Александр Соловьев. Тридцати трех лет от рождения, он смог поучаствовать в «хождении в народ», примкнул к «Земле и воле», затем оставил ее. Соловьев действовал в одиночку. Он приехал из Поволжья специально для того, чтобы убить царя.

Поражает, конечно, полная профнепригодность тех, кто отвечал за безопасность августейших особ. Пусть первое покушение Каракозова было для всех шоком (до этого трудно было и помыслить, что кто-то осмелится стрелять в царя – да и само покушение было первым историческим прецедентом), следовало бы озаботиться принятием мер не только по разгрому революционных организаций, но и по усилению личной охраны государя. Увы, увы...

Александр Второй. Худ. Маковский Александр Второй. Худ. Маковский

В августе того же 1879 года приговор царю вынес комитет «Народной воли». С того момента в «охоте» на Александра Николаевича участвовали наиболее талантливые организаторы, искуснейшие взрывники и бесстрашные боевики.

18-19 ноября (1 декабря) 1879 года террористы трижды пытались подорвать царский поезд на пути его следования из Ливадии в Москву. Первые бомбисты находились на 14-й версте около Одессы. Все уже было подготовлено к взрыву поезда, но состав проследовал в Москву не через Одессу, а дорогой через Александровск. Взрывчатка была заложена боевиками из группы Софьи Перовской в семи километрах от Москвы, в Замоскворечье, вблизи Рогожско-Симоновой заставы (ныне Застава Ильича). По словам графа Адлерберга, прибывшего к месту покушения, от двух вагонов со свитой остался «мармелад какой-то».

После взрыва на железной дороге, организованного народовольцами

 

 

На другой дороге императора тоже ждали. Под железнодорожную насыпь была заложена мощнейшая мина, провода от нее вели к месту, где прятался взрывник Андрей Желябов (член комитета «Народной воли»). Когда поезд императора оказался над миной, по сигналу одного из помощников Желябов подключил провода электрической батареи. И... к удивлению террористов, никакого взрыва не последовало. Почему-то отказала электрическая цепь взрывателя. Возможно, она отсырела, но не исключено и то, что ее просто перерубил один из помощников Желябова — Иван Складской, при Советской власти осужденный за предательство народовольцев...

3-я попытка взорвать царский поезд была более удачной, но взорван был не царь, а те, кто находился в четвертом вагоне совсем другого поезда, везшего фрукты для царской кухни. Бомбисты не знали, что на одной из станций царский поезд на полчаса обогнал поезд со свитой, поэтому царь ехал в первом составе (чего изначально не предполагалось).

Народовольцы организовали и пятое покушение на Александра Николаевича (халтуринский взрыв). Но и в этот раз все обошлось. Ангел-хранитель по-прежнему оберегал российского самодержца. Но где же он был немногим позже, в самый необходимый для этого момент — 1 марта 1881 года? Почему он спасал государя раньше и не смог его уберечь, когда это более всего было нужно не только самому Александру, но и всей стране? И снова вопросы, на которые нет однозначных ответов.

А ведь останься Александр II в живых в тот роковой день, и все могло бы быть совсем иначе. Ни большевиков, ни революций, ни Гражданской войны. Ведь именно в день, когда террористам все-таки удалось убить царя, им был подписан проект реформы, вводившей в России конституционную монархию.

Разрабатывал этот свод либеральных законов граф Михаил Тариелович Лорис-Меликов.

М. Т. Лорис-Меликов

Человеком Лорис-Меликов был неординарным. Он говорил на восьми языках (немецком, французском, остальные были восточные), в 30 лет стал генерал-майором, проявил себя и как отважный полководец, и как дипломат, двенадцать лет был начальником Терского края и атаманом Терского казачьего войска (а что представлял собой Кавказ в те годы, наверное, объяснять не стоит), успешно боролся с эпидемиями чумы в Астрахани и в Поволжье, достиг некоторого успокоения революционных настроений в Харьковской губернии, куда был назначен генерал-губернатором. И при всем при этом у него были довольно-таки либеральные взгляды.

Неудивительно, что именно он возглавил созданную по его же протекции Верховную распорядительную комиссию, чрезвычайный государственный орган. С одной стороны, его задачей была борьба с крамолой и полицейские репрессии. С другой - именно эта комиссия под чутким руководством Лорис-Меликова готовила пакет либеральных реформаторских законов. У Михаила Тариеловича все 14 месяцев его «диктатуры (а по своему статусу он имел право приказывать практически кому угодно, исключая, разумеется, августейших особ) была огромная власть.

Увы, Лорис-Меликову не хватило совсем немного времени. Общественное мнение было уже на его стороне, симпатии к революционерам становились все меньше (и финансовая поддержка тоже, а без нее никакие самые идейные террористы долго не продержатся), и не за горами были реформы, предусматривавшие переход России от абсолютизма к конституционной монархии.

Но, похоже, России было предписано испить чашу страданий до конца. 1 марта 1881 года, в самый неподходящий для истории государства Российского момент, очередная попытка цареубийства, осуществленная «народовольцами», все-таки увенчалась успехом.

Утром этого трагического дня Александр II утвердил, с некоторыми изменениями, столь многообещающий проект Лорис-Меликова. Затем после завтрака он направился в Манеж на развод, после чего отправился в Михайловский замок к любимой кузине. Государя сопровождали семь терских казаков и трое полицейских с полицмейстером А. И. Дворжицким. В 2:10 император вышел из замка и велел возвращаться в Зимний дворец той же дорогой (измени он тогда маршрут, и, вполне вероятно, что бомбисты вновь остались бы ни с чем). По пути следования царский экипаж уже поджидали. На берегу Екатерининского канала Рысаков швырнул бомбу в царскую карету.

Убийство Александра II. Хромолитография Ф. Морозова Убийство Александра II. Хромолитография Ф. Морозова

Террористы в этот раз подготовились основательно. Увидев, что попытка его товарища не увенчалась успехом, народоволец Игнатий Гриневицкий, стоявший буквально в нескольких шагах от царя, тоже бросил бомбу. Седьмое покушение на жизнь императора окончилось успехом, Как тут не припомнить, как однажды гадалка предсказала, что у Александра будет сложная жизнь, полная страшных опасностей, и умрет он от седьмого покушения, совершенного на его жизнь.

В очередной раз приходится констатировать факт, что охрана царя сработала крайне непрофессионально. После первого взрыва следовало немедленно эвакуировать царя во дворец. В то же день император Александр II умер около половины четвертого от большой потери крови, не придя в себя. В 15:35 – 01.03.1881 года с Зимнего дворца медленно пополз вниз императорский штандарт. Шанс на великое преобразование России был упущен.

Александр II на смертном одре Александр II на смертном одре

Поначалу взошедший на трон Александр III высказывался в поддержку лорис-меликовских проектов, но быстро попал под влияние консерваторов, и уже 29.04.1881 года вышел закон о незыблемости самодержавия. Либеральные чиновники подали в отставку. Российская тройка понеслась к пропасти.



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы