Формы ионического ордера установились несколько позже, чем дорические (примерно в конце VII века до н. э.). Возникновение его вряд ли свободно от воздействия дорического ордера, а ряд его особенностей, видимо, навеян искусством Востока. В отличие от дорического ордера, в истории которого нам неизвестны варианты, сильно отличавшиеся от основного типа, ранний ионический ордер дошел до нас в нескольких вариантах. Они будут рассмотрены ниже. Здесь же отметим характерные черты и названия частей зрелого ионического ордера (рис. 21). 
Он отличался от дорического ордера легкостью пропорций, утонченностью своих более расчлененных форм, широким применением декора и в частности порезки, создававшими общее впечатление праздничности, изысканной нарядности и грации. Витрувий (IV, 1, 7) усматривает в ионическом ордере подражание утонченной, дополненной украшениями, женской красоте, в отличие от дорики, подражавшей  «неукрашенной и голой мужской красоте». 
Ионические храмы часто возводились на довольно высоких, многоступенчатых стереобатах, иногда с лестницей только со стороны главного фасада и с отвесными стенками с трех прочих сторон. Такое основание, получившее позже широкое распространение в римском зодчестве, называется обычно латинским термином «подий». 
Ионическая колонна делилась на три части: базу, ствол и капитель. База состояла из чередующихся вогнутых и выпуклых элементов, образно выражавших сжимающее усилие, которое она передавала от ствола колонны основанию храма. Ионическая база нередко покоилась на прямоугольной плите или плинте. Выпуклые элементы базы — валы, или торусы,— часто украшались орнаментальной порезкой — «плетенкой» или горизонтальными желобками (каннелюрами). Вогнутые элементы — скоции — чаще всего оставались гладкими. Широкое распространение получили два типа баз. Более ранний, малоазийский тип базы, почти не расширявшийся книзу, отличался большей сложностью. Он состоял (не считая необязательного элемента — плинта) из двух частей: основания, приближавшегося по форме к низкому цилиндру (с вогнутой внутрь образующей), и торуса (храм Геры на о. Самосе, рис. 73); иногда к этому добавлялось еще основание базы, в свою очередь состоявшее из трех элементов с профилем в виде двойного валика, разделенных двумя скоциями, заканчивающимися двумя небольшими полочками. Нижняя часть имела наибольший диаметр, а средняя — наименьший (храм Артемиды в Эфесе, храм Афины в Приене). Малоазийский тип базы был распространен всюду, кроме Афин, и применялся преимущественно перед всеми другими вплоть до эпохи эллинизма. 
 
Рис. 21 
 
 
 
Так называемая аттическая база, возникшая в Афинах в V веке до н. э. (рис. 21), обладала исключительной четкостью формы. Она состояла из двух торусов, разделенных одной скоцией, которая явственно расширялась книзу и подчеркивала расширение книзу всей базы, связанное с ее образным выражением передачи давления основанию. В аттической базе плинт также не являлся обязательным элементом, он отсутствовал в лучших ионических сооружениях V века в Афинах. 
В некоторых наиболее роскошных постройках ионического ордера иногда в базу вводился барабан, украшенный рельефной скульптурой (храм Артемиды в Эфесе). 
Ионическая колонна стройнее дорической (ее высота в эпоху архаики приближалась к восьми диаметрам, а позднее превышала девять диаметров). Утонение ствола кверху меньше, чем в дорическом ордере, энтазис или отсутствует, или очень незначителен, так же как и наклон колонн внутрь сооружения. Каннелюры, оживлявшие ствол ионической колонны (обычно их было 24), отделялись узкими полосками («дорожками»), поверхность которых  
обозначала цилиндрическую поверхность основной формы ствола. В плане каннелюры представляли полуокружность или часть эллипса. Вверху и внизу они обычно имели полуциркульное завершение. Благодаря большей глубине желобков тени на ионической колонне более сильные. С ними резко контрастируют ярко освещенные белые дорожки и вертикальные линии выступают резче, делая колонну еще более стройной. 
 
Рис. 22 
 
 
В своем стремлении создать характерное для этого ордера впечатление легкости ионические зодчие расставляли колонны необыкновенно широко, с исключительной смелостью и интуицией, приближаясь к пределу допустимых в материале напряжений. Так, в трех средних пролетах восточного фасада храма Геры Самосской интерколумний достигает 8,47 м, расстояние между осями колонн западного фасада храма в Эфесе — 6,12 м. Это дает основание некоторым исследователям считать, что балки перекрытия первого из этих храмов были деревянными. Широкие интерколумнии сохраняются в ионике и в классическую эпоху (в северном портике Эрехтейона при высоте колонны в 7,63 м расстояние между их осями достигает 3,15 м). 
В некоторых маленьких ионических постройках (типа храма в антах) колонны заменялись фигурами девушек в длинных, богато украшенных одеждах (табл. 20, фиг. 1). Подобные опоры в виде женских фигур, называемые кариатидами, чрезвычайно характерны для свойственного ионике  стремления к скульптурным украшениям и нарядности и являются любопытной иллюстрацией к параллелям между ионическим ордером и пропорциями женской фигуры. 
 
 
Рис. 69 
 
 
Ионическая капитель, в отличие от более однотипной дорической, обладает большим количеством вариантов. Она состоит из прямоугольного в плане абака, расположенного непосредственно под архитравом, подушки с волютами и эхина. Валюты, или завитки подушки, образующие по бокам капители два вала, называемые балюстрами, являются характерной особенностью ионической капители. Абак и эхин ионической капители обычно покрыты богатой порезкой. Эхин, часто украшенный поясом ов, или иоников, соответствует лиственному венцу эолийской капители, что особенно заметно выступает на некоторых ранних образцах ионического ордера (см., напр., рис. 69). 
Ионическая капитель первоначально была сильно вытянута в плане, благодаря чему ее конструктивная роль приближалась к роли подбалки. 
 
Рис. 73 
 
 
В деревянных конструкциях Малой Азии это было, вероятно, особенно заметно (рис. 22). К концу VI века до н. э. ионическая капитель в плане уже приближается к квадрату. 
Вследствие того, что ионическая капитель имела резко отличавшиеся, один от другого главный и боковой фасады, капители угловых колонн требовали специального решения, которое впервые встречается только в памятниках 2-й половины V века в Афинах, после чего получает повсеместное распространение (рис. 126, фиг. 7 и 144). В установившейся форме угловой капители угловая волюта располагалась под углом 45° к обоим фасадам. 
 
Рис. 126 
 
 
Антаблемент зрелого ионического ордера состоял из трех (подобно дорическому) (рис. 21) или двух частей: архитрава и карниза. Архитрав зрительно легче дорического. Небольшие горизонтальные уступы разделяют его на три гладких, чуть нависающих одна над другой полосы (фасции). Над ним в трехчастном варианте ионического антаблемента шел непрерывный фриз, обычно украшенный лентой барельефа (зофор). В двухчастном варианте взамен фриза между архитравом и карнизом располагался пояс зубчиков, или «сухариков» (латинское название —  дентикул). Прообразом пояса зубчиков в малоазийской деревянной конструкции являлись, по-видимому, торцы маленьких, но часто расположенных поперечных балок (Существенным отличием деревянных конструкций Малой Азии, послуживших прототипом ионического ордера, обычно считают небольшие размеры всех отдельных элементов перекрытия, обусловленных отсутствием крупного строительного леса и отразившихся в большей расчлененности форм ионического ордера по сравнению с дорическим (рис. 19 и 21). ). До IV века до н. э. пояс зубчиков и фриз не применялись одновременно в одном антаблементе. 
 
Рис. 144 
 
 
Сима ионического ордера украшалась очень богатой орнаментальной порезкой (рис. 21). Кровля и фронтоны не отличались от соответствующих элементов дорического ордера. 
 
 
 
Таблица 20 
 
 
 
 
 


Понравилась статья? Поддержите нас донатом. Проект существует на пожертвования и доходы от рекламы