Начало правления Ивана IV. Подходило к концу правление Василия III. Он умер в 1533 г., оставив наследником трехлетнего сына Ивана при регентше-матери Елене Васильевне (из рода князей Глинских). Вскоре, пять лет спустя, великий князь потерял и родительницу. Правитель-мальчик, наделенный умом смышленым, насмешливый и ловкий, с ранних лет чувствовал себя сиротой, обделенным вниманием. Окруженный пышностью и раболепием во время церемоний, в повседневной жизни во дворце он тяжело переживал пренебрежение бояр и князей, равнодушие и обиды окружающих. К этому прибавилась ожесточенная борьба за власть боярских группировок Глинских и Бельских, Шуйских и Воронцовых. Позднее, уже в зрелые годы, царь Грозный не мог забыть свои детские невзгоды: «Бывало мы играем в детские игры, а князь Иван Васильевич Шуйский сидит на лавке, опершись локтем на постель нашего отца и положив ногу на стул, а на нас и не смотрит».

     Одни из бояр (Глинские, Бельские) проводили политику ограничения власти наместников и волостей — представителей центра в уездах и волостях; еще при Елене Глинской была введена единая общерусская монета — серебряная копейка, заменившая многочисленные деньги удельных земель. Другие (Шуйские), наоборот, выступали за усиление позиций феодальной аристократии (раздача земель, привилегий, налоговых и судебных, боярам, монастырям). К власти приходила то одна, то другая группировка. Менялся и духовный владыка — митрополит, глава русской православной церкви: на место Даниила на митрополичий престол сел (1539 г.) Иоасаф, троицкий игумен, близкий Бельским; затем новгородский архиепископ Макарий, поддержанный Шуйскими. Придворные пертурбации сопровождались интригами и казнями. «Боярское правление» (1538—1547 гг.) надолго запомнилось русским людям беззастенчивым расхищением казны, раздачей должностей «своим людям», расправами, разбоями.
     В такой обстановке рос великий князь. Уже в те годы в его характере формируются непривлекательные черты: пугливость и скрытность, мнительность и трусливость, недоверчивость и жестокость. Наблюдая сцены междоусобий и расправ, он и сам, взрослея, входит во вкус — отдает, например, своим псарям приказ затравить неугодного ему князя Андрея Шуйского.
     Молодого великого князя возмущали неправедные дела бояр в городах и волостях — захваты крестьянских земель, взятки, судебные штрафы и пр. От их лихоимства страдали «черные люди» — крестьяне и ремесленники, и, главное (в глазах Ивана IV), — казна, порядок и спокойствие в государстве.
     Венчание на царство. Борьба бояр и княжат за власть продолжалась. Шуйских сменили Воронцовы и Кубенские, а их — Глинские, родственники великого князя по матери. Распри вельмож-правителей, разгул и притеснения вызвали общее недовольство крестьян, посадских людей, дворян, значительной части боярства и духовенства. С надеждой многие смотрели на Ивана IV. Когда он вошел в «возраст», его венчали на царство. В январе 1547 г., когда Ивану было 16 лет, его короновали в Успенском соборе Московского Кремля. По «чину венчания», составленному митрополитом Макарием, убежденным сторонником единодержавия московского государя, Иван Васильевич стал именоваться «царем и великим князем всея Руси». Его власть, как подчеркивалось, имеет божественное происхождение. Тем самым повышался авторитет российского правителя, род которого, как тогда считали московские политики, восходит к Августу, преемнику Юлия Цезаря. От имени последнего идет и титул «царь».
     В следующем месяце молодой царь женился на Анастасии Романовне Юрьевой, дочери окольничьего Романа Юрьевича Захарьина-Юрьева. Новые родственники царя, появившиеся при дворе и получившие высокие чины и должности, митрополит Макарий, их сторонники из бояр и князей вскоре объединились против Глинских, возглавивших правительство. Представился и подходящий случай.
     Летом 1547 г. в Москве вспыхнуло восстание. 21 июня огромный пожар почти дотла спалил деревянную столицу — сгорело 25 тысяч дворов, остались без крова 80 тысяч москвичей, почти все ее население, 1700 человек погибли. Начавшиеся эпидемия и голод косили людей. Проползли слухи: «Москву-де подожгли Глинские, а бабка царя Анна Глинская колдовала: вынимала сердца человеческие и клала их в воду да тою водою, ездя по Москве, кропила, и оттого Москва выгорала». Подобный оборот событий оказался выгоден для Захарьиных и их сторонников.
     Падение правительства ускорило выступление простых москвичей. 26 июня они собрались на вече, и по его решению восставшие двинулись в Кремль, схватили и убили одного из Глинских — дядю царя боярина князя Юрия Васильевича, его брат Михаил Васильевич Глинский успел бежать из столицы. Дворы ненавистных правителей подверглись разгрому.
     Царь Иван, уехавший из-за пожара из Москвы, отсиживался в подмосковном селе Воробьеве (на Воробьевых горах). Сюда 29 июня явились восставшие, вооруженные чем попало, и потребовали у царя отдать им на расправу Анну и Михаила Глинских. Иван уговаривал прекратить восстание, уверял, что Глинских у него нет. Москвичи, поверив ему, ушли в город. Восстание вскоре утихло. Память о нем Иван IV сохранил на всю жизнь:
     — От этого вошел страх в душу мою и трепет в кости мои, и смирился дух мой.
     Восстание привело к падению правительства Глинских и приходу к власти Захарьиных.
     Реформы Избранной рады. К концу 40-х гг. при молодом царе складывается кружок придворных деятелей, которым он доверяет ведение государственных дел. Это новое правительство позднее князь Андрей Курбский назвал «Избранной радой» (рада — совет при монархе). По сути дела, это была так называемая Ближняя дума, составленная из особо приближенных к царю членов «большой» Боярской думы. Главную роль играли в ней Алексей Федорович Адашев, из богатых костромских дворян, постельничий царя, ставший его волей думным дворянином (третий чин в Боярской думе после боярина и окольничего), а также глава Посольского приказа (министерство иностранных дел XVI — XVII вв.) Иван Михайлович Висковатый, думный дьяк (четвертый думский чин), духовник царя Сильвестр, несколько знатных князей и бояр.
     ...Конец февраля 1549 г. удивил москвичей пышным и торжественным действом: по улицам, прилегающим к Кремлю, в красивых каретах, возках, на лошадях, украшенных богатой сбруей, в царский дворец съезжались, пробираясь через толпы народа, бояре и столичные дворяне, иерархи и дьяки. Их собрание, названное современниками «Собором примирения», услышало упреки монарха в насилиях и поборах времени его малолетства, когда бояре, «аки звери лютые, все делали по своему хотению». Впрочем, Иван Васильевич от гневных упреков перешел к делу: призвав всех к совместной работе, объявил о необходимости и начале реформ.
     Согласно программе, намеченной этим первым в истории России Земским сбором, т. е. представительным органом при царе, начали с преобразований военных. Согласно приговору 1550 г., запретили местнические споры между воеводами во время походов; все они, в соответствии со строгим распорядком, подчинялись первому воеводе большого полка (войско обычно делилось на полки: большой (главная часть войска), передовой (авангард), правой руки (правый фланг), левой руки (левый фланг), сторожевой (арьергард).), т. е. главнокомандующему. В том же году появляется войско из стрельцов — воинов, вооруженных не только холодным оружием, как дворянская конница, но и огнестрельным (пищали; предшественников стрельцов звали пищальниками). В отличие от дворянского войска, которое созывали как ополчение в случае необходимости, стрельцы служили постоянно, получали обмундирование, денежное и хлебное жалованье.
     По Судебнику 1550 г., заменившему старый кодекс Ивана III, ликвидировали привилегию монастырей не уплачивать подати в казну, запретили превращать в холопов детей боярских, из дворянского сословия. Затруднялся переход крестьян от одного владельца к другому в Юрьев день путем увеличения размера взимаемого с них пожилого. Новый кодекс законов усиливал контроль над судебной деятельностью наместников и волостелей в городах, уездах и волостях: наиболее важные дела стали решать в Москве царь и Боярская дума; на местах же за судебным разбирательством наблюдали старосты и целовальники (выборные люди из местных посадских людей и черносошных (свободных крестьян).
     Церковный собор 1551 г. принял Стоглав — сборник решений собора в виде ста глав-статей из ответов на вопросы царя Ивана о церковном «строении». Он укреплял дисциплину, регламентировал церковную жизнь — службы и обряды в храме, бытовые стороны монастырского и церковного обихода. Но намерения царя конфисковать земли церкви и монастырей на соборе одобрены не были.
     В середине века правительство организовало описание земель, ввело определенную единицу поземельного налога — большую соху. Одинаковую сумму брали с 500 четвертей (четверть — половина десятины.) «доброй» (хорошей) земли в одном поле с черносошных крестьян; с 600 четвертей — с церковных земель; с 800 четвертей — со служилых феодалов (помещиков и вотчинников).
     Важные реформы были проведены в центральном и местном управлении. В Москве складывается система приказов — бояре и дьяки управляли разными делами: Посольский — внешними связями с окрестными государствами; Разрядный — дворянским войском, назначал воевод в полки, города, руководил военными действиями; Поместный — наделял землями служилых людей; Стрелецкий — ведал стрелецким войском; Разбойный — судом над «лихими людьми»; Большой Приход — сбором общегосударственных налогов; Ямской — почтовой службой (ямская гоньба, ямы — почтовые станции с ямщиками); Земский — охраной порядка в Москве. Существовал своего рода «приказ над приказами» — Челобитный, который разбирал жалобы по разным делам, контролируя тем самым другие приказы; возглавлял его сам Адашев, глава «Избранной рады». По мере присоединения к России новых земель возникали и новые приказы— Казанский (ведал Поволжьем), Сибирский.
     В середине 50-х гг. завершили так называемую губную (губа — определенная территория, округ) реформу, начатую еще в 1539 г.: наместников и волостелей лишили права суда по важнейшим уголовным преступлениям и передали его губным старостам из числа местных выборных дворян. Подчинялись они Разбойному приказу. Затем власть наместников и волостелей (кормленщиков) вообще ликвидировали. Теперь их функции переходили к органам земского самоуправления — в лице «излюбленных голов» и их помощников — целовальников. И тех, и других выбирали из своей среды местные посадские люди и черносошные крестьяне.
     Уложение о службе (1556 г.) установило единый порядок военной службы с поместий и вотчин: со 150 десятин земли каждый дворянин должен выставить воина на коне и в полном вооружении («конно, людно и оружно»); за лишних воинов полагалось дополнительное денежное возмещение, за недодачу — штраф. Во время походов служилым людям платили строго определенное жалованье — денежное и хлебное. Вводились периодические военные смотры, десятой — списки дворян по уездам.
     Реформы укрепили государственное управление, военную систему государства, заметно способствовали его централизации. В этом же направлении развивалась налоговая система — вводились новые налоги («пищальные деньги» — на содержание стрелецкого войска, «полоняничные деньги» — на выкуп пленников), росли старые налоги (например, «ямские деньги» — на почтовую службу, «на городовое дело» — строительство городов, крепостей). Все преобразования имели своей целью в первую очередь укрепление мощи государства. Проводилась политика своего рода компромисса — сочетание интересов всех слоев феодалов от мелких провинциальных дворян до вельмож-бояр.
     Россия к середине XVI в. Российское государство к середине столетия заметно окрепло. Страна, протянувшая свои границы от Белого и Баренцева морей до Чернигова и рязанских пределов, от Финского залива и Смоленска до Северного Урала и нижегородских земель, включала, помимо русских людей, нерусские народы Севера и Сибири (карелы, коми, ханты, манси и др.). Население (до 3 млн. человек) из центра начало перебираться на окраины — на юг до Оки, в Прикамье, на Урал. Увеличиваются размеры поместного и монастырского землевладения, расширяется барщина. С 60-х гг. растут натуральные и денежные поборы с владельческих крестьян, а их земельные наделы уменьшаются (к 70-м гг.— вдвое, до 3—4 десятин). По словам одного из современников, публициста Ермолая-Еразма, «крестьяне беспрестанно несут различные тяготы: когда дают оброки серебром, когда ямские подати, когда иные».
     В стране растут старые, возникают новые города или поселения торгово-промышленного типа — рядки, посады, которые подчас превращались в города. То же происходило с крепостями, около которых, появлялись посады.
В середине столетия Россия имела до 160 городов. Самый крупный из них — Москва — насчитывал до 100 тысяч жителей. Ричард Ченслер, англичанин, побывавший тогда в русской столице, счел, что она «больше Лондона с его предместьями».
     Города играли существенную роль в хозяйственной жизни. Их жители — ремесленники и торговцы — снабжали горожан и окрестных деревенских людей изделиями своего производства, служили посредниками в обмене товарами. Богатые купцы — гости и торговые люди Суконной и Гостиной сотен (Строгановы в Сольвычегодске и др.) — вели крупные операции по торговле зерном, пушниной, рыбой, солью и другими товарами на внутреннем и внешнем рынках. Появлялись торговые дома, купеческие династии. На промыслах применяли труд наймитов из обедневших горожан и крестьян (на добыче соли, транспорте — гужевом и речном, в мастерских по изготовлению икон и рукописных книг и т.д.).
     Торговали русские купцы с Крымом и Турцией, Кавказом и Средней Азией, Ираном и Индией, странами Западной и Южной Европы. Ездили туда по Волге, через Крым, Литву, Нарву. Торговле в восточном и южном направлениях мешали ханства Казанское, Астраханское и Крымское, оставшиеся со времен Золотой Орды; в западном направлении — Великое княжество Литовское и Ливонский орден.
     ...В 1553 г. царь Иван Васильевич принимал в Кремле необычного гостя — капитана английского корабля Ричарда Ченслера. Тот, пробираясь по «Дышучему морю» (Северному Ледовитому океану) в Индию, доплыл до Архангельска, прибыл в Москву. Вскоре в Англии появилась «Московская компания», началась русско-английская торговля.
     Восточная политика. Потребности государства диктовали более активную внешнюю политику. В повестку дня московские правители середины столетия поставили решение насущной национальной задачи: ликвидацию осколков Золотой Орды. Путь по Волге сулил многие выгоды — усиление торговых, культурных связей с восточными и южными странами; по ее берегам лежали плодородные земли. «Подрайской землицей» назвал эти места Иван Пересветов, публицист, подавший царю несколько посланий. Писал он в них о давней «недружбе» казанских правителей, советовал «послать удалых воинов на казанские улусы».
     Казанские ханы, эмиры и мурзы из года в год нападали на пограничные русские земли. Разоряли города и селения, уводили в полон горожан и крестьян. К началу 50-х гг. более 100 тысяч пленников томились по казанским улусам. Их продавали в Крыму, Средней Азии, Северной Африке. За спиной татарских ханств, в том числе и Казанского, стояла могущественная Оттоманская Порта (Турция).
     Уже с весны 1545 г. Иван IV организует походы на Казань. В том же и следующем году там поднимается восстание против хана Сафа-Гирея, ставленника Турции и Крыма. Его изгоняют, и ханом становится Шах-Али, сторонник Москвы. Вскоре Сафа-Гирей возвращает свою власть в Казани. Многие татарские феодалы переходят на службу к Ивану IV. О российском подданстве просят мари и чуваши. Москва посылает войска на Казань (1547—1550 гг.). Эти походы заканчиваются неудачей.

 Россия в XVI в.

     Началась более тщательная подготовка решающего похода. Весной 1551 г. при впадении реки Свияги в Волгу построили Свияжск; крепость стала базой для действий против ханства. В июне следующего года из Москвы выступила 150-тысячная армия во главе с самим, царем. В нее входили стрелецкие полки, вспомогательные мордовские и чувашские отряды.
     Крымский хан Девлет-Гирей, помогая казанцам, повел войско к Туле. Но его отбили. Русские начали осаду Казани с конца августа. Храбро сражались полки М. И. Воротынского, А. М. Курбского и других воевод, стрелецкие части. Хорошо действовал русский наряд (артиллерия). Мастера во главе с дьяком И. Выродковым строили осадные приспособления (передвижную башню, туры), делали подкопы. Штурм 2 октября 1552 г. закончился взятием Казани.
     Через четыре года судьбу Казани разделила Астрахань. Хан Дербыш-Али бежал из города. Еще год спустя российское подданство приняла Большая Ногайская Орда, кочевавшая между Волгой и Яиком. Часть ногайских улусов ушла на Кубань и составила Малую Ногайскую Орду; они стали вассалами Крыма.
     Волга с истоков до устья стала русской рекой. Эти успехи предопределили вхождение в число московских владений Башкирии. Ее земли лежали по обеим сторонам «Камени» — Уральского хребта, от Волги и Камы до Яика и Тобола. Западная часть Башкирии признала власть царя Ивана в 50-е гг.; восточная, зауральская,— в конце столетия, после похода казаков Ермака и покорения Сибирского ханства Кучума.
     Против Крымского ханства в те же 50-е гг. Москва организовала ряд акций. Даниил Адашев, брат главы правительства, провел военную демонстрацию в южном направлении; одновременно туда же, к Крымскому полуострову, совершили поход украинские казаки во главе с князем Д. Вишневецким. Для защиты от набегов крымцев, опустошавших южнорусские уезды, построили Тульскую засечную черту — линию крепостей, острогов, лесных завалов (засек) из полусрубленных деревьев к югу от Оки. Позднее к югу и юго-востоку от нее сделали другие засечные линии. По берегам Оки и к югу от нее регулярно, из года в год, выставлялись полки для обороны от крымских татар и других хищников. Стояли они по городам «береговой» линии и «от поля».
     Победы в Поволжье, оборонительно-наступательные мероприятия на юге заметно укрепили государство. В Поволжье строятся города (Чебоксары, Лаишев, Уфа и др.). Местные народы сохранили свои земли, платили в казну ясак, меньший по размеру, чем налоги с людей, проживавших по соседству.
     Поход Ермака и покорение Сибирского ханства. В конце правления царя Грозного началось продвижение русских в пределы Сибирского ханства, еще одного осколка Золотой Орды. Здесь, в Западной Сибири, по Иртышу, Тоболу, Оби и их притокам жили сибирские татары, ханты (русские звали их остяками), манси (вогулы), ненцы (самоеды, юраки), селькупы и другие малые народности. Всего в тогдашней Сибири, вплоть до Тихого океана, проживало не более 200 — 220 тысяч жителей. Это были скотоводы (южные районы), охотники и рыболовы (таежный и тундровый пояса). Малочисленные и отсталые, они часто становились объектом нападений и грабежей со стороны соседей, эксплуатации сибирских ханов и князьков. Частыми были междоусобицы, взаимные нападения.
     Сибирские народы и их правители с середины XVI в., после падения Казани и Астрахани, все чаще вступают в контакты с Москвой, ставят вопрос о подданстве. С такой просьбой обратился в 1555 г. сибирский хан Эдигар, много претерпевший от набегов бухарских владетелей. Иван IV согласился, и сибирский «юрт» стал платить в его казну дань (ясак) пушниной. Но после 1572 г. (нападения крымцев на Россию) новый хан Кучум порвал отношения с Россией.
     Как и ранее, русские промышленные и торговые люди шли «чрезкаменным» путем (по Печоре и ее притокам, через Камень (Урал) на притоки Оби и далее) или «морем-окияном» на восток за пушным зверем и прочими богатствами. Строгановы, сольвычегодские промышленники, снаряжали отряды «охочих людей», казаков. Один из них возглавил Ермак. По одной версии, он — вольный казак, «гулящий человек» с Волги, по другой — выходец с Урала, именем Василий Тимофеевич Аленин.
     Отряд Ермака в 1582 г. пришел с реки Чусовой, перевалив через Уральский хребет, на Туру, «ту бе и Сибирская страна». Далее двигался, «с боем и без бою», по Тоболу и Иртышу. В конце октября храбрые воины-первопроходцы подошли к Кашлыку — столице хана Кучума, недалеко от современного Тобольска. У города началась «сеча зла». Воинство Кучума (из татар, хантов и манси) было разбито и разбежалось. Хан откочевал к югу, нв степи. Местные жители стали платить дань Москве.
     В следующем году на помощь Ермаку царь выслал 500 человек во главе с князем С. Волховским. Но пришли они только в конце 1584 г. По всему ханству происходили стычки между местными жителями и пришельцами. Сильно поредевший отряд Ермака попал в засаду, сам он утонул в водах Иртыша (август 1585 г.). Остатки отрядов Ермака и Волховского ушли домой. Но вскоре появились новые отряды — воевод И. Мансурова, В. Сукина и др. Они ставят укрепленные остроги, усиливают гарнизоны. Основывают Тюмень (1586 г.), Тобольск (1587 г.), ставший надолго столицей русской Сибири, другие города. К концу столетия Кучум, нападавший из глубины степей на русские отряды и остроги, терпит окончательное поражение. Сибирское ханство перестает существовать.
     Восточные пределы государства были сильно расширены. Из Западной Сибири в Европейскую Россию потекли пушнина, рыба и иные товары.
     Нерусские народы. Единое Русское государство, как и его предшественники, было многонациональным. В Карелии весьма обширные владения новгородских бояр были ликвидированы. Их крестьяне стали черносошными (государственными), сидели на оброке. Владения монастырей тоже конфисковали, но частично. Местные земледельцы-крестьяне, ввиду плохого плодородия пашен, низких урожаев, засевали довольно большие участки. Промышляли рыбной ловлей, охотой, добычей морского зверя. В некоторых районах занимались выделкой железа, вываркой соли. В «рядках», в городе Кореле" торговали продуктами и изделиями промыслов. Богатое хозяйство имел Соловецкий монастырь. Одной соли он продавал по всей стране многие тысячи пудов в год. Через Колу и устье Северной Двины продукты и изделия Поморья шли за границу.
     Карелы уже к концу новгородского правления стали носить русские имена и фамилии. Многие говорили и писали на русском языке. Местные народные предания использовал карел Чудинов в написанной им истории Карелии и Лапландии; к сожалению, его труд не сохранился, о нем упоминает голландский путешественник, побывавший в Кандалакше. Большое распространение в Карелии получили русские иконопись и церковное зодчество.
     Карелам и русским пришлось отражать захватнические нашествия с запада. Шведы захватили в 1581 г. Корелу с уездом. Но местные жители начали против них партизанскую войну. Ее возглавил крестьянин Кирилл Рагозин. Их действия продолжались многие годы. Появился еще один предводитель — карел Лука Рясяйнен. В результате русско-шведской войны 1590—1595 гг. Россия вернула утерянные земли — Корелу и ее уезд, Ижорскую землю, города Ям, Копорье, Иван-город. Ввиду сильного разорения Корельского уезда Борис Годунов освободил его на 10 лет от налогов, дал его жителям право на беспошлинную торговлю. Эти меры принесли плоды — жители возвращаются к своим очагам, восстанавливается хозяйственная жизнь.
     Пермскую землю, населенную коми, называли Вымской и Вычегодской землей. Дальние северо-восточные районы здесь стали заселяться только в XVI в. Появляются слободы в устье Цильмы, на Ижме, в других местах Печорского бассейна. Земледелие, в значительной степени подсечное, развивалось слабо из-за природных условий. Хлеб ввозили, но и его не хватало. Гораздо более продуктивными были другие отрасли хозяйства — животноводство, рыбная ловля, охота. В последней четверти XVI в. возникли Сереговские соляные промыслы. Коми-ремесленники изготовляли кожи, обувь, одежду, кузнечные изделия; купцы торговали в Поморье и за Уралом, в Сибири. Коми-крестьяне в основном являлись черносошными. Лишь пермскому епискому принадлежали 89 крестьянских дворов в Усть-Выми.
     Север Карелии, Кольский полуостров населяли саамы (лопь, лопари). Они ловили рыбу, охотились, разводили оленей. Платили дань в московскую казну, давали подводы. В их землях появляются русские, монастыри занимали земли и рыболовные угодья. На Кольский полуостров претендовали Дания и Швеция. Но их попытки захватить его закончились неудачей.
     На Крайнем Севере, от реки Мезень до низовьев Оби, обитали ненцы (самоеды) — кочевники, их занятия — оленеводство, рыболовство, охота. Местные угодья также энергично осваивают русские купцы, промышленники. Ненцы платили дань Москве.
     Уже в конце XV столетия несколько походов русских воевод привели к присоединению Югорской земли. Здесь жили ханты (остяки) и манси (вогулы). Дань для Москвы собирали местные князья. С начала 1570-х гг. Кучум, правитель Сибирского ханства, подчинил себе южные хантские и мансийские земли. Но после похода Ермака они вернулись в российское подданство.
     Жители Среднего Поволжья — татары и чуваши (потомки волжских булгар), удмурты, мари, мордва — входили в состав Казанского ханства. Их занятия — земледелие и животноводство, охота и бортничество. Земли принадлежали ханам, тарханам (светским феодалам), духовенству (вакуфные владения). В городах (Казань — столица ханства, Арск, Лаишев, Мамадыш и др.) были развиты ремесла. Местные мастера изготовляли хорошие кожи — юфть и сафьян, кузнечные и меднолитейные, золотые и серебряные изделия, посуду из глины и дерева и др.
     В 1552 г. ханство с его землями и народами включили в состав России. Управляли краем наместники, сидевшие в Казани, в конце века в Москве появился Казанский приказ (Приказ Казанского дворца). Еще в 1555 г. в Казани учредили епархию, и началась христианизация местного населения. Нерусские феодалы, лояльные к Москве, сохраняли свои земли, становились дворянами России.
     Башкирию, как и Казанское царство, раздирали усобицы. К тому же разные ее части подчинялись трем сюзеренам — Казанскому, Сибирскому ханствам и Ногайской Орде, кочевавшей между Волгой и Яиком. Ханы и бии, свои и чужие, нещадно эксплуатировали, попросту грабили рядовых башкир.
     После присоединения Казани к России отошла западная Башкирия (1552 г.), другая ее часть сделала то же самое пять лет спустя (1557 г.); восточная окраина—после окончательного разгрома сибирского хана Кучума (1598 г.). Башкиры стали платить ясак в царскую казну и служить в русской армии. Их конница, стремительная и грозная, участвовала в Ливонской и других войнах. Правители Ногайской Орды то присягали в подданство России, то выходили из него.
     С присоединением к России Астраханского и Сибирского ханств, Ногайской Орды в ее жизнь, экономическую и политическую, включились местные татары, ногайцы и другие народы.
     Вхождение всех этих народов в Россию имело для них немаловажное значение. Они избавлялись от набегов и разорений воинственных соседей, кровавых усобиц своих правителей. Под влиянием русских у них развиваются земледелие, сенокошение, ремесла, торговля. Появляются новые города. Русские и нерусские жители обмениваются хозяйственными навыками, элементами народной культуры, заключают смешанные браки, становятся в ряде случаев «двуязычными».
     Но, помимо положительных, имелись и отрицательные моменты: насилие и гнет русской, местной и центральной, администрации, духовных властей (насильственная христианизация), захват земель русскими феодалами. Все это не могло не приводить к противоречиям и столкновениям. Местные жители оказывали сопротивление не только пассивное (отказ от выполнения повинностей, плохое их исполнение, побеги), но и активное — поднимали восстания. В ходе последних низы выступали против социального и национального гнета, верхи преследовали свои сословные цели, вплоть до выхода из состава России и подчинения бывших ханств Крыму и Турции.
     Подданство по отношению к России приняла и Кабарда на Северном Кавказе (1555 г.). На Марии Темрюковне — дочери ее владетеля князя Темрюка Идарова — женился Иван Грозный. Этот акт ослабил натиск Крыма и Турции, господствовавшей в низовьях Дона и Прикубанье. В 1569 г., когда турки предприняли из Азова большой поход на Астрахань, их войско громили русские, кабардинцы и адыги. Турецкая экспансия в Нижнем Поволжье потерпела неудачу.
     На Северном Кавказе завязывается узел противоречий между Россией, Турцией и Ираном, также претендовавшим на местные земли.

???
1. В чем проявилось укрепление центральной власти во времена Ивана IV?
2. Какое значение имело венчание на царствование Ивана Васильевича?
3. Укрепление централизованного государства, на ваш взгляд, явилось результатом особенной политики Ивана IV, во многом определявшейся чертами личности царя, или можно говорить о закономерности этого процесса?
4. В чьих интересах проводились реформы «Избранной рады»?
5. Почему реформы начинаются с военных преобразований? Это случайность или нет?
6. На примере восточной политики Ивана IV покажите, что внутренняя политика во многом определяет политику внешнюю.
7. Какие нерусские народы вошли в состав России в XVI в.? Кто из них Был присоединен насильственно и кто вступил в российское подданство добровольно?



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы