Искусство фотопортрета. Волков-Ланнит В. Ф. Точка съемки и момент съемки

Как ни ощутимо в фотографии воздействие технических приемов, нельзя быть зависимым от них. Фотохудожник-реалист обязан руководствоваться прежде всего ясно продуманным творческим замыслом.
Все стадии создания снимка он подчиняет одной цели — найти форму, адекватную содержанию. Оптика, точка съемки, глубина резко изображаемого пространства, освещение, тональность — все эти технические факторы должны «работать» на образ. И здесь даже в выборе степени диафрагмирования и наведении на резкость многое зависит от вкуса и чутья мастера.
Однако при всей творческой свободе фотохудожник-портретист все же не может не считаться с фокусным расстоянием применяемого объектива и с выбором точки съемки. Он знает: необдуманное перспективное построение портретного изображения влечет за собой деформацию пропорций, а с этим и прямое искажение образа.
Возьмем отдельный фактор — точку съемки.
Дистанция между фотографом и объектом, наклон фотоаппарата — первое, что воздействует на изображение. Съемка с одной точки объективами разного фокусного расстояния оставляет перспективу неизменной, но изменяет масштаб деталей. Съемка с другой точки и объективом соответственно другого фокусного расстояния сохраняет масштаб предмета, но изменяет перспективу.
Своим местонахождением и установкой аппарата фотограф как бы обращает точку съемки в собственную точку зрения. Он может, скажем, предпочесть нижнюю точку, усиливающую впечатление высоты, если это отвечает задуманному образу.
От точки съемки прямо зависит выразительность портретного кадра. Она не только влияет на характеристику образа, но и раскрывает в нем новые эмоциональные оттенки. Достаточно сфотографировать человека с необычного пункта наблюдения, как изменяются и наши привычные представления о нем.
Вы работаете над производственным сюжетом. Снимая цех, вы связаны не только местом, но обязаны считаться и с положением работающих людей. Даже при благоприятных условиях освещения их лица могут в какой-то момент получиться плоскими, бестеневыми. Чтобы избежать этого, придется либо ждать более удачного н свету поворота головы, либо переменить точку съемки.
А что нужно делать при съемке индивидуального головной портрета? Вам советуют:
«Для лица с широким овалом желательно выбрать более выcокую точку съемки, а для лица с правильным овалом — нескольк ниже уровня глаз» (Р. Ильин. Композиция фотографического портрета.— «Советское фото». 1959, №4. стр. 23).
Спору нет, с точкой съемки здесь надо особенно считаться. Но как понимать «правильный овал»? Какой он, скажем, у монгола — правильный или неправильный? Если довериться совету, его лицо надо снимать с высокой точки. Но не рискуем ли мы тогда ослабить портретную характеристику, нивелировать национальные черты?
Очевидно, все-таки никакое правило нельзя абсолютизировать и рассматривать в отрыве от содержания.
 
 
Р. Баран. Ему семнадцать лет
 
Р. Баран. Ему семнадцать лет 
 
В обзорах портретных фотографий часто отмечают: «Неплохо выбран поворот головы и точка съемки». Действительно, даже самое выразительное лицо легко обезличить, если не учесть его выгодного положения. Недаром портретисты живописи часто пользуются поворотом головы в три четверти, позволяющим показать одновременно линии носа, губ и щеки.
Размещение объекта всегда должно быть сюжетно мотивировано. Произвольная передвижка его в границах картинной плоскости может изменять характер образа. В этом нетрудно убедиться, меняя границы кадра идентичных позитивов.
Выбор наилучшей точки съемки требует ориентации в съемочном пространстве. Фотохудожник видит натуру профессионально: он мысленно представляет ее в виде меняющихся композиций.
В практике фоторепортажа нередко обращаются как к верхней, так и к нижней точкам съемок. Первая оправдывает себя в сюжетном снимке, вызывающем необходимость расширить поле обозрения. Нижняя точка сообщает снимку некоторую плакатность, что, однако, не следует считать недостатком.
Перемена точки съемки по высоте ведет к смещению линии горизонта. Слишком высокая или слишком низкая точка неизбежно даст перспективное сокращение (ракурс). Известно также, что это сокращение тем сильнее, чем короче фокусное расстояние объектива и чем ближе снимаемый предмет к аппарату.
В портретном изображении резкий ракурс деформирует пропорции. Индивидуальный головной фотопортрет, как правило, ограничен ракурсами. Более разнообразны они в фигурном и жанровом портрете, где надо подчеркнуть позу и жест, кульминацию движения.
Ракурс — одно из активных средств авторской интерпретации сюжета. И, к слову сказать, от него никогда не отказывались выдающиеся мастера классической живописи. Даже академический К. Брюллов в своем известном историческом полотне «Последний день Помпеи» не убоялся написать фигуры в смелом перспективном преувеличении.
«Страшно я ракурсы люблю,— признавался В. Суриков.— Всегда стремился все дать в ракурсах. Они очень большую красоту композиции придают». Живописец этим выражал стремление не столько к экономии площади холста, сколько к динамичности, обостряющей восприятие.
Что же говорить об искусстве светописи, сильнейшая сторона которого — способность мгновенно запечатлеть неповторимое своеобразие человеческих движений? К сожалению, не так часто, как хочется, мы встречаем фотопортреты, отличающиеся новым, интересным ракурсом.
Велико значение точки съемки и связанного с ней ракурса, но не менее важен еще момент съемки. Нужно не только выбрать удачное место, но и подстеречь яркую фазу психологического состояния человека. В индивидуальном портрете самое главное — выражение лица. Оно приоткрывает нам душевный мир личности и ведет к пониманию образа.
С другой стороны, трудно передать живое выражение лица, живую мысль, если фотографируемый человек застыл в напряженном ожидании: когда же сработает затвор? Тут необходима быстрая съемка и особо развитое «чувство момента».
Почему обрела всемирную популярность фотография «Через пятнадцать лет»? Потому что ее автор успел «засечь» потрясающий по выразительности момент встречи. Зоркость и быстрота ориентации помогли ему схватить сгусток человеческих эмоций и выразить их в том единстве содержания и формы, которое делает репортажный снимок художественным произведением.
Фотографическое изображение часто называют остановленным мгновением жизни. Применительно к фотопортрету — это скорее молниеносный слепок душевного поведения человека. Его достоверной документацией мы обязаны исключительно моментальной съемке.
«Может быть, самое существенное в портрете — уловить время, в котором пребывает изображаемый,— замечает по этому поводу профессор-искусствовед А. А. Сидоров.— У каждого из нас бывает другое лицо в минуты душевного подъема и усталости; про больного говорим мы, что «на нем лица нет», что он «сам на себя непохож». Когда мы пытаемся, как это часто пробовали художники, «отвлечь лицо», то есть сделать человека как-то, вообще, вне времени, то сходство достигается редко» («Фотограф», 1926. № 9-10).
Таково значение момента съемки.
Постановочным методом трудно передать человеческое движение. Между тем жанровые снимки особенно ценны уловленным мгновением происходящего действия. Содержание сюжетов — люди и их взаимоотношения.
Жанровые сюжеты вокруг нас. Они — сама жизнь с ее непрерывной сменой событий. И умение вовремя схватить жизненную сценку, заключающую в себе большой социальный смысл — первая задача фотопублициста.
Если пейзажная съемка — начальная школа тренировки глаза, то жанровая — самая высшая. Здесь уже нельзя «поставить» свет. Результат съемки целиком зависит от находчивости фотографа.
Народный художник СССР Н. Жуков как-то писал: «Искусство современной фотографии, как мне кажется, кроется в искусстве скорости видения, зоркости наблюдения, в быстром отборе кадра. Но беда многих фотомастеров состоит в том, что, спеша снять, они не спешат увидеть, подумать, отобрать».
С этим замечанием художника в адрес своих товарищей по искусству нельзя не согласиться. Еще немало встречается снимков, где сюжет не вызывает сомнений в обстановке и времени действия, но тем не менее оставляет зрителя совершенно равнодушным. Объяснение простое: автор не раскрыл внутреннего смысла изображаемого.
«В распоряжении художника — всего лишь одно мгновение, но мгновение это может быть продлено, если оно носит на себе след мгновения предшествовавшего и предвосхищает последующее» (Дени Дидро. Разрозненные мысли. — Собр. соч., т VI. М.. Гослитиздат. 1946. стр. 556). Хотя Дидро имел в виду живописцев, мысль эта целиком относится и к фотографам.
Свежая изобразительная форма — могучий инструмент. Без умения определять выдержку и улавливать момент, без выбора верной точки съемки не получить хорошего фотопортрета. Всегда надо помнить и о том, что самая главная «точка съемки» — идейная позиция художника. Партийность, народность, настойчивое стремление увидеть большое в малом — вот главное, что помогает создать впечатляющий образ современника, образ, раскрывающий высокие духовные качества строителя новой жизни.
 
 
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы