История и современность Вашингтонский консенсус: предпосылки и критика

Жуковская Д.

Вашингтонский консенсус – пакет реформ, предложенный в 1989 году экономистом из Великобритании Д. Уильямсоном для переходных экономик. Изначально ориентировался на страны Латинской Америки. Большинство современных экономистов считает Вашингтонский консенсус «шоковой терапией», после которой экономика страны не всегда выживает.

 Джон Уильямсон, создатель Вашингтонского консенсуса. Фото 1990-е гг. (?)

 

 

Вашингтонский консенсус критиковали не только потому, что по своей природе он был радикальным, но и потому, что невозможно выработать единые рекомендации для всех стран, экономика которых находится в кризисе. И действительно, несмотря на то, что экономический, географический и политический конгломерат Латинская Америка образовался в результате схожести указанных сфер в странах Южного и Северного Американских континентов, социально-экономическое развитие в них шло своим отдельным путем, особую роль в котором играли коренное население, его взаимодействие с колонизаторами-европейцами, последствия деколонизации и обретения независимости разных стран. С этой точки зрения исторический путь Кубы, Боливии или Парагвая совершенно отличен от пути Аргентины, Чили или Бразилии.

Как известно, Вашингтонский консенсус, потерпел сокрушительное фиаско, о чем в научной среде было заявлено его создателями, представителями Международного Валютного фонда (МВФ). Известно также, что вашингтонские принципы были применены помимо Латинской Америке в странах Восточного блока (бывших советских экономиках), в том числе в России и Китае. Некоторые авторы подчеркивают, что китайский опыт применения был в целом успешным (существует даже Пекинский консенсус, как продолжение Вашингтонского), поэтому говорить о тотальном провале консенсуса как экономической концепции, на их взгляд, преждевременно.

Важно различать Вашингтонский консенсус как собственно экономическую неоклассическую теорию, обосновывающую принципы выведения отстающих экономик из кризиса, и как чисто практические меры, предложенные для немедленно реализации и ускоренного «спасения положения» в Латинской Америке. Как теория, консенсус, безусловно, остается стройной концепцией, обладающей собственным понятийным аппаратом и экономическими «теоремами», как комплекс мер – заслуживает кардинального переосмысления и переработки.

Теоретические предпосылки Вашингтонского консенсуса

Если попытаться выразить сущность Вашингтонского консенсуса кратко, то она сведется к следующему: уменьшение степени государственного влияния в экономике и предоставление возможности получения прибыли свободному предпринимательству.

Термин Вашингтонский консенсус был введен Джоном Уильямсоном в 1989 году, в бытность его старшим научным сотрудником в Институте международной экономики. Уильямсон известен своей критикой либерализации капитала и биполярного взгляда на классификацию валютных курсов.

Рекомендации по Вашингтонскому консенсусу были выработаны коллегиально представителями МВФ, Всемирного банка и министерства финансов США. Ключевое направление консенсуса – дерегуляция и бюджетная дисциплина. Адресат – страны Латинской Америки, в которых к концу ХХ столетия сформировались своеобразные социалистические плановые экономики, тормозившие развитие этих стран. Некоторые предлагают называть эти экономики обскурантистским социализмом, связывая это со спецификой национальных бюрократий. Латиноамериканские экономики, таким образом, существовали как разнородные социально-экономические модели, несвойственные другим регионам мира.

 Здание международного валютного фонда в Вашингтоне, США

Изучая экономическую историю Латинской Америки, нельзя не отметить большую зависимость стран ее составляющих от экономики США. Зависимость латиноамериканской индустрии от США можно проиллюстрировать несколькими примерами. В 1927 году в Аргентине построили первый в Латинской Америке государственный авиационный завод. Однако авиамоторы, а также станки и оборудование для завода пришлось закупать в США; там же проходили стажировку аргентинские авиаинженеры. Та же история повторилась с первым бразильским авиапредприятием, построенным в 1935 году В 1930-е годы Мексика, Бразилия и Аргентина начали производить стрелковое оружие – тоже на американских станках, так как они были дешевле европейских и могли быть быстро поставлены. В годы осуществления Шестилетнего плана в Мексике (1934-40 годы) этой стране, проводившей активные социалистические реформы, понадобилось большое количество автомобильной, сельскохозяйственной и строительной техники, крупные кредиты, а также много инженеров разного профиля. И единственной возможностью получить все это быстро и по приемлемым ценам было договариваться с американскими компаниями и банками.

Целью США в экономическом пространстве Латинской Америки являлось получение прибыли, а не колониальные интересы, как считали некоторые из латиноамериканских политиков; от колониальной системы США отказались вовсе не из-за «антиколониальной борьбы народов», а по причине невыгодности содержания колоний. Кроме того, американцы законопослушны (сказывается английская правовая школа), и защищать свои экономические интересы военной силой после законов Рузвельта они не пытались. (Единственным исключением стала гватемальская операция 1954 г. против президента Арбенса, но режим Арбенса сам дал повод американцам провести военную операцию по его отстранению от власти, пытаясь объединить Центральную Америку силой и организовывая военные кампании против Доминиканской Республики, Коста-Рики и Никарагуа).

Помогая в течение почти 150 лет латиноамериканским странам, США не отказались от них и в конце ХХ века, когда практически все социалистические экономики стали кризисными.

В литературе основной целью разработки Вашингтонского консенсуса определяется невозможность большинства латиноамериканских стран рассчитаться по кредитам американских банков. Суммарный их долг превысил по разным оценкам 500 миллиардов долларов, выплаты процентов тяжким бременем ложились на национальные экономики, которые с 1981 г. вошли в фазу депрессии.

До принятия собственно Вашингтонских тезисов США пытались решить проблему другими путями, списав часть задолженности, выделив дополнительную финансовую помощь (план Брейди), введя льготные условия для экспортно-импортных операций. Однако, вывести латиноамериканские экономики из депрессии указанные меры не смогли.

Именно тогда Уильямсон и предложил Вашингтонский консенсус как план по экстренному выводу Латинской Америки из долговой ямы. Странам, согласившимся принять план, предписывалось выполнение десяти пунктов:

• всеобщая приватизация промышленности;
• финансовая дисциплина на всех уровнях бюджета;
• переориентация системы государственных расходов;
• реформа налогообложения;
• либерализация финансового рынка;
• либерализация торговли;
• либерализация цен;
• стремление к укреплению (повышению конкурентоспособности) национальной валюты;
• открытие границ для прямых инвестиций зарубежного капитала;
• укрепление и защита имущественных прав всех собственников.

Как оказалось впоследствии данная программа не только не помогла вывести латиноамериканские экономики из кризиса, но и ухудшила их положение. Связано это, как указывалось выше, с национальными особенностями каждой из стран, а так же с особой формой социально-экономического строя, сформировавшейся на континенте.

Страны, бывшие в кредитной кабале у США, иногда не имели возможности отказаться от принятия и внедрения этой экономической доктрины. В случае отказа благосклонность высших чиновников из Вашингтона могла смениться опалой, что означало бы отсутствие новых кредитов и реструктуризации старых долгов, а также отмену инвестиций в национальную экономику. В этом, некоторые экономисты усматривают особый политический смысл Вашингтонского консенсуса, заложенный в него уже при разработке.

Естественно, что при разработке консенсуса Уильямсон стремился подвести под свою концепцию научную базу. Как сам ученый указывал уже после принятия тезисов, он стремился найти все возможные точки соприкосновения между американским капиталом и заинтересованными в неолиберальном курсе представителями высшего руководства стран Латинской Америки. По его словам, все они лежали в плоскости классических аксиом экономической теории, сформулированных еще «отцами-основателями» Д. Кейнсом и А. Смитом.

 Д. Кейнс

Подведенная под теорию солидная научная база обеспечила популярность Вашингтонского консенсуса и в других странах. Его принципы применялись в России, Китае, Азии и Африке. Теоретики консенсуса всегда подчеркивали его глобально-политический характер в качестве инструмента для трансформации социалистических плановых экономик в свободные рыночные.

Позже, в ходе попыток скорректировать провалы Вашингтонского консенсуса, он начал превращаться в Поствашингтонский консенсус, в котором помимо прежних рекомендаций подчеркивается важность для менее развитых стран поддерживать и развивать институты для проведения указанных реформ (некоррумпированные и ответственные институты исполнительной, судебной и законодательной власти), а также уделять больше внимания экономическому росту и общественному благосостоянию.

Критика

Все пункты Вашингтонского консенсуса были подвергнуты суровой критике. Оппоненты сходились во мнении о невозможности выработке единых рекомендаций для разных стран.

Критика консенсуса проявлялась в основном «на местах», то есть в странах, неолиберальная элита которых стремилась к принятию вашингтонской программы. В России самым ярким ее критиком можно считать бывшего спикера российского Парламента Р. Хасбулатова, на западе, Доминика Стросс-Кана, бывшего директора-распорядителя МВФ (2007-2011).

 Руслан Хасбулатов (Фото: Роман Демьяненко / ТАСС)

Основными аргументами критики Хасбулатова являются утверждения о недопустимости для России драконовских мер Вашингтонского консенсуса, которые начали применять сотрудники Гайдара для развертывания в 1990-х годах экономических реформ. Хасбулатов настаивает, что для страны более подходящим был «мягкий» путь перехода к капитализму, утвержденный к тому же специальной программой Парламента. Хасбулатов считает, что тогдашний исполнительный директор МВФ М. Камдессю приложил все усилия, чтобы дискредитировать Верховный совет и предлагаемые им меры.

В книге Р. Хасбулатова «Как развалили СССР. Крушение сверхдержавы», автор подчеркивает, что не только ему одному была видна нецелесообразность применения положений Вашингтонского консенсуса в российской экономике. Он рассказывает о дискуссии в январе 1992 года на заседании американской общественной организации «Комитет по советско-американским отношениям». Основным докладчиком был представитель Чикагсксой экономической школы профессор Джеффри Сакс, ставший советником российского президента и правительства. Он сообщил, что основными инструментами для выведения экономики России из кризиса являются «формирование сбалансированного бюджета за счет многократного сокращения расходной части, полная либерализация цен, что позволит «освободиться» от «ненужных государственных предприятий» и приватизация» (по сути все положения Вашингтонского консенсуса). Всемирно известный экономист, лауреат Нобелевской премии, профессор Дж. Гелбрейт, комментируя основные положения доклада Сакса, сказал: «На Западе слишком хорошо знают, что такой подход неприемлем. И потому никогда не позволят осуществить его на практике в своих собственных странах. Зачем вы предлагаете России?»

 Джеффри Сакс

Помимо экономистов-практиков Вашингтонский консенсус критиковали и теоретики экономики. В частности, они отмечают, что возведение Вашингтонского консенсуса в ранг «закона природы» в мировых масштабах – антинаучно. Они подчеркивают, что при анализе Вашингтонского консенсуса с позиций практической экономики, признание его в качестве основополагающей, автоматически применимой экономической аксиомы на деле является отказом от экономического суверинитета государства и передачей власти над его природными ресурсами, производственным потенциалом и населением международным финансовым институтам, имеющим свои личные цели, не всегда совпадающие с целями развивающихся экономик. Отмечается также, что либерально-рыночная экономическая модель (которую описывают вашингтонские тезисы) может быть достаточно полно реализована только в наиболее отсталых в научно-техническом отношении государствах, и именно она является генератором воспроизводства их отсталости и способствует усугублению экономической депрессии.

Научная критика Вашингтонского консенсуса характерна в основном для неокейнсиацев и неомарксистов. Видный представитель неокейнсианства, американский экономист Д. Стиглиц так пишет в своей книге «Глобализация: тревожные тенденции»: «Я продолжаю верить в то, что глобализация, т.е. устранение барьеров на пути свободной торговли и более тесная интеграция национальных экономик, может быть доброй силой, и в то, что в ней заложен такой потенциал развития, который способен улучшить жизнь всех жителей Земли, в том числе и тех, кто сейчас беден. Но я также уверен, что для осуществления этой задачи необходимо радикально пересмотреть механизмы управления глобализацией как в сфере международных торговых соглашений, играющих столь важную роль в устранении торговых барьеров, так и в области политики по отношению к развивающимся странам».

 Д. Стиглиц

По сути Стиглиц утверждает, что проблема не в глобализации и либерализации экономик, а в том, какими методами они осуществляются. Он критикует тот факт, что международные экономические организации восприняли Вашингтонский консенсус как догму. Стиглиц считает, что развивающиеся экономики не могут и не должны использовать модели, разработанные в развитых капиталистических странах, а должны, прежде всего, обеспечить демократизацию политического пространства, которое само по себе вызовет стабильный экономический рост. Польский экономист Г. Колодько развил теорию Стиглица об искажении процесса глобализации в развивающихся экономиках. Колодько указывает, что вначале необходимо обратить внимание (и оценить масштаб) материального расслоения между регионами, странами, социально-профессиональными группами, индивидами и отраслями экономики. Только поняв этот факт, можно применять инструменты глобализации, чтобы случайно не задеть тех, кто от этого применения проиграет, но кто, тем не менее, повышает уровень экономического развития своей страны.

Неомарксисты, критиковавшие Вашингтонский консенсус, это, в частности, И. Валлерстайн, разработавший теорию периферийной экономики, которая базируется на допущении французского историка Ф. Броделя о существовании миров-экономик, т.е. о глобальной экономике как совокупности относительно самодостаточных с экономической точки зрения групп стран. Валлерстайн вслед за марксистами рассматривает капитализм как мировую систему, в которой развитие передовых стран происходит за счет эксплуатации остальных. В этом, по мнению ученого, суть глобальной экономики. Современная глобальная экономическая система состоит из трех компонентов: центра (эксплуататоры), периферии (эксплуатируемые) и полупериферии (ее эксплуатирует центр, а сама она эксплуатирует периферию). По мнению Валлерстайн и СССР, и сменившая его Россия являются полупериферией. Экономист подчеркивает, что современная глобальная экономическая система пребывает в транзитной фазе, контуры которой будут очерчены лишь 25-50 лет спустя. Неомарксисты полагают, что будущая глобальная экономическая система будет состоять из нескольких центров (они возникнут из сегодняшних полупериферий), причем совершенно необязательно, что новые системы будут похожи на современные нам западные экономические модели.

Критика Вашингтонского, а затем Поствашингтонского консенсусов привела к появлению со стороны менее развитых стран во главе с Китаем понятия «Пекинский консенсус». Основные его идеи в том, что и макроэкономическую стабилизацию, и высокие темпы роста возможно обеспечить при ведущей роли государства в экономике, упоре на первоочередное развитие промышленности, последовательной войне с бедностью и повышением внимания к науке и образованию. Иными словами Пекинский консенсус подчеркивает значение китайского опыта модернизации и либерализации и может рассматриваться как одно из направлений эволюции Поствашингтонского консенсуса.

Д. Рикардс считает, что политика Вашингтонского консенсуса провалилась из-за развития экономик развивающихся рынков, которые воспринимали владычество доллара как поддержку США за их счет. По мнению исследователя, именно это демонстрирует ответ МВФ на азиатский финансовый кризис 1997-1998 годов, когда планы Фонда по введению жестких мер вылились в восстания и кровопролитие в Джакарте и Сеуле. Именно провал в долгосрочной перспективе Вашингтона по соблюдению собственных бюджетных предписаний в сочетании с ускорением экономического роста Азии после 1999 г. и стал поводом Пекинского консенсуса как альтернативы Вашингтонскому.

 Джеймс Рикардс

По мнению Д. Рикардса, Пекинский консенсус – это синтез англо-голландского меркантилизма XVII века и политики экономического развития американской школы XVIII века Александра Гамильтона. Согласно китайской компартии, Пекинский консенсус состоит из защиты национального производства, роста на основе импорта и крупной аккумуляции резервов. Сразу же после определения государственной экономической доктрины на основе пекинских тезисов, проявилась несостоятельность концепции. Тот же Д. Рикардс связывает это с отступлением от меркантилистской модели и использованием протекционизма в поддержке зарождающихся отраслей промышленности (именно так рекомендовал А. Гамильтон). Однако, Гамильтон считал, что протекционизм поможет встать на ноги новым отраслям, в которых сразу же установится свободная конкуренция, позволяющая им наращивать силу. Китай же, напротив, использовал протекционизм, чтобы «нянчится» с крупными национальными игроками, что привело к их ослаблению и невозможности существования без государственных субсидий.

Список литературы

1. John Williamson (economist). Статья из Википедии. Электронный ресурс. Режим доступа: https://en.wikipedia.org/wiki/John_Williamson_(economist)
2. Ананьин О., Хаиткулов Р., Шестаков Д. Вашингтонский консенсус: пейзаж после битв // Мировая экономика и международные отношения, № 12, 2010
3. Басовский Л. Е. Мировая экономика. Курс лекций. –М.: Инфра-М., 2004
4. Булатов А. С. Мировая экономика и международные экономические отношения. Полный курс. Цифровая книга. –М.: КноРус медиа, 2016
5. Валлерстайн И. Анализ мировых систем и ситуация в современном мире. –М.: Университетская книга, 2001
6. Введение в конституционное право. –М.: Концептуал, 2015
7. Дорфман М. Крах Вашингтонского консенсуса: мнения экспертов // Информационное агентство REX. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.iarex.ru/articles/14302.html
8. Лин Дж. Й. Демистификация китайской экономики. –М.: Мысль, 2013
9. Рикардс Д. Смерть денег. Крах доллара и агония мировой финансовой системы / Джеймс Рикардс ; [пер. с англ. О. В. Улантиковой]. –М : Эксмо, 2015
10. Стиглиц Д. Глобализация: тревожные тенденции. Электронный ресурс. Режим доступа: http://library.fa.ru/files/Stiglitz-global.pdf
11. Трифонов Е. «Идеалистический» социализм в Латинской Америке // Историк. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.historicus.ru/idealisticheskii_sotsializm_v_Latinskoi_Amerike/
12. Трифонов Е. Обскурантистский социализм в Латинской Америке // Историк. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.historicus.ru/obskurantistskii_sotsializm_v_Latinskoi_Amerike/
13. Хасбулатов Р. Как развалили СССР. Крушение Сверхдержавы. –М.: Эксмо, 2016
14. Экономика / [пер. с англ. А. Графовой; под ред. Д. Маррона]. –М. : РИПОЛ классик, 2013



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы