Всеобщая история архитектуры. Том I 20. Строительство Рамзеса II (XIX династия) и Рамзеса III (XX династия)

Чтобы закрепить за собой значение (ведущей политической силы среди соседей, фараоны Нового царства расширили границы Египта на север походами в Палестину и Сирию, а на юг — завоеваниями в Нубии. Близкое соприкосновение с высококультурными народами Передней Азии обогатило искусство Нового царства новыми формами. На искусство Нубии, наоборот, влиял Египет. По условиям того времени большое внимание приходилось уделять строительству крепостей. Параллельно продолжало развиваться храмовое строительство, достигшее небывалого расцвета при XIX и XX династиях.
Храм Сети I в Абидосе. Наибольшее сходство с ранними храмами XVIII династии обнаруживает поминальный храм Сета I в Абидосе, построенный в основном самим Сети I (1321—1300), но законченный его преемником Рамзесом II (1300—1233). Храм задней своей частью вдавлен в склон холма, вследствие чего его интимные покои имеют сокращенную глубину и растянуты поперек продольной оси (табл. 45, фиг. 1). Эта зависимость от рельефа местности, а также последовательное развертывание двух открытых дворов с односторонними портиками на фасадах и рядом широких крытые помещений несколько напоминает храм Хатшепсут в Дейр-эль-Бахари, только здесь весь храм осуществлён в одной, почти горизонтальной плоскости.
В отличие от остальных храмов Нового царства, в храме Сети I имеется семь равноценных, покрытых сводами святилищ, посвященных семи божествам (включая обожествленного Сети I). Святилища эти расположены в один ряд, занимая всю ширину сооружения (табл. 45, фиг. 1). Перед ними имеются два неглубоких крытых гипостильных зала. Передний из них состоит из двух рядов колонн с капителями в виде закрытых бутонов папируса, а задний зал — из двух рядов таких же колонн и третьего ряда цилиндрических столбов (табл. 45, фиг. 3). Каждому культовому помещению соответствовал свой прямой проход с двумя рядами колонн, дававший направление религиозным процессиям, шедшим к определенному святилищу. Оба гипостильных зала пересекались семью такими проходами.
Эту первоначальную сложность плана попытался упростить Рамзес II, который заложил часть дверей во внешней стене первого гипостильного зала, но оставил, кроме обычной в Новом царстве передней центральной двери, еще две двери на втором открытом дворе и одну на переднем дворе.
Колоннады передних дворов, построенные при Рамзесе II, состоят каждая из 12 прямоугольных столбов, покрытых врезанными рельефами (табл. 45, фиг. 2). Heсохранившийся пилон завершал храмовый комплекс.
Одно из сзади расположенных святилищ является проходным и приводит в гипостиль с рядом культовых камер, которые здесь, в нарушение традиции, расположены поперек основной оси храма. Обычное расположение xpaмa нарушают также и боковая юго-восточная пристройка, содержащая покои самого Сети I, и несколько добавочных и складских камер, предназначенных для обслуживания «ка» (двойника) фараона.
Храм Сети I знаменит исключительно нежными и тонкими рельефами (врезанными и выпуклыми), покрывающими все колонны и стены (табл. 45, фиг. 4 и табл. 46), а также «царским списком» всех фараонов (начиная с первого фараона Менеса), высеченным на стене галереи, ведущей в боковую пристройку.
Рамессей. Рамзеc II, расширивший Луксор и построивший гипостильный зал Карнака  создал в Фивах на левом берегу Нила свой заупокойный храм, посвященный одновременно Амону. План этого храма, известного под именем Рамесеея (табл. 47), во многом близок плану храма Амона в Карнаке и разнится от него несколько меньшими размерами при более строгом единстве частей и при более тщательной проработкe деталей. Причина этой разницы в том, что Карнак в основных частях явился результатом строительства не одного Рамзеса II, а целого ряда предшествовавших царствований, в то время как Рамессей был выстроен по личным заданиям Рамзеса II в относительно короткий срок.
 
 
Таблица 45 
 
 
Храм начинался с восточной стороны большим пилоном, теперь полуразрушенным. Передний открытый двор почти не сохранился. Перед разрушенной стеной еще видны остатки сидящего колосса Рамзеса II. Лучше сохранился второй двор (табл. 47, фиг. 2 и 3), в котором обе боковые стороны имели портики из двойного «ряда гладких колонн с капителями в виде бутонов, а две другие стороны — западная и восточная — состояли из высоких столбов квадратного сечения с прислоненными к ним большими статуями Озириса (табл. 47, фиг. 4).
Далее следует большой гипостильный зал (табл. 47, фиг. 1), профиль которого напоминает базиликальный разрез зала в Карнаке. Два средних ряда колонн с открытыми чашами капителей возвышаются над остальными колоннами, имеющими капители с закрытыми бутонами. Зал освещался через повышенный средний неф. В глубине храма находится ряд обычных помещений святилища.
 
 
 
Таблица 26 
 
 
Особенностью Рамессея является соединение в общем комплексе: храма, дворца, жилых помещений, конюшен, складов и других помещений. Вся эта группа сооружений окружена общей стеной. Храм потерял свою изолированность, он связан с жилищем обожествленного фараона. Левая сторона переднего двора являлась одновременно фасадом дворца, скрытого за колоннадой храма. Эту особенность, истоки которой можно предполагать во влиянии архитектуры Передней Азии, позднее точню скопировал Рамзес III в лучше сохранившемся комплексе в Мединет-Хабу (табл. 50, фиг. 5 и 6).
 
 
 
Таблица 33 
 
 
В Рамессее нашел широкое применение выложенный из кирпича коробовый свод, которым перекрыты узкие и длинные кладовые, расположенные вокруг храма (табл. 47, фиг. 1г и фиг. 5). Самый же храм имел горизонтальное перекрытие.
Впрочем, в храме Нового царства, как в храмах Сети I или Хатшепсут в Дейр-эль-Бахари, сводами часто перекрывали небольшие пролеты не только второстепенных помещений, а иногда и целлы (табл. 26, фиг. 3 и табл. 34).
 
 
 
Таблица 34 
 
Пещерные храмы в Абу-Симбеле. В Абу-Симбеле (Нубия) Рамзес II построил знаменитые пещерные храмы. Малый храм был посвящен культу богини-коровы Хатор и жены Рамзеса, царицы Нофритари; большой был посвящен Амону Фиванскому и богу восходящего солнца Ра (табл. 48).
Абу-Симбелские храмы, по существу, сохраняют отавную композицию египетских храмов наземной постройки. Будучи сооружены внутри пещер, они все же сохранили принцип размещения и состава частей египетских храмов Нового царства, обращенных обычно фасадом к Нилу. Внимание молящегося было, таким образом, целиком сосредоточено на монументальном входе и на расположенных за ним по прямой оси культовых покоях.
Большой храм в Абу-Симбеле. Расположенный на западном берегу Нила, этот храм своим фасадом обращен на восток. Первые лучи восходящего солнца заливали всю анфиладу его подземных зал, проникая до самого святилища.
Скалы в Абу-Симбеле подходят близко к берегу. Создать дорогу для процессий здесь было невозможно. Невысокая лестница, вырубленная в скале, вела от берега на террасу перед храмом (табл. 48, фиг. 1а). Оформление фасада ни в чем не отступало от типа монументальных входов, всех наземных храмов того времени (табл. 48, фиг. 3). Наклонная линия боковых сторон, пересеченная горизонтальной линией карниза, сообщала фасаду характерные для Египта очертания трапеции.
 
 
Таблица 46
 
 
Выкружка венчающего карниза и обработка портала входа, ведущего во внутренние помещения, соответствуют аналогичным частям храмовых входов Карнака, Рамессея и др. Карниз храма увенчан рядом небольших статуй сидящих павианов, священных животных бога Тота. С обеих сторон входа размещены по две портретные статуи Рамзеса II, высеченные в скале. Над входом, на уровне голов и плеч статуй, в прямоугольной глубокой нише высечено в скале шестиметровое изображение копчикоголового бога солнца. Несмотря на колоссальные размеры портретных статуй (около 20 м высоты), превосходящих даже колоссы Мемнона, пропорции их выдержаны с поразительным мастерством.
Разнообразие масштабов изображений человека, обычное на рельефах храмовых пилонов, было соблюдено и здесь. Но в Абу-Симбеле человеческая фигура выражена не плоским рельефом, а в объемной скульптуре. У ног больших статуй стоят небольшие фигуры, соответствующие приблизительно человеческому масштабу. Нормальная величина человека, благодаря большому контрасту размеров, кажется уменьшенной, а многократно повторенная фигура фараона — возвеличенной. Постоянная для Египта тема власти и силы фараона и его господства над приниженным человеком передана в облике Абу-Симбела очень образно и ярко.
В отличие от легких и интимных гробниц Среднего царства, храм в Абу-Симбеле решен в тяжелых массивных формах, характерных для Нового царства. Фигуры трактованы как мощные контрфорсы, сдерживающие давление скалы.
Наклон скалы, из которой высечен почти вертикальный фасад, дал возможность получить значительный рельеф массивных скульптур. Тот же прием сохранения значительных массивов основной скалы и скульптурной их обработки выдержан и в интерьере.
Общая длина всей анфилады подземных помещений равняется 55 м. Потолок первого зала, соответствующего открытому двору наземных построек, опирается на восемь прямоугольных столбов, поставленных в два ряда (табл. 48, фиг. 16 и 4). К столбам прислонены колоссальные (10 м высоты) изображения Рамзеса II с эмблемами Озириса (жезл и плеть) в руках. Роспись потолка изображает небо. Над центральным проходом изображены парящие коршуны богини Нехебт, потолок боковых проходов расписан звездами.
 
 
Таблица 47 
 
Все остальные части храма строго соответствуют обычному трехчастному плану жилого дома и египетского храма. Гипостилю соответствует второй зал (табл. 48, фиг. 1в). Небольшой поперечный зал за ним служит преддверием к святилищу, где хранилась священная ладья с изображением божества (табл. 48, фиг. 1 г, д). Сохранены и характерные как для жилого дома, так и для храма боковые хозяйственные помещения, кладовые и т. п. Сохранено также обычное постепенное понижение потолков отдельных помещений по мере приближения к святилищу (табл. 48, фиг. 2).
Монументальный характер фасадов, колоссальные размеры величественных статуй фараона, тонко рассчитанный эффект игры первых лучей солнца на золотой утвари святилища должны были внедрить в представление покоренных жителей Нубии сознание устрашающей мощи фараона.
Комплекс храмов и дворца в Мединет-Хабу. Примером использования форм, заимствованных из архитектуры Передней Азии, может служить еще более, чем Рамессей, комплекс построек Рамзеса III (1200—1168 гг. до н. э.) на левом берегу Нила, в современном Мединет-Хабу.
Здесь, в ансамбле, получившем законченный крепостной характер, объединены: храм, аналогичный во всех своих основных чертах с храмами предшествующей XIX династии, и дворец, остатки которого были тщательно обследованы и реконструированы (табл. 49). Наибольшего внимания здесь заслуживает совершенно новое для Древнего Египта решение главного входа в стене, окружавшей весь участок, а также прием тесного объединения дворца с храмом, подчеркивающий «родственную» близость царя с богом.
Дворец. Дворец, главная ось которого перпендикулярна главной оси храма, выходил фасадом в южную часть переднего открытого двора храма (табл. 49, фиг. 1и, фиг. 2). Восемь массивных колонн с капителями в форме расцветшего папируса поддерживали перекрытие открытого портика.
«Балкон явлений». По оси портика, в стене, отделяющей его от дворцовых покоев, на некоторой высоте от пола был устроен проем - место появления фараона народу при некоторых церемониях — так называемой «балкон явлений», часто встречающийся в рельефных изображениях царских сцен. По обеим сторонам проема на стене были высечены крупные рельефные изображения фараона, поражающего врагов, а также принимающего приближенных и раздающего им награды.
 
 
Таблица 48 
 
Ниже, под ногами этих рельефных изображений царя, размещались консоли со скульптурами голов покоренных врагов.
К «балкону явлений» фараон подымался по каменной одномаршевюй лесенке. Для выхода из дворца во двор служили две двери, расположенные в углах портика симметрично по отношению к «балкону явлений».
Цветные рельефы, изображающие боевые подвиги царя, покрывали весь фасад дворца. Вдоль северной стороны двора против дворца была устроена галерея, перекрытие которой опиралось на прямоугольные столбы с монументальными статуями царя в виде Озириса перед ними (табл. 51, фиг. 3).
Приемный зал. Насколько можно судить по раскопкам, в приемных залах дворца перекрытия были сводчатыми, опирающимися на колонны в форме пальмовых стволов, вырастающих из круглых баз, с капителями в форме пальмовой кроны. В жилых помещениях дворца раскопки обнаружили расположение, близкое установленному раскопками дворца в Тель-эль-Амарне. Найдены были также комнаты для омовений, обнесенные невысокой стенкой, и уборные того же типа, что и в Ахетатоне (табл. 33, фиг. 5).
Священный участок храма и дворца в Мединет-Хабу занимает площадь около 8 гектаров. Он обнесен со всех сторон широкой и высокой стеной крепостного типа, выложенной из кирпича-сырца, впереди которой на некотором расстоянии была расположена вторая наружная стена, более низкая и не столь широкая, с полукруглыми зубцами. Эта стена выложена из естественного камня и была защищена водяным рвом (табл. 50, фиг. 1 и 2).
Ворота типа «мигдол». Ворота в восточной части каменной стены фланкированы двумя башнями с зубцами. Поверхности стен и башен покрыты врезанными рельефами. К воротам вел мост, перекинутый через ров. По оси этих ворот в большой кирпичной стене также размещался вход, включенный в совершенно своеобразную, уникальную для Древнего Египта, композицию павильона-башни с укрепленными воротами, восходящую к сирийскому типу укрепления, так называемого «мигдола».
Стены этой башни, выложенные из песчаника и украшенные рельефами, вертикальны и только в нижней части, следуя профилю кирпичной стены, связанной с ними, имеют излом (табл. 71, фиг. 2).
 
 
 
Таблица 49 
 
 
Крепостной характер ансамбля. Как уже было сказано выше, усадьбы зажиточных людей, так же как и царские дворцы, в Древнем Египте всегда Обносились стеной. Но в архитектурном ансамбле Мединет-Хабу мы в первый раз встречаемся с крепостным характером дворца и храмам с попыткой превратить весь этот участок в неприступную цитадель. Следует вспомнить, что царствование Рамзеса III отмечено грозным нашествием на Египет с севера «народов моря». В самом Египте, начиная с XX династии, все с большей силой давали себя чувствовать классовые противоречия, находившие выражение в таких явлениях, как, например, своеобразные забастовки каменотесов некрополей. Засвидетельствованы также частые ограбления царских могил. Храмы, дворцы и огромные богатства, хранившиеся в них, могли быть в безопасности только за стенами.
Рельефы и росписи. Внутренние помещения башен Мединет-Хабу, по-видимому, были предназначены для гарема, так как стены их украшена рельефами, изображающими Рамзеса III в окружении его жен. Все изображения плоскостны, отдельные сцены расположены в строгой симметрии по отношению друг к другу. Как и в предыдущие периоды, применялся способ располагать росписи и рельефы «по регистрам»: стена расчерчивалась линейками, точно страница тетради, и в обрамление этих линеек, соблюдая максимальную четкость, вписывали отдельные сцены и целые повествовательные полосы изображений и иероглифов.
Египетский храм, а та данном случае и соединенный с ним царский Дворец, должны были производить впечатление не только на сравнительно небольшие группы людей, имевших по своему социальному положению доступ в их внутренние помещения. Эти сооружения еще в большей мере должны были внедрять в сознание угнетенных масс представление о величии и мощи фараона. Поэтому «видимые издали изображения на внешних стенах и на башнях входных ворот достигали гигантских размеров (табл. 50, фиг: 1 и 2 и табл. 51, фиг. 5).
 
 
Таблица 50 
 
 
Как и в предыдущие периоды, в росписи допускались только чистые тона — синий,
красный, желтый, зеленый и белый. Строгая организованность изображений, уравновешенность их отдельных частей, введение монументальной скульптуры создавали впечатление чрезвычайной простоты, гармоничности и величия.
Малый храм. В общий комплекс Мединет-Хабу была включена сpaвнитeльнo небольшая постройка — так называемый малый храм Мединет-Хабу, выстроенный еще при XVIII династии, в правление царицы Хатшепсут, и помещавшийся во дворе, непосредственно примыкавшем к укрепленным воротам (табл. 40, фиг. 16).
 
 
Таблица 40 
 
Малый храм в Мединет-Хабу отразил почти всю историю египетской архитектуры. Построенный при XVIII династии (XVI в. до .н. э.) при царице Хатшепсут и Тутмесе III, храм представлял собой сначала небольшое продолговатое здание с портиками из квадратных в сечении столбов, окружавшими с трех сторон святилище (табл. 52, фиг. 6). Храм был поднят на цоколь около 0,5 м высотой и имел небольшую лестницу спереди. Пространства между столбами были ограждены низким барьером. Возможно, что еще в процессе строительства к нему были добавлены сзади шесть святилищ, расположенных в два ряда (табл. 52, фиг. 5). Здание было сложено настолько небрежно, что потолок пришлось подпереть добавочными внутренними колоннами, которые, однако, хорошо связались со всей схемой плана (табл. 50, фиг. 6).
 
 
Таблица 51 
 
Своим обликом здание примыкает к более раннему типу интимных храмов Среднего царства (в Дейр-эль-Бахари). Открытые колоннады связывают здание с окружающим пространством, позволяя осматривать его с разных точек, что в известной мере делает его прототипом периптеральных храмов античной Греции. Впрочем, храм был обнесен высокой стеной с единственным входом с восточной стороны (табл. 52, фиг. 1).
В VIII и VII вв. до н. э., при эфиопской династии (подражавшей в области искусств предыдущему периоду), к основному храму был добавлен спереди продолговатый зал с большим пилоном перед ним (табл. 52, фиг, 2).
Фасад получил обычный облик храма Нового царства с двумя возвышающимися башнями пилона, с пониженным порталом в середине и деревянными флагштоками. Стена, продолжающая пилон, закрыла доступ к древнему открытому храму, так что возможность осмотра здания с разных сторон была исключена. Наружные портики потеряли свое значение, храм стал замкнутым и монументальным. Вскоре колоннада раннего храма почти полностью закрылась боковыми пристройками. 
 
 
Таблица 52 
 
 
В середине IV в. до н. э. к пилону был пристроен большой портик с колоннами, имевшими капители в виде бутонов папируса (табл. 52, фиг. 3). Согласно духу времени фасад превратился в сквозную колоннаду с загороженной нижней частью. Главный портал, подчеркивая вход, вносил большую сложность во внешний облик храма.
Наконец, в птолемеевское время такая же группа — пилон с предшествующим ему портиком — была повторена в еще большем масштабе и с большей простотой и цельностью схемы (табл. 52, фиг. 4). Обычный рост объемов в пристраивающихся новых частях проведен здесь полностью. В итоге храм повторил историю многих египетских храмов. Недавние раскопки дали возможность восстановить первоначальный вид простого и строгого храма, включенного впоследствии в состав комплекса, построенного Рамзесом III.
Храм на острове Элефантине. Хотя храмы, близкие по типу; к описанному малому храму (Медииет-Хабу, были очень распространены в начале XVIII династии, они почти совсем не дошли до нашего времени. Из таких храмов небольшой храм на острове Элефантине широко известен ло сохранившимся обмерам наполеоновской экспедиции в Египет.
 
 
Таблица 53 
 
 
Построенный Аменхотепом III (1455—1419), он состоял из небольшого продолговатого святилища, размером в 9,5 м на 12 м, подмятого на цоколь высотой в 2,25 м (табл. 53). Святилище было окружено со всех сторон галереей с квадратными в сечении столбами, подрезанными невысоким барьером. К переднему фасаду с двумя лотосовидными колоннами, стоящими перед входом в целлу, вела лестница. Целла была приходной.
Храм на о. Элефантине является наиболее простым по композиции египетским храмом и наиболее близким к периптеральному типу, получавшему свое полное развитие в Греции. Предполагать наличие прямой связи здесь едва ли возможно, однако сходные формы часто развиваются независимо друг от друга при сходстве социальных и природных условий. B Египте же распространившийся в период XVIII династии тип небольшого интимного храма, близкого периптеру, в дальнейшем не отвечал характеру деспотического, усилившего свою власть государства, и вскоре почти все такие храмы оказались разрушенными или перестроенными и заменялись замкнутыми монументальными зданиями.
 
 
Таблица 71 
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы