Древний мир Реформы Солона

Санникова Ю.

Реформаторскую деятельность Солона и в целом его пребывание у власти интересно изучать с точки зрения того, как одному человеку удалось ввести демократию в государстве. Была ли реформа волевым решением, или же весь ход истории подтолкнул к ней Афины, и Солону ничего не оставалось, как подчинится могучей силе?

 Мраморный бюст Солона, хранящийся в Национальном археологическом музее Неаполя, Италия

 

 

Ответ на эти вопросы, возможно, позволит уяснить и роль личности в истории. Кто вращает колесо: массы или индивиды? Было бы любопытно разобраться.

Предпосылки

Биографию Солона нам рассказывает Плутарх. Восстанавливает он и контекст, в котором проходили реформы. К тому времени имущественное неравенство в Афинах достигло ужасающих размеров. Стране грозила опасность. Много народа попало в долговую зависимость к богачам. Граждане брали деньги под залог самих себя, и, не имея возможности расплатиться с долгами, попадали в рабство.

До Солона в Греции не существовало законов, запрещающих продавать себя в рабство. Поэтому люди по разным причинам оказавшиеся в сложной жизненной ситуации, прибегали к единственно возможному средству: брали кредит под залог себя или своих детей. Впрочем, детей можно было продать напрямую, и сразу же получить деньги.

Когда наступало время возвращать долги, а денег не было, некоторые бежали, а большинство попадало в зависимость. С рабом в Древней Греции, как мы помним, можно было делать что угодно. Никаких прав, даже права на жизнь у него не было. Он жил только пока был нужен хозяину.

В среде высшей знати процветала коррупция, злоупотребления, и даже откровенное воровство. Мелкие землевладельцы, которые слишком сильно зависели от погодных условий и от собранного урожая, разорялись, их земли тут же присваивали те, кто посильнее и понаглее.

Увенчание лавровой ветвью. Рисунок на греческой вазе. V в. до н. э.

Недовольство копилось. Иначе и быть не могло. В какой-то момент, когда терять уже было нечего, кроме своих цепей, люди стали собираться и предлагать свергнуть существующий порядок. Если для этого придется убить парочку несогласных, что ж, такова воля богов. Землю предлагалось взять и поделить. В стране сложилась классическая революционная ситуация. Кипящий котел должен был вот-вот взорваться.

Личность Солона

К счастью, в Греции нашелся человек, сумевший помешать кровопролитию. И даже больше, заложить основы будущего процветания. Спустя две с половиной тысячи лет, человечество вспоминает его добрым словом и считает отцом демократии.

Солон родился около 640 года до нашей эры в Афинах и происходил из знатного рода Медонтидов. Семья его не была богатой. По тогдашним меркам жили они средне. Солон занимался торговлей и много путешествовал. Благодаря этому, он расширил свой кругозор, набрался опыта и мудрости, научился ладить с людьми. Всю свою жизнь, как писал сам Солон, он продолжал учиться.

Солон был поэтом, мыслителем. Как бы сказали сегодня, публицистом. Стихи его были как посты в блоге, в которых он выражал свое мнение по тому или иному вопросу. Гражданам особенно нравилось стихотворение, в котором он говорил, что остров Саламин должен быть возвращен Афинам. Народ ратовал за территориальную целостность. Потом Солон написал стих, про то, что закон – это хорошо, а беззаконие – плохо, и нужно всеми силами стремится к восстановлению права и порядка. И все снова согласились с такой здравой мыслью.

 Древнегреческий поэт Солон. Иллюстрация из книги, датировка неизвестна

В новых стихах поэт призывал богатых не быть алчными, умерить гордый дух и заняться полезными делами. Показная роскошь раздражает народ и не приносит блага своим владельцам. Богач дрожит как осиновый лист, ведь в любой момент имущество может быть отнято. А был бы закон, никто не посмел бы на него посягнуть. Справедливость одна способна предотвратить войну.

Мудрыми речами Солон установил авторитет. Ему внимали аристократы – потому что он был для них своим. Его слушал и народ (демос), ведь он работяга – один из них. Он говорил правильные вещи. Призывал к миру и справедливости. Кто будет возражать против такого? Кому нужны война и беззаконие?

Солон выступил посредником между бедными и богатыми, властью (аристократами) и народом. И те, и другие могли быть уверены, он отстаивает их интересы. Элита видела, что он способен усмирить народ, устроить так, чтобы они не потеряли власть, и сохранили имущество. Народ, учивший наизусть его стихи, был убежден – Солон все уладит по справедливости.

 Богача ведут в ад. Худ. Д. Тенирс Младший, 1647 г.

В 594 году до н. э. Солона избирают «архонтом (правителем), посредником и законодателем», т.е. фактически главой государства с широчайшими, можно сказать неограниченными полномочиями, а именно с правом по своему усмотрению (!) «отменять или сохранять существующее или вводить новое». Такое доверие могло быть оказано только очень добропорядочному человеку. Ибо сколь велик соблазн взять эту неограниченную власть и воспользоваться ею в своих целях.

Солон не сделался тираном (а ведь предлагали!), не поддался искушению. Понимал, что власть дана ему только для того, чтобы навести порядок. После того как закон будет утвержден, главенствовать будет право, а не люди. Один человек не может и не должен править. Это противно природе.

Крез показывает свои сокровища Солону. Худ. Г. ван ден Хукке, 1630-е гг.

Реформы

Прежде всего Солон взялся за экономику. Освободил народ из долговой ямы, запретил продавать себя и давать взаймы под залог собственного тела. Аристотель назвал эту реформу – первой и важнейшей из всех, проведенных Солоном.

Во вторую очередь были прощены и ликвидированы долговые обязательства. Как по отношению к частным лицам (займы), так и по отношению к государству (налоги). Вся задолженность была списана. Народ сбросил позорное ярмо. Беглецы и проданные в рабство в чужие края могли возвратиться на родину.

После экономики пришел черед государственному строю и законам.

Раньше к высшим должностям в Афинах допускались те, кто обладал определенным состоянием. Это могли быть и незнатные люди, прошедшие определенный имущественный ценз. Таким образом на ключевых постах оказались богачи. Произошло сращение капитала и власти, т.е. образовалась та самая олигархия.

Солон упразднил и этот архаический пережиток. Он разделил всех граждан на четыре класса, смотря по тому, сколько у них имелось имущества. Классы по убыванию были следующими: пентакосиомедимны, всадники, зевгиты и феты. Названия, на самом деле, не принципиальны, историки иногда спорят о правильности того или иного наименования класса, и кто к нему принадлежал. Но нам главное уяснить суть, а были ли всадники – военными или гражданскими не так уж и важно.

 Песня нубийского раба. Худ. Ф. Гудолл, 1863 г.

Согласно классам, распределялись права и обязанности (повинности). Право быть архонтами и казначеями имелось только у пентакосиомедимнов. Однако же, на них лежали и самые главные обязанности, как-то: снаряжать войско, строить храмы и т.п. В Совет (парламент) могли избираться только члены первых трех классов. Они же обязаны были служить в армии в случае войны.

Четвертый, самый низший и бедный класс не имел доступа к власти, но и не нес соответствующих повинностей. Зато мог участвовать в народном собрании, народном суде и был в целом свободен в своих передвижениях и поступках. Система четырех классов послужила основой для реформирования административных (властных) и судебных учреждений. Сохранялся титул архонта, верховного правителя. Им могли быть только представители первого класса. Раньше на эту должность избирали эвпатриды (аттическая аристократия, элита), теперь – народное собрание, куда входили все афиняне старше 20 лет. Число архонтов не могло превышать девяти человек.

Власть в государстве переходила народному собранию. Оно должно было собираться не менее четырех раз в год. Сходились на главной городской площади в ясный день, предварительно уточнив, не было ли плохих предзнаменований. Вел собрание первый архонт. Высказаться мог каждый, при условии что суд не лишил его права слова. Желающий говорить поднимался на трибуну и надевал венок.

До реформы греческие парламент и суд был во власти тех же самых эвпатридов-аристократов, всеми верховными делами ведал ареопаг. Солон заменил совет аристократов Советом четырехсот (буле). Каждая фила (община) отбирала для совета из своих рядов 100 человек. В Афинах существовало четыре филы. Филы и классы, созданные Солоном, были не одно и то же. В общинах-филах имелись представители всех классов, в том числе и те, кто не имел права избираться.

Венчание поэта в Древней Греции. Худ. И. К. Айвазовский, 1886 г.

Таким образом, избираться в Буле могли только представители первых трех классов. Совет четырехсот стал высшим органом государственной власти. Он ведал бюджетом, ему подчинялись полиция и дипломатические службы. Здание, где он заседал называлось Булевтерием.

Буле был гибридным учреждением. Ему принадлежала исполнительная власть, а также право участвовать в принятии законов, т.е. некоторая часть законодательной. Без его одобрения ни один проект не мог быть вынесен к народному собранию. Однако, верно было и обратное. Без народного собрания ни один закон, ни одно решение не могло быть принято к выполнению. А кроме этого народное собрание могло требовать отчета у всех, кто заседал в Совете и у остальных должностных лиц.

Ареопаг, как концентрация старых элит, все же сохранялся. Ему отводилась роль наблюдателя, стража и блюстителя, два последних – термины Аристотеля, за важнейшими государственными делами. У ареопага, тем не менее, было право судить тех, кто составит заговор с целью свержения существующего народного строя, кто посягал на демократические устои. Очевидно, имелись в виду разного рода путчисты, военные мятежники, тираны и царьки.

Таким образом в государстве формировалась система сдержек и противовесов. Народное собрание выбирало администрацию и контролировало ее деятельность. А администрация обладала инициативой предлагать законы, которой не имел демос. Зато он мог их утверждать или отклонять. Каждое даже самое небольшое и незначительное решение необходимо было согласовывать с народом.

Суд в Афинах тоже теперь был народный. Верховный суд – гелиэей ведал всеми уголовными и гражданскими делами, за исключением государственных преступлений, которые судил ареопаг. Ежегодно под наблюдением архонтов бросали жребий и выбирали таким образом по тысяче человек от каждой филы-общины. Верховный суд был последней инстанцией, решавшей дела.

Судьи приносили клятву вершить дела объективно и добросовестно, и не брать взяток.

Сначала гелиэей был своего рода апелляционным трибуналом, куда приходили неудовлетворенные решением общинного суда. Но с течением времени он стал верховной коллегией, где слушались все уголовные дела и некоторые особо важные гражданские тяжбы.

 Судья Верховного суда (аллегория). Худ. Т. ван Тюльден, 1650-е гг.

Солон разрешил обращаться в суд не только непосредственно потерпевшему, но и тем, кто стал свидетелем беззакония. Это отменяло кровную месть и наносило удар по родовому началу. Устои родового права были сильно поколеблены и возможностью распоряжаться своим имуществом по собственной воле, которую получили бездетные. Раньше все оно уходило общине, теперь – куда пожелает его владелец.

Суд, помимо прочего, получил надзорные полномочия. Судьи следили, чтобы должностные лица исполняли обязанности и не пренебрегали правами. Достигли ли они необходимого возраста? Не были ли лишены прав? Не занимают ли должностей, которые входят в противоречие с настоящей? Соблюден ли имущественный ценз? С проверками приходили и к архонтам. Если высший чиновник нарушал клятву или совершал должностные преступления, на него налагали чудовищный штраф (современники писали, что такую сумму почти никто не мог заплатить) и с позором прогоняли из власти. Восстановить свои права и доброе имя такой чиновник более не мог.

Солон фактически освободил личность из-под гнета государства и установил правовое равенство между всеми гражданами и граждан перед законом. Для античной цивилизации это было огромным достижением.

Как уже говорилось, Солон оставил ареопаг. В нем заседала старая аристократия, которая сохранила некоторые свои привилегии, но в целом имела скорее декоративный характер. Вроде британской монархии, которая если и влияет на что-либо, то только самую малость. С течением времени ареопаг, будучи оплотом «седой старины» все сильнее приходил в противоречие с демократическим строем, утверждавшимся в Греции.

Ареопаг заседал на холме Ареса, где курились жертвенники богинь возмездия Эриний, тех самых, что преследовали Ореста, убившего собственную мать. Ареопагу принадлежала верховная полицейская власть. Он также управлял храмовым хозяйством, следил за совершением богослужений, проведением праздников и шествий, сохранением священной оливковой рощи в Афинах. А кроме этого вершил суд, обладал правом вето и мог вызвать к себе любого афинского гражданина или сановника, потребовать от него объяснений и даже сделать внушение. Особенно в случае если гражданин вел жизнь неправедную или был замечен в тунеядстве.

 Орест и Эринии. Худ. Г. Моро, 1891 г.

Высокую оценку Солону дал Аристотель. В своей «Политике» он называет три главнейших достижения его реформаторской деятельности: запрет ссужать деньги под залог тела; право искать правды в суде любому человеку, не только за себя, но и за другого; право на апелляцию в народном суде. Став хозяином в суде, замечает Аристотель, народ сделался хозяином и в государстве.

В результате реформ Солона в Греции наступили мир и порядок. Революционная ситуация ликвидировалась сама собою, людям были возвращены их жизни, земли и имущество, в результате чего начал формироваться средний класс – основа демократического государства, его оплот. Главенство закона, искоренение преступлений привело к смягчению нравов. Дети перестали бояться родителей, потому что более не зависили от них, а родители не могли их продавать или сдавать в наем.

Гражданское общество получило шанс на развитие, поскольку права были уравновешены обязанностями. Чем больше у тебя прав и имущества, тем больше ты должен государству. И наоборот. Власть была максимально защищена от насильственной узурпации. Тирану или мятежнику нужно было воевать со всем народом одновременно, и битва эта была неравной.

Реформы Солона проходили свободно, легко и беспрепятственно. Нет свидетельств тому, что кто-то остался недоволен или сопротивлялся переменам, а это значит, что демократия как строй – наиболее естественный и разумный способ существования. В нем нет ни одного изъяна. Демократия гуманизирует общество, позволяет каждому человеку наиболее полно реализовать себя, предоставляет защиту немощным и больным и успешно противостоит злу в любой его форме, будь то стихийные бедствия или нападение врагов. В перспективе, и весь ход истории подтверждает это, именно демократические государства выживают лучше всего, а тирании и автократии гибнут, и хорошо еще если эта гибель происходит безболезненно.

 Солон дает Афинам законы. Иллюстрация начала ХХ в.

И напоследок пару слов о роли личности в истории. Совершенно ясно, что не Солон придумал демократию. Демократию как строй можно описать словами или научными терминами, но как явление ее нельзя придумать. Как нельзя придумать закон всемирного тяготения. Зато его можно открыть, истолковать, экспериментально проверить. Вероятно, именно это и произошло в Афинах за шестьсот лет до Рождества Христова. Солон понял, что только путем демократических преобразований он спасет страну от революции, и сделал единственно правильный шаг в единственно возможном направлении. Будь на его месте другой, кто знает, был бы этот шаг сделан?



Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы