История и современность Тайна рязанского памятника

Мальцев С.

    В Рязани близ местного Кремля стоит высокий обелиск, четырёхгранный в сечении, увенчанный пятиконечной звездой. На фасадной стороне мемориальная надпись: «Вечная память героям Гражданской войны 1917–1918 гг.». Надписаны еще две поверхности четырехгранника. Одна из надписей гласит: «Красногвардейцы Ершов А. И., Корчагин В., Зубков и  другие, павшие в  борьбе с  контрреволюцией 1918 года». Другая: «Красногвардейцы Таманский И. П., Конышев И., Рябиков А. и другие, павшие в борьбе с контрреволюцией 1918 года». 
 
 
Памятник героям Гражданской войны в Рязани
 
Памятник героям Гражданской войны в Рязани 
 

    У основания обелиска уложены с четырех сторон плиты с  именами павших борцов за  установление и  упрочение Советской власти в  Рязани и Рязанской губернии. Фамилии выбиты на плитах в алфавитном порядке. В  ряде случаев отсутствует год рождения того или иного красногвардейца. Среди них есть женщины. Даты рождения с 1861 по 1903, но в основном – 80–90-е гг. XIX века. Даты кончины с 1919 по 1935. 

    Я нашел в Интернете фото памятника. При достаточном увеличении можно было разобрать выбитые на плитах фамилии. Но вот беда – некоторые из них закрывали цветы, возложенные к подножью обелиска рязанцами, почитавшими своих революционных предков. Видимо, фото относилось к советскому времени. Однако во время посещения Рязани в 2016 году, когда я наряду с другими достопримечательностями города осмотрел обелиск, цветов на плитах уже не было, да и сами они несколько потускнели. Зато фамилии ничто не загораживало. Вот они (от фасадной поверхности против часовой стрелки): 

1-ая плита                                                      2-ая плита
 
Алешин А. И. 1891-1927 Солопова М.- --- -1924
Андреев А. Н. 1896-1924 Спихнулин И. И. 1877-1930
Аристархов И. И. 1894-1928 Станиславский Я. 1890-1935
Бабаев К. А. 1895-1931 Степашкин П. Н. 1901-1928
Бахарев И. Я. 1891-1929 Стружанов В. С. 1894-1931
Бурмин В.-    --- -1925 Федоров С. Ф.  --- -1929
Бушукин И. Т. --- -1919 Яковлев К. А. 1903-1922
Гераськин В. А. 1904-1928 Янкин И. И. 1874-1922
Голубев С. Ф. 1899-1928
Грушкин П. И. 1897-1919
Дудоев И. В. --- -1921 

3-я плита                                                        4-ая плита
 
Люхин А. Е. 1891-1928 Елисеев П. Ф. 1887-1919                            
Манихин - - --- -1921 Емельянов А. И. --- -1927
Марченко П. В. 1897-1926 Журавлев Г. И. 1896-1929
Мизеров Н. П. 1890-1928 Кандеев А. В. 1887-1928
Мясников П. И. 1884-1923 Катков И. А. 1887-1919
Назаров Г. П. 1905-1932 Климаков Ф. Д. 1891-1935
Назаров С. С. 1889-1919 Королев С. П. 1898-1935
Орловская А. М. --- -1931 Косоухов Н. Ф. 1888-1921 
Павлович К.- --- - --- Краснова А. Н. --- -1925
Плетнев - -  --- -1921 Куркин В. В.    1900-1924
Полуэктов В. И. 1883-1933 Линьков М. А. 1891-1924
Прокофьев А. П. 1861-1920 Ломакин Ф. Е. 1893-1925

    Обелиск стоит в нескольких шагах от боковой аллеи парка, ведущей в Рязанский кремль. По ней к этой главной достопримечательности города движется основной поток туристов. Некоторые из них, особенно, молодые люди, сворачивают с аллеи, чтобы посмотреть на памятник, и, видимо, застывают в недоумении.  Что это за анахронизм? Какие тайны скрывает подобное сооружение? Как сохранился такой артефакт в эпоху, когда история трактуется с позиций общества «Мемориал» и экзотических дворянских собраний, пишется всякими там «веллерами» и «буровскими»? 
 
 
главная аллея
 
 
Главная аллея, ведущая к Рязанскому кремлю
 
 
    Ведь обелиск сооружен в благодарную память большевикам, которых принято сейчас третировать как убийц и насильников, а белогвардейских карателей Колчака, Деникина, Юденича и пр. превозносить как благородных спасителей России. Признаться, недоумевал и я – «совок», проживший на свете изрядное число лет.

    Но вот что любопытно. Из Интернета я выяснил, что обелиском заинтересовался и Владимир Чичерюкин-Мейнгардт, кандидат исторических наук (2001), старший преподаватель кафедры истории России новейшего времени, факультета архивного дела Историко-архивного института РГГУ, отпрыск знатной дореволюционной особы. Судя по всему, он занимается тиражированием эмигрантской версии Гражданской войны, спровоцированной белогвардейцами и их западными покровителями. Небезызвестный журнал «Посев» опубликовал в № 12 за 2011 год его статью под названием «Памятники Гражданской войны в РФ», немалая часть которой посвящена и рязанскому обелиску.

 
Чичерюкин-Мейнгардт 
 
 
Владимир Чичерюкин-Мейнгардт

    Автор статьи  сообщает, что нашел в Исторической библиотеке несколько книг, посвящённых истории Рязани. Но ни в одной из них не было упоминания об  этом обелиске и братской могиле. У автора сложилось впечатление, что сюда в разные годы переносили останки погибших красногвардейцев, чекистов, советских и  партийных работников, участников коллективизации и прочих, погибших в разные годы в разных уездах и волостях Рязанской губернии. После 1935 года новых захоронений в эту братскую могилу не делали. 

    «Обычно,–  пишет автор статьи, – такие памятники стоят на  местах былых сражений 1941-1945  гг., на  братских могилах бойцов и командиров Красной армии. Но этот обелиск оказался памятником другой войны – Гражданской. (И даже не одной, многие отечественные историки и публицисты считают сопротивление крестьян преступной сталинской коллективизации 1929-1933  гг. Второй Гражданской войной в истории России ХХ в.) Как гласят советские издания, советская власть установилась в Рязани и её уездах мирным путём. Правда, признавался очевидный факт – Гражданская война докатилась до Рязанщины. 

    Первый раз в  конце лета 1919  г., когда во  время знаменитого Мамонтовского рейда донские казаки на короткое время взяли уездный город Раненбург. Второй раз это было в 1920/21 гг. когда крестьянские повстанческие отряды, действовавшие в лесах Рязанщины, установили связь с Повстанческой армией Антонова в соседней Тамбовской губернии. Именно эти страницы истории вспомнились мне, когда я  осматривал и фотографировал памятник в Рязани». 

 
Раненбургская пустынь 
 
 
Вид Раненбургской Петропавловской пустыни. Фото начала ХХ в.

     
Даты смерти всех этих товарищей наводят на размышления, пишет автор. У тех, кто ушёл из жизни в 1919 году, с большой долей уверенности можно поставить «диагноз», или «эпикриз» – Мамонтовский рейд. Тем, у кого годы смерти с 1920-го по 1922-й, с такой же долей уверенности можно поставить «диагноз» «антоновщина». С 1928 по 1933-й – «диагноз» коллективизация. У тех борцов за  власть советов, кто ушёл из жизни между 1922 и 1928 годом, причиной мог быть пресловутый «кулацкий бандитизм». 

 
Мамонтов 
 
 
Генерал-майор Мамантов К. К. – командующий восточным (Царицын) направлением Донских армий. Фото 1918 г.

 
    Можно согласиться с версиями автора относительно событий, ставших причиной гибели красногвардейцев, хотя он не поставил свой «диагноз» тем из них, которые пали в борьбе с контрреволюцией в 1918 году. Но его интерпретация этих событий не выдерживает критики. Из нее складывается впечатление, что красногвардейцы не заслужили памятника, а мамонтовский рейд и кулацкий террор выглядят неким «справедливым возмездием» за их преданность Советской власти. Не потому ли автор «Посева» считает памятники участникам Гражданской войны на стороне большевиков не достойными памятников участников Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., хотя они символизирует преемственность в защите Отечества от иностранной агрессии и господства международного капитала?  

    Что касается мамонтовского рейда, то он не удостоился положительной оценки ни со стороны командования красных, ни со стороны командования силами белогвардейцев. Командующий Южным фронтом РККА, бывший полковник А. И. Егоров, пишет: «Своим движением на север, вместо района Лисок, Мамонтов бесконечно расширил цели и задачи своих действий, в расчете, очевидно, на восстание крестьянства и городской буржуазии против Советской власти. Это, конечно, авантюра…» 

    Командующий на момент рейда Кавказской добровольческой армией генерал-лейтенант П. Н. Врангель так оценивал рейд Мамонтова: «Я считал действия генерала Мамонтова не только неудачными, но явно преступными. Проникнув в тыл врага, имея в руках крупную массу прекрасной конницы, он не только не использовал выгодности своего положения, но явно избегал боя, все время уклоняясь от столкновений. Полки генерала Мамонтова вернулись обремененные огромной добычей в виде гуртов племенного скота, возов мануфактуры и бакалеи, столового и церковного серебра». 

 
Врангель 
 
Парадное фото барона Врангеля

   
Для полноты оценки рейда приведем отрывок из автобиографической книги «Красная конница» С. М. Буденного, нанесшего жестокое поражение белой «грабь-армии»: «Район Воронежа был занят двумя сильными корпусами белой конницы. Противник имел превосходство и в технике. Выбить его из города было нелегкой задачей. Он владел командными высотами (…) и имел перед собой реку со всеми переправами через нее. 

 
Трубачи Первой Конной 
 
 
Худ. М. Греков. Трубачи Первой Конной. 1934 г.
 
 
    Дивизии нашего корпуса согласованным ударом после продолжительного и жаркого боя разбили корпуса генерала Шкуро и Мамонтова и отбросили их от Воронежа. Последний был занят нами в ночь на 25 октября 1919 года. В городе была захвачена огромная военная добыча, в том числе поезд генерала Шкуро и три бронепоезда – «Шкуро», «Мамонтов» и «Единая неделимая». Противник, отступая в беспорядке, пытался задержаться на большом железнодорожном узле Касторная … Наш конный корпус фланговым движением настиг противника и в 3-дневных ожесточенных боях уничтожил две пехотные дивизии и один кавалерийский полк…»  В ходе наступления – в ноябре 1919 года корпус Семена Буденного был развернут в 1-ю Конную армию – в то самое легендарное соединение, ставшее мощной маневренной силой Красной армии.

 
коммунистический полк 
 

   
Если красногвардейцы, чьи имена выбиты на плитах рязанского обелиска, погибли в сражениях с белоказаками Мамонтова и Шкуро, то вечная им память и признание потомков. Они внесли свой вклад в дело разгрома врагов трудового народа, продолженное бойцами Советской Армии, которые отразили нашествие гитлеровцев и плетущихся у них в обозе белоказачьих генералов Краснова и Шкуро. Чести и славы заслуживают также красногвардейцы, погибшие в ходе операций по подавлению кулацких банд. 

 
парад белоговардейцев
 
 

    Здесь, правда, следует оговориться. Сегодня принято смешивать кулаков с простыми крестьянами, и автор «Посева» делает то же самое. Он цитирует воспоминания ветерана ВКП (б)  – КПСС совработника С. И. Алёшина, работавшего в рязанской губернии в 1918-1922 годах и в 1930 году, из которых выясняется, что в  марте 1918  года в  лесах в окрестностях Ряжска появились «банды» Огольцова и  Никулина. В  последующие месяцы в самом Ряжске произошло антисоветское восстание. На главной площади города произошла перестрелка между вооружёнными крестьянами и горожанами с одной стороны и красными с  другой. Мятежников красным удалось рассеять. По мнению историка, этот Алешин, по всей вероятности, является братом Алёшина А. И., похороненного в братской могиле под обелиском со звездой. 

    Автор «Посева» задается вопросом: что толкало кулака к участию в подобных «бандах»? Кулак, или, как тогда говорили, «справный хозяин», дорожил своим хозяйством, и  тут невольно задаёшься вопросом, что же это была за новая власть, которая оказалась способной заставить крестьянина бросить семью, хозяйство и, прихватив карабин, охотничье ружьё или обрез, податься в  лес?! 

    Ответ, казалось бы, лежит на поверхности, особенно, по сегодняшним представлениям. Собственность священна и неприкосновенна, а тут раскулачивают. К чему такая власть «справному» хозяину? Но что поделаешь, когда зажиточное крестьянство составляет ничтожный процент 80-процентного крестьянского населения страны, когда модернизации экономики препятствует привычка кулаков пользоваться скорее даровым батрацким трудом, чем современной техникой, когда для радикальных преобразований отведен минимальный исторический срок. Тогда остается прибегать к военным операциям для искоренения террора «справных» хозяев.

 
зерно кулаков 
 
Комсомольцы извлекают зерно, спрятанное кулаками на кладбище, ноябрь 1930, фото М. Альперта

   
Автор «Посева» допускает, что некоторые красногвардейцы из мартиролога обелиска погибли в ходе военных операций против дезертиров, расплодившихся в годы Гражданской войны. Однако у него своеобразное отношение к дезертирам. Он сообщает, что в 1961 году в Рязани были изданы воспоминания старых большевиков, которые рассказывали о своём участии в установлении советской власти на Рязанщине и борьбе с «врагами революции» в годы Гражданской войны. 

    Первое, на что обратил внимание автор, так это на биографические справки мемуаристов. Большинство из  них вступило в  большевистскую партию в  1918  году. Осенью 1918  года, т. е. когда Российская республика ещё находилась в состоянии войны с блоком центральных держав, двое из авторов дезертировали и читателям поведали о своём дезертирстве как о чём-то нормальном и само собой разумеющемся. Как видим, такое дезертирство, по мнению автора, предосудительно.

      Но вот он вспоминает своего деда Кузьму Ефремовича Чичерюкина (1898-1943), который, согласно семейным преданиям, был призван на военную службу в 1916 году и, предположительно в 1917 году, отправлен с маршевой ротой в действующую армию, где принял участие в последних летних боях на  Юго-Западном фронте. В конце того  же года вернулся в родное село в Михайловском уезде Рязанской губернии. На протяжении Гражданской войны он неоднократно подпадал под мобилизацию в Красную армию, и каждый раз дезертировал и возвращался обратно, к своим родителям, к хозяйству, в своё родное село.

 
 
рота дезертиров 
 
 
Рота дезертиров на привале. Енисейский мятеж. Фото 1918 г.

   
В данном случае автор считает дезертирство само собой разумеющимся. И хорошо, если за ним следовало одно лишь занятие родным хозяйством. Но  мне вспомнилась повесть «Первая девушка» писателя Николая Богданова, по которой снят одноименный фильм. Там как раз речь идет о борьбе между деревенской ячейкой комсомольцев, возглавляемой Саней Ермаковой, и дезертирами, не желавшими служить в Красной армии. Кончилось тем, что Саню изнасиловал дезертир, то ли из мести Советской власти, то ли повинуясь, похоти. В фильме же «Коммунист» рассказывается о дикой расправе дезертиров и кулаков над молодым большевиком, принимавшим участие в строительстве важнейшего объекта для молодой республики, электростанции. 
 
 
 
 
   
Надо отдать должное Владимиру Чичерюкину-Мейнгардту. Он проделал значительную исследовательскую работу. При определенной тенденциозности, его статья выдержана в корректных выражениях. Она содержательна и интересна. Статья даже побудила меня продолжить выяснение судеб красногвардейцев по Интернету. Для выполнения этой работы по другим источникам боюсь, не располагаю ресурсами. Но вот что выясняется.

    В Рязанской губернии смена прежней власти после Февральской революции 1917 года произошла 3 марта. На внеочередном заседании городской Думы впервые было официально объявлено о свержении монархии и образовании Временного правительства. В городе начались демонстрации населения и гарнизона. В конце 1917 года фактическая власть перешла в руки представителей Советов. В апреле 1918 года выбирается Рязанский городской Совет, исполком которого в составе 11 человек возглавил А. И. Ершов. Очевидно, он впоследствии пал жертвой борьбы с контрреволюцией и был увековечен надписью на обелиске.

    В публикации В. А. Коростелева под названием «Крестьянские восстания в Рязанской губернии в 1918 году» описываются трагические события 1-го июля 1918 года. Тогда в селе Спас-Клепики среди населения распространились слухи о том, что во время реквизиций чекисты отнимают у граждан золотые вещи, отрубая пальцы вместе с кольцами, отбирают весь товар у продавцов на базаре. 

    Утром чекисты И. Канышев, А. Рябиков и агент судебно-следственного отдела милиции г. Рязани В. Корчагин (их имена выбиты на обелиске), находившиеся здесь в командировке для борьбы со спекуляцией и начальник 4-го участка милиции И. П. Таманский пошли на железнодорожную станцию, чтобы отправить реквизированный у мешочников хлеб. В это время на перроне, у готового к отправке поезда собралась толпа. Чекисты вошли в вагон и стали смотреть в окно. Послышались крики, что под их видом скрываются грабители, а не представители власти и надо бы проверить документы. 

    В. Корчагин выглянул и спокойно сказал, что их документы подлинные и проверены в волостном совете, но толпа его не слушала и хлынула в дверь вагона. И. Канышева, А. Рябикова и В. Корчагина вытолкнули прямо на рельсы и стали бить, чем попало, отобрали оружие, заставили снять одежду и обувь, оставив в одном белье. Доведя до бессознательного состояния, всех троих поволокли к волостному совету. У крыльца совета В. Корчагин пришел в себя и бросился из толпы в здание, где сторож его спрятал. 

    В это время на крыльцо волостного совета вышел начальник волостной милиции И. П. Таманский и стал уговаривать людей разойтись, но его не послушали, сшибли на землю и зверски избили. Парень из толпы вытащил из ножен шашку И. П. Таманского и заколол его. Убили и остальных чекистов. В Спас-Клепики был послан карательный отряд численностью 90 бойцов во главе с командиром батальона частей ЧК Вагнером, который подавил восстание и захватил его зачинщиков. 

    Как видим, ярких подвигов жертвы контрреволюционного террора не совершили. Они честно выполняли свой долг, но это и являлось подвигом в тяжелой и опасной обстановке борьбы республики Советов за выживание. В публикации Коростелева цитируется доклад о причинах и ходе контрреволюционного белогвардейского восстания в Касимовском уезде 5-7 ноября.

    В нем перечисляются жертвы контрреволюционного выступления: В Касимове убит военный комиссар – коммунист т. Илюшкин. На пароходе в Забелине, зверски растерзан начальник Копановского заградительного отряда т. Тугеев. В селе Ерахтуре зверски убит т. Лунин. В селе Булгакове, при разоружении отряда красноармейцев, убиты и обезображены до неузноваемости 2 красноармейца. В селе Погосте Китовской бандой растерзаны 3 советских работника – коммунисты. В селе Алексееве убито 8 красноармейцев. В селе Заниных-Починках семьям оставшихся коммунистов мазали дегтем языки. 

      4 ноября в волостном центре Чучково с утра крестьяне стали собираться на мобилизацию. Они привели с собой и коней. Настроение было вполне мирным. Когда же началась приемка лошадей, крестьяне неожиданно заволновались, что дает основание предположить о проведенной среди них активной агитации. Собравшиеся заявили об отказе «дать своих лошадей и парней для службы в Красной Армии». Одновременно несколько человек бросились на председателя местного комбеда Грачева. Его били камнями, палками, ранили выстрелом из ружья и добили штыком. Был убит и председатель волостного исполкома Фролов. Начали искать членов сельского Совета, но они скрылись. 

    В публикации есть сведения о подстрекателях и зачинщиках мятежа. Это бывший офицер Г. М. Козлов, занимавший пост военкома в Чучкове и оказавшийся в рядах мятежников. Он отправился искать комиссара местного ЧК Строкова. Стали избивать коммунистов. В военкомате мятежники захватили оружие. Руководили всем происходящим жители села Воскресенское Н. Г. Гуляев и его брат прапорщик И. Г. Гуляев. 

    Примерно в это же время в селе Конкино собравшиеся на площади крестьяне пошли к избе председателя сельсовета Демина, вызвали его на улицу и забили до смерти. В селе Песочня толпа растерзала начальника Сапожковского уездного ЧК Кузнецова и следователя ЧК М. С. Медведева, пытавшихся предотвратить мятеж. За время мятежа в Сапожковском уезде, отличавшегося чрезвычайной жестокостью, были не только разгромлены волостные исполнительные комитеты, разграблено их имущество, но и убито 242 человека, 78 из которых являлись партийными и советскими работниками. 

    Жертвы подвергались страшным издевательствам. Прежде чем убить Крестьянинова, члена Можарского уездного исполкома, инвалида войны, ему выкололи глаза, раздробили руки, отрезали язык и когда он, собрав последние силы, прохрипел «Да здравствует Советская власть!», ему ударили в лоб колом с такой силой, что тот вышел через затылок.

        В Государственном архиве Рязанской области хранятся личные дела участников революционного движения, гражданской войны и социалистического строительства. Среди них в путеводителе архива перечисляются личные дела красногвардейцев, включенных в мартиролог обелиска: Бахарева И. Я., Спихнулина И. И ., Янкина И. И., Елисеева П. Ф., Корчагина В. К., Косоухова Н. Ф., Ершова А. И. Имеются личные дела, документы и фото однофамильцев мартиролога, инициалы которых позволяют предположить родственные связи. Путеводитель архива размещен в Интернете.

    Электронная паутина содержит также Книгу памяти, в которую включены рязанцы  – участники Первой мировой войны на учете в уездных и волостных военкоматах Рязанской губернии. Сведения о первых призывах в Действующую (Красную) армию 1918-1920 годов, преимущественно офицеров и нижних чинов бывшей Царской армии составил по разным материалам фонда Р-2657 ГАРО Григоров А. А. Из нее можно почерпнуть более полные сведения о некоторых красногвардейцах из мартиролога обелиска.

    Подробности о них выясняются и из публикации статьи под названием «В борьбе за дело народное» Колдина Н. В. в газете «Приокская правда» за 07.07.1979 года, а также из книги Фулина Ю. В. под названием «За власть Советов». Москва. 1987 г.

    Вот Бахарев Иван Яковлевич (1891- 1929). Он родился в селе Ендовище Козловского уезда Тамбовской губернии. Крестьянин. В 1913 году призван на действительную службу. Служил в артиллерийской части на Дальнем Востоке. После революции прибыл в поселок Александро-Невского (бывшего Раненбургского уезда Рязанской губернии. Был первым председателем профсоюза в Александро-Невске., затем – председателем уездного комитета ВКПб. С конца 1918 года заместитель председателя Рязанского губернского Совета Народного Хозяйства. Участник подавления Кронштадтского мятежа. После – председатель Спасского уездного исполкома. Занимал другие  руководящие должности в Рязанской губернии. 

 
Кронштадский мятеж 
 
Подавление Крондштатского мятежа. Красная армия атакует Кронштадт по льду Финского залива. Фото 18 марта 1921 г.

   
Уроженец села Ижевское учитель высшего начального училища Бушукин Иван Трофимович в 1905 году за организацию демонстрации подвергся аресту, а потом был уволен с работы. Переехав в Рязань, продолжал свою революционную деятельность и был организатором ячейки РСДРП (б) на железнодорожной станции Рязань – Товарная. 

    Назаров Сергей Степанович (1889-1919). Родился в селе Курман Касимовского уезда. Окончил церковно-приходскую школу, потом церковно-учительскую школу, одновременно с учебой работал на Лашманском чугунолитейном заводе. Участник событий 1905 года.  В 1906 году стал социал-демократом. За распространение нелегальной литературы был под судом, выслан с запретом работать учителем. С 1907 года трудился на различных работах в Москве, продолжал заниматься революционной работой. В 1914 году призван в армию. После курса учебной команды отправлен на Западный фронт. Ранен, награжден Георгиевским крестом 4 степени за храбрость. По демобилизации в декабре 1917 года вернулся на родину. Участник 1-го и 2-го губернских съездов Советов. Находился на ответственной работе в городе Рязани. Погиб в 1919 году. 

    Янкин Иван Ильич (1874-1922). Родился в селе Зименки Рязанского уезда в семье крестьянина. В возрасте 13 лет уехал на заработки в Москву, работал на текстильной фабрике. В 1905 году вступил в партию большевиков, участник событий 1905 года. В 1913 году за революционную деятельность арестован и сослан в Тобольскую губернию. Оттуда бежал. В 1915 году мобилизован и отправлен на фронт, но и там продолжал заниматься революционной деятельностью. Арестован и приговорен к расстрелу. Однако приговор не был приведен в исполнение, так как произошла Февральская революция. Янкин был амнистирован. Приехал на родину и стал председателем Подвязьевского волостного исполкома. В годы Гражданской войны руководил Рязанским Губ.Плен.бежем (учреждение, занимавшееся реэвакуацией пленных и беженцев в годы Первой мировой войны). Активный участник борьбы за установление Советской власти в Рязанской губернии. Похоронен в Рязани на братском кладбище у Рязанского кремля (на месте обелиска?). 

    В рязанском обелиске отразилась история становления Советского государства. Она была героической и трагичной, если же высказываться в образных выражениях, то лучше всего подойдет название одного из произведений выдающегося русского революционного писателя Всеволода Вишневского «Оптимистическая трагедия». 

    Трагедия состоит в том, что эта история сопровождалась многочисленными жертвами. Смерть собрала огромную жатву жертв Гражданской и Отечественной войн, борьбы за власть и модернизацию экономики, включая коллективизацию. Жертв со стороны борцов за свободу и социальную справедливость было гораздо больше, чем со стороны их противников. 

    Тем не менее, после спекулятивной кампании Хрущева по разоблачению культа личности Сталина, культовое значение приобрели только т.н. жертвы репрессий. А ведь среди них были сторонники буржуазной реставрации, саботажники, террористы, басмачи,  бандеровцы, прибалтийские «лесные братья», казнокрады, которых, как показывает современный опыт, буржуазная фемида легко превращает из уголовников в политзаключенных. После этого советские и постсоветские либералы-западники удивляются, почему боль по поводу жертв репрессий не объединяет, а разъединяет народ.

      События после контрреволюционного переворота в августе 1991 года в России отрезвили многих людей. Стало ясно, что раскол в общество вносит капиталистическая плутократия, прикрывающая свой паразитизм призывами к демократии и честным выборам. Спекулятивная кампания Хрущева посеяла семена буржуазного перерождения страны. Сегодняшние вопли об ужасах большевизма являются частью все той же пропагандистской технологии.

    Оптимизм же вселяет то, что дело социалистического переустройства планеты неистребимо, и потому жертвы контрреволюционного террора, покоящиеся под рязанским обелиском, не напрасны.
                               
 
Автор: Мальцев С. В., член Союза журналистов СССР, progitorig@yandex.ru  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

    


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы