1. ПОИСКИ ЛЮБВИ

 
 

Ищет везде, Эпикид, по горам с увлеченьем охотник

Зайца иль серны следов. Инею, снегу он рад. ..

Если б, однако, сказали ему: «Видишь, раненный насмерть

Зверь здесь лежит», — он такой легкой добычи б не

взял.

Так и любовь моя: рада гоняться она за бегущим,

Что же доступно, того вовсе не хочет она.

 
 

2. ИЗМЕНА

 
 

Кикликов стих ненавижу; дорогой идти проторенной,

Где то туда, то сюда толпы бредут, не хочу.

То, что нравится многим, не мило мне; мутную воду

Пить не хочу из ручья, где ее черпают все.

«Ах, как Лисаний красив, ах дружок!» — не успеешь

промолвить,

Ахнет и Эхо: «Ах, друг!» Это другой уж сказал.

 
 

3. СРЕДСТВО ОТ ЛЮБВИ

 
 

Что за чудесное средство нашел Полифем для влюбленных!

Геей клянусь я, Киклоп вовсе не так уже прост.

Делают Музы бессильным Эрота, Филипп, и наука

Лучшим лекарством, поверь, служит от всех его зол.

Думаю я, что и голод, при всей его тяжести, тоже

Пользу приносит одну: он отбивает любовь

К юношам. Вот, что дает нам возможность бороться

с Эротом,

Вот что способно тебе крылья подрезать, шалун.

Мне не страшен ничуть, потому что и то и другое

Средство чудесное есть против тебя у меня.

 
 

4. УЛЕТЕВШАЯ ДУША

 
 

Лишь половина души живет. . . Аид ли похитил

Или Эрот, не дано ведать мне, знаю, что нет!

Снова к мальчишкам она устремилась. О, как же стенал я

Часто: «Беглянки моей, юноши, не принимать!»

У Феотима ищи. Как будто побита камнями,

Вся изойдя от любви, бродит, несчастная, там!

 
 

5. ТОСТ В ЧЕСТЬ ЛЮБВИ

 
 

Снова налей и воскликни: «Мы пьем за Диокла!»

Заздравных

Чаш в застолье моем знать не хотел Ахелой.

«Юноша мил и красив, Ахелой, а кто не согласен —

Что же, пускай я один буду знаток красоты!»

 
 

6. МОЛЬБА К ЗЕВСУ

 
 

Смуглый меня Феокрит ненавидит. . . Четырежды, Отче

Зевс, ненавидь ты его. . . Если полюбит — люби!

Ведь с Ганимедом кудрявым и ты был, всевышний

властитель,

Некогда. . . О, никогда слова о том не скажу!

 
 

7. БЕДНОСТЬ - ПОМЕХА ЛЮБВИ

 
 

Пусто в моем кошельке, я знаю. . . Да только, Менипп мой,

Ради Харит, не болтай мне про мои же мечты!

Ранит меня даже слово об этом — и больно и горько...

Вот и замучаешь ты до смерти нашу любовь!

 
 

8. ЖАЛОБА У ДВЕРЕЙ

 
 

Если по собственной воле пришел я, Архин, к твоей двери,

Сколько захочешь, брани, но коль позвал, то впусти!

Путь указал мне Эрот и чистого Вакха бокалы.

Первый меня потащил, ум мой похитил второй.

Имя ничье не назвал я, придя, но коснулся губами

Двери твоей. Виноват, ежели в этом вина.

 
 

9. ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ

 
 

Паном клянусь, лишь пепел остался во мне, только пепел!

Но Дионисом клянусь: тлеет под пеплом огонь.

Где же решимость моя? Обнимать меня больше не надо:

Часто спокойный поток стены смывает плотин.

Вот и теперь, Менексен, я боюсь, как бы страсть

не решилась,

Путь обиходный найдя, в душу проникнуть мою.

 
 

10. УДАЧА

 
 

«Ведь не уйдешь, беги, Менекрат!» — сказал я в двадцатый

День Панема, и в день Лоя десятый сказал

То же. . . Но шел бычок под ярмо послушно. . .

Гермес мой! Боже! Двадцать ведь дней я наслаждался, Гермес!

 
 

11. КЛЯТВЫ В ЛЮБВИ

 
 

Клялся не раз Каллигнот Иониде, что в жизни ни друга

Он, ни подруги иной больше не будет любить.

Клялся — но, видно, правдиво то слово о клятвах

любовных,

Что не доходят они вовсе до слуха богов.

Нынче он к юноше страстью пылает: о ней же, несчастной,

Как о мегарцах, совсем нет и помину с тех пор.

 
 

12. СТРАДАНИЯ ЛЮБВИ

 
 

О, Клеоник фессалиец! Увы тебе — солнцем клянуся,

Не узнаю я тебя, жалкий, что сталось с тобою?

Кожа да кости остались одни. Неужто мой демон

Мучит? Иль жребий такой выпал тебе от богов?

А. . . понял я: тебя Евксифей похитил! Красавца

Как только ты увидал, сразу, несчастный, пропал.

 
 

13. ПРИМЕТЫ ЛЮБВИ

 
 

Рану глубокую гость скрывает. . . Смотри, как он дышит

Тяжко, как больно ему. .. Третью подносит к устам

Чашу. Как алчно он пьет — и вплетенной в зеленые стебли

Розы летят лепестки. Так он поник головой.

О, как иссох он.,. Клянусь, я теперь проник в его тайну.

Всем ведь известно, что вор вора найдет по следам!

 
 

14. ДАР ДЕВУШКИ

 
 

Я — обомшелый моллюск, Зеферита, в святилище новом,

Первый Селены дар в храм, о Киприда, тебе.

Плыл я в волнах, ракушка, и ветер соленый далеко

Путь мне держать помогал, в кожицу-парус толкал.

Если ж Галена, богиня блестящая, правила в море,

Ножками греб я с трудом, я — соименник Арго.

Вот и пристал я к песку Иулиды — потом, Арсиноя,

Стал и забавой смешной я на твоем алтаре.

Даже гнезда для себя гальциона влажная в створках

Вить не стала, ведь я был бездыханен и мертв.

К дочке же Клиния будь благосклонна! Она с Эолиды,

В Смирне живет и всегда в жертвах была так щедра!

 
 

15. НОВАЯ ХАРИТА

 
 

Четверо стало Харит, ибо к трем сопричислена прежним

Новая ныне, и вся благоухает она.

То — Береника, всех прочих своим превзошедшая блеском

И без которой теперь сами Хариты ничто.

 
 

16. МОЛЬБА ОБ ИСЦЕЛЕНЬИ

 
 

Двадцатифитильный светильник Каллистион, дочка

Клития, здесь принесла богу Канопскому в дар.

Молит она за дитя свое. Ты ж невольно воскликнешь,

Видя сиянье мое; «Геспер, когда ты упал?»

 
 

17. ПРИНОШЕНИЕ СЕРАПИСУ

 
 

Менит из Дикта в храме сложил свои доспехи

И молвил: «Вот, Серапис, тебе мой лук с колчаном:

Прими их в дар. А стрелы остались в гесперитах».

 
 

18. ДАР МАТЕРИ ИРИНЫ

 
 

Фалеса дочь Эсхилида стоит здесь во храме Исиды

дщери Инаха. Таков был материнский обет.

 
 

19. ДЕМЕТРЕ — ТИМОДЕМ

 
 

Владычице Деметре,

Царящей в храме пилском —

Том, что воздвигнул Акрисий, правитель народа пеласгов

Тимодем, ей и дщери

Подземной посвящает

В дар десятину доходов, полученных им, навкратийцем.

 
 

20. АФРОДИТЕ — СИМОНА

 
 

Свое изображенье

Симона Афродите преподносит

И вместе ту повязку,

Которая ей груди целовала,

И факелы и тирсы,

С которыми в горах она блуждала.

 
 

21. АРТЕМИДЕ — ФИЛАРЕТА

 
 

Здесь, Артемида, тебе эта статуя — дар Филареты.

Ты же, подарок приняв, деве защитницей будь!

 
 

22. ДАР ГЕРАКЛУ

 
 

Вепря и льва погубитель, ветвь дуба тебе посвящаю.

— Кто ты? — Архином зовусь. — Родом? --

С Крита. — Беру!

 
 

23. ИЛИФИИ—ЛИКОНИДА

 
 

Вновь ты на зов Ликониды приди, Илифия! И роды

Легкие ей ниспошли, крепким пусть будет дитя.

Дар мой, богиня, прими за дочку, а мальчика ради

Благоуханный твой храм снова подарком почту.

 
 

24. АСКЛЕПИЮ — АКЕСОН

 
 

Все, что Асклепий, тебе Акесон обещал, умоляя

Жизнь Демодики спасти, милой супруги своей,

Все он принес. Ну, а если забыл ты и требуешь снова,

Вот тут табличка гласит: выполнил он свой обет.

 
 

25. ДИОСКУРАМ — ЕВЕНЕТ

 
 

Здесь посвятил меня Евенет, как он утверждает, —

Сам я не знаю того, я ведь лишь медный петух, —

В дар Тиндарея сынам, ему даровавшим победу.

Верю, ведь Федра он сын, — внук Филоксена. Ступай!

 
 

26. МУЗАМ — СИМ

 
 

Сим, сын Микка, просил, в дар Музам меня отдавая,

Помощь в ученьи себе. Муз были щедры дары:

Главку подобно, за маленький дар получил он великий.

Маска Диониса — я здесь постоянно вишу.

Рот раздирает зевота, подобно самосскому богу,

Слушаю лепет детей: что-то про локон твердят.

 
 

27. ДИОНИСУ — АГОРАНАКТ

 
 

Странник, Агоранакта свидетеля видишь победы,

С Родоса родом он был; подлинным комиком стал!

Маска Памфила — я, но нимало любви не внушаю:

Сморщен как фига лицом, плошкой Исиды гляжу.

 
 

28. ДИОСКУРАМ — ЕВДЕМ

 
 

Эта солонка Евдема; хоть соли совсем в ней немного,

С ней он сумел избежать бурь неизбежных долгов.

Самофракийским богам посвятил он ее по обету:

«Соли владыки, вот вам соль за спасенье мое!»

 
 

29. ЭПИТАФИЯ ОТЦУ

 
 

Кто бы ты ни был, прохожий, узнай: Каллимах из Кирены

Был мой родитель, и сын есть у меня Каллимах.

Знай и о них: мой отец был начальником нашего войска,

Сын же искусством певца зависть умел побеждать.

Не удивляйся, — кто был еще мальчиком Музам приятен,

Тот и седым стариком их сохраняет любовь.

 
 

30. АВТОЭПИТАФИЯ

 
 

Баттова сына могилу проходишь ты, путник. Умел он

Песни слагать, а подчас и за вином не скучать.

 
 

31. ЭПИТАФИЯ ХАРИДАНТУ

 
 

— Здесь погребен Харидант? — Если сына киренца Аримны

Ищещь, то здесь. — Харидант, что там скажи, под

землей?

— Очень темно тут. — А есть ли пути, выводящие к небу?

— Нет, это ложь. — А Плутон? — Сказка. — О горе

же нам!

— Этот рассказ мой правдив. Ну, а если все же ты хочешь

Слышать приятное, знай: грош всего стоит тут бык.

 
 

32. ЭПИТАФИЯ БАСИЛО

 
 

Утром мы с Меланиппом прощались. А с солнца заходом

Встретила смерть Басило, жизни лишивши себя.

Девушке было невмочь на костер внести братнее тело.

Горе двойное вошло в дом Аристиппа отца.

Горько Кирена рыдала, и трудно было не плакать,

Видя такую семью, ставшей бездетной теперь.

 
 

33. ЭПИТАФИЯ ТИМАРХУ

 
 

Если в Аиде ты станешь искать Тимарха, пытаясь

Выведать там о душе иль о себе что-нибудь,

Ты позови Павсания сына из Птолемеевой филы,

И уж, конечно, его в сонме блаженных найдешь.

 
 

34. ЭПИТАФИЯ ГЕРАКЛИТУ

 
 

Кто-то сказал мне о смерти твоей, Гераклит, и заставил

Тем меня слезы пролить. Вспомнилось мне, как с тобой

Часто в беседе мы солнца закат провожали. Теперь же

Прахом ты стал уж давно, галикарнасский

мой друг!

Но еще живы твои соловьиные песни; жестокий,

Все уносящий Аид рук не наложит на них.

 
 

35. ЭПИТАФИЯ ФЕРИДУ

 
 

Немногословен был гость, и поэтому стих мой короток:

Сын Аристея Ферид, с Крита, достаточно слов.

 
 

36. АСТАКИДУ

 
 

Пасшего коз Астакида на Крите похитила нимфа

Ближней горы, и с тех пор стал он святым, Астакид.

В песнях своих под дубами диктейскими уж не Дафниса,

А Астакида теперь будем мы петь, пастухи.

 
 

37. ЭПИТАФИЯ КРЕФИДЕ

 
 

Девушки Самоса часто душою скорбят по Крефиде,

Знавшей там много, о чем порассказать, пошутить,

Словоохотливой милой подруге.

Теперь почивает В этой могиле она сном неизбежным для всех.

 
 

38. ЭПИТАФИЯ УТОНУВШЕМУ

 
 

Лик наксосец погиб, увы, не на суше, в открытом

Море зыбучем ладью вместе с душою сгубил.

Вез он с Эгины товар, а ныне лежит он в пучине

Мертвый. Я же — не прах, имя одно лишь храню.

Подлинно стих мой правдив: «От моря подальше

держитесь,

Если Козлята зайдут зимние бури суля».

 
 

39. ЭПИТАФИЯ КИМОНУ

 
 

Все, кто мимо идете элидского Кимона стелы,

Знайте, что Гиппия сын здесь перед вами лежит.

 
 

40. ЭПИТАФИЯ ТИМОНОЕ

 
 

«Здесь Тимоноя лежит». Какая? Клянусь, не узнал бы;

Но возвещает плита, что Тимофеева дочь,

Что из Мефимны она. . . Тут только я понял, Евфимен,

— Вдовым оставшийся муж, как же ты должен

скорбеть!

 
 

41. ЭПИТАФИЯ САОНУ

 
 

Здесь почивает Саон, сын Дикона, аканфянин родом.

Сон добродетельных свят, — мертвыми их не зови.

 
 

42. ЭПИТАФИЯ МЕНЕКРАТУ

 
 

О, Менекрат, из энийцев отменный, ты прожил так мало!

Что же, скажи не тая, рано сгубило тебя?

То же ли самое, что и кентавров? — «Увы! Роковому

Было причиною сну тоже виною вино.»

 
 

43. ЭПИТАФИЯ КРИТИЮ

 
 

Если ты в Кизик придешь, то сразу отыщещь Гиппака,

Как и Дидиму; ведь их в городе знает любой.

Вестником горя ты будешь для них, но скажи, не скрывая,

Что подо мной погребен Критий, любимый их сын.

 
 

44. ЭПИТАФИЯ ХАРМИДУ

 
 

Может ли кто наверное знать наш завтрашний жребий?

Только вчера мы тебя видели с нами, Хармид.

С плачем сегодня тебя мы земле предаем.

Тяжелее Здесь Диофанту-отцу уж не изведать беды.

 
 

45. ЭПИТАФИЯ УТОНУВШЕМУ

 
 

Если бы не было быстрых судов, то теперь не пришлось бы

Нам горевать по тебе, сын Диоклида, Сопол.

Носится тело твое по волнам, а могила пустая,

Мимо которой идем, носит лишь имя твое.

 
 

46. ЭПИТАФИЯ НИКОТЕЛЮ

 
 

Сына двенадцати лет Филипп отец положил здесь.

Звался он Никотель. Много надежд подавал.

 
 

47. ЭПИТАФИЯ МИКИЛУ

 
 

Скромно и скудно я прожил, однако постыдным поступком

Не обижал никого. Просьба тебе, о Земля!

Ты и все божества, которым подвластен я, в тягость

Станьте моим костям, зло коль одобрил Микил.

 
 

48. ЭПИТАФИЯ ЖРИЦЕ

 
 

Жрицей Деметры я некогда славилась, жрицей Кабиров,

Диндимене я служила.

Прахом я стала, старуха...

Дев наставница юных и невинных!

Двух сыновей родила славных. Сладким сном старуха

Здесь уснула. Ступай же с миром, странник!

 
 

49. ЭПИТАФИЯ ЭСХРЕ

 
 

Эсхре фригиянке в дар, кормилице доброй, покоя

Старость прекрасную, Микк в честь ее славных заслуг

Это надгробье воздвиг. Да увидят и дети и внуки,

Что и кормилицы грудь он по-сыновному чтил.

 
 

50. ЭПИТАФИЯ УТОНУВШЕМУ

 
 

Кто ты, скиталец, погибший в волнах? Твое тело Леонтих

На побережье найдя, в этой могиле зарыл,

Плача о собственной доле, — и сам ведь не зная покоя,

Чайкою всю свою жизнь носится он по морям.

 
 

51. ЭПИТАФИЯ МИЗАНТРОПУ

 
 

Тимон, ты умер, — что ж лучше тебе или хуже в Аиде? —

Хуже: Аид ведь куда больше людьми населен.

 
 

52. ТО ЖЕ

 
 

Не говори мне «Привет». Злое сердце, ступай себе мимо.

Лучший привет для меня, коль не приблизишься ты.

 
 

53. ЭПИТАФИЯ КЛЕОМБРОТУ

 
 

Солнцу сказавши «прости», Клеомброт амбракиец внезапно

Кинулся вниз со стены прямо в Аид. Он не знал

Горя такого, что смерти желать бы его заставляло:

Только Платона прочел он диалог о душе.

 
 

54. СОВЕТ ПЕРЕД ЖЕНИТЬБОЙ

 
 

Из Атарнея пришел в Митилену неведомый странник.

Сыну Гиррадия он задал Питтаку вопрос:

«Старче премудрый, скажи: двух невест я держу на

примете,

Родом своим и добром первая выше меня,

Вровень вторая со мной; которой отдать предпочтенье?

С кем отпраздновать брак? Дай мне разумный совет».

Поднял Питтак, отвечая, свой посох, оружие старца:

«Видишь мальчишек вдали? Вняв им, узнай обо всем».

Верно: мальчишки гурьбою на широком тройном перепутье

Метким ударом хлыстов гнали свои кубари.

«Следуй за ними!» — промолвил Питтак. И странник

услышал:

Мальчику мальчик сказал: «Не за свое не берись!»

Слыша такие слова, оставил мечты о чрезмерном

Гость, в ребячьей игре остережению вняв;

И как на ложе свое возвел он незнатную деву,

Так и ты, мой Дион, не за свое не берись!

 
 

55. НА ПОЭМУ КРЕОФИЛА

 
 

Труд Креофила, в чьем доме божественный принят когда-то

Был песнопевец, скорблю я о Еврита судьбе,

О златокудрой пою Иоле. Поэмой Гомера

Даже слыву. Велика честь Креофилу, о Зевс!

 
 

56. НА ПОЭМУ АРАТА

 
 

Вот и напев и стиль Гесиода! Нашел здесь Солиец

Вовсе не худший пример. Лучшей, как кажется мне,

Сладостней песни не сыщешь, и смело твержу я повсюду:

Слава точеным стихам — бденью Арата плодам!

 
 

57. ПОЭТУ ФЕЭТЕТУ

 
 

Чистой тропой прошел Феэтет. И пускай ему этим

Самым путем до сих пор, Вакх, не дается твой плющ,

Пусть на короткое время других прославляет глашатай, —

Гений его прославлять будет Эллада всегда.

 
 

58. СОСТЯЗАНИЕ ПОЭТОВ

 
 

Сколь молчалив, о Дионис, поэт, одержавший победу!

Он всего лишь одно слово «победа» твердит.

Тот же, которого ты обделил своим вдохновеньем,

Стонет и всем говорит: «Горе постигло меня».

Пусть таковой будет речь у того, кто в стихах неискусен.

Мне, о владыка, пошли речь покороче всегда.

 
 

59. МНИМЫЕ ДРУЗЬЯ

 
 

Счастлив был древний Орест! При всем тяжелом безумьи

Этим недугом совсем он не страдал, о Левкар.

Не подвергал испытанью фокейского друга, желая

Дружбу проверить, начни драму он ставить свою.

Знал, что лишился бы друга. Я, безумец, сделал такое;

И у меня уже нет многих Пиладов моих.

 
 

60. ГЕРОЙ

 
 

Тут, в Амфиполе, в малой прихожей Эетиона

Я, хранитель Герой, сам малорослый стою.

Меч держу я в руках и змею, что кольцами вьется.

В гневе на всадника, бог пешим поставил меня.

 
 

61. АРТЕМИДЕ — ЭХЕММ

 
 

Кинфские козы, смелей! Артемиде Ортигии стрелы

Отдал Критский Эхемм вместе с колчаном своим.

Горы от вас очищал он. Теперь же вы отдохните!

В горы мир принесла, козы, богиня для вас.

 
 

62. ЭПИТАФИЯ ЭРАСИКСЕНУ

 
 

Пьяницу Эрасиксена винные чаши сгубили:

Выпил несмешанным он сразу две чаши вина.

 
 

63. БЕЗЖАЛОСТНОЙ ГЕТЕРЕ

 
 

Пусть и тебе также спится, Конопион, как на холодном

Этом пороге ты спать здесь заставляешь меня!

Пусть и тебе также спится, жестокая, как уложила

Друга ты. Даже во сне жалости нет у тебя.

Чувствуют жалость соседи, тебе ж и не снится.

Но скоро, Скоро, смотри, седина это припомнит тебе.

 
 

Фрагменты эпиграмм

 
 

64

 
 

...Не сам ли

Мом написал на стене: «Кронос — великий мудрец?»

Ну, посмотри на ворон. Они каркают всюду по крышам:

«Как же все это сошлось? Дальше же будем мы как?»

 
 

67. НА «ЛИДУ» АНТИМАХА

 
 

«Лида» — книга эта тучна, неотделана вовсе.

 
 

68

 
 

С Хиоса плывут толпою, всех эгейских рассекая влагу волн,

Амфоры. Преизобильно цвет душистый лоз лесбосских

к нам летит.

 
 

69

 
 

О ладья, ты у меня сладостный жизни свет

Унесла. Зевсу взмолюсь, гавань хранящему!

 
 

70

 
 

Дева заперта в доме,

Брак сулит ей родитель —

Ей же брачные речи

Словно смерть ненавистны!

 
 

КАЛЛИМАХ (305-240, г. Кирена)

 
 

1. Широко распространенный мотив: «Охотник бегущего зайца |С песнею гонит в снегу, а лежачего трогать не хочет. | Вот такова и любовь. . .» (Гораций, Сатиры, I, 2, 105 и след.).

 
 

2. Кикликов стих — произведения современных Каллимаху подражателей Гомера.

 
 

3. Одноглазый великан (киклоп) Полифем полюбил морскую богиню Галатею. С помощью песни он исцелился от своей страсти (Феокрит, Идиллия, XI). Филипп — известный александрийский врач, друг Каллимаха. Ст. 3 — неточный перевод, так как в оригинале говорится не о науке, а о мудрости (софия), одинаково необходимой в поэзии и искусстве. Бедность поэта — обычный поэтический образ, возникший на философской идее противопоставления духовных и материальных ценностей.

 
 

5. По обычаю, во время пира провозглашавший здравицу кому-либо, выплескивал на пол немного чистого, т.е. несмешанного с водой вина и громко называл имя своего адресата. Поэт обыгрывает имя «Ахелой» в качестве собственного имени прислужника-раба и названия реки. Таким образом, в первой строке говорится иносказательно о воде, в третьей содержится упрек рабу, который не может понять и оценить красоту.

 

6. Адресат шутки, вероятно, поэт Феокрит. Ганимед (миф.) — маленький сын троянского царя. Зевс, приняв облик орла, похитил Ганимеда и унес на Олимп, где тот прислуживал богам на пирах.

 

7. Ст. 2: поговорка в значении «ученого учить, только портить».

 

8. Эпиграмма была обнаружена в Риме на стене дома на Эсквилинском холме.

 

10. Панем и Лой — название месяцев по принятому в Египте македонскому календарю. Ст. 3: «Бык (идет) под ярмо» — поговорка типа «Пустить козла в огород».

 

11. Ст. 2: широко распространенный в античной поэзии мотив: «... но что женщина в страсти любовнику шепчет, | В воздухе и на воде быстротекущей пиши!» (Катулл, 70, 3). Ст. 6: мегарцы спросили у дельфийского оракула, какой город может быть могущественнее Мегар. Оракул возвестил, что они ни первые, ни третьи и даже ни двенадцатые, т. е. их даже во внимание принимать не стоит. Отсюда — крылатое выражение.

 

13. См.: Асклепиад, № 18. На пирах первую чашу осушали во славу Зевса Олимпийского, вторую — в честь героев, третью — за Зевса Спасителя. Ст. 6: поговорка типа «Рыбак рыбака видит издалека».

 

14. Селена, дочь Клиния из г. Смирны (М. Азия), посвятила свой дар в храм Афродиты на полуострове Зефирии (Сев. Африка), где богиня почиталась под именем царицы Арсинои Зефириты. «Моллюск» — большая морская раковина или же какое-либо диковинное морское животное типа помпила, т. е. рыбы-лоцмана (см.: Плиний, Естественная история, 9, 88). Галена — божество спокойного моря. Иулида — город на о. Кеосе. Гальциона — морская птица.

 

15. Надпись к статуе соотечественницы Каллимаха Береники, дочери правителя Кирены Мага, ставшей в 246 г. женой Птоломея III Евергета (247-222).

 

16. В городе Канопе, близ Александрии, в храме Сераписа последний почитался как бог-целитель. Геспер — вечерняя звезда (Венера).

 

17. Дикт — город на Крите. Критяне славились как лучники. Геспериты — жители киренского города Гесперида. Усеченный ямбический диметр.

 

18. С греческой Ио, дочерью Инаха и возлюбленной бога Зевса, отожествлена египетская богиня Исида.

 

19. Пильский храм богини Деметры и ее дочери Персефоны в Фермопилах. Навкратис — город в дельте Нила.

 

20. Симона была среди вакханок на празднике Диониса. Тирс — атрибут вакханок — жезл, обвитый виноградной лозой.

 

25. Петух — символ храбрости. Кастор и Полидевк, сыновья Тиндарея или Зевса, считались покровителями кулачных бойцов.

 

26. Маленький Сим принес в школу и положил на алтарь Диониса маску бога, от имени которого сочинена эпиграмма. Главк, союзник троянцев, встретясь с Диомедом, обменял свои золотые доспехи на медные (Илиада, VI, 236 и след.). На о-ве Самосе Диониса почитали как «Зевающего» бога. Сквозь сон Дионис слушает как дети заучивают наизусть стихи из трагедии Еврипида «Вакханки». Пенфей грозит Дионису: «Во-первых, локон нежный остригу» (ст. 494).

 

27. Актер Агоранакт, как рассказывает маска, победил на состязаниях, выступая в роли влюбленного юноши Памфила (комедия Аполлодора «Свекровь»). Дионису, покровителю драматических состязаний, он посвятил маску, которая изношена настолько, что сравнивается со сморщенной смоквой и с дешевым глиняным светильником, на котором грубо отштамповано изображение Исиды.

 

28. Самофракийские божества: Самофракия — остров в Эгейском море, знаменитый культом и мистериями древних божеств плодородия и мореплавания кабиров. Ст. 4: непереводимая игра слов, так как в греческом языке слова «соль» и «море» — омонимы.

 

30. Стихотворение, возможно, завершало сборник Каллимаха.

 

31. С могильной стелой или изображением на ней беседует путник. Плутон — Аид. Ст. 6: поговорка; ее смысл в эфемерности земных ценностей в стране мертвых.

 

32. На киренских монетах (325-300 гг.) обнаружены изображения Меланиппа и Аристиппа.

 

33. Философа Тимарха Александрийского упоминает Диоген Лаэртий (VI, 95).

 

34. Поэт Гераклит из Галикарнасса (см. с. 87) — друг Каллимаха (Диоген Лаэртий, IX, 17); «Соловьи» — возможное название поэтического сборника поэта.

 

35. Овидий обыграл эту эпиграмму в элегии на смерть попугая (Любовные элегии, II, 6, 59-60).

 

36. Дикта — гора на востоке Крита, в одной из пещер которой родился Зевс. Дафнид (Дафнис) (миф.) — божественный пастух.

 

38. Наксос — самый большой из Кикладских островов Эгейского моря. Эгина — остров в Сароническом заливе между Арголидой и Аттикой. Заход созвездия Козлят приходится на 22-23 декабря.

 

39. Элида — область и город на Пелопоннесе. В оригинале — «Алея», аркадский город там же.

 

40. Мефимна — город на Лесбосе.

 

41. Аканф— город на полуострове Халкидике.

 

42. Энос — город во Фракии. Рассказчик, вероятно, Аид. Когда на свадьбе лапифа Перифоя перепились приглашенные в гости кентавры, Евритион «от пьянства там первый плачевную встретил погибель» (Одиссея, XXI, 295).

 

43. Кизик — город на полуострове в Пропонтиде.

 

48. Богиня Диндимена (Кибела, Рея) имела храм на горе Диндим во Фригии. Покойная, возможно, возглавляла какое-то культовое женское объеднение.

 

51-52. Тимон Афинский по прозвищу Мизантроп (Человеконенавистник) — историческое лицо (конец V в.).

 

53. Амбракия — город в Акарнании (Средняя Греция). О душе — диалог Платона «Федон». «Прыжок Клеомброта» — крылатое выражение для обозначения бессмысленного поступка. Каллимах иронизирует над учением о бессмертии души.

 

54. Атарней — город в Малой Азии, лежащий напротив Митилены на о-ве Лесбосе; правителем (тираном) Митилены около 600 г. был Питтак. Ст. 12: мальчик хотел подхлестнуть чужой кубарь.

 

55. Креофил — эпический поэт VII в., автор несохранившейся поэмы «Взятие Эхалии». Его называют зятем, другом и наследником Гомера. Геракл разрушил г. Эхалию в Фессалии, убил его правителя Еврита и увез дочь Еврита Иолу.

 

56. Эпический поэт VII в. Гесиод был очень популярен среди поэтов III в. до н. э.; многие ему подражали. Солы — киликийский город, родина Арата, автора знаменитой поэмы о небесных явлениях «Феномены».

 

57. Поэт Феэтет известен только по стихам в антологии. Вероятно, он потерпел поражение на состязаниях на празднике Диониса, где победителя увенчивали плющом.

 

59. Каллимах иронизирует над собственными драматургическими опытами. Орест (миф.) — сын Агамемнона, предводителя греческого войска в походе на Трою, убитого женой и ее любовником в день возвращения. Отомстив убийцам, Орест сошел с ума (Еврипид). Пилад — сверстник и друг Ореста.

 

60. Надпись к крошечному изображению хранителя дома. Амфиполь — город в Македонии. В оригинале последней строки отсутствует слово «бог»; сказано, что хозяин, не пожелав ставить изображение всадника, предпочел пешего хранителя (меня).

 

61. Кинф — гора на острове Делосе (Ортигия). В храм Артемиды посвятил колчан со стрелами охотник.

 

62. Псевдоэпитафия едва ли принадлежит Каллимаху.

 

63. Авторство Каллимаха оспаривается. Конопион «Комарик» — скорее прозвище, чем собственное имя гетеры. По форме это серенада у закрытой двери (см.: Асклепиад, № 12).

 

Фрагменты эпиграмм

 
 

64. Мом — сын Ночи, демон злословия. Прозвище «Кронос», т. е. отец Зевса, было дано современниками философу Диодору Ясосскому (Диоген Лаэртий, II, 111).

 

67. «Лида» — сборник элегий Антимаха Колофонского.

 

68. Усеченный трохаический пентаметр.

 

69. «Свет унесла» — об отъезде друга поэта, т. е. эпиграмма в форме песни-напутствия.

 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы