Всеобщая история архитектуры. Том I 23. Строительство Позднего времени

В Позднее время монументальное строительство не прекращалось, а в Сансский период (663-525 до н. э.) наступил даже его новый расцвет. В связи с общим экономическим состоянием страны приходилось, однако, отказываться от сооружений грандиозных размеров. В Позднее время зачастую довольствовались дополнительными пристройками к уже существовавшим святилищам.
Материалы и строительная техника оставались по существу теми же, что и раньше. Наряду с наклонной плоскостью пользовались деревянными лесами, а для подъема тяжестей применяли блок. С точки зрения развития архитектурных форм и проявления новых влияний Позднее время является периодом меньше всего изученным, что не дает возможности ни установить разницу между искусством времени ливийской и эфиопской династий, ни проследить процесс постепенного нарастания греческого влияния в египетском искусстве.
В архитектуре Сансского времени, как и в других искусствах, видна попытка вернуться к традициям Наиболее блестящих предшествующих периодов. Лучшие сооружения архитектуры прежних времен еще существовали и были доступны обозрению. Недавние раскопки установили, что ансамбль пирамиды Джосера еще не быт разрушен в Позднее время; известно и то, что XXVI династия усиленно занималась реставрацией монументальных сооружений предыдущих эпох.
Основные типы сооружений: жилой дом и хозяйственные постройки, — поскольку они нам известны, — не отличались ничем от аналогичных построек Нового царства.
В области заупокойного культа наряду с использованием старых могил можно заметить стремление к созданию такого типа их, который мог бы предохранить погребение от разграбления. Этот новый тип возник в Гизе и в Саккара, где вследствии песчаных заносов трудно было использоватъ для погребения древние мастаба. В Гизе и в Саккара вырубали в скале глубокую (25—30 м) шахту. Дно ее коротким коридором соединяли с погребальной камерой, которая в свою очередь устраивалась на дне другой, очень широкой шахты, идущей параллельно первой. В камере, обложенной кирпичом, помещался базальтовый саркофаг, вставленный в массивный блок известняка. Кирпичной кладкой наглухо заделывали вход в погребальную камеру из коридора и засыпали обе шахты песком и щебнем. Если грабители пытались проникнуть в Погребальную камеру через первую, более узкую шахту, и через коридор, то при попытке их разрушить кирпичную стенку, песок из широкой погребальной шахты неудержимым потоком заполнял коридор.
При Птолемеях храмовое строительство пережило новый подъем. Стремясь к укреплению своей власти, Птолемеи, так же как впоследствии римские императоры, вписывали свои имена в картуши и всемерно поддерживали культ египетских богов, сооружая в честь их храмы. Наиболее известными и наиболее типичными из них являются храм Гора, бога солнца, в Эдфу, храм богини Хатор в Дендера и постройки на острове Филе, около Ассуана.
Храм Гора в Эдфу. Основная часть храма Гора, святилище и гипостильный эал, были начаты постройкой в 237 г. до н. э. Птолемеем III и закончены при Птолемее IV в 212 г. Дальнейшее строительство временно прекратилось, и до 147 г. производились только работы по украшению храма рельефами и надписями. Храм был полностью покрыт изображениями, включая и его наружные стены. Птолемей IX пристроил к храму большой, украшенный рельефами передний зал, закончив его в 122 г. Его преемники — Птолемеи X, XI и XII — окружили храм внешней стеной, закрыв его наружные рельефы, добавили колоннаду двора и большой пилон. Только в 57 г. до н. э., при Птолемее XIII, были закончены последние отделочные работы (табл. 58—62).
Несмотря на долгий срок строительства (почти двести лет), храм Гора обладает цельностью композиции и, благодаря своей сохранности, получил широкую известность. Он выдержан в классически строгих формах с соблюдением характерных для египетского храма основных черт планировки. Влияние эллинистической культуры сказалось лишь на деталях.
Пилон. Обычный в Новом царстве прием сосредоточения всего богатства и сложности архитектуры внутри сооружения (в противовес архитектуре Древнего царства) применен и здесь. Пилон как бы является фасадом храма и вместе с тем тяжелой преградой, изолирующей внутренние пространства храма. Тема силы и величавой торжественности великолепно выражена в его облике теми же приемами,- какие применялись в Новом царстве. Обычный наклон стен подчеркивает устойчивость их огромных масс. Даже передняя плоскость портала наклонена (табл. 59, фиг. 1). Колоссальность размера пилона оттеняется узостью его обводного валика и относительно небольшим карнизом, венчающим его (около 1:15 высоты).
 
 
Таблица 58 
 
 
Понижение портала подчеркивает величину боковых массивов пилона. Обработка этих связанных между собой элементов решается противоположными приемами. Относительно меньшая величина портала подчеркнута увеличенным размером карниза (около 1,0:6,3 высоты). Меньшей форме соответствует более крупная деталь. Портал ближе к размерам человеческого тела и все-таки очень велик по сравнению с ним, его пропорции грузны.
Архитектору удалось объединить две самостоятельные боковые башни пилона сильным выделением центрального входа (порталом) и приближением к нему ниш от четырех мачт для установки флагов. Расположение рельефов на стене подчинено той же тенденции. Ритм фигур учащается к середине. Кроме того, построчные членения рельефов уменьшаются кверху. Контраст геометризированных статических объемов и динамического распределения подчиненных декорирующих элементов создает острую композиционную схему.
 
 
 
Таблица 59 
 
Рельефы пилона. Рельефы играют значительную роль в общем облике сооружения как по своему построению, так и по тематике. Содержанием изображений служит та же тема силы и власти. В нижнем ряду на фараона Птолемея XIII смотрят бог Гор с головой сокола и богиня Хатор. В верхних, менъших по высоте, ярусах изображено приношение даров. Как и раньше, в Новом царстве различные величины фигур дают полную шкалу переходных размеров, связывающую реальные размеры человеческого тела с громадной массой пилона. Внутри пилона проходят лестницы на крышу здания.
Форма этого пилона не отличается от питонов Нового царства, но в другие элементы храма внесены некоторые новшества.
Изолирующая стена. Наиболее характерной особенностью храма в Эдфу является стена, окружавшая его со всех сторон, начиная от переднего пилона. Узкий коридор между внешней оградой и наружной стеной храма был доступен только для тех, кто имел право входа во внутренние помещения храма. Таким образом, рельефы, украшавшие наружную стену храма и внутреннюю поверхность окружавшей храм стены, оставались невидимыми для посетителей двора (табл. 59, фиг. 3).
Двор. Двор храма Гора сильно отличается от храмовых дворов предыдущего периода, например от храма Хонсу в Карнаке.
Двор храма Хонсу (XII в. до н. э.) окружен непрерывной колоннадой. Ограда храма является продолжением его стен. Антаблемент на колоннах, поставленных в два ряда, примыкает торцами к пилонам. Часть колоннады, примыкающая к стене гипостильного зала, имеет слегка поднятый уровень пола, что создает перспективное уменьшение размеров в глубину. Это — начало выделения переднего зала. Антаблемент не меняет высоты; изменяется лишь высота колонн вследствие различных уровней площадок, на которых они стоят.
 
 
Таблица 60 
 
 
Совсем другая картина наблюдается в Эдфу. Здание храма стоит здесь внутри ограды, не примыкая к ней. Комплекс храма разделился на самостоятельные части. Цельного перистиля уже нет. Наибольшее значение приобрел фасад храма — входной зал. Он имеет повышенную высоту колонн и осевое: симметричное расположение. Боковые колоннады двора, состоящие из 32 колонн, получили подчиненное значение. Они ниже колонн переднего зала. Образуя в плане два угла, колоннады подходят к храму своими длинными сторонами и неожиданно обрываются по краям. Форма двора стала более сложной и одновременно менее цельной. Спокойная статическая схема перистильного двора заменилась динамической напряженной схемой с резко выделенной продольной средней осью. Способ выделения центра симметрии на задней стороне пилонов интересен тем, что портал и дверь, разрывающее колоннаду двора, сделаны значительно большей величины, чем сама колоннада (табл. 58, фиг. 4).
Колонны не подчинены строгому канону. Архитектор оперирует ими достаточно произвольно. Все колонны, в результате общего подъема уровня двора по направлению к храму, имеют меняющуюся высоту ствола, но высота капители и антаблемента при этом не изменяется (высота антаблемента составляет около

1/5 всей высоты ордера). Кроме того, форма caмих капителей все время варьируется. Почти все капители двора храма Эдфу различны, но повторяют одна другую на противоположных симметричных половинах двора.
Входной зал. Основным, наиболее сложно разработанным элементом храма Позднего времени является монументальный входной зал. Внимание, прежде уделяемое закрытому гипостильному залу, перешло на предшествующую ему часть храма, которая была видна всем молящимся, находившимся во дворе (табл. 59, фиг. 2; табл. 60 и 61).
Количество рядов колонн в переднем зале увеличилось. Один или два ряда колонн времени Нового царства заменились тройным (а затем в Дендера — четверным) рядом очень высоких колонн, значительно превышающих высоту стоящего сзади гипостильного зала. Глубокий портик переднего зала главенствует над относительно низкой и неглубокой колоннадой двора.
Фасад входного зада разработан очень богато. Его стены имеют обычный уклон. Боковые плоскости фасада сливаются без расчленения с архитравом колоннады. Весь фасад обведен тонким валиком. Интерколумнии забраны массивными, сильно выдвинутыми стенками, образуя одно целое по всей передней плоскости. Фасад трактуется как большой пилон с вырезанным проемом. Колонны подпирают стену, ослабленную этим проемом; верхняя часть ничем не выделена. Венчающий карниз здания с обычной египетской выкружкой, несколько возвышаясь над уровнем плоской крыши, образует вокруг нее парапет (крыша в Позднее время использовалась для целей культа).
 
 
Таблица 61 
 
В спокойный силуэт вписана сложная динамическая архитектурная схема. Колонны стоят очень тесно. Интерколумний немногим больше диаметра колонны. В то же время средний пролет широко раздвинут, подчеркивая направление главной продольной оси симметрии. Все время меняющиеся, но симметрично повторяемые относительно центральной оси капители колонн вносят разнообразие и некоторое беспокойство в ряд вертикалей. Ясность и простота Нового царства уже не отвечали вкусам Позднего времени.
Высокая преграда между наружными колоннами египетских храмов вносит существенные изменения в трактовку открытых колоннад на фасадах храмов, разрабатываемую в параллельно развивающихся культурах Греции и Рима. Она превращает открытый, общественно полезный портик в замкнутое, изолированное пространство.
Несмотря на то, что преграда между колоннами является только заполнением между ними, она сдвинута вперед, заподлицо с передней линией колонн и, получив грузное завершение, кажется массивной.
Центральный пролет оставлен свободным. Он оформлен введением большого разорванного портала (мотив, вызывающий в памяти аналогичные приемы эллинистической архитектуры). Этот портал играет весьма существенную роль в решении центрального узла фасада. Он дает масштаб двери, определяет на фасаде величину человека. Высота преграждающей стены равна высоте проема и значительно больше человеческого роста. Одновременно отверстие портала оставляет видимой всю колоннаду, что придает цельность всей композиции. Сквозь открытый высокий проем виден богато украшенный интерьер входного зала. Балки перекрытия и потолок в нем сплошь покрыты рельефами.
Форма стволов восемнадцати высоких колонн входного зала более однообразна, чем раньше. Все колонны круглые, гладкие, без ребер — по типу, установившемуся в конце Нового царства. Все капители имеют открытую чашечку цветка. Изменения сводятся только к различию декоративной обработки открытой чаши (табл. 62).
 
 
 
Таблица 62 
 
Потеряна строгость в выборе места применения различных типов колонн. Прежний прием размещения закрытых бутонов в полутемной низкой части гипостильного зала, а раскрытых чашечек цветов в светлом» повышенном нефе — заменился случайным размещением разнообразных типов, капителей в одном ряду.
Все это вместо прежней суровости и силы создает впечатление некоторой интимности, несмотря на подчеркнутую монументальность форм.
На противоположной входу стене переднего зала создан, - путем незначительного утолщения стены, декоративный пилон. Его высота рвна высоте колонн зала. Над ним остается небольшой кусок свободной стены. Потолок и балки несколько выше опираются на стены, как обычно в египетской архитектуре, без карнизов. Изображенный пилон поэтому не играет никакой тектонической роли. Он является пережитком пилона; ранее иногда прикрывавшего базиликальный разрез гипостильного зала. Для Позднего Египта этот прием стал обычным.
Гипостильный зал. Гипостильный зал гораздо скромнее предшествующего ему переднего зала. Он имеет всего двенадцать колонн, более низких, чем колонны переднего зала, и размещенных в три ряда. Как входной зал так и гипостильный освещались верхним светом через отверстия в крыше.
Святилище. Расположение помещений святилища сильно отличается от схемы, существовавшей во времена Нового царства. Ранее зал священной ладьи имел колонны и две двери, расположенные в противоположных стенах по главной оси здания. В Эдфу этот зал превратился в небольшое замкнутое помещение, имеющее лишь один вход спереди. Изображение божества помещалось теперь не в священной ладье, а в небольшом каменном наосе, расположенном у задней стены зала и замыкавшем перспективу храма. Характерно для Позднего времени, что крыша такого наоса увенчивалась пирамидкой.
 
 
Таблица 63
 
 
 
Помещение наоса окружено коридором, за который, в узаконенном для Позднего времени порядке, располагался ряд покоев дружественных богов. По оси храма позади наоса размещался зал статуй, получивший значение собственно святилища. Сложный и дробный план задней части храма раннего времени выкристаллизовался в Эдфу в простую и очень четкую схему, гораздо более ясную, чем в эпоху Нового царства.
Подражание древним образцам. На внутренней стороне ограды храма в Эдфу, построенной в птолемеевское время, сохранилась надпись, в которой говорится, что фараон расширил храм пристройкой колоннады, пилонов и ограды, «следуя при этом книге об устройстве храма Гора, которую, сочинил жрец Имхотеп Великий, сын бога Пта». ПоД книгой, вероятно, следует понимать древнюю постройку Имхотепа, оказавшую влияние на последующую архитектуру, так как в поздних текстах (Архитектор Хнумибре, живший в V столетии до н. э., оставил в Вади - Xаммате надпись, содержащую перечень 22 его предков, последовательно занимавших должность главного царского архитектора. О Рахотепе, первом из 22 предков Хнумибре, надписи говорит, что «голос его доходит до заведующего строительными работами севера и юга, начальника столицы и визиря, верховного жреца-чтеца царя Верхнего и Нижнего Египта, до Имхотепа, сына Канофера, заведующего строительными работами севера и югa». Баллод. Очерки по истории древнеегипетского искусства) неоднократно упоминается о какой-то божественной книге Имхотепа, откровении для архитекторов, «снизошедшем севернее Мемфиса с небес».
Такая ссылка на стене храма Позднего времени очень характерна, так как показывает вполне сознательное стремление к подражанию древним освященным традициям и образцам, что сильно ослабляло влияние эллинистической Греции.
Храм Хатор в Дендера. Искусство Позднего времени характеризуется наличием первоклассных мастеров, сумевших по-иному применить старые формы. Одним из примеров этого может служить храм богини Хатор в Дендера; в основу его был положен план храма Хеопса, еще существовавшего в греко-римское время, как явствует из строительной надписи в храме Хатор.
 
 
Таблица 64
 
 
Храм в Дендера остался незаконченным; пилон и следующий за ним открытый двор, обычные для архитектурного ансамбля Нового царства, здесь отсутствуют. Фасад храма сохраняет типичную для египетской архитектуры всех времен наклонную линию стен, выкружку карниза и под ней валик, окаймлявший фасады также и по вертикали, проходя по углам здания (табл. 63, фиг. 2 и табл. 64, фиг. 2). Плоскую крышу входного зала, открытого в сторону двора, поддерживали 24 колонны с круглыми гранитными базами и стволами из песчаника (табл. 63, фиг. 4 и табл. 64, фиг. 1). Капители колонн с четырех сторон украшены рельефными изображениями головы Хатор, богини с лицом женщины и ушами коровы, и увенчаны кубами, оформленными в виде систров, музыкальных инструментов, употреблявшихся в культе Хатор. Между этой «хаторической» капителью и архитравом находится очень тонкая, едва видимая снизу, абака.
Хаторическая колонна. Хаторические капители были уже применены в храме Хатшепсут в Дейр-эль-Бахари. Разница только в том, что капители Среднего царства и XVIII династии, будучи двухсторонними, производят впечатление незаконченных, что было правильно учтено строителями храма в Дендера, превратившими их в четырехсторонние.
Интерколумнии переднего ряда входного зала были, как и в храме в Эдфу, забраны до половины высоты каменными плитами с рельефными изображениями. Средний проход вел через малый колонный зал и два преддверия к темному культовому помещению, где, вероятно, хранилась священная ладья богини.
Плоская крыша храма была приспособлена для устройства на ней храмовых мистерий; сохранились остатки надстроек, для которых она служила платформой (табл. 63, фиг. 3). Следует отметить также включение в состав этого храма подземных тайников.
Дом рождения бога. Характерным для этого храма, как и для ряда других храмов
Позднего времени, являлось введение в ансамбль его «маммизи» («дома рождения бога», в данном случае Хатор) — небольшой часовни, стоявшей на высокой платформе с открытым двором перед ней.
Храм в Ком-Омбо. Особое место в архитектуре Позднего Египта занимает храм в Ком-Омбо, строившийся и украшавшийся рельефами в течение II и I вв. до н. э. Его особенностью является совмещение в одном храме двух культов, благодаря чему храм разделился на две параллельные части: южная (правая часть) посвящена богу Собеку, священным животным которого считался крокодил, а северная (левая) — богу Гору. Каждому культу соответствовали свое святилище и прямой проход через все помещение к нему. Поэтому на общей оси храма находится не дверь, как обычно, а столб, к которому примыкают две равноценные двери (табл. 65, фиг. 1).
Пилон, сквозь который вели два входа во двор, очень слабо развит и почти не выделяется из внешней стены, окружающей весь храм. Аналогично храму Гора в Эдфу, передний открытый двор был окружен с трех сторон колоннадой, сохранившейся теперь лишь наполовину (табл. 65, фиг. 1а, и фиг. 2). Середину двора занимал алтарь.
 
 
 
Таблица 65
 
 
 
Высокий входной зал имел три ряда колонн с богато украшенными капителями (табл. 65, фиг. 16). Нижняя часть колонн забрана толстой стеной, покрытой рельефными изображениями (табл. 65, фиг. 3). Вследствие параллельности двух культов входной зал имеет два входных Портала, а на оси фасада стоит колонна.
Далее следует гипостилыный зал с десятью колоннами внутри, по пяти в каждом ряду (табл. 65, фиг. 1в и фиг. 4). Средние пролеты между колоннами и здесь шире крайних. Далее следуют три неглубоких зала и наконец, два стоящих рядом святилища, окруженных рядом небольших камер (табл. 65, фиг. 1г).
Основная часть храма окружена внутренним обходом и стеной, за которой следует еще один внешний обход с новой стеной. Количество и значение внешних стен, окружающих храм, еще более возрастает по сравнению с храмом в Эдфу.
Капители храма в Ком-Омбо отличаются большим разнообразием; заметны следы эллинистического влияния.
Храм в Эснэ. Храм в Эснэ посвящен богу Хчум, изображавшемуся с бараньей головой, и был построен в птолемеевское время. На его стенах есть изображение Птолемея VI (Филометора — II в. до н. э.). Фасад этого храма напоминает входной зал храма в Эдфу. Это большой пилон (размером 3 м X 15 м) с проемом в середине, где шесть колонн подпирают архитрав с обычным египетским карнизом. Входной зал (размером 38 м X 16,5 м) включает в себя 24 колонны с богато украшенными капителями. Колонны достигают высоты 11,3 м (табл. 66).
Задние части храма плохо сохранились. Наиболее интересным элементом в храме являются сложные капители, похожие по своему облику на капители храма в Ком-Омбо (табл. 67).
 
 
Таблица 66
 
 
Архитектурный комплекс на о. Филе. Греко-римские влияния. Появление новых принципов в творчестве Египта сказалось не столько в основных архитектурных формах, сколько в декоративных приемах. Отметим, во-первых, видоизменение, которое претерпела колонна, вернее, ее капитель. Оставаясь растительной, она представлена всеми тремя типами, созданными древностью: пальмообразной, папирусообразной и лотосообразной. Однако формы капители все более усложнялись (табл. 62, фиг. 1,2, 3,4 и табл. 67). Разные типы сливались между собою, комбинировались. Листья, цветы, бутоны, травы, виноград, гроздья фиников образовывали пышные букеты. Большие гладкие поверхности папирусообразных капителей, напоминающие гигантские венчик колокольчика, теперь расчленялись пучками бутонов и листьев. Богатство капители еще более подчеркивалось пестротой расцветки: зеленый, желтый, красный, синий цвета были умело использованы и создавали гармоничное впечатление. Возможно, что в этой чрезвычайной пышности египетских капителей греко-римского времени сказалось влияние такой же декоративной классической акантовой капители.
 
 
 
Таблица 67 
 
Наиболее совершенной формы так наз. композитная капитель достигла в гипостильном зале храма Изиды на острове Филе (южная граница Египта), в храме, являющемся одним из наиболее ярких образцов архитектуры греко-римского времени. Строители храмов Филе сумели сочетать архитектурный ансамбль с окружающим пейзажем острова, заросшего пальмовыми рощами и омываемого водами Нила, образующего здесь свои первые пороги (табл. 68, фиг. 1 и 5). Необычайная красота храмов Филе и самого острова привлекала к себе внимание путешественников, начиная с греко-римского времени. В начале XIX в. на шей эры постройки Филе неоднократно зарисовывались художниками, сохранившими, таким образом, их облик и для нас. Постройка большой Ассуанской плотины, задерживающей воды Нила, привела к тому, что большую часть года остров находится теперь под водою, и лучшие его постройки обречены на неизбежную гибель.
 
 
Таблица 68
 
 
 
Центральным сооружением острова, выстроенным в III в. до н. э., был небольшой храм Изиды, состоявший из обычных для египетского храма помещений (табл. 68, фиг. 2 и 6). Перед ним находится двор с большим пилоном спереди. Боковые стороны двора ограничены самостоятельными постройками, среди которых слева от входа находится «дом рождения» Изиды, изящное сооружение типа периптера, где колонны на углах заменены отрезками стен (табл. 68, фиг. 4 и табл. 69, фиг. 1, 2 и 3). Перед большим! пилоном находится площадь, окруженная колоннадой с весьма разнообразными капителями. Особенностью всего этого комплекса является неправильная форма дворов и входной площади, следующих за изгибом берега реки. Некоторые части комплекса симметричны и правильны по форме, общая компановка их живописна. Остров Филе играл в поздний период египетской истории ту же роль, которую играл в свое время Карнак. Почти каждый властитель строил какое-либо сооружение на этом) острове, ставшем в начале нашей эры как бы архитектурным музеем. Кроме основного комплекса храма Изиды, представляют интерес неоконченная часовня, построенная императорам Августом (табл. 68, фиг. 3 и табл. 69, фиг. 6), и ряд малых храмов.
 
 
 
Таблица 69
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы