Новейшая история Советская реклама: рождение, жизнь и смерть

Юлия Санникова

Начнем с парадоксального заявления. В действительности советской рекламы не существовало. То, что называло это словосочетание в период с 1922 по 1991 годы была скорее пропаганда той или иной товарной группы, осложненная к тому же отсутствием рекламируемого продукта на полках магазинах – в этом кстати основная особенность советских PR-коммуникаций: товар предлагают на бумаге, а на деле его нет. Не спрос и предложение регулировали советскую рекламу, а директивы, спускаемые сверху. Рекламодателями были не компании-производители, а министерства, в ведении которых находились промышленные или торговые предприятия. Язык рекламы копировал язык пропаганды: «Покупайте!», «Требуйте!», «Читайте!» и т.п.

Вкусно и питательно. Покупайте какао «Золотой ярлык» и «Наша марка» во всех продовольственных магазинах. Художник: С. Г. Сахаров, 1953 г.

Советская реклама имела отношение к чему угодно, но только не к экономике. Обновленная после сталинского лихолетья реклама 1960-70-х годов сохранила традиции коммунистической пропаганды 1930-х годов и не могла выполнить возложенную на нее руководящими инстанциями задачу – увеличить розничный товарооборот. Хотя очень к этому стремилась.

В 1970-80-х годах, когда советский режим был гораздо более вегетарианским, появилась, правда, в весьма ограниченных масштабах «реклама» новой продукции – цветных телевизоров, кинокамер, видеомагнитофонов и т.д. Проблема в том, что она была бесполезной, поскольку не могла решить проблему с реализацией этих товаров в силу высоких, фактически запретительных, розничных цен, которые покупатель был не в состоянии заплатить. Любопытно, что ремонт сломавшейся аппаратуры совершенно не рекламировался, и фраза «отремонтировал свой телевизор», например, в Доме быта, так тогда назывались сервисные центры типа ИТСА, в советских рекламных слоганах не звучала. Гарантийное обслуживание – то, что сейчас для многих компаний является маркетинговым преимуществом, в советское время в рекламных сообщениях не упоминалось, да и было налажено из рук вон плохо. Технику в основном ремонтировали самостоятельно.

Исходя из этого, можно уверенно говорить, что советская система массовых коммуникаций была не рекламой, а квази– или псевдорекламой. Почему так получилось? Ответ далее.

В начале ХХ века, до революции 1917 года Российская империя представляла собой рыночную аграрную экономику со средним уровнем развития. Рекламное дело, соответственно, было развито средне и заключалось преимущественно в печатании в газетах и журналах рекламных объявлений. Тем не менее рыночная ниша существовала и постепенно расширялась. Неудивительно поэтому, что большевики, едва придя к власти, приняли одним из первых «Декрет о введении государственной монополии на объявления», подписанный Лениным и Луначарским и опубликованный 8 (26) ноября 1917 года. Декрет гласил, что размещать «за плату объявления в периодических изданиях печати, равно в сборниках и афишах, а также сдавать объявления в киоски, конторы и т.п. учреждения» может теперь только государство. Печать рекламных объявлений разрешалась только газетам Временного рабочего и крестьянского правительства в Петрограде и газетам местных Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Нарушителям грозило серьезное наказание: издание могли закрыть.

Совет народных комиссаров (СНК). Фото: 1918 г. Ленин в центре, под лампой

Очевидно, что новая власть понимала важность и силу рекламных коммуникаций и стремилась к полному контролю над ними. Вскоре ей это удалось. Подноготная декрета о монополии на рекламу очевидна: таким образом большевики хотели лишить источников финансирования оппозиционные издания, перекрыть им кислород и в перспективе полностью уничтожить.

Гражданская война 1917 – 1922 годов на территории бывшей Российской империи практически полностью ликвидировала рынок и товарно-денежные отношения, сложившиеся к тому времени. Рекламная деятельность на этот период прекратилась, а наработанные ранее маркетинговые средства и технологии (плакаты, графика, устные формы коммуникации) были взяты на вооружение всеми участвовавшими в конфликте сторонами и использовались для пропаганды политических взглядов и мобилизации в армию.

В финале гражданской войны большевики осознали, что агрессивная политика «военного коммунизма» завела страну в тупик, и нужны исключительные меры для восстановления разрушенной экономики. В 1921 году была введена Новая экономическая политика (НЭП), которая довольно быстро оздоровила хозяйственную систему и вызвала медленный экономический рост. Встал вопрос и о возобновлении рекламной деятельности, которая по-прежнему регулировалась декретом о государственной монополии на все виды рекламы. Декрет не отменили, а подогнали под новые лекала. Государственные медиа создали у себя конторы по сбору объявлений (аналог современной рекламной службы или рекламного агентства). Первой газетой, вышедшей с рекламными объявлениями 22 ноября 1921 года, стали «Известия», тогдашний орган Всероссийского центрального исполнительного комитета советов крестьянских, рабочих, солдатских и казачьих депутатов.

Продажа фруктов и овощей во дворе г. Апраксин, Ленинградская область. Фото: 1924 г.

 

 

Создание контор объявлений было закреплено декретом ВЦИК и СНК от 24 января 1922 года «О переводе всех органов периодической печати на начала хозяйственного расчета». Вслед за конторами в медиа стали появляться конторы в различных министерствах и ведомствах. Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) создал Центральное управление печати и промышленной пропаганды (ЦУП) и «Промрекламу», Наркомат путей сообщения – контору «Рекламтранс», Моссовет – «Мосторгрекламу», Наркомат почт и телеграфов – контору «Связь». Заказчиками рекламы во время НЭПа выступали советские государственные синдикаты и тресты. У частников и кооперативов бюджет на рекламу был невелик и позволял покупать лишь малые форматы. На улицах советских городов висели вывески и недорогое рекламное творчество, созданное художественными артелями. Витрины оформлялись таким образом, чтобы привлечь покупателя. Государство тут же наложило лапу на этот вид коммуникации и ввело в 1923 году арендную плату за использование витрин и фасадов зданий.

Наиболее известным рекламодателем периода НЭПа стал созданный в 1922 году государственный трест «Моссельпром» (Московское губернское объединение предприятий по переработке продуктов сельскохозяйственной промышленности). Объясняется это сотрудничеством с ним В. Маяковского и А. М. Родченко в период с октября 1923 года по март 1925 года. Материалы, созданные популярнейшим поэтом и знаменитым художником, явились не просто рекламными образцами, но произведениями искусства. Слоган Маяковского «Нигде кроме как в Моссельпроме» стал не только девизом треста, но и упоминался в художественных произведениях, например, у Михаила Булгакова, из-за чего сделался своеобразным символом советской рекламы периода 1920-х годов.

Петроград в эпоху НЭПа. Фото: начало 1920-х гг.

Руководители советских предприятий и организаций были прежде всего чиновниками поэтому, выступая в качестве рекламодателей, основной своей задачей ставили победу в классовой борьбе, а не увеличение продаж. В 1923 году Маяковский в своей статье «Агитация и реклама» писал: «Буржуазия знает силу рекламы. Реклама – промышленная, торговая агитация. Ни одно, даже самое верное дело не двигается без рекламы. Это оружие, поражающее конкуренцию. Наша агитация выросла в подполье; до нэпа, до прорыва блокады нам не приходилось конкурировать. Мы идеализировали методы агитации. Мы забросили рекламу, относясь пренебрежительно к этой «буржуазной штучке». При нэпе надо пользоваться для популяризации государственных, пролетарских организаций, контор, продуктов всеми оружиями, пользуемыми врагами, в том числе и рекламой». Рекламные плакаты 1920-х годов поэтому не несут никакой полезной нагрузки для пользователя, а лишь информируют их о том, где (нигде кроме как) нужно покупать продукты (хлеб, муку, конфеты, шоколад, папиросы). В Моссельпроме! Потому что Моссельпром – это государственный трест, а не частная нэпмановская лавочка. «Где покупали-ели такие вкусные макароны и вермишели? Нигде кроме как в Моссельпроме!», «Не могу не признаться: лучший шоколад абрикосовский №12. Нет нигде кроме – как в Моссельпроме».

В 1924 году СНК своим постановлением создал акционерное общество «Советское кино» («Совкино»), наделенное почти неограниченными полномочиями по производству и прокату фильмов. «Совкино» осуществляло предварительную цензуру сценариев кинофильмов, имело монопольное право ввозить в страну киноленты иностранного производства. В составе акционерного общества организовали специальный отдел, названный «Рекламкино», отвечающий за производство (рекламных) киноплакатов и афиш. Все киноплакаты, создаваемые в союзных республиках, должны были утверждаться в «Совкино». Естественно, что плакаты не побуждали граждан покупать билеты, но служили инструментом пропаганды, формируя вместе с фильмами идеологически правильное представление обо всем на свете.

В середине 1920-х годов власть устала от рынка, развивавшегося хорошими темпами, и от рекламы, заполонившей улицы городов. В конце 1925 года Рабкрин начал проверку рекламной деятельности после чего 11 марта 1926 года сделал вывод, что постановка рекламного дела «не отражала минимальных требований государственной экономии; деятельность рекламных организаций являлась неудовлетворительной, носила по существу своих операций нездоровый коммерческий характер, протекала без надлежащей организации и плана и принесла в результате нерациональное расходование значительных средств». Конторы при государственных трестах решено было ликвидировать. Таким образом, сеть государственных профессиональных рекламных агентств просуществовала в Советском союзе чуть больше четырех лет.

Нигде, кроме как в Моссельпроме. Продукты государственных фабрик. Неизвестный художник, 1927 г.

Вскоре НЭП был свернут, начались индустриализация и коллективизация, проводившиеся методами сходными с политикой «военного коммунизма». Рекламе не осталось места. Рекламные компании крупных организаций были свернуты, вывески заменены агитплакатами про пятилетки и классовых врагов. Между рекламой и пропагандой власть выставила знак равенства.

Индустриализация и коллективизация не могли финансироваться только за счет внутренних средств. Режиму требовалось развивать экспорт (получение твердой валюты) и снижать импорт. Для стимулирования экспорта Наркомат внутренней и внешней торговли (Наркомторг), возглавляемый А. И. Микояном, начал создавать систему экспортной рекламы, мишенью которой были, как сейчас принято выражаться, западные партнеры. В 1929 году было создано Бюро торговой пропаганды при Всесоюзно-западной торговой палате. Постановлением Наркомторга от 21 апреля 1930 года всем советским организациям, осуществляющим рекламную деятельность за границей, предписывалось работать исключительно через государственную контору «Инреклама» и ее зарубежные представительства. В 1930 году в структуре наркомата было создано специализированное издательство «Внешторгиздат», главной задачей которого являлось издание полиграфической рекламной продукции для советских внешнеторговых организаций. Реклама, нацеленная на иностранцев, рассказывала о замечательных достижения Советского Союза, призывала посетить достопримечательности, упирая на дореволюционные культурные нарративы, и, вместе с тем, сообщала информацию о новых мощных заводах и фабриках, строительстве ГЭС и железнодорожных магистралей, как бы показывая торжество научно-технического прогресса.

Внутренний потребитель 1930-х годов в витринах магазинов и на фасадах зданий рассматривал агитационно-пропагандистские плакаты и афиши. К 7 ноября и 1 мая витрины украшались соответствующей бутафорией. В остальное время в них размещалась информация о деятельности различных общественных организаций – Осоавиахима (Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству), Автодора (Общество содействия развитию автомобилизма и улучшению дорог), МОПРа (Международная организация помощи борцам революции) и т.п. В магазинах продавалось печенье «Турксиб», карамель «Смычка» и «Красноармейская», кофе «Москва социалистическая», мыло «Ударница» и «Пролетарское», папиросы «Профинтерн» и «Беломорканал» и т.д. Не отставала и упаковка, в дизайне которой широко присутствовала советская символика: пятиконечные звезды, красные знамена, колосья, шестерни, серп и молот, красные галстуки, рабочие тужурки и портреты вождей.

Осоавиахимовцы, в совместных маневрах с РККА. Автор: М. Длугач, 1930 г.

В 1936 году в СССР, пережившем Голодомор, были отменены продуктовые карточки, а за два месяца до этого знаменательного события Сталин произнес сакраментальную фразу «Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее!». Подразумевалось, что теперь люди хотя бы не умирают от голода и могут худо-бедно позволить себе товары первой необходимости. Микоян начал строить мясные и молочные комбинаты и консервные заводы, в которых помимо консервированных мяса, рыбы, овощей, фруктов, производилось сгущенное молоко, вкус детства для тех наших читателей, кто застал СССР. В США были закуплено холодильное оборудование, а во Франции – технологические линии для производства игристых вин.

Развитие торговли потребовало и развития рекламы. Не последнюю роль в этом процессе сыграл и сам Микоян. 29 декабря 1935 года руководимый им Наркомвнуторг принял постановление «Об использовании методов рекламы для расширения товарооборота». Далее приказом наркомата от 15 апреля 1936 года предприятиям торговли предписывалась норма расходов на рекламу – 0,1% от оборота. В 1936 году было создано Всесоюзное объединение по торговой рекламе – «Союзторгреклама» (позднее «Торгреклама») при Наркомвнуторге СССР, а в 1938 году – Всесоюзная контора «Союзпищепромреклама» при Наркомпищепроме. Эти конторы в течение короткого времени превратились в крупные рекламно-производственные предприятия с филиалами в других городах, которым определялись собственные планы по выпуску рекламной продукции и оказанию рекламных услуг. И поскольку экономика к тому времени уже прочно стала плановой, реклама тоже стала запланированной деятельностью, поставленной в жесткие рамки.

«Союзпищепромреклама» по сути была корпоративным рекламным агентством Наркомпищепрома, который централизованно управлял подведомственными предприятиями отрасли через свои структурные подразделения – главные управления (главки). Основными заказчиками «Союзпищепромрекламы» стали главки Наркомпищепрома, такие, как главное управление мясной промышленности – Главмясо, главное управление рыбной промышленности – Главрыба, главное управление консервной промышленности – Главконсерв, главное управление холодильной промышленности – Главхладпром и т.д. Собственно именно с этого момента можно говорить о полноценной советской рекламе, запомнившейся по крикливым плакатам того времени: «Требуйте всюду сосиски» – плакат от Главмясо; «Соус «Майонез» – заказан Главмаргарином; «Всем попробовать пора бы как вкусны и свежи крабы» – заказ от Главрыбы; «Мороженое требуйте всюду!» – рекламодатель Главхладопром; «Пельмени» – заказчик наркомат внутренней торговли и др.

Требуйте всюду сосиски. Наркомпищепром СССР. Главмясо. Неизвестный художник 1937 г.

Цинизм советской рекламы, которую режим заставлял клеить везде и всюду, доходил до невообразимых пределов. Народу, живущему буквально за чертой бедности, у которого недоставало основных продуктов питания, предлагалось пить дорогое и самое лучшее, по заявлению рекламного листка, из виноградных вин Советское шампанское, есть крабов и телятину, а отдыхать на курортах Черного моря.

Единственной целью советской рекламы 1930-х, как впрочем и последующих годов, было информирование покупателей о том, что промышленность произвела, в соответствии с планом, такие-то товары, за которым следовал приказ их приобрести. При этом не сообщалось ни о полезности этих товаров, ни о том, зачем в принципе их покупать: чем, к примеру, магазинные пельмени отличались от слепленных дома?

Фокус советской рекламы был крайне размыт. В качестве целевой аудитории рассматривалось абсолютно все население СССР: от Кольского полуострова до пустыни Каракумы, а в качестве товара – товарная группа (мармелад, мороженное, кукуруза в консервах, билеты лотереи, мыло). К тому же рекламный плакат совершенно не гарантировал того, что изображенный продукт будет в магазине. «Покупайте пельмени!» в витрине не означало, что указанные пельмени действительно можно сегодня (завтра, через две недели, в принципе) купить.

Наконец, приказной тон рекламных сообщений заставлял воспринимать их не как рекламу, а как пропаганду, и, в связи с этим, не способствовал повышению продаж.

Принимая во внимание все эти особенности советских массовых коммуникаций, полагаем, что называть их рекламой было бы неправильно. Скорее это было что-то напоминающее рекламу, некая псевдо– или квазиреклама.

Пельмени. Автор: И. Боград, 1936 г.

Во время войны и в послевоенный восстановительный период рекламная деятельность была полностью свернута. Возврат к мирной экономике начинается в конце 1940-х годов. В 1948 году была восстановлена работа «Союзпищепромрекламы» при Министерстве пищевой промышленности СССР и «Союзторгрекламы» при Министерстве торговли СССР и их республиканских филиалов. В продолжении 1950-х годов конторы эти занимались, выражаясь народным языком, переливанием из пустого в порожнее. Продуктов питания катастрофически не хватало, поэтому в витринах магазинах вместо мясных туш, связок колбасы, мешков с сахаром, батонов хлеба, горок из фруктов и овощей красовались соответствующие муляжи из папье-маше, достигавшие иногда чудовищных размеров. Если муляжей не было, то витрины стояли пустые. Во время повального дефицита население бессовестным образом призывали покупать деликатесы и наслаждаться жизнью.

В 1950-60-е годы развивается газосветная (неоновая) реклама. В основном она размещалась на брандмауэрах, уличных кронштейнах, крышах зданий, в витринах магазинов. По традиции, значительная часть неоновой рекламы была чистого вида пропагандой: «Слава КПСС», «Ударный труд», «Вперед к победе коммунизма» и т.д. Содержание другой части газосветных установок носило характер социальной рекламы (несмотря на то, что СССР никогда не был социальным государством) и призывало соблюдать правила дорожного движения, читать газеты и журналы. А крышные и брандмауэрные установки «Пейте фруктовые соки», «Покупайте облигации» продолжали практику советской псевдорекламы 1930-х годов.

В перспективе Невского проспекта. Ленинград, Фото: 1960-е гг.

В это же время появилась реклама Аэрофлота и Сберкасс, быстро заполнившая пространство советских городов. Как и раньше, упор делался не на выгоду потребителей, а на призыв к действию. А кроме того альтернатив сберкассам и Аэрофлоту в стране не было. Они были в другом: хранить деньги можно было под матрасом, а на курорты ездить на поезде, а то и вовсе ходить пешком в лес поблизости от дома. Опять выходило, что население не информировали о новых услугах, а категорично требовали от него определенных действий. Естественно, такой подход вызывал внутреннее сопротивление и приводил ровно к противоположному результату.

В 1964 году к власти пришел Брежнев, а в 1965 году под руководством Председателя Совета министров А. Н. Косыгина стартовала экономическая реформа, основной целью которой было введение на предприятиях хозрасчета, что позволило бы им стать рентабельными и самоокупаемыми. Для сопровождения реформы при Министерстве торговли организовали Всесоюзное объединение «Союзторгреклама», в подчинении которого в 1966 году находилось одиннадцать художественно-производственных комбинатов: два – в Москве, остальные – в Ленинграде и в столицах союзных республик (Риге, Кишиневе, Тбилиси, Ереване, Фрунзе, Алма-Ате, Минске и Ашхабаде). Были созданы республиканские рекламные объединения – «Росторгреклама» и «Укрторгреклама».

С развитием международного сотрудничества и повышением уровня жизни советских людей в 1960-е годы рекламная деятельность заведомо разделилась на два потока: внутренний и внешний рынок. Первый – бесцветный, унылый, примитивный, второй – нарочито яркий, притягательный, искрящийся благополучием и удовольствием. За второй отвечала созданная в 1965 году «Внешторгреклама», получавшая гонорары в твердой валюте. За первый – министерства и ведомства.

 

 

В начале 1970-х годов косыгинская реформа была свернута, страна погрузилась в болото застоя, экономику поразил глубокий структурный кризис. Как бы власть не стремилась решить проблемы народного хозяйства, сколько бы не принимала постановлений об улучшении торговли, о мерах по дальнейшему улучшению торговли, о развитии производства товаров массового спроса – все было тщетно. Устранить товарный дефицит она была не в состоянии. Тем более не могла с ним справится реклама, которую в 1970-80-х годах регулировало Министерство торговли и аналогичные министерства в республиках. Появилось много новинок: телевизоры, холодильники, кукуруза, рыба, выловленная в океане, а не в речке, крабы, однако, поскольку советская реклама в принципе не знала, как рекламировать новый товар, чтобы у потребителя возникло желание его купить, новинки часто оставались невостребованными. Затоваривание наблюдалось и в текстильной промышленности, но здесь реклама была совсем бессильна. Промотировать одежду и обувь она не умела вообще и никогда таким не занималась. Отраслевые министерства, как в Москве, так и на местах, попытались было самостоятельно решить проблему и создали по образцу 1930-х годов рекламные конторы и комитеты, но быстро отказались от этой затеи. Маркетинговыми знаниями и навыками они не обладали, создавать качественную рекламную продукцию – не умели. Типографии теряли заказы, откладывали их в долгий ящик, а то и вовсе не выполняли, реклама на телевидении тогда только-только зарождалась. В стране остро ощущался недостаток рекламных носителей. Центральные газеты и журналы не размещали рекламы вплоть до конца 1980-х годов.

Псевдореклама срочного вклада на имя ребенка в Киеве. Фото: 1950-е гг.

И только «Советская торговля» время от времени публиковала то, что сегодня можно назвать PR-материалом, и рекламные объявления в рубриках «Новые товары», «Витрина». Еженедельное приложение к «Известиям» – «Неделя» регулярно публиковало в рубриках «Для дома, для семьи», «Со знаком качества», «Скоро в продаже» заметки, описывающие товары или услуги. При этом некоторые тексты целиком состояли из критики, иногда довольно жесткой. Рекламу публиковали республиканские, областные и городские газеты, а также специализированные рекламные бюллетени, выходящие в крупных городах.

Эффективность советской псевдорекламы была крайне низкой не только потому, что у тех, кто ею занимался не хватало навыка, но и из-за советского режима, давившего своей тяжестью любую творческую активность. Рекламщики ориентировались на тоталитарные концепты, тексты сплошь состояли из клише и штампов. Граждане СССР все как один были высокоморальными и нравственными людьми, для которых духовное стояло выше материального. И вот как таким людям продавать низменные суетные продукты: радиоприемники, одеколоны, детские коляски, когда все их мысли заняты построением коммунизма и перевыполнением пятилеток? Именно поэтому на рекламных листовках вместо фотографий рекламируемого продукта помещали абстрактные обезличенные рисунки.

Но главная причина бесполезности советской псевдорекламы была в том, что спрос превышал предложение. Товаров и продуктов питания хронически не хватало, сфера обслуживания была не развита, законсервированная в собственном соку плановая экономика разлагалась, и никакая реклама, даже самая профессиональная, но такой в СССР не существовало, не могла спасти положение. В 1985 году с приходом к власти М. С. Горбачева в обществе созрела потребность в обновлении и реформах. Новый генсек чувствовал необходимость изменений, но не знал, что именно от него требуется. Перестройка демократизировала в какой-то мере политическую сферу в стране, однако, экономика продолжала катиться в бездну.

Рекламная сфера, впрочем, несмотря на «отрицательный рост» экономики воспрянула духом и начала активно развиваться. В 1987 году разрешили создавать совместные с иностранными компаниями предприятия, чем и воспользовались рекламщики. Появились первые профессиональные рекламные агентства, где советские пока еще государственные агентства (комитеты) объединялись с ведущими мировыми рекламными холдингами: В 1988-89 годах «Внешторгреклама» образовала совместное предприятие (СП) с американским агентством Young & Rubicam, в результате чего появилась фирма SOVERO. «Союзреклама» вместе с холдингом Ogilvy & Mather стали соучредителями советско-американо-венгерского СП под названием Tiscza Ogilvy & Mather. Именно в форме СП с немецким издательством Burda 3 января 1989 года в газете «Известия» впервые была опубликована рекламная вкладка.

«Реклама» сока на одном из одесских домов. Фото: 1982 г.

В 1988 году произошло знаковое для советской рекламной отрасли событие. Монополия государства на рекламные коммуникации была упразднена Постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР № 179 «О мерах по коренной перестройке внешнеэкономической рекламы». Теперь каждый хозяйствующий субъект сам решал, как продвигать свою продукцию на внутренних и на внешних рынках. ВУЗам предлагалось организовать специальные программы по обучению рекламе и маркетингу. В мае 1988 года был принят закон «О кооперации в СССР» фактически легализовавший индивидуальную предпринимательскую деятельность и частную собственность. Предприятия и организации, получившие свободу, стали заинтересованы в продвижении своих товаров, а медиа, соответственно, стремились привлечь их к себе, поскольку располагали площадками для размещения рекламы. Закон «О кооперации» заложил фундамент для быстрого развития частного бизнеса в СССР, что закономерно привело к появлению множества частных, негосударственных рекламодателей, а вслед за ними и частных рекламных агентств, в услугах которых нуждались новоиспеченные предприниматели.

В сентябре 1990 года создается первый коммерческий телевизионный канал – «Телеканал 2х2», на котором можно было размещать рекламу. В тот же год начала вещание советско-французская музыкальная радиостанция «Европа плюс Москва», где тоже можно было купить рекламное время. Сложились все предпосылки для формирования реального (а не планового) рекламного рынка. Собственно он и сформировался, но уже в каждой отдельной стране, возникшей после распада СССР.



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы