Всеобщая история архитектуры. Том II Возникновение «регулярного» города

Уже в первой половине V века до н. э. в Элладе появляются первые города с прямоугольной сеткой улиц, знаменующие собой важный поворот в градостроительстве. Новые приемы планировки не коснулись, естественно, большей части старых городов. Свойственное им хаотическое расположение узких и кривых улиц, возникавших в результате стихийного роста города, с трудом поддавалось упорядочению. Уличная сеть старого города подвергалась изменению и упорядочению лишь в исключительных случаях, например, когда город отстраивался после опустошительного землетрясения или военных разрушений, как это было с Милетом после персидского нашествия в 494 году до н. э. 
Напротив, при разбивке новых городов прямоугольная, или «регулярная», уличная сеть не встречала никаких препятствий и быстро получила широкое распространение. Мантинея, основанная в 460 году до н. э., явилась, по-видимому, последним городом с нерегулярным планом, и с середины V века новые города закладываются лишь на геометрически правильной основе. 
«Регулярный» город и планировочные идеи, лежащие в его основе, связываются в античной литературе с именем Гипподама из Милета, который был не только архитектором, но и философом и ученым (он известен как автор трактата о государственном устройстве). Аристотель (Политика, II, 5, II) приписывает ему изобретение планировки и перестройку, на основе геометрически правильной сети улиц, афинской гавани Пирея (после 446—445 годов до н. э.). Гипподам участвовал также в планировке Фурий — эллинской колонии в Южной Италии (444—443 годы до н. э.), и, согласно Страбону (Страбон, XIV, 2, 9), Родоса в 408—407 годах до н. э. Но еще в 479 году до н. э. подобная планировка была применена при восстановлении родного города Гипподама — Милета, после упомянутого разрушения его персами в 494 году до н. э.; едва ли Гипподам мог принимать участие и в этой планировке и в строительстве Родоса, интервал между которыми превышает семьдесят лет (О жизни Гипподама ничего не известно. Сохранившиеся свидетельства древних авторов можно найти в сборнике «Архитектура античного мира», Изд. Академии Архитектуры, М. 1940). 
Не следует, конечно, приписывать возникновение регулярного города творчеству одного только Гипподама. Новые методы планировки городов были вызваны к жизни интенсивной греческой колонизацией VII—VI веков до н. э. и связанной с ней градостроительной деятельностью. Идея регулярного города, в какой-то форме уже знакомая древнему Востоку (См. «Всеобщая история архитектуры», т. I), естественно должна была возникнуть и на эллинской почве. Вполне возможно, что она сложилась еще в VI в. до н. э. в колониях Милета, являвшегося в эту эпоху одним из важнейших центров не только греческой колонизации, но и всей культурной жизни Эллады (Как показали исследования Б. В. Фармаковского, в Ольвии (милетской колонии на Бугском Лимане) вполне вероятно применение регулярнойпланировки еще в VI веке до н. э.). 
 
рис. 174 
 
 
Естественно предположить поэтому, что Гипподам теоретически разработал и затем пропагандировал в Афинах идеи регулярной планировки, появившиеся на его родине еще в конце предшествующего столетия и усвоенные им в молодости, при восстановлении родного города. 
Наши сведения о городах, которые античная традиция связывает с именем Гипподама, довольно скудны. Так, о Пирее известно лишь, что в нем велась планировочная работа в 446—445 годах до н. э. Геометрическая правильность его уличной сети не вызывает сомнений, но, несмотря на произведенные там раскопки, различные реконструкции плана не имеют достаточных оснований. Все, что сохранилось от древней военной гавани Афин, — это остатки стен и укреплений, и наши сведения о ней почерпнуты главным образом из описаний античных авторов (Фукидид, И, 93, 3—7; И, 48, 2; VII, 90, 4—5. Плутарх: Фемистокл, 19). Из них же известно, что Фурии, в разбивке которых Гипподам принимал участие, имели три продольные и четыре поперечные улицы, плотно застроенные домами. Еще меньше мы знаем о Родосе, и основным источником наших сведений о первых регулярных городах является Милет, самый могущественный и  богатый греческий город в Малой Азии (рис. 174; см. также табл. 132, 133). 
 
Рис. 175 
 
Как уже отмечалось, город начал заново отстраиваться в 479 году до н. э. и достиг блестящего расцвета в эпоху эллинизма. Разбитый на выдающемся в море полуострове, новый город занимал (по примерным подсчетам) площадь до 90 га и состоял из двух частей, разделенных широкой полосой, свободной от жилой застройки. Каждая из двух частей города разделялась прямоугольной сетью улиц на большое число одинаковых кварталов и, несомненно, была застроена единовременно. Но размеры кварталов обеих частей города были различные, их уличные сети не были связаны между собой, и ориентация не совпадала. Можно предположить поэтому, что северная часть, включающая большой рынок и ряд общественных зданий, являлась первоначальным ядром, а южная часть — дальнейшим расширением. В северной половине города все улицы были еще одинаковой ширины (4,0—4,5 м), тогда как в южной половине выделялись две главные, взаимно перпендикулярные улицы, шириной 7,7 и 7,5 м. Город окружали стены, в кольцо которых была включена, посредством мола, также и «Львиная» (северная) бухта. 
К этой же эпохе относится и  планировка Книда (рис. 175). Реконструкция его плана во многом базируется лишь на догадках, но тем не менее позволяет наметить многие черты, роднящие его с эллинистической Приеной (ср. табл. 120). Так, более длинные улицы города вытянуты вдоль склона горы, а короткие, поперечные, превратились в ступенчатые подъемы; так же на гребне скал над городом высится акрополь; но так как, в отличие от Приены, Книд расположен у моря, то агора передвинута к берегу. Гавани, как и в Милете, были включены в кольцо стен, окружавших нижний регулярный город и акрополь. 
 
Рис. 176-177 
 
В плохо изученном Мегалополе центральная часть была раскопана археологами еще в конце прошлого века. Реконструкция была сделана на основе указаний Павсания («Описание Эллады», VIII, 30, 3). Именно по поводу этого города Павсаний упоминает об ионическом типе агоры, характеризуемом непрерывным портиком, окружающим площадь с трех сторон, тогда как с четвертой стороны она примыкает к улице. Данные об основании города, его величине и значении приводятся ниже, в связи с описанием крупнейших общественных зданий Мегалополя — театра и Ферсилиона. Установлено, что центральная часть города, расположенная на берегу реки, противоположном театру и Ферсилиону, несомненно имела правильную геометрическую планировку (см. схему на рис. 176, 177). 
 
Рис. 178 
 
 
К числу регулярных городов несомненно относится также и Олинф, в 348 году до н. э., разрушенный до основания и прекративший свое существование. Новейшие раскопки этого города, еще не законченные и не установившие всех элементов его плана (например, его общественного центра), дали обширный материал по жилищу классической эпохи (стр. 204 и сл.). Этот археологический материал указывает также на то, что, вопреки ранее господствовавшему мнению, Гипподамова система получила значительное распространение еще до эпохи эллинизма (рис. 178, 179). 
 
Рис. 179
 
Таблица 120
 
Таблица 132
 
Таблица 133 
 
 
 
 
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы